"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ЛЕГЕНДЫ, ПРЕДАНИЯ и МИФЫ

Сообщений 41 страница 60 из 121

1

Здесь:
Легенды и Мифы народов мира.
Городские легенды.

Легенды и мифы Крыма
Мифы и легенды Санкт-Петербурга
Москва. Городские легенды
Легенды и сказки разных стран

http://s5.uploads.ru/t/depFO.jpg

Мифы древних народов - это, пожалуй, одно из самых интересных культурных достояний цивилизаций. Каждый народ, каждая страна, каждая цивилизация слагала свои мифы и легенды о храбрых героях, о могущественных богах, о всесильных правителях древнего мира.

Предания и легенды

Предания – устные прозаические рассказы или сказания об отдельных исторических деятелях, вымышленных или реально живших, о памятных событиях, истории, происхождении названий гор, рек, озер, улусов, сел, об охоте, подвигах охотников, происхождении родовых объединений.

Легенды
– устный народный рассказ, повествование о чем либо достоверном, но основанный на фантастическом вымысле. Если в предании рассказывается в основном о прошлом, то в легенде рассказ идет и о прошлом и о настоящем.

+2

41

Легенда. Звезда, упавшая с неба.

Индейцы из племени онеида рассказывают такое предание об этом цветке. Молодой охотник полюбил девушку, но та оставалась к нему равнодушна.

-         если я собью с неба звезду, ты станешь моей? – спросил он у гордой красавицы.

Никто еще из племени не мог осчастливить невесту таким подарком, и девушка, подумав, что охотник просто хвастун, согласилась. Когда узнали об этом индейцы из соседних вигвамов, они стали смеяться над юношей. Но охотник стоял на своем.

-         приходите вечером на большой луг, – сказал он.

Когда вечером  на небе вспыхнули яркие звезды, все мужчины  из племени онеида собрались посмотреть, сумеет ли молодой охотник выполнить свое обещание. Юноша поднял лук, натянул тетиву и послал стрелу ввысь. А еще через мгновение  высоко в небе разлетелась на мелкие искры серебристая звезда – ее поразила меткая стрела охотника.

Только обошло стороной юношу желанное счастье. Рассердился бог на простого смертного, который осмелился сбивать с неба звезды. Едь если и другие влюбленные последуют его примеру, то на небе совсем не останется звезд, да и Луна вряд ли уцелеет.. Наслал он на землю страшную бурю. Три дня и три ночи свирепствовал жестокий ураган. Все на земле  окуталось густым мраком. Море вышло из берегов, а там, где прежде был океан образовалась суша…Когда буря утихла, никто не мог найти смельчака, сбившего с неба звезду. Превратился он в маленький цветок, которому индейцы дали имя «падающая звезда».

Aster – астра на языке древних римлян значит «звезда».

Лучистое соцветие с яркими лепестками цветков, разбежавшимися от золотой сердцевинки…В сумерки, когда колышется в небе тонкий и острый свет от ярких созвездий,  астра словно посылает с земли привет своим далеким сестрам, так на нее похожим.

0

42

Легенда. Первая улыбка весны.
http://s9.uploads.ru/t/tcxFw.jpg

О девственный цветок –

Весенних грез предтеча!

(И.Северянин)

Еще лежат снежные сугробы, а на проталинах уже видишь голубые, как небо,  цветочки – маленькие, тихие, нежно пахнущие. И начинает казаться, что именно их, крохотных, но смелых, испугалась зима и сдалась.

Стынут подснежники на жестоком ветру, одиноко им, неуютно и невдомек, наверное, что это от них вот-вот пустится бежать наутек последний снег…

Давным-давно, когда на земле только начиналась жизнь и все вокруг было покрыто снегом, одна снежинка, сказывают, будто бы рискнула превратиться в цветок, чтобы своим теплом согреть землю. Больше некому было это сделать. И стала она цветком – подснежником, и согрел нежный цветок землю, и на ней появилась жизнь.

В сказке это говорится еще о голубом колокольчике. Снег был плотный, трудно было пробиться наверх, и колокольчик построил себе под ним ледяной домик. Он и нагрел его так, что в домике стало тепло – можно было даже цвести и опыляться. И тогда колокольчик предложил подснежнику: «давай жить вместе. Пусть у нас здесь всегда будет весна». Но подснежник ответил ему: «если каждый цветок будет цвести в своем домике, то весна никогда на наступит».

Удивительный характер у подснежника. Зацветет еще в холода, а в благодатную пору лета прячется в землю. Если осторожно выкопать растение из земли, увидишь крохотную коричневую луковичку. Это его подземная кладовая. Он пополняет ее за весну и лето, набирается сил, чтобы стойко перезимовать и пораньше проснуться.

0

43

Легенда. Лилия долин, цветущая в мае.
http://s9.uploads.ru/t/CW02j.jpg

У ландышей знатная родня. Он – из семейства лилейных, то есть близкий родственник лилиям и тюльпанам. Его название на латыне Convallaria majalis. Оно переводится, как «лилия долин, цветущая в мае». Вот какое гордое имя у цветка!

Когда распускаются ландыши, кажется, сам воздух в лесу настоен на их аромате. Недаром и присловье есть такое в народе: «Ландыши – дыши!». Отцветет ландыш, и на месте осыпавшихся лепестков появляется крупная красная ягодка. Древние германцы уверяли, что это вовсе не ягодка, а горючие слезы, которыми ландыш оплакивает свое расставание с Весной. Весна хоть и полюбила ландыш, но ненадолго. Вечно молодая и непоседливая, Весна не находит себе покоя и, рассыпая всем ласки, ни с кем долго не бывает. Мимоходом приласкала она и ландыш. Тот расцвел от счастья, потянулся к Весне, но она оставила бедняжку посреди жаркого леса. Ландыш поник от горя, цветочки его опали, и выкатились из стебелька кровинки-слезинки.

У многих народов есть легенды о ландыше. На Украине, например, рассказывают, что он вырос там, где упали слезы девушки, ждавшей своего суженого из далекого похода.  А по древнерусской легенде, царевна Волхова полюбила удалого купца Садко, но тот отдал свое сердце Любаве – дочери полей и лесов. Опечаленная Волхова вышла на берег и стала плакать. И слезы ее превратились в ландыши – символ чистой и безответной любви.

Древние скандинавы считали ландыш цветком богини восходящего солнца, в честь ландыша зажигались костры и устраивались праздники. Цветы ландыша приносили в жертву богам. Во Франции первое майское воскресенье – день ландышей. Цветами украшают окна и камины, девушки прикалывают букетики ландышей к платьям, парни вставляют их в петлицы пиджаков. Если танцующая пара обменивается букетиками – молодые люди понравились друг другу. А в давние времена их считали бы уже помолвленными. Отказ от букета – отказ от дружбы.

К сожалению, исчезает этот цветок. Рвут его безжалостно, собирают в букеты вместе с листьями, а значит, обрывают корневище, от чего погибает вся колония. Приятно, конечно, смотреть на него в комнате, приятно подарить другу. Но сколько таких букетов вынесено из леса, столько загублено цветов

0

44

Легенда о плюще

Однажды Мария узнала, что такие цветы, как Плющ, Хризантема, Алоэ и Хлорофитум - являются удивительными очистителями воздуха, и она решила вырастить эти растения в своем садике. Первым у нее появился очень скромный на вид, маленький и неказистый Плющ. В магазине на него никто не обращал внимания, и он был уверен, что никому и никогда не понадобится. Но Мария из всех цветов, продававшихся в магазине в этот день, выбрала именно его. Дома она поставила Плющ на подоконник рядом со старым Фикусом, сиявшим своими темно-зелеными листьями. Рядом с Фикусом маленький Плющ выглядел совсем тщедушным! Но Мария успокоила его: “Милый Плющ, скоро ты перерастешь все цветы. Потерпи немного!” И Плющик от этих ласковых слов набрался сил.

Действительно, с наступлением весны он так быстро стал расти, что и сам себе удивлялся. “Да я просто на глазах меняюсь, вот это чудеса!”- размышлял он радостно. Из хилого невзрачного вьюнка он превратился в изящное растение с раскидистыми изогнутыми стебельками, усеянными веселыми листочками, очень красивыми по форме. Все промежутки между крупными листьями затянулись мелкими. Братцы-листочки были повернуты друг к другу, словно кто-то тщательно разложил из них изумрудную ковровую дорожку. А стебли Плюща все вытягивались и вытягивались и свисали в разные стороны. Плющ мечтал дойти до Азалии, стоявшей на столике возле окна. Да, именно дойти, так как у него были ножки - корешки, с помощью которых он мог передвигаться. Эти корешки располагаются у Плюща у самых оснований листьев на обратной стороне стебля и служат Плющу для быстрого передвижения и роста.

Когда Плющ, наконец, добрался до Азалии, он дотронулся до нее концом своей изумрудной дорожки и сказал радостно: – Уф, наконец-то я добрался до вас, сударыня! Как вы поживаете? Вы прекрасны и так молодо выглядите в ваших новых листочках, что я не могу не выразить вам своего восхищения.

Азалия, совсем недавно скинувшая свой старый зеленый наряд, казалась совсем юной в своем новом нежно-зеленом платьице. Немного смущенная словами доброго Плюща она приветливо ответила: – Милый Плющ, спасибо за добрые слова, но сейчас мне мучительно душно – щедрое солнышко так сильно припекает мои новые нежные листочки! Боюсь, они совсем сгорят, и я не смогу снова расцвести. Но я не хочу отодвинуться от окна, без света я погибну! А вы, милый Плющ, как вы переносите такую жару?

- О, что касается меня, так я очень вынослив, но все же предпочитаю прохладную тень. Кто ее не любит в жару? – ответил Плющ, а затем сочувственно добавил: – Сударыня, мне вас очень жаль, и я постараюсь вам помочь. Пожалуйста, потерпите немного. Я направлю все свои стебельки вверх к потолку и устрою вам и всем остальным цветам замечательную тень, в которой вы сможете отдохнуть от жары!

- Благодарю вас от всего сердца, благородный Плющ. Я, конечно, потерплю, но сможете ли вы поднять свои стебельки так высоко?! Ведь на них столько листочков!

- Постараюсь, у меня сильные мускулы! Я же смог дойти до вас! Когда-то и это казалось мне невозможным, - ответил Плющ и тут же принялся за работу.

Он изо всех сил напрягся и начал поднимать конец стебелька от стола, на котором стояла Азалия, к оконной раме. Это было непросто: Плющ кряхтел, тужился. Крошечные капельки пота появились на стебле и стали стекать на листочки. Наконец, концом стебля Плющу удалось облокотиться о скользкое оконное стекло, и он смог отдышаться. Затем, набравшись сил, Плющ снова зашагал по стеклу. Оконное стекло было гладкое, скользкое, не за что было зацепиться. С каждым шагом Плюща на его стебле появлялся новый листик, который на один шажок удлинял зеленую дорожку, устремленную к потолку. Иногда стебель Плюща срывался и устало падал, но, передохнув минуту, Плющ снова поднимал его. Так, шажок за шажком, листик за листиком Плющ упорно шел к своей цели. К вечеру Плющ устал и не мог уже двинуть ни одной своей ножкой.

Но на другое утро он проснулся раньше всех цветов и с новыми силами принялся за работу. Шаг за шагом, листочек за листочком он упрямо полз по стеклу своими стебельками и говорил сам себе: “Еще немного, еще чуть-чуть, еще шажок, еще один, только бы дотянуться до верхней рамы…” Он полз и мечтал о том, как цветы облегченно вздохнут, радостно наслаждаясь тенью, которую он им подарит. А больше всего он думал об Азалии.

Когда днем пришла Мария и с лейкой в руках подошла к своим питомцам, она ахнула от изумления, чуть не выронив из рук лейку с водой. Высоко поднятые стебли Плюща закрыли Азалию и другие цветы от палящих лучей полуденного солнца. Азалия сияла зеленой свежестью, как когда-то зимой, когда Мария только купила ее. Мария все поняла и с восхищением стала наблюдать за стебельками Плюща, снизу доверху закрывшими своими нежными зелеными листочками весь угол окна. Стебельки Плюща теперь первыми принимали на себя удары горячих лучей, и сквозь них в комнату легко струился мягкий солнечный свет. Герань, Цикламен, Декабрист, Хризантема вздохнули с облегчением и приподняли свои головки, благодарно шелестя листочками. А больше всех радовалась Азалия. Мужественный Плющ своими стебельками нежно касался ее, и они о чем-то шептались. Мария обильно полила Плющ и подумала: “Надо поливать его больше, ведь он так нужен моим цветам!”

Автор: Л. В Скребцова

0

45

Легенда. О чем помнить

Однажды два друга поспорили и один из них дал пощёчину другому. Последний, чувствуя боль, но ничего не говоря, написал на песке:
“Сегодня мой самый лучший друг дал мне пощёчину.”
Они продолжали идти и нашли оазис, в котором решили искупаться. Тот, который получил пощёчину, едва не утонул, и его друг его спас. Когда он пришёл в себя, он написал на камне: “Сегодня мой самый лучший друг спас мне жизнь”.

Тот, кто дал пощёчину и который спас жизнь своему другу спросил его:
- Когда я тебя обидел, ты написал на песке, а теперь ты пишешь на камне. Почему?
Друг ответил:
- Когда кто-либо нас обижает, мы должны написать это на песке, чтобы ветры могли стереть это. Но когда кто-либо делает что-либо хорошее, мы должны выгравировать это на камне, чтобы никакой ветер не смог бы стереть это.

Каждый день мы что-то сохраняем в своей памяти. Какие записи увековечены на камне, а что отдано песку – выбираете только вы!

0

46

Три былины о северной сказке:

Многие взрослые считают, что сказки – это просто детские сказки… Мир, созданный чьей-то фантазией и пересказанный по много раз другими фантазерами ради развлечения детей. Но некоторые сказки могут быть иными. Вы знаете, что раньше, до 18 века, слова  «сказки» не было, а использовались термины «былина» (то, что было) и «старина» — то есть то, что происходило в старину?

В этих старых историях все может оказаться правдой. Вспомните самые любимые сказки – и только на миг представьте, что этот мир действительно мог существовать когда-то, давным-давно. Из седой древности, упорно передаваемые из поколения в поколение,  приходят истории о людях, которые, обладая сверхспособностями, могли преодолевать огромные расстояния и попадать в другие миры, понимали животных, владели удивительными предметами и умениями, о сверхъестественных существах, живущих рядом с человеком, и о Богах.

Не знаете, какие из известных сказок самые настоящие?  Расскажу Вам три истории-сказки о том, как Русский Север, словно магнит, притягивает этнографов, историков, эзотериков и людей, которые хотят понять и научиться, быть может, тому, что умели наши предки.

Былина первая о том, почему в XIX веке искали именно на Русском Севере правдивые истории

— Почему, почему именно здесь сохранилось столько былин?  –  задавались этим вопросом, начиная с конца XIX века, первооткрыватели олонецкого очага старин Рыбников и Гильфердинг. Особая поэтическая одаренность местных жителей? Свобода и глушь края? Грамотность населения, заметно более высокая, чем в центральных районах? Отсутствие крепостного права? Слабые позиции русской православной церкви?

Ведь Русский Север в конце XIX века имел славу главного очага эпической народной поэзии. Предпринимались экспедиции за этими редкими произведениями. На Печоре, в бассейне Пинеги, Кулоя, а также на побережье Белого моря эпическая поэзия была жива.

Почему? Причину надо искать в том, что эти места еще до того, как сюда пришли новгородцы, являющиеся восточными славянами, были заселены другим этносом, а именно – северными славянами, хранителями древних знаний. Этнографы давно заметили, что небылинные регионы — центральные губернии России — к XIX в. уже на протяжении нескольких столетий были одноэтничными зонами, чисто русскими.

Новгородские (и киевские) переселенцы принесли в этот северный регион не сложившийся, а складывающийся эпос, предрасположенный кразличного рода изменениям, трансформациям  и заимствованиям. Былины, которые рассказывают здесь, на Севере, впитали в себя знания двух великих этносов.

Так, на берегах древнего таинственного Белого Моря, с мифической историей, уходящей вглубь тысячелетий, люди хранят родовую память, пересказывая былины и старины.
Былина вторая о том, как хранились и передавались старины

Для народа, который жил в этой стране великих рек, могучих лесов и древних традиций, сказание старин было таким же естественным, как утренняя песня птицы. Северные крестьяне были не только земледельцами, охотниками, рыбаками — в свободное от этих работ время они "занимались мастерством, благоприятствующим сохранению эпических песен": плетением сетей, изготовлением снаряжения для охоты и рыболовства, портняжьим и сапожным мастерством, что давало им возможность часами сказывать и слушать былины.  На Европейском Севере России пение старин не было коллективным. Эпические песни знали и исполняли знатоки, которых называли "сказителями". Говорилось – старину  "сказывать" или "пропевать".

Они не пелись, а исполнялись в духе речитативов. В этих лучших былинных текстах предстают люди, которые несут идею справедливости, личной свободы, общения с Богами, как с первопредками.  Каждый сказитель считал себя обязанным спеть старину так, как сам ее слышал, традиционно.

А.Ф. Гильфердинг писал: «Без веры в чудесное невозможно, чтобы продолжала жить природною, непосредственною жизнью эпическая поэзия.  Когда человек усомнится, чтобы богатырь мог носить палицу в сорок пудов или один положить на месте целое войско, - эпическая поэзия в нем убита.  А множество признаков убедили меня, что северно  - русский крестьянин, поющий былины, и огромное большинство тех, кто его слушают, - безусловно верят в истину чудес, какая в былинах изображается. Слушатели воспринимают былину с той же верой в действительность того, что в ней рассказывается, как если бы дело шло о событии вчерашнего дня, правда, необыкновенном и удивительном,  но, тем не менее, вполне достоверном».

Так, целый народ верил в то, что все, что рассказывается в былинах и старинах, правда. Почему же мы, современники, почти разуверились в том, что наш явный мир – только один из миров, что люди – это потомки Богов, и, вследствие этого, могут обладать чудесными силами и способностями?
Былина о том, как умирала северная сказка

В конце XIX века просвещенная русская интеллигенция, вдруг открыла для себя дивную северную культуру, о которой знали только по отдельным эпизодам. Восторг охватил публику. А.Ф. Гильфердинг  писал про Русский Север:  "Крестьяне и крестьянки, поющие былины, насчитываются здесь десятками; поют и старый, и малый".

В 1895—1896 состоялись первые публичные выступления  Ирины Андреевны Федосовой, родившейся и выросшей в Олонецкой губернии.  Выступления в Петербурге, в Москве заставили говорить о «магической силе» ее искусства. «Слуховые записи» ее напевов сделал Н. А. Римский-Корсаков, а Ф. И. Шаляпин вспоминал: «Я слышал много рассказов, старых песен и былин и до встречи с Федосовой, но только в ее изумительной передаче мне вдруг стала понятна глубокая прелесть народного творчества. Неподражаемо прекрасно “сказывала” эта маленькая кривобокая старушка с веселым детским лицом о Змее Горыныче, Добрыне, о “его поездках молодецких”, о матери его, о любви. Предо мной воочью совершалось воскрешение прошлого, и сама Федосова была чудесна, как сказка».

Записи былинного фольклора, проведенные с середины XIX века до середины XX века, насчитывают около трех тысяч, отражают примерно 80 сюжетов. Опубликовано из них более 2000.

Но, стечением бурного и страшного XX века сказителей становилось все меньше, многие былины записывались в отрывках, особенно быстро уходили из эпической поэзии песни героического содержания.

Сказитель и сказочник Б. В. Шергин проницательно заметил: "Русский Север — это был последний дом, последнее жилище былины. С уходом Кривополеновой совершился закат былины и на Севере. И закат этот был великолепен".

И правда состоит в том, что Борис Шергин имел право это говорить. Сам, начиная как исполнитель былин, всю оставшуюся жизнь он пытался превратить древние истории в такие сказки, которые  его современники могли принять и понять.  Но даже эти такие его герои, как Змея Скарапея и Ваня в пинжаке с карманами, вызывали резкую критику. В 1947 году его сказки вызвали уничижительную критику со стороны фольклористов как «грубая стилизация и извращение народной поэзии». Имя писателя было дискредитировано, а он сам обречен на десятилетнюю изоляцию от читателя.

Двери в последнее жилище северной сказки действительно закрылись.

Эпилог

Но только мы с Вами прямо сейчас можем вновь приоткрыть эту дверь и отправиться в путешествие по удивительной стране Северной Сказки, которая была давным – давно и остается живой в нашем с Вами воображении, в нашей родовой памяти.

Люди и Боги, Лешие и Русалки, триединые миры вновь зовут нас странствовать, побеждать, жить, любить, смеяться и быть счастливым.

И все это - на страницах книг издательства «Северная Сказка», которое издает северные сказки в своей оригинальной манере.

Эти книги для тех, кто ценит культурное наследие славян и получает удовольствие от профессионального  дизайнерского оформления. Все книги написаны для современных людей, именно этим объясняются все стилизации –  практически современный язык изложения и своеобразная обработка  древнейшей мезенской росписи, используемой в иллюстрациях.

0

47

Удивительное пятнистое яйцо (легенда племени Шайенны)

http://sb.uploads.ru/t/VvZ92.jpg
индейцы

У индейцев шайеннов, которые кочевали по равнинам Северной Америки в XVII–XVII веках, был странный обычай. Каждый раз, когда они подходили к большому скоплению воды — озеру или, например, реке, — бросали еду или табак прежде, чем двинуться дальше. Никто не спрашивал шайеннов, почему они это делали, но тогда, конечно, никто ни о чем их не спрашивал. Если бы вы встретили шайенна XVIII века, то лучше было бежать.
Но причина все же была. Она крылась в истории, которую рассказывали старейшины шайеннов, истории о великом речном монстре и двух братьях, обнаруживших удивительное пятнистое яйцо.
http://sb.uploads.ru/t/tQ9qk.jpg

Двух братьев звали просто Старший и Младший, и как-то они умудрились потеряться в прерии. Солнце нещадно палило, вокруг них была только пустота: ни дерева, ни здания — ничего, что бы прерывало сплошную линию горизонта. Они были окружены дикими травами, колыхавшимися на ветру, тут и там они спотыкались об иссушенные кости животных, которым не повезло забрести в это пустынное место. У братьев было немного воды, а еды не было вовсе. Они чувствовали, как силы начинают их покидать.
Они прошли несколько миль, становясь все более и более голодными. Вскоре урчание в их животах было таким же громким, как свист ветра. Потом внезапно они наткнулись на яйцо, просто лежащее на земле, без следов птицы или гнезда поблизости.
— Великий Дух смилостивился над нами, — сказал Младший. — Посмотри на это яйцо. Думаю, его хватит для нас обоих на целую неделю.
— Я не уверен, — проворчал Старший. — Мне оно не кажется хорошим.
— Что ты имеешь в виду? — воскликнул Младший. — Это же просто яйцо.Удивительное пятнистое яйцо
Но если это и было обычное яйцо, то все равно отличалось от других. Для начала скажем, что оно было ярко-зеленым с красными пятнами. Также оно было огромным — гораздо больше куриного яйца. А если честно, то и гораздо больше курицы. И как оно сюда попало? В конце концов, оно было посреди пустоты.
— Мне кажется оно волшебное, но плохое, — сказал Старший. — Думаю, не стоит его трогать.
— Где твоя храбрость? — ответил Младший. — Это яйцо отложила большая птица или, возможно, черепаха. Ты прав, брат мой. Оно странного, забавного цвета. Но мой желудок пуст. Если я вскоре не поем, то присоединюсь к праотцам. Я бы съел даже тигрового жука, приготовленного на костре с кактусовым соком…
Итак, пока Старший задумчиво смотрел, Младший развел огонь и запек яйцо. Потом он разбил скорлупу и начал есть.
— Ты уверен, что точно не хочешь съесть немного, брат мой? — спросил он.
— Нет, спасибо, — ответил Старший.
— Оно удивительно вкусное. Ты даже не представляешь, что теряешь.
На самом деле Младший лукавил, говоря это. Яйцо было твердым и резиновым. Желток был зеленым, такого же цвета, как и скорлупа, а белок не белым, а каким-то розовым. Да и на вкус напоминало больше рыбу, нежели яйцо.индейцы
Даже после того, как Младшего начало тошнить, что-то заставило его продолжить есть. Он не мог остановиться. Быстрее и быстрее он черпал яйцо до тех пор, пока не осталась лишь скорлупа.
— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — пробормотал Старший.
На следующее утро, когда они проснулись, Младшему было очень плохо. В животе у него был ураган, а глаза стали размером с шарики для пинг-понга. Хуже того, его очень мучала жажда. Он выпил всю воду из своей фляги, но это ему едва ли помогло. Старший посмотрел на него и вздохнул.
— Ты выглядишь ужасно, — сказал он.
— Я чувствую себя ужасно, — согласился Младший.
— Ты зеленый!
— Зеленый?
— И покрылся красными пятнами.
Младший встал.
— Пойдем! — сказал он. — Чем быстрее мы найдем воду, тем лучше. Мне нужно попить.
Они шли до самого заката, к тому времени кожа Младшего стала изумрудно-зеленой, а красные пятна — больше и отчетливее. Волосы выпали, и казалось, ему трудно идти.
— Что жжжж, — прошипел он. — Думаешшшшь, я совершил ошшшибку, съев это яйцо?
— Думаю да, брат мой, — ответил Старший.
— Полагаю, я ссовершшил глупоссть. Но мне ссстанет лучшшше, когда я дойду до воды. Мне правда нужжно поплавать.
На следующее утро Младшему стало еще хуже. Его руки приклеились к телу, а нос провалился. Он стал ярким красно-зеленым, а его кожа склизкой, как у жабы.Удивительное пятнистое яйцо
— Мне хуже, — простонал он.
— Ты выглядишь лучше, — сказал Старший.
— Вода!
Они дошли до воды на закате. Это была река, с порогами и пузырями. Она петляла по зловещему пейзажу. Кусты и цветы росли по ее берегам. Наверняка близко поселение. Люди предпочитают жить рядом с такими реками.
Ноги Младшего практически срослись в одну. Он решил, что ему лучше спать в реке, а Старший клубочком свернулся неподалеку, перед костром. Старший не ел уже пять дней, и поэтому был слаб. Он быстро заснул.
Его разбудил звук странного, неземного пения. Открыв глаза, первое, что он увидел, гору рыбы на берегу, которая так и ждала, что ее приготовят. Посмотрев в воду, Старший увидел своего брата.
Только это был уже не его брат. Младший превратился в огромного речного монстра с острыми зубами, яркой серебристой чешуей и хвостом в виде вилки. Он плавал взад и вперед, останавливаясь то там, то тут, чтобы наколоть на хвост рыбу и выбросить ее на берег.
— Доброе утро, брат мой! — воскликнул Старший. — Как ты себя чувствуешь сегодня?
— Ссиильным! — ответил Младший. — Не так ужжж и плохо быть речной зззмеей. И я поймал много рыбы!
— Благодарю тебя! — сказал Старший.
— Теперь поссслушшай, — продолжил Младший. — Не забывай обо мне. Я доссстал тебе еды, и ты добудь мне еды. Я не хочу ессть рыбу вссю ссвою жиззнь.
— Я так и сделаю, — пообещал Старший.
— И табака тоже. Только потому, что я монссстр, не значит, что я не могу курить!
Вот почему шайенны всегда останавливались и бросали еду или табак в воду перед тем, как ее перейти (даже если их преследовали конные всадники). Это делалось для того, чтобы речной монстр продолжал петь.

- КОНЕЦ -

0

48

Как созвездие Кан-Ергек появилось (шорская легенда)

В прежние, давние времена на земле богатырь жил, звали его Кан-Ергек, ездящий на бело-сивом коне. Однажды Кан-Ергек на своём бело-сивом скакуне, с девятью своими охотничьими собаками, за могучим ветвисторогим лосем погнался. В погоне три раза всю землю обскакал, настигать лося стал, из лука прицеливаться в него начал, собаки в задние ноги лосю уже вцепиться норовили. И тут лось могучим прыжком в небо взвился. Кан-Ергек на своём коне, с тремя собаками, вослед лосю в небо прыгнул.Как созвездие Кан-Ергек появилось
На небе продолжалась погоня. Лось как на крыльях мчался. Бело-сивый конь под богатырём запалился, от лося отставать стал. Кан-Ергек с коня спрыгнул, тот повалился с ног и в звезду неподвижную превратился. Богатырь, рассердившись, из лука стрелу в лося пустил, на бегу его поразил, и лось звездою на небосклоне замер. Сам Кан-Ергек и три его гончих пса, стрела, пронзившая лося, тоже звёздами на небе засияли. Так и появилось созвездие, которое зовут на земле Кан-Ергеком (Орионом).

Видишь, там созвездие зажглось,
Высоко на небе поднялось?
А теперь садись, послушай сказку,
Как бежал по звёздам старый лось…Ару-Мёндюр
В поздний час, когда кругом всё спит,
Ветка ни одна не заскрипит, —
Вслушайся: услышишь, может, в небе
Лай собак и частый звон копыт?

- КОНЕЦ

0

49

Легенды и мифы древней Турции

ФЕРХАТ И ШИРИН

Ферхат был знаменитым мастером по стенной росписи, жившим в период правления в Анатолии персов. Он украшал стены дворцов и особняков. Ширин же была сестрой правительницы Амасьи. Любовь захватила их сердца случайно. Работы Ферхата настолько прославились, что в один прекрасный день правительница Мехмене Бану поручила Ферхату покрыть рисунками стены особняка, построенного для Ширин. Ферхат и Ширин, ак только встретились, влюбились друг в друга. Ферхат так красиво расписал стены особняка, что все стали говорить, что он вложил в работу всю свою любовь к Ширин. Влюбленный в Ширин молодой человек отправил своих родных к правительнице Амасьи и передал ей свое желание жениться на ее сестре. Однако Мехмене Бану, которая не хотела выдавать сестру за художника, потребовала от него выполнения невозможной задачи. «Проведи в город воду и я выдам за тебя Ширин», - сказала она. Вода же была в дальней местности, называемой «Скала Шахин». Но разве Ферхата, влюбленного в Ширин, могли остановить даже самые большие препятствия? Он взял острую кирку и отправился к скалам. В конце концов, скалы, пробитые Ферхатом, пропустили водный поток. Мехмене Бану, поняв, что теперь ее сестра может выйти замуж за Ферхата, заплела интригу и послала к Ферхату няню Ширин.

Няня по просьбе своей хозяйки отправилась в скалистую местность, следуя вдоль водных каналов, и нашла Ферхата. Сила юноши, пробившего гору, поразила няню, но она всё-таки исполнила коварный замысел Мехмене Бану: «Зачем ты как безумный бьешь по скалам? Твоя Ширин умерла. Вот я тебе принесла поминальную халву». Ее слова ввергли Ферхата в безумие. Он сказал: «Без Ширин мне не жить на свете» и бросил кирку в воздух. Острый инструмент ударил его по голове. У Ферхата закружилась голова, у него и не осталось желания жить. Он произносил имя своей возлюбленной: «Ширин». Он умер тут же. Ширин, услышав о гибели своего любимого, побежала к скалам и увидела безжизненное тело Ферхата. Она бросилась со скал и ее тело легло рядом с телом Ферхата. Амасья, таким образом, обрела воду, но двух молодых людей, которые любили друг друга, больше не было на свете. Их похоронили в двух могилах, зарытых рядом. Так заканчивается легенда: «Во все времена года на двух могилах вырастает по одной розе, но между могилами растет утесник, который разделяет обоих возлюбленных и две розы»…

0

50

Легенды и мифы древней Турции

НЕВЕСТИНЫ СКАЛЫ

Когда-то на склоне крутой горы, спускавшемся к реке Мелет и покрытом лесами, жил очень бедный старик. Крестьяне, которые не могли дойти до мельницы, находившейся на берегу Мелета, мололи пшеницу на жернове во дворе своих домов, а некоторые из них и зарабатывали на этом деньги. Согласно легенде, перемалывали зерновые на жерновах, которые народ называл «ручными мельницами» и которые мог крутить один человек. Наш старик был одним из тех, кто, таким образом, зарабатывал на хлеб.

Однажды дочь старика-мельника посватали за парня из далекой деревушки. Мельник выдал дочку и подарил ей все те немногие вещи, которые он имел, в качестве приданого.

Родственники жениха сложили приданое невесты, загрузили на лошадей и хотели отправиться назад. Однако в этот момент девушка оглядела краем глаза двор. В углу стояла ручная мельница отца, которая кормила всю семью, благодаря которой выросла она сама. Увидев взгляд своей дочери, мельник подошел к ней и попросил оставить ему жернов. Однако приехавшие за девушкой догадались о ее желании и обратились к старику: «Да отдай и жернов, пусть дочка на тебя не останется в обиде, а мы в путь скорее отправимся». Отец сказал им: «Не могу, жернов нужен мне самому. С его помощью я прокормлю остальных своих детей. Не отдам я его». Тогда невеста вставила словечко: «Отцу жалко отдавать мне кусок камня, а я без него никуда не уеду» и, потупив голову, села на порог отцовского дома.

Свадебная процессия, не зная, как старик кормит себя и семью, не поняли, как жернов был ему дорог. Один из них сказал: «Не будь такой скрягой, подумаешь – кусок камня. Неужели жалко дочери отдавать такой пустяк? Подумай, ведь она теперь становится хозяйкой. Наш путь долог, не заставляй нас ждать». После этих слов они подняли жернов и погрузили на спину стоявшей тут же лошади.

Бедный мужик понял, что настаивать дальше нет смысла. Неизвестно, что его больше опечалило – то ли, что его приняли за скупого человека, или то, что он оставит своих детей без хлеба. Так он и засмотрелся на отъезжавших сватов. Через какое-то время музыканты, игравшие на барабанах и зурне спереди, невеста на спине лошади – сзади, крестьяне и лошади, нагруженные приданым, начали подниматься на крутой склон горы. У отца, который смотрел на них со слезами в глазах, сердце надрывалось. Он тяжело вздохнул и то ли сознательно, то ли от горя воскликнул: «Что бы пожелать тем, кто нас лишил куска хлеба? Да пусть бог превратит их всех в камень!»

Такая уж легенда: те, кто на следующий день смотрел на холмы, увидели на крутом склоне над рекой Мелет скалы причудливых форм. Еще вчера этот склон был покрыт лесом, а теперь на нем виднелись скалы. Еще больше людей поразили формы этих скал. Они напоминали свадебный кортеж. Можно было различить лошадей, музыкантов с их инструментами и невесту.

Скалы, которых не испортили дожди, снега и бури долгих лет, окруженные черноморскими лесами, по сей день продолжают удивлять тех, кто их видит в первый раз.

0

51

Легенды и мифы древней Турции

ЛЕГЕНДА О МУНЗУРЕ

Говорят, что давным-давно поблизости села Коюнгёлю уезда Оваджык округа Тунджели на ферме одного аги жил и работал крестьянин по имени Мунзур. Он выполнял все свои обязанности безупречно, был мастером на все руки и успешно справлялся с любой работой. Он не заставлял агу два раза повторять приказы, служил у него и пастухом и пахарем.

Мунзур не обижал ни одно живое существо, никогда не оставлял животных без ухода, не забывал кормить и поить лошадей, на которых ездил, быков, которых запрягал в плуг, овец, которых доил. Он не причинял животным никакого вреда, наоборот, зимой стелил для них в сарае сено и ложился сперва сам на пол, чтобы проверить, удобно ли место животного. Словом, он берег животных как зеницу ока. Ага, разумеется, был очень доволен работой и добрым нравом Мунзура.

В те годы осадки были обильными, земля была плодородной, поля давали хороший урожай. Во время уборки хлеба склады были забиты пшеницей. Сады, огороды изобиловали фруктами и овощами. Овцы приносили большое потомство. Это обилие обрадовало агу. Он решил на вырученные в тот год деньги совершить паломничество – хадж. До своего отъезда он вызвал Мунзура и сказал ему: «Послушай меня внимательно, сынок, Аллах послал мне богатство и теперь мне нельзя не совершить паломничество. Я оставлю на твое попечение семью, свой дом и ферму. Я доверяю тебе полностью, не подведи меня, продолжай работать, как работал до этого». Потом он простился со своей женой и отправился в путь.

В те времена путешествие в хадж длилось месяцами. Ага из Тунджели ездил из одного города в другой и, наконец, прибыл на священные земли. Прошли дни. В отсутствии хозяина хозяйка как-то позвала к себе Мунзура и сказала ему: «Сынок, я приготовила вкусную халву. Твой ага тоже очень любил ее. А вот и твоя доля. Ешь на здоровье». Потом она, тяжело вздохнув, сказала: «Был бы здесь сейчас твой ага, он бы с аппетитом поел халвы». Добродушный Мунзур ответил: «Хатун Ана, а вы положите в тарелочку долю аги, я отнесу ему». Женщина подумала, что Мунзур сказал это по своей наивности и решила, что тому просто маленькой показалась его доля. И, чтобы не обидеть парня, она положила на тарелку всю оставшуюся халву и отдала ему. Как только Мунзур взял тарелку, он исчез с еще дымящейся на тарелке халвой и появился перед молившимся агой.

Он оставил посуду рядом с агой и, чтобы не беспокоить его, ушел. Ага заметил Мунзура, но едва хотел обернуться к нему, он исчез. Сначала он подумал, что Мунзур ему приснился, но тарелка, действительно, стояла у его изголовья. Когда он поднял крышку, то увидел свою любимую халву – еще и горячую. Он исполнился глубоким уважением к Мунзуру и дал себе слово рассказать о случившемся всем, когда вернется на родину. Пока он размышлял обо всем этом, Мунзур вернулся к дому аги и постучал в дверь его жены. Когда же она спросила, что ему нужно, он сообщил, что ему удалось отнести халву аге.

Он рассказал, что ага молился, и он, чтобы не беспокоить его, оставил халву и вернулся назад. Женщина ему не поверила. Она, как и в первый раз, подумала, что Мунзур говорит нелепость. «Молодец, Мунзур,» сказала она тем не менее и пересказала услышанную от него историю всей родне. Еще до возвращения аги эту историю услышали во всей деревне и ее окрестностях. Прошло время, и ага, завершивший паломничество, вернулся в деревню. Встречавшие его, пытались друг друга опередить, чтобы поцеловать у него руку. А ага показывал на Мунзура и говорил им: «Настоящим паломником является Мунзур. Целовать надо его руку. Мунзур – праведник, я сам поцелую его руку. Смотрите на эту тарелку. В ней мне принес халву Мунзур, он праведник». Так как жена аги до этого рассказала всем чудо, совершенное Мунзуром, то им нетрудно было догадаться, о чем идет речь.

Узнав правду от аги, люди захотели поцеловать руку Мунзура. Мунзур, который не хотел, чтобы люди узнали его секрет, убежал в горы. Ага и народ начали гоняться за ним. Когда они достигли места, где сегодня начинается река, которая называется Мунзур, он уронил миску с молоком, которую держал в руке, и там, где он пролил молоко, из земли забила ключом белая вода. Тогда Мунзур отошел на 40 шагов. На каждом его шагу из земли появлялись родники. Все эти источники образовали реку. Те, кто гонялся за Мунзуром, попытались перейти эту реку, но не смогли перебраться на другой берег. Мунзур возвел руки к небу и попросил бога забрать его к себе. Наконец, он достиг скалы в подножье горы. С ее высоты он бросил на землю палку и миску и исчез перед глазами тех, кто на него смотрел. Оставил он людям только пастушескую палку и пустую миску… История о трудолюбивом и порядочном Мунзуре, рассказываемая в Тунджели, понравилась людям и передавалась из уст в уста.

0

52

Легенды и мифы древней Турции

ДЕВИЧЬЯ БАШНЯ

Девичья башня, которая своим стройным силуэтом представляет собой один из важнейших символов Стамбула, известна тем, что о ней сложено множество легенд. Одна из этих легенд принадлежит древнеримскому поэту Овидию. Латинский поэт в своих произведениях повествовал о любви, судьбе покинутой женщины и метаморфозах. Он писал и о Девичьей башне. Именно эту легенду мы сегодня расскажем вам в нашей программе. В основу легенды легла печальная история любви Геро и Леандра.

В давние времена у подножия холмов Ускюдара располагался храм богини Афродиты. Геро была одной из жриц этого храма, и ей не полагалось выходить замуж. В начале каждой весны вокруг храма проводились празднования, на которые толпами приходили люди из окрестных городов. Люди собирались, пировали, а те, кто не мог найти свою любовь, посещали храм Афродиты и молили ее о даре любви. Леандр, живший на противоположном берегу Босфора, встретил во время этого весеннего праздника Геро и влюбился в нее. После этого Леандр каждую ночь начал посещать башню. Таким образом, Девичья башня стала свидетелем ночных встреч двух влюбленных. В одну из ночей, когда в Босфоре началась буря, Леандр не доплыл до башни, так как ревнивый жрец погасил маяк. Леандр, не найдя во тьме дорогу, утонул в проливе. Узнав о смерти своего любимого, Геро тоже бросилась с башни в воды Босфора.

Одна из древнейших историй о Девичьей башне относится к периоду, когда Византия находилась под управлением Афин. Согласно этой легенде, на случай нападения македонского царя Филиппа на Стамбул, который тогда назывался Византием, Афины направили к берегам города 40 кораблей под управлением адмирала Гареса. Когда умерла любимая жена Гареса, то адмирал приказал соорудить могилу в скалах посередине Босфора и похоронил жену там. В другой легенде, посвященной также истории несчастной любви, рассказывается о змее. Конец этой легенды похож на конец истории Клеопатры. Такова эта история: Византийскому царю предсказали, что его любимая дочь умрет в 18 лет от укуса змеи.

Тогда король приказал отремонтировать башню, стоявшую посреди Босфора, и поместил дочь в ней. Будто доказывая неотвратимость судьбы, змея, выползшая из отправленной в башню корзины с виноградом, ужалила принцессу. Король приказал смастерить для дочки железный гроб, который был поставлен над входными воротами Аясофии. Говорят, что на этом гробу имеются два отверстия, так как змея, будто бы, не оставила девушку в покое и после гибели.

Общим моментом всех рассказываемых легенд является присутствие девушки, в честь которой и названа башня.

О той же башне рассказывается и в легенде о Баттал Гази. Командующий Баттал Гази, который, по предположениям, жил в 8-м веке, и оставил о себе множество преданий, создал народные ополчения, в состав которых вошли те, кто долго страдал от жестокости византийской церкви, и начал против нее войну. Однажды он напал на Девичью башню и похитил все спрятанные здесь богатства и дочь текфура (губернатора) Ускюдара, поэтому башня впоследствии и была названа девичьей. Так, Девичья башня, возведенная на скалистом островке в Стамбульском заливе, вошла во многие легенды.

Она – один из важнейших символов Стамбула. На протяжении веков она то служила сторожевой башней, то маяком, являясь точкой, указывавшей на начало Босфора. Башня, являющаяся символом Ускюдара, в то же время представляет собой единственный памятник византийской эпохи в этом районе. Башня, история которой уходит корнями в 24-й век до н.э., прожила такую же долгую историю, как Стамбул, становилась свидетелем событий, которые происходили в городе. Она существовала в древнегреческую, византийскую и османскую эпохи и дожила до наших дней. Островок, на котором первые могилы появились в античный период, в Византии использовался как таможенный пункт. В Османской империи он служил и площадкой для публичных представлений, и местом для ссылки, и карантинной зоной. Но основная функция башни всегда была одинаковой: она ночью показывала путникам и кораблям дорогу. Девичья башня, как в прошлом, так и сегодня освещает путь, прежде всего, мечтам и легендам.

0

53

Легенды и мифы древней Турции

В окрестностях города Эрзинжан есть пещера Кёроглу ( сын слепца).

С этим персонажем связана целая легенда.

Жил-был талантливый наездник, он еще и сам лошадей разводил и разбирался в них лучше всех.

И вот султан велел ему подыскать самого лучшего жеребца для султанского двора. Тот пообещал выполнить просьбу, и через положенный срок привел султану такого захиревшего и слабого жеребенка, что султан страшно разозлился и обиделся. Велел он выжечь наглецу глаза.

Так тот и стал слепым, а его сын пообещал мстить за отца, пошел на войну, поднял восстание, и, наверное, добился справедливости. Или нет.

0

54

ПРАЗДНИК  ТАНАБАТА (Танабата мацури)

7 июля в Японии отмечается красочный праздник ТАНАБАТА или Праздник звезд, который посвящен романтической любви небесной Ткачихи и Пастуха (звезды Вега и Альтаир).

Принцесса Танабата, дочь небесного царя, искусного ткача, вместе с отцом пряла небесную парчу – облака. Однажды, оторвавшись от работы, она увидела прекрасного юношу-пастуха, который пас коров. Молодые люди с первого взгляда полюбили друг друга и были настолько увлечены собой, что совсем забыли про работу, чем разгневали небесного царя. В наказание он приказал разлучить влюбленных и повелел им стоять всю жизнь по разные стороны Млечного пути. Встречаться они могли лишь один раз в году – в 7-й день 7-й луны (в этот день звезды максимально сближаются). Однако, через Млечный Путь не было моста, и влюбленные уже потеряли надежду встретиться, когда на помощь им пришли сороки, которые, выстроившись в ряд и сомкнув крылья, построили мост, и Принцесса смогла пройти к своему возлюбленному.

Романтичная легенда о звездах породила народный праздник, отмечаемый по всей стране.  Считается, что любое желание, загаданное при звездах во время праздника Танабата, осуществится. Но если вечер праздника окажется дождливым, исполнения желаний придется ждать еще год.

0

55

Мифы Древнего Китая

«Первый человек Пань-Гу»

Было время, когда земля и небо еще не отделились друг от друга и, слитые вместе, составляли нечто, отдаленно напоминающее по виду куриное яйцо. Здесь и зародился, как цыпленок в желтке, первый человек Пань-гу. Прошло восемнадцать тысяч лет, прежде чем он пробудился. Вокруг бьш непроницаемый липкий мрак, и сердце человека онемело от страха. Но вот его руки нащупали какой-то предмет. Это был невесть откуда взявшийся топор. Пань-гу размахнулся что было сил и ударил перед собой.

Раздался оглушительный грохот, словно бы от того, что надвое раскололась гора. Неподвижный мир, в котором находился Пань-гу, пришел в движение. Все легкое и чистое всплыло вверх, а тяжелое и грязное опустилось на дно. Так возникли небо и земля.

«Долго ли они останутся разделенными? Сможет ли держаться небо без опоры?» — эти тревожные мысли вспыхнули в мозгу первого человека, и он тотчас же уперся головою в небо, а ногами в землю.

Так он стоял не шелохнувшись. С каждым днем небо поднималось выше на один чжан1, и Пань-гу тоже вытягивался на один чжан. 18 тысяч лет находился первый человек между небом и землей, пока расстояние между ними не установилось в 90 тысяч ли2.

После этого небо перестало подниматься, и Пань-гу понял, что мир завершен. Он радостно вздохнул. Со вздохом родились ветер и дождь. Он открыл глаза — и начался день. Ему бы жить и жить, радуясь прочности и красоте новорожденного мира. Но жизнь его была в росте. Прекратив расти, он должен был умереть.

Тело Пань-гу стало светом и жизнью. Левый глаз засиял солнцем, правый — заблестел луной. Четыре конечности и пять внутренних частей тела стали четырьмя сторонами света и пятью священными горами, кровь — реками и ручьями, жилы и вены — дорогами, покрывшими землю, плоть — почвой, а волосы на голове и усы — растительностью на ней, зубы и кости — золотом и каменьями, костный мозг — жемчугом и нефритом, предсмертный пот, выступивший на теле Пань-гу, стал дождем и росой.

0

56

Мифы Древнего Китая

«Нюйва-прародительница»

Земля уже отделилась от неба. Ввысь поднялись священные горы. К морям текли реки, полные рыб. Леса и степи были переполнены дикими животными. Над лугами парили непуганые птицы. Но не было еще людей, и поэтому мир оставался незавершенным.

Знала это прародительница Нюйва, богиня с туловищем змеи, но с человеческим белым лицом, словно покрытым пудрой. Она сползла с обрыва к пруду, взяла в горсть желтой глины и, глядя на колебавшееся в воде изображение верхней части своего тела, вылепила небольшую фигурку. Не успела она поставить ее на ножки, как фигурка ожила, закричала «уа-уа» и весело, запрыгала.

Нюйва тоже радовалась тому, что ей удалось создать Жэня («Человека»). Продолжая свой труд, она вылепила еще несколько сотен человечков обоего пола. Они, приплясывая, разбежались кто куда. Нюйва понимала, что у нее не хватит ни сил, ни времени, если она будет таким же образом лепить всех людей, могущих населить землю. Поэтому, сорвав свисавшую с обрыва лиану, она опустила ее в топь и, когда лиана покрылась глиной, стряхнула ее на землю. Всюду, где падали кусочки глины, возникли кричащие и прыгающие человечки. Впоследствии богатые и знатные говорили, будто они вылеплены руками Нюйвы в отличие от бедных и худородных, которых ее руки не касались.

После того Нюйва задумалась, как продолжить род человеческий: ведь ее создания не были вечными и умирали, достигнув определенного возраста. Она соединила мужчин и женщин, и от них происходили новые человечки без ее помощи.

Жила Нюйва некоторое время не зная забот. Но землю охватили великие бедствия. В некоторых местах обрушился небосвод, и там образовались огромные черные дыры. Через них просочился жар, и на земле запылали леса. Образовались провалы, через которые хлынули подземные воды. Враждебные друг другу, Вода и Огонь объединились, чтобы уничтожить людей.

Видя, как страдают ее создания, Нюйва принялась за работу, чтобы починить прохудившийся небосвод. Она собрала множество разноцветных камней, расплавила их на огне и заделала образовавшейся массой небесные дыры. Чтобы укрепить небо, Нюйва убила гигантскую черепаху, отрубила у нее четыре ноги и поставила их на четырех частях земли в качестве подпорок, державших небосвод. Впрочем, небосвод не вернулся в свое прежнее состояние. Он несколько покосился, что можно видеть по движению солнца, луны и звезд. Кроме того, к юго-востоку от Поднебесья образовалась огромная впадина, заполнившаяся водою всех морей и рек. Ее назвали Океаном.

0

57

Мифы Древнего Китая

«Фуси»

В той далекой стране, которую едва можно достичь даже в мыслях, жила девушка по имени Хуасюй. Однажды она отправилась на болотистую низину, заросшую бамбуком, и увидела след огромной ноги с растопыренными пальцами. Желая измерить, насколько лапа гиганта больше ее ножки, она вступила на след и тотчас почувствовала, как что-то в нее вошло. Через некоторое время она родила какое-то существо, не ребенка и не зверенка, а получеловека-полузмею. Назвала она его Фуси.

В то время земля и небо были уже разделены, но еще соединялись множеством лестниц, сплетенных из лиан. По ним можно было подниматься и спускаться туда и сюда, узнавая, что делается на небе, в Верхней столице, и передавать об этом тем, кто живет внизу. Разумеется, не каждый мог отважиться на такое путешествие, и не только из страха перед небесным властителем. Лестницы были необычайной длины и раскачивались при малейшем дуновении ветерка. Один неосторожный шаг — и летишь вниз.

Вот по такой лестнице, опускавшейся в сад в самом центре земли, сходил и поднимался бесстрашный Фуси. Утомившись, он отдыхал в тени деревьев, цветущих и лето и зиму благоуханными цветами, в окружении птиц удивительной красоты, певших волшебными голосами. От них Фуси научился петь, подбирая мелодию на созданных им пятидесятиструнных гуслях. Впрочем, он не мог сравниться в пении с птицами, ибо не обладал божественным слухом. Однажды в волшебный сад из окружавшей его пустыни забрела дева, и он передал гусли, чтобы гостья сыграла н спела. Пальцы девушки порхали над струнами с такой быстротой, какая была недоступна самому Фуси, песня же была такой печальной, что у него из глаз хлынули слезы. Поэтому Фуси вежливо попросил деву вернуть ему инструмент. Но она, увлеченная собственным пением, продолжала петь, и слезы у Фуси продолжали литься потоком. Он протянул руку и вырвал свои гусли. Они разломались на две части. Девушка продолжала петь и играть на своей половине гуслей из двадцати пяти струн, но песня уже не брала за душу. Поэтому Фуси оставил девушке ее половинку гуслей, и она ушла с ними в пустыню, а Фуси занялся другим делом, более подходящим его наклонностям. С тех пор гусли в Поднебесной империи имеют, самое большее, двадцать пять струн.

Увидев в Верхней столице огонь и зная, как страдают без него люди, он решил одарить их пламенем. Наблюдая за птицами, бившими по деревьям клювами, чтобы достать из коры насекомых, он поднял с земли сухой сучок и стал им сверлить кору. Показался дымок. Фуси начал на него дуть, подкладывая более мелкие веточки и листья. Так появился рукотворный огонь, и люди могли им пользоваться, когда это им было нужно, не ожидая, что с неба упадет молния или с гор покатится раскаленная лава.

0

58

Мифы Древнего Китая

«Владычествующий над просом»

Из племени Чжоу происходила девушка Цзянь Юань, мечтавшая о материнстве. Приносила она жертвы, чтобы родить. Но это не помогало. Тогда она вступила в след Верховного Предка без его согласия и зачала. Прогремел гром. Забрезжило утро. И родила Цзянь Юань сына, крошечного, как росток. Не принял его Верховный Предок, и юной матери пришлось положить ребенка на узкую тропу.

Шли буйволы на водопой и услышали пронзительный крик. Видят они, лежит младенец, и такой прекрасный, какого свет еще не видывал. И подошла одна из буйволиц, и поднесла ему вымя. Когда сосал он, то не плакал, и так кормили его они по очереди все лето.

Осенью стадо должно было покинуть эти места. Младенец остался на берегу. Не могли взять буйволы его с собой — у них не было рук. Оставшись один, младенец стал кричать еще громче, чем прежде, потому что пока не мог добывать пищу сам. На крик прибежали волки. Беззащитный человеческий детеныш был для них желанной добычей. Волки уже подходили к нему, как вдруг с неба спустились две большие птицы на длинных ногах. Они подхватили младенца и унесли из-под носа разъяренных зверей.

И стал чудесный младенец жить в большом гнезде. Птицы приносили ему с лугов зернышки трав, и вскоре он привык к этой пище.

Однажды птицы полетели за кормом, а когда вернулись, обнаружили, что гнездо пусто. Кружась над лесом, они увидели малыша то поднимающимся на ноги, то ползущим, и поняли птицы, что человеческий детеныш уже не нуждается в их помощи. Помахав ему на прощанье белыми крыльями, они полетели на юг, где зимовала их стая.

Малыш тем временем приполз на луг, где нашли его буйволицы и накормили молоком. Был он еще совсем мал, но наделен разумом мудреца. Подобрав себе по силам палку с сучком, он стал царапать ею влажную землю. В образовавшиеся борозды он сыпал зерна, какими кормили его птицы.

Прошло несколько месяцев. На луг в поисках пищи забрели люди и остановились в изумлении. По краям, словно зеленые стяги, тянутся к небу бобы. Крупные тыквы желтеют поодаль.

Ровным строем густеют золотые колосья пшеницы. Зеленеет конопля. Но особенно пышно раскинулось просо. Колосок к колоску. Зерно к зерну. Черное просо — с двойным зерном. Красное просо — с густым колоском. Белое просо радует глаз человека. Знали люди и раньше эти вкусные плоды и злаки. Но тогда тонули они в травах, от которых не было проку. Не могли понять люди, почему побежденными оказались сорняки, покрывающие землю. Вдруг раздвинулись колосья проса, и перед ними появился чудесный младенец.

0

59

Мифы Древнего Китая

«Безупречный Шунь»

В племени Шан в стародавние времена жил-был слепой старец Гу-Соу со своей женой. Не имели они детей и от этого страдали. Как-то ночью Гу-Соу приснился феникс с зернышком риса в петушином клюве. Феникс, владевший речью, дал старцу проглотить зернышко и, объяснив ему, что от него пойдет в роду Гу-Соу потомство, взмахнул крылами и скрылся.

Вскоре в доме родился сын, на сыновей смертных непохожий. В каждом глазу у него было по два зрачка. Поэтому его назвали Шунем («Зорким»). Недолго после этого прожила родительница. Отец Шуня взял в жены злую женщину. Она родила мальчика, которому дали имя Сян («Слон»). Характером он был в мать, злобный и вредоносный. Тогда уже люди Шан выкорчевывали деревья и обрабатывали поля. Не мог Сян пройти мимо участка с колосящимся просом, чтобы его не вытоптать. Следы разрушителя всегда вели в дом Гу-Соу. Не раз приходили люди с жалобой на его младшего сына, но старец не принимал никаких мер, мать же поощряла его проступки, считая их безобидными шалостями. Но Шуню терпением и убеждением удалось приручить своего дикого братца. Вместо того чтобы вытаптывать поля, он, всем на диво, начал помогать выкорчевывать пни. Часто можно было наблюдать такую картину: Шунь восседает на Сяне, влекущем плуг или борону.

Уже в нежном возрасте Шунь отличался сыновней почтительностью и редким трудолюбием. Правитель страны, а им тогда был мудрый Яо, слышал о мальчике, а затем о юноше одни похвалы. Поэтому он пригласил его к себе. Впервые Шунь увидел фениксов, бродивших по двору вместе с курами и петухом. Более всего Шуня поразило дерево, росшее прямо на ступеньках царского дома. На ветвях с начала месяца росли стручки. Опадая, они показывали время.

Яо восседал за трапезой вместе с дочерьми и сыновьями. Шунь обратил внимание на то, что царь, царевичи и царевны ели не из золотой, не из серебряной — из глиняной посуды.

Одеты царские дети были просто, но на Яо было одеяние божественного красного цвета.

— Присаживайся, юноша! — сказал Яо, пронизывая Шуня взглядом.

Когда Шунь сел, ему пододвинули миску с дымящимся рисом и палочками.

— Я слышал о тебе хорошее, — продолжал царь. — Поэтому даю тебе в жены двух своих дочерей.

Шунь взглянул в направлении, куда обратился царский перст, и едва не ослеп. От лиц девушек исходил блеск божественной красоты.

— Приданым не обижу, — царь показал на большой деревянный сундук в углу горницы. — Тебе самому я дарю цитру и лук, ибо надеющемуся управлять надо быть сильным не только в войне, но и в музыке.

0

60

Мифы Древнего Китая

«Божественный земледелец»

На земле было уже много людей, но пищи им не хватало, так как они кормились одной лишь охотой и рыболовством. Тогда Нюйдэн родила удивительного сына. Было у него змеиное тело, бычья голова и нос тигра. Дали младенцу имя Янь-ди («Властелин солнца»), ибо после его рождения на земле стало больше тепла и света. Появилось и больше воды. Сразу забили девять сообщающихся между собою ключей. Зачерпнешь в одном — вода колеблется во всех.

Увидел Янь-ди, что люди бедствуют, и сбросил с неба множество зерен. Не зная, как из одного зерна произвести много, люди их съели. Пришлось Янь-ди спуститься на землю, вспахать ее и посеять зерна. Так появились полезные злаки. Так началось земледелие. Помня о заслугах Янь-ди, его стали называть Шэнь-нуном («Божественным земледельцем»).

Умел он также отличать целебные травы от бесполезных и ядовитых. Была у Шэнь-нуна красная плеть, меняющая цвет при прикосновении к яду. Выходил он на луг и хлестал ею травы. Так он выделял целебные растения и уже по их вкусу устанавливал, от какой они помогают болезни. Плеть задевала также и ядовитые растения, так что не раз, занимаясь испытанием, Шэнь-нун отравлялся, но его сильное тело превозмогало яд. Но однажды Шэнь-нун набрел на ползучее растение с маленькими желтыми цветами. Оно оплетало стены и изгороди. Шэнь-нун попробовал его и умер — настолько силен был яд. С тех пор люди остерегаются этого растения.

Так умер этот Божественный земледелец, пожертвовавший своей жизнью ради блага человечества.

0