"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Русская культура

Сообщений 41 страница 60 из 146

1

Русская культура

http://s7.uploads.ru/t/AYu81.jpg

В отечественной философской и культурологической традиции во всех известных типологиях Россию принято рассматривать отдельно.
При этом исходят из признания ее исключительности, невозможности сведения ее культуры ни к западному, ни к восточному типу, а отсюда делают вывод о ее особом пути развития и особой миссии в истории и культуре человечества.
В основном об этом писали русские философы, начиная с П.Я. Чаадаева, славянофилы, Ф.М. Достоевский.
Тема «русской идеи» была очень важна для B.C. Соловьева и Н.А. Бердяева. Итог этих размышлений о судьбах России был подведен в философско-исторических концепциях евразийства.

http://istoria-mira.ru/wp-content/uploads/2013/11/rozhdenie-rusi-istoriya-praslavyan.jpg
Основные черты русского национального характера

Все эти моменты сформировали специфический русский национальный характер, который невозможно оценить однозначно.
Среди положительных качеств обычно называют доброту и ее проявление в отношении к людям — доброжелательность, радушие, душевность, отзывчивость, сердечность, милосердие, великодушие, сострадание и сопереживание. Отмечают также простоту, открытость, честность, терпимость. Но в этом списке не значатся гордость и уверенность в себе — качества, отражающие отношение человека к самому себе, что свидетельствует о характерной для русских установке на «других», об их коллективизме.

+1

41

Прида́ное — имущество, выделяемое невесте её родителями и собранное ею самой для замужества. В прошлом размер приданого во многом определял популярность невесты. В наше время у большинства народов традиция давать невесте приданое претерпела некоторые изменения, но не исчезла совсем. Невеста из бедняцкой среды, не имевшая приданого, получила название бесприданница.

http://gortenzija.com/wp-content/uploads/2014/11/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%B9-%D0%B4%D0%B5%D0%B2%D1%83%D1%88%D0%BA%D0%B81.jpg
Приданое для дочери мать собирает еще чуть ли не с рождения. У многих народов существует такой порядок, что невеста должна быть с приданым. Дочь опекают родители, а когда она выходит замуж, заботу о ней берет на себя ее муж. Чтобы этот переход в чужой дом к родителям мужа или в отдельную квартиру или дом был проще, собирают девочке приданое.

В нем должны быть вещи практичные, на каждый день, они должны облегчать молодым жизнь и не тратиться первое время на предметы первой необходимости или элементарные бытовые нужды. К таким вещам относятся полотенца, — банные, для лица, кухонные; постельное белье, — лучше белое, но можно и цветное; кухонные принадлежности, такие, как стаканы, кружки, набор тарелок, столовый набор, кастрюли, сковороды, салфетки, скатерти; нижнее белье, ночные рубашки, пижама.

Конечно, времена меняются, и сейчас многие вещи покажутся архаичными, например, пижамы, ведь многие спят без них, или например, девушка выходит замуж уже состоявшейся личностью в тридцать лет, у нее есть определенный жизненный и материальный багаж, и она вполне в состоянии купить себе все необходимое в любое время, женская пижама с брюками сейчас без проблем находится в интернет магазинах и купить ее проще пареной репы.. Но традиция эта уходит корнями в древнейшее прошлое, и она еще долго будет жить. Ведь времена и тогда были разными, менялись мода, тенденции, но вечной оставалась забота родителей о своем ребенке.
В годы царской России в дворянском сословии было принято своим дочерям в приданое давать состояние или земли, имения. Это помогало молодым встать на ноги.

В среде крестьян дочерям собирались необходимые в хозяйстве вещи, причем девочки еще и вышивали на полотенцах красивые узоры, пряли пряжу, а из нее вязали разные теплые вещички, причем, не только для себя, будущего супруга, но еще и для деток. Зажиточные крестьяне давали еще дочерям в приданое козу или лошадь, курей или гусей, так сказать, на развод.

В наше советское прошлое, когда прилавки магазинов были полупустыми, мамы девочек всегда покупали при первой же возможности несколько комплектов белья, полотенец, — одно, два — на постоянное пользование семьи, и обязательно один комплект откладывался в шкаф или чемодан, или сундук для приданого. Бывало так, что пока дочь выйдет замуж, те вещи, которые так трепетно собирала ее мать, выходили из моды, переходили в разряд ретро, но все – таки, традиция – есть традиция. И каждое новое поколение мам снова и снова будет собирать своим дочерям все самое необходимое в качестве приданого.

0

42

Русская архитектура и строительство XVII в.

Гражданское, светское строительство активно развивалось, и если в начале века было в основном деревянным, то к его концу все чаше использовался камень. Замечательным образцом деревянного зодчества был несохранившийся дворец царя Алексея Михайловича в Коломенском, который представлял собой живописную композицию прихотливо сгруппированных больших и малых срубов-клетей, связанных переходами, высокими кровлями и шатрами. Сказочное великолепие дворца усиливали золоченая резьба и яркая раскраска. В каменном строительстве нужно отметить реставрацию стен и башен Московского Кремля, шатер, возведенный над Спасской башней, Теремный дворец Московского Кремля, Сухаревскую башню.

Число каменных гражданских построек возрастает во второй половине XVII в. Бояре, богатые купцы и дворяне все чаше строили в городах и в своих усадьбах каменные жилые палаты. Наиболее характерен тип, повторяющий планировку деревянных хором и состоящий из двух квадратных помещений с продолговатыми сенями между ними. Нижний этаж занимали хозяйственные и складские помещения. Фасады украшались плоскими лопатками или колонками, окна обрамляли богатые наличники.

В храмовом строительстве тоже постепенно намечаются новые черты, связанные с обмирщением русской культуры. Так, в деревянном зодчестве наряду с клетскими храмами (прямоугольный сруб — клеть, покрытый двускатной кровлей, над которой возвышается маковка с крестом), распространенными по всей России, строятся запрещенные шатровые храмы (судя по всему, они были недостаточно каноничными, а в эпоху борьбы, которую вела церковь против светских элементов, этого было достаточно для запрета), ярусные церкви.
http://skazka-dubki.ru/upload/medialibrary/83f/83f46fc0c5cb378fcbebf50f844e201c.jpg
В поисках сложного и богатого силуэта зодчие со второй половины XVII в. используют принцип многоглавия, великолепным воплощением которого является церковь Преображения в Кижах, представляющая собой поразительный по красоте 22-главый храм.

Те же тенденции проявились и в каменном храмовом зодчестве. Новый стиль сложился к середине XVII в. и был противоположен архитектуре XVI в. Этому стилю были присущи затейливость и асимметрия конструкции. Обычно это был пятиглавый бесстолпный храм, основной куб которого окружался приделами, папертями, лестницами и крыльцами с обязательными деталями отделки — бочонкообразными колонками, арками с висячей гирькой, наборными кирпичными наличниками окон. Фасады церквей становятся полихромными, яркая раскраска деталей, цветные изразцы придают им праздничную нарядность. В этих храмах выразилось то светское начало, которое современники назвали «узорочье» (церковь Рождества Богородицы в Путинках, Троицы в Никитниках).

Хотя шатровое строительство было запрещено, шатры оставались одной из наиболее излюбленных архитектурных форм и их широко применяли, но не в качестве завершения церкви, а для венчания колоколен и крылец. Высокая, стройная, столпообразная колокольня, завершенная шатром, — одна из самых распространенных тем архитектуры второй половины XVII в.

В конце XVII в. в архитектуре появляется новый стиль, получивший название московского, или нарышкинского, барокко. Это название не объясняет сущности явления. Связь ряда построек с заказами семьи Нарышкиных случайна. Также неправомерно называть это архитектурное направление «барокко», поскольку сходство московской архитектуры конца XVII в. с западноевропейским стилем барокко является чисто внешним. Цикличность и ярусность, симметрия и равновесие масс, известные по отдельности и ранее, в этом стиле сложились в самобытную систему, но во внешнем оформлении наиболее близкую стилю европейского барокко благодаря примененным ордерным деталям.

http://klin-demianovo.ru/wp-content/uploads/2014/12/18e1049865a1e62eee0821dcbac4b58b4fa5ea72122796.jpg
Наиболее полно и ярко новое направление проявилось в строительстве небольших церквей в подмосковных усадьбах. Это ярусные постройки: нижний ярус обычно квадратный в плане, реже прямоугольный, на нем стоит восьмерик, а выше — второй восьмерик, более узкий; композиция завершается барабаном с главой. Очень часто это сооружение расположено на подклете и имеет вокруг открытые галереи. В верхнем узком восьмерике находится звонница, и получалась церковь под колокольней. Декоративное убранство этих храмов существенно отличается от храмов предшествующей поры, перегруженных тяжеловесным и пестрым декором. Новые церкви легки и изящны, на гладком фоне красных кирпичных стен четко и ясно рисуются белые колонки, оформляющие грани объемов. Декор сосредоточен на обрамлении окон и дверей: они, как правило, имеют по сторонам небольшие колонки на кронштейнах, поддерживающие вычурный разорванный фронтончик. Вместо тяжелых кокошников над карнизами проходят полосы резных декоративных элементов, которые часто называют «петушиные гребешки». Ярким памятником данного течения является церковь Покрова в Филях, тонко прорисованные детали которой в сочетании с безукоризненными пропорциями придают ей легкий, ажурный вид, а ярусная композиция создает эффект вертикального движения.

0

43

http://ic.pics.livejournal.com/rimmafy/12898003/3327/3327_900.jpg

Милый сердцу платок

Традиционным головным убором русских крестьянок 100-150 лет назад были шали и платки. У многих народов существовала традиция, согласно которой женщины должны были скрывать волосы, так как считалось, что женские волосы обладают колдовской силой, женщина с непокрытой головой становится легкой добычей и вместилищем нечистой силы. Именно поэтому показаться простоволосой было верхом неприличия, а чтобы опозорить женщину достаточно было сорвать с ее головы убор. Это было самым тяжелым оскорблением. Отсюда и произошло «опростоволоситься», то есть опозориться.

В старину голову покрывали полотенцами, которые назывались убрусами. Сведения о полотенцах-убрусах сохранились в письменных памятниках, начиная с ХII века. Обычай покрывать голову полотенцами существовал в некоторых местах России еще и в ХIХ веке. В глубокой же древности для покрывания головы использовались также и куски ткани – платы. Полотенца-убрусы и платы – платки обычно носили сверх головного убора, и только с отмиранием самобытного народного костюма в ХIХ веке головные полотенца уходят из быта, а платками начинают покрывать голову сначала на мягкие волосники (мягкая шапочка из ткани, которую надевали сразу после венчания), а затем прямо на волосы.

До появления крупной промышленности полотенца и платки ткались крестьянками на простых домашних станках. Их или украшали узорными ткаными полосами, вышивками или красили и набивали на них печатные узоры. Сами же платки появились на Руси в ХVI – XVII веках и назывались «канаватки». Это были довольно большие платы из тонкого шелка с разноцветными полосами. Канаватками торговали восточные купцы, их привозили издалека, и для русской женщины они были бережно хранимой драгоценностью. Такой платок носили вроспуск, накинув на головной убор серединой продолговатой стороны, укутав им всю фигуру.

В фондах Восточно-Казахстанского областного архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея заповедника бережно хранятся и зачаровывают своим разнообразием и красотой шали и платки текстильного производства конца ХIХ-ХХ веков.

Это был самый желанный подарок - всегда во всех случаях любовь, внимание или приязнь выражались подарком головного платка. Платки и шали покупались в лавках на селе или в городе, стоили они дорого, носились бережно. Архивы музея свидетельствуют: до раскулачивания (1920-е годы) в богатых семьях было по сорок сарафанов и по сорок шалей. Старинные платки и шали музейной коллекции в большинстве – праздничные, поэтому они и сохранились до наших дней. Их покупали родители дочерям в приданое, дарили на свадьбу, муж покупал жене, брат – сестре. Особенно любимыми были кашемировые шали - «кашемирочки» - так ласково называли их наши жительницы. Старинные шали отличаются яркостью красок, четкостью рисунка, реалистической трактовкой цветочных мотивов.

Мода на шали пришла в Европу в конце ХVIII века после египетских походов Наполеона I, который привез в подарок Жозефине восточную шаль необыкновенной красоты. Вскоре шали стали непременной частью женского аристократического костюма. Узорчатые, тканые из пуха тибетских коз шали стоили от 1до 15 тысяч руб. за штуку. Подлинные восточные шали, царившие в Европе в 1800-1810-е годы, постепенно вытеснялись фабрикацией французского и английского производства. Очень скоро мода на шали пришла и в Россию, где они пользовались большим спросом. По ведомостям Департамента внешней торговли за 1825 и 1826 годы ценность привоза иностранных шалей в Россию составляла более двух миллионов руб. в год.

С конца ХVIII века в России успешно развивается производство больших платков и шалей, подобных кашмирским. Лучшими считались фабрики В.А. Елисеевой в Воронежской губернии, Н.А. Мерлиной в Нижегородской губернии и Д.А. Колокольцова в Саратовской губернии.

В.А.Елисеева, пытаясь разгадать тщательно охраняемый индусами секрет изготовления шалей, вырезала кусочки с узорами и распускала ткань различными способами. Пять лет упорных поисков принесли желаемый результат. Индийские шали ткали из шерсти тибетских коз, Елисеева заменила эту шерсть пухом сайгаков, в изобилии водившихся в степях Западной Сибири. На русских мануфактурах были выработаны приемы обработки этого сырья для приготовления тончайшей пряжи. Пачка пряжи в 13 граммов содержала нить длиною в 4,5 километра. Полотно шали, сотканное из подобной пряжи, по самой фактуре ткани – ее тонкости, мягкости, блеску – создавало большой художественный эффект. Находка была настолько удачной, что через несколько лет, когда слава о шалях мастерской Елисеевой широко распространилась, о них писали: ′′ Пух сей… оказался столь тонким и мягким, что пряжа, из него выпряденная, уподобляется шелку, и шали, из оной приготовляемые, не только не уступают чистотою и тонкостью тканям настоящим кашмирским, но превосходят их′′.

Исключительного совершенства в ткачестве узорных шалей достигли мастерицы мануфактуры Мерлиной. Созданные ими шали были двусторонними, при ношении можно было использовать и лицевую и изнаночную стороны. Ткачество тончайшими нитями сложнейших узоров, имевших иногда до 60 оттенков, требовало огромного напряжения зрения, необычайной ловкости и гибкости пальцев. Поэтому к работе привлекались молоденькие девушки из крепостных. Труд был тяжелым. Через 10 лет работницы получали свободу от крепостной зависимости. Но цена за свободу оказывалась слишком дорогой – к этому времени они теряли зрение и становились инвалидами. При некоторых мануфактурах для них были созданы богадельни.

На всех русских промышленных выставках, в том числе на первой международной промышленной выставке в Лондоне в 1851 году, эти шали были отмечены самыми высокими наградами. Слава о русских шалях была настолько прочной, что Коленкур – посланник Наполеона I - ′′торговал у Мерлиной шаль для императрицы′′.

В подражание цветным шалям, дорогим и недоступным широкому кругу людей, русские мануфактуры стали выпускать набивные платки. Главными центрами производства стали Москва и Павловский Посад. Наиболее известными предприятиями в Москве были мануфактуры Гучковых, Рошфор, Сопова, Сапожковой и другие, в Павловском Посаде – Лабзина и Грязнова. В начале ХХ века ′′Товарищество Мануфактур Я. Лабзина и В. Грязнова′′ (В настоящее время ОАО ′′Павловопосадская платочная мануфактура) – самое крупное предприятие по выпуску шерстяных платков и шалей, прославившееся далеко за пределами России. Здесь работало более двух тысяч человек. Склады товаров находились в Москве, Харькове, Омске, Ромнах, Урюпине, на Нижегородской и Ирбитской ярмарках.

В течение почти всего ХIХ века платки и шали набивались вручную. Традиции набойки в России идут из глубокой древности. Русская одежда с незапамятных времен делалась изо льна, на котором особенно хорошо получалась набойка, поэтому искусство набивать рисунки достигло в России высокого мастерства. Процесс набойки сложный и длительный. Сначала сотканную материю отбеливали, затем она проходила ряд подготовительных операций перед окраской. Ткань нарезали по величине платков, укрепляли на деревянной раме, для набивки наиболее сложных узоров приклеивали к столу, обтянутому толстым сукном или войлоком. Узор на ткань наносили резными деревянными досками: цветками и манерами. При печатании били по форме тяжелым чугунным молотком, чтобы краска лучше пропитывала ткань, откуда и пошел термин «набойка» или «набивка». Цветками на ткань наносили краски, причем каждый цвет требовал отдельной доски. Контур узора набивали манерами. Их изготовление было более трудоемким: сначала узор на дереве прожигали, заливали свинцом. Полученный таким образом контур накладывали на отдельные доски. В зависимости от величины платка узор разбивался на 4,16, или 24 части. Сначала набивался контур узора, затем последовательно набивались все его краски. Некоторые платки со сложными узорами требовали до 400 накладных досок.

Создание узора для шали было делом очень важным, этим специально занимались художники. Рисунок сам по себе представлял ценность. Чтобы рисунок не мог быть использован конкурентами, он страховался. Созданный рисунок попадал к колористу. Колорис-тическая гамма отличала русские шали от восточных и западных. Насыщенные, но очень чистые и нежные тона красного, розового, зеленого, синего, бирюзового, фиолетового, желтого в декоративных цветочных узорах русских шалей создавали мажорное настроение, отвечающее русскому народному вкусу. Платки носили девушки и женщины в разное время года, в будни - попроще, в праздники - понаряднее, они придавали женскому костюму особую красочность и своеобразие. Платок наряду с сарафаном стал символом русского костюма.

Исследователи М. Швецова, посетившая наши края в конце 1890-х годов, Н. Гринкова – в 1920-х годах, отмечали красоту головного убора крестьянок. Девушки носят шали, свернутые широкой полосой, которая накладывается серединой на лоб и обертывается вокруг головы, концы ее сзади перекручиваются и искусными завитками переводятся снова наперед, получается нечто вроде короны, высокой спереди и понижающейся сзади; темя остается при этом открытым. Замужние женщины оставляют угол шали не завернутым для прикрытия темени, пожилые распускают концы шали по спине, а молодые закручивают вокруг головы.

В городской и купеческой среде укоренился обычай покрывать шалью плечи, что соответствовало русской традиции костюма скрывать формы женского тела.

В ХХ - ХХI веках платки и шали стали одним из необходимых аксессуаров. Современные текстильные изделия сохраняют и развивают традиции, реагируя на требования моды и вкусы времени.

0

44

http://www.technoshop.ru/media/pic_middle/0/2719.jpg

Шаль с «сырцом»

Архивные материалы музея свидетельствуют: «Раньше без платка женщине – Боже упаси – выйти на народ! Дома она причешется, косы заплетет, 2 косички, шашмурку (мягкая шапочка из ткани) наденет и платочек повяжет». Исследователи: М. Швецова, посетившая наши края в конце 1890-х годов, Н. Гринкова – в 1920-х годах, описывая женский костюм, отмечали красоту женского головного убора. Девушки носят шали, свернутые широкой полосой, которая накладывается серединой на лоб и обертывается вокруг головы, концы ее сзади перекручиваются и искусными завитками переводятся снова наперед, получается нечто вроде короны, темя остается при этом открытым. Замужние женщины оставляют угол шали не завернутым для прикрытия темени.

Раньше носили шали, полушалки, платки и подшалки - такая классификация платков, причем с вариантами объяснений, бытовала у жительниц нашего края: «шаль и полушалок обязательно должны быть с кистями, полушалок меньше размером, чем шаль, платок без кистей, может быть и одноцветным и многоцветным, подшалок – с рисунком в углу». Или: « Шаль - она большая, а платок поменьше. Платок просто повязывали – носили дома. Подшалок тоже с кистями, но поменьше шали, его надевали на платок. Шаль не наденешь каждый день».

Особенно популярными в крестьянской и купеческой среде были кашемировые и, так называемые, ''турецкие'' или ковровые платки и шали. Информаторы называют их шали с сырцом, имея ввиду нескрученные шелковые нитки, которыми выткан узор. Так, Рахманова Харитинья Матвеевна, 1926 года рождения, жительница г. Зыряновск, вспоминая рассказы матери, поведала о том, что шали с сырцом привозили из Китая перекупщики-торговцы. Они уезжали с рогами (пантами), а оттуда привозили товары, которые продавали по деревням. За такую шаль можно было отдать корову или три рубля. Шали эти и назывались трехрублевые. Шелковые шали в две цветные нитки нашими местными жительницами назывались ''двухличками'', а тонкие, легкие по весу шелковые шали – ''ветродуйками''. Характерным художественным приемом для украшения платков было сочетание контрастирующих ярких тонов: черного с оранжевым, зеленого с красным и так далее. Платки и шали покупались в лавках на селе или в городе, стоили они дорого и носились бережно. До раскулачивания (1920-е годы) «…в богатых семьях было по сорок сарафанов и по сорок шалей».

Старинные платки музейной коллекции в большинстве – праздничные, поэтому они и сохранились до наших дней. Их покупали родители дочерям в приданое, дарили на свадьбу, муж покупал жене, брат – сестре. В 1930-40-е голодные годы матери разрезали шали на части дочерям на память.

Известно и обрядовое значение платков. По местной свадебной традиции у русских старожилов жених и невеста обозначались специальными обрядовыми деталями костюма. Жениху обычно через плечи повязывали шали, сложенные по диагонали углом или полосой. Невесту покрывали особой накидкой, закрывавшей ей голову, сзади доходящей до пояса, спереди свешивающейся на лицо. В селе Сенном, например, ее делали из двух неразрезанных купонов набивных платков, в Быструхе – набрасывали кашемировый платок – «кашамирку».

http://www.moscvichka.ru/photo/moscvichka/2013/10/doc6c8qen2oyyc1ml9p2zl.jpg
Повязка  платка «по-бабьи».

У многих народов существовала традиция, согласно которой женщины должны были скрывать волосы, так как считалось, что женские волосы обладают колдовской силой. Женщина с непокрытой головой становится легкой добычей и вместилищем нечистой силы, именно поэтому показаться простоволосой было верхом неприличия, а чтобы опозорить женщину, достаточно было сорвать с ее головы убор. Отсюда и произошло - «опростоволоситься», то есть опозориться.

0

45

Материал:
Инь-Янь
Воительница
http://forumavatars.ru/img/avatars/0012/8d/0b/10-1459684498.gif

Русский народный костюм.

Праздничный девичий костюм из Вологодской губернии.
Известный русский художник И. Билибин изобразил девушку из северной деревни. Ее наряд — сарафан клинник и душегрея перо сшиты из покупного штофа с богатым узором. Такую ткань привозили из стран Востока. А вот головной убор венец — русской золотошвейной работы.
http://s8.uploads.ru/t/FKtgk.jpg
Праздничный женский костюм из Вологодской губернии.
Снова И. Билибин, и снова вологодская крестьянка. Только на сей раз молодуха — так называли женщину в раннюю пору замужества, чаще до появления первенца. Богато украшенный костюм ее символизировал этот цветущий возраст, как бы призывая на будущую мать благодать неба и земли. Сарафан и душегрея сшиты из узорного штофа, причем последняя отделана полосами золотного шитья. Высокий золотошвейный кокошник убран каменьями. Поверх его повязана врос-пуск шелковая шаль, превратившаяся в накидку.

Статью эту можно озаглавить и так: «Одежда русской деревни». На протяжении многих веков абсолютное большинство населения России составляли крестьяне. Они вели натуральное хозяйство, обеспечивая себя всем необходимым, включая одежду. Самой судьбой своей неотделимый от жизни земли, пахарь был частью родной природы, и костюм его в наибольшей степени отвечал особенностям российского климата.

Важно и другое. Крестьянин лишь по крайней нужде отлучался из своего селения, чужедальние гости тоже были редки. Поэтому в его одежде, избежавшей внешних влияний, ярко выразились миропонимание, обычаи, характер, вкус — внутренняя суть коренного русского человека. Вот отчего в течение долгих веков прежде всего крестьянство являлось хранителем национальных традиций в костюме. Особенно же после знаменитого указа Петра, обязавшего всех, кроме крестьян и духовенства, носить платье европейского образца. Горожане вынуждены были перейти на «немецкую» одежду, и только жители деревни продолжали носить народный костюм.

http://s9.uploads.ru/t/gh3vS.jpg

«Привески» — элемент головного
убора девушки. Томская губерния.
Конец XIX — начало XX века.

Каким же он был? Очутившись лет сто назад на крупной ярмарке где-нибудь в Макарьеве или Ирбите, вы бы поразились разнообразию нарядов, особенно женских: и двух одинаковых не сыскать! Действительно, за века чуть не в каждом селе необъятной России сложились собственные традиции — так что по расцветке или узору одежды можно было узнать, откуда хозяйка родом. Более всего разнились костюмы северных и южных губерний, своеобразно одевались сибирячки. Об этих ансамблях и расскажем.

Традиционный женский наряд русского Севера часто называют «сарафанным комплексом», так как основные его части — рубаха и сарафан. Рубаху наши предки носили с незапамятных времен — это подтверждается множеством связанных с ней поверий. Например, собственную сорочку не продавали: считалось, что заодно продашь и свое счастье. Не потому ли так ценились в народе люди, готовые отдать нуждающемуся последнюю рубашку? Это была главная, а порой и единственная одежда: по обычаю деревенские парни и девушки еще в XIX веке кое-где до самой свадьбы ходили в одних рубахах, перехваченных пояском.

http://s9.uploads.ru/t/NkCfy.jpg

Праздничная женская рубаха. Олонецкая губерния. Начало XIX века.
Украшая рубаху щедрой вышивкой, мастерица использовала бумажную, шелковую и золотную нити.
Особенно интересен узор на подоле: Древо Жизни с птицами по бокам.

В старину рубаху шили из льняного или конопляного холста, пропуская цельное полотнище от ворота до подола. Отсюда и название — проходчица, бытовавшее в Вологодской губернии. Но уже в прошлом столетии такая одежда встречается лишь как свадебная и похоронная, в обычное же время носят рубаху из двух частей. Верхнюю называли на Севере рукава и шили из более тонкой, даже покупной материи, нижнюю — стан — из обычной домотканины.

В русской деревне украшали не всякую одежду, а только праздничную и обрядовую. Самую богатую, годовую, надевали три-четыре раза в году, в самые торжественные дни. Ее очень берегли, старались не стирать и передавали по наследству.
Готовя нарядную рубаху, деревенские рукодельницы показывали все, на что способны. Рукава, плечи и ворот, не закрытые сарафаном, расшивали красными нитками. Часто украшали и подол. У особых рубах, которые с пояском надевали на покос или жатву, его почти сплошь покрывал вышитый или тканый узор. Шли с песнями — ведь для крестьян сбор урожая не только тяжкий труд, но и великий праздник. В Олонецкой губернии бытовала нарядная плакальная рубаха, или махавка, с очень длинными и узкими рукавами. Невеста надевала ее в день свадьбы и, прощаясь с родителями, махала концами рукавов вокруг головы и по полу, причитая обушедшем девичестве и будущей жизни в чужой семье...

http://s9.uploads.ru/t/YsyOw.jpg

Юбка «подольница». Олонецкая губерния. Начало XX века.
Удивительно красива эта юбка, почти сплошь покрытая тканым узором. Приглядевшись к нему, можно увидеть, как мерно шествуют вокруг солнечных ромбов олени с ветвистыми рогами. Сюжет выбран не случайно. Такая юбка отделилась от рубахи покосницы, подол которой щедро украшали браным ткачеством. На первый выгон скота молодые женщины надевали по две, а то и три подольницы, показывая солнышку и подружкам свое богатство.

Интересно, что слово «сарафан» впервые встречается на Руси в документах XIV века применительно к мужской одежде. Наиболее древний тип женского сарафана — шушпан со сплошным передним полотнищем. Но уже в прошлом веке его донашивали пожилые крестьянки, а молодежь освоила распашной сарафан, застегивающийся на ажурные металлические пуговицы. Из-за большого числа клиньев, сильно расширяющих его в подоле, он получил название клинник. Впрочем, встречались и другие названия — по ткани: кумашник, набоешник, штофник — ведь клинники шили не только из окрашенной в синий или красный цвет домотканины, но и из покупных материй. Необыкновенно популярен был кумач, который шел на праздничную одежду. На самую же нарядную брали шелковые ткани — атлас и штоф, а в наиболее зажиточных семьях — парчу. Во второй половине XIX века на смену косо-клинному пришел прямой сарафан из пяти-шести полотнищ с узкими лямками: лямошник, круглый, раздувай, москвич, шубка.

Помнится, не так давно были модны широкие платья без пояса, выдержанные будто бы «в русском стиле». Но так ли? Ведь на Руси никогда не ходили распояской, и первой «одеждой», которую получал новорожденный, был именно пояс: считалось, что он оберегает от бед. Известны самые разные опояски: тканые, вязаные, плетеные. Широкие — для верхней одежды и поуже — для горничной, праздничные и повседневные. Из гарусной шерсти ткали узорные пояса с пышными махрами на концах. Многие были «со словесами» — искусно вытканной строкой молитвы или посвящения. А то просто: «Кого люблю, того дарю», и имена...

http://s9.uploads.ru/t/8G5ZA.jpg

Праздничный костюм девушки из Архангельской губернии.
Наряд кажется поначалу простоватым. Но почему он так притягивает взгляд? Своедельская рубаха из беленого холста расшита красными нитками. С ней хорошо сочетается сарафан набоешник с яркими пятнышками рябинок и зубчиками красной тесьмы на подоле. А желтая перекликается по цвету с головной повязкой, шитой жемчугом и каменьями. Ансамбль, создающий образ девической чистоты, довершает тканый поясок — древний символ целомудрия. Да, за внешней простотой — тонкий вкус и рукодельный навык, большой труд и великое терпение!

Наконец, головной убор, без которого костюм русской крестьянки просто немыслим. Ведь по древнему обычаю замужняя женщина не показывалась на людях простоволосой — это считалось большим грехом. Девушки могли не покрывать волос. Отсюда различие уборов: у замужней это глухая шапочка, у девушки — перевязка, оставляющая верх головы незакрытым.

Великолепны праздничные кокошники северянок, расшитые золотной нитью и речным жемчугом (до XVIII века Русь им была очень богата). Своей формой они походили на распушившуюся курочку, но кое-где имели иные очертания. Скажем, нижегородские — с высоким гребнем в виде полумесяца или островерхие костромские. Нарядная девичья коруна действительно напоминала старинный царский венец с причудливыми зубцами, которому вторил парчовый косник, также отделанный жемчугом и шитьем. В будни девушки носили ленточку или платок.

http://s8.uploads.ru/t/cu3xF.jpg

Праздничный женский костюм из Рязанской губернии.
Недаром традиционный русский костюм называют «многослойным»: рубаха, понева, навершник, занавеска, кичка, платок... И совершенно непривычное для нас обилие украшений! Возьмите прямой, как мешок, длинный навершник. Холста, из которого он скроен, не видно — практически весь он закрыт нашивками из тесьмы и позумента. Но что удивительно: немыслимый преизбыток одежд и пестрота красок непостижимым образом приведены в гармонию.

Что еще дополняло основной костюм? С богатым сарафаном надевали для тепла парчовую душегрею, собранную на спине красивыми складками. С рукавами — называлась епанёчка, на лямках — коротенька. Вышитый передник тоже мог иметь рукава, но чаще надевался на шею или повязывался над грудью. Ну и в праздник — красивый платок или шаль, скажем, каргопольский золотой плат с узорами. Таков наряд крестьянок русского Севера.

Костюм южных губерний заметно отличался от него. И по составу — это так называемый «поневный комплекс». И по материалам — здешние крестьяне жили беднее и не покупали дорогих тканей. И по стилю — южнорусский костюм ярче и пестрее, чему причиною иной климат и соседство степных народов.

http://s8.uploads.ru/t/RYdQJ.jpg

Праздничный женский костюм из Воронежской губернии.
Это тоже жительница южной Руси — видите, как ярок наряд! Да и состав костюма иной: основа его — клетчатая понева с синей прошвой. По подолу тесьма и рядок тканого узора; шерстяной пояс с концами из разноцветного бисера. Из него же нагрудное украшение. А венчает фигуру рогатая кичка с золотошвейным налобником и шерстяными розетками у висков.

Основу его составляет древняя поясная понева. Представьте себе три сшитых полотнища с продетым вверху шнуром — гашником. Их обертывают вокруг бедер и укрепляют на талии, причем полы не сходятся и в просвете видна рубаха. Это старинная распашная понева. Глухая появилась позже, когда прореху стали закрывать полотнищем другой материи — прдшвой.

Делали поневу обычно из шерстяной домотканины, синей или черной, в крупную клетку. Этот орнамент дополняли вышитым или тканым узором, молодухи к тому же нашивали ленты, кисти, пуговицы, блестки. Для здешнего наряда вообще характерна повышенная узорность. Скажем, на плечи рубахе, и без того насыщенной вышивкой и ткачеством, часто нашивали красные прямоугольники — налёты. Сама рубаха суцельная и очень длинная. Ее подтягивали до колен, и у пояса образовывался большой напуск, который использовали как карман. Из-за этого мешка рязанок в старину часто дразнили «косопузыми».

В полный ансамбль входили еще навершник древнего туникообразного покроя и передник, прикрывающий прореху или прошву. Все это вы увидите на иллюстрациях. А вот о головном уборе замужней женщины — кичке следует сказать особо. Это целое сооружение, состоявшее порой из десяти частей, а по весу достигавшее семи килограммов. Кое-где ее называли «сорокой» — по верхней части, напоминающей в разложенном виде птицу с крыльями.. Сначала надевали собственно кичку — холщовую шапочку на вздержке с твердым остовом. В передней части ее нередко возвышались рога. Видимо, они свя

заны с какими-то весьма древними представлениями, ибо раскопанные в Киеве глиняные женские фигурки тоже имеют двурогие уборы. Поверх кички надевали расшитые золотом или бисером налобник, позатыльник, сороку, наушники... Как ни странно, русские женщины долго не хотели расставаться со всем этим. И. С. Тургенев рассказывает, как один помещик велел крепостным заменить «тяжелые и безобразные» кички на кокошник, но крестьяне носили его... поверх кичек. Известна и задорная частушка: «Рязанские рога не кину никогда: буду есть одну мякину, а рога свои не кину!..»

http://s8.uploads.ru/t/tibwv.jpg

Праздничный женский костюм. Забайкалье. Середина XX века.
Предки этой женщины переселялись в Сибирь целыми семьями, отсюда и название — «семёйекие Забайкалья». В большой чистоте пронесли они через века старинные обычаи и обряды и едва ли не до сего дня носят традиционную одежду. На рисунке мы видим обычный для Руси ансамбль: рубаха, сарафан, передник, кичка, шаль. Правда, все это с подробностями, свойственными именно семейским. Скажем, шаль повязана особым образом — наподобие чалмы, а на груди несколько ниток янтарных бус. Порой их набиралось до двенадцати, а отдельные янтарины были столь массивны, что получили название фунтовых.

Своеобразен сибирский костюм. Русские люди переселялись в Сибирь из самых разных мест европейской России. Со временем их привычные наряды менялись в новых природных условиях. Причем многое переселенцы заимствовали у местных народов, особенно теплую одежду и обувь. Так, в низовьях Оби мужчины и женщины носили ненецкую малицу из оленьего меха шерстью внутрь с капюшоном и рукавичками. Осваивали и новые ткани, ибо лен и конопля росли не везде. Например, в Забайкалье повседневные сарафаны шили из синей хлопчатобумажной дабы, которую привозили из Китая, для праздничных же широко использовали восточные шелка. Однако в целом традиционный костюм сохранился в Сибири и даже обрел неповторимые черты, особенно там, где переселенцы жили большими селами, свято храня обычаи отеческой старины.

Состав мужской одежды был повсюду одинаков. А вот о пестряди, из которой наравне с холстом шили рубахи и порты, стоит рассказать. Это клетчатая или полосатая ткань из крашеной пряжи. Расцветка и узор порой восхитительны — недаром деревенские щеголихи носили сарафаны пестрядинники. Клетка шла на рубахи, а полоска на штаны, которые так и назывались — синеполосые.

http://s9.uploads.ru/t/0Osjt.jpg

Праздничный мужской костюм из Архангельской губернии.
Примерно так одевались крестьяне по всей России: рубаха, порты и пояс.
На голове грёшневик— широко распространенный убор из валяной шерсти.
Иногда его украшали лентами и цветами.

Наконец, обувь. Мы привыкли к мысли, что в деревне все ходили в лаптях. А ведь их носили преимущественно в центральночерноземных губерниях, где сильнее сказалось крепостное право. Тут даже венчали и хоронили в лаптях. Зато степняки, поморы, сибиряки их вовсе не знали. На Севере лапти плели для работы, ибо на покосе или жатве они незаменимы : удобные, легкие и ногу не наколешь. В праздники же надевали обувь кожаную — сапоги, полсапожки, башмаки. И еще коты с красной оторочкой — что-то вроде туфель попросторнее, чтобы нога в шерстяном чулке вошла. Вязаные чулки до колен с узорной опиской носили и мужчины и женщины, но с лаптями — обычно холщовые или суконные онучи белого цвета. Кажется, самая незамысловатая деталь костюма, а сколько и тут выдумки! Оборы, которыми привязывали обувь к ноге, часто плели из черной шерсти — представьте, как красиво перекрещивались они поверх праздничных онуч!

http://s9.uploads.ru/t/MXVqD.jpg

Праздничная мужская рубаха. Семипалатинская губерния. Конец XIX — начало XX века.
Весьма красочной была мужская одежда так называемых «бухтар-минских старообрядцев», живших на Южном Алтае. По богатству украшений рубаха, которую вы видите, мало чем уступает женской: кумачовые ластовки и нашивки, вышивка и мережка. Готовя подарок жениху, невеста с особым старанием вышивала верх груди, где, по древним поверьям, обитала душа. Находившийся там узор в виде решетки называли оконышком и украшали бисером.

Красота и польза никогда не расходились в народном искусстве со смыслом. Вспомним узоры на рубахах, поневах, передниках: Женщины с воздетыми руками, неотцветающее Древо Жизни, солнечные ромбы с крестами посредине... Ученые доказали, что все они выражают идею плодородия матери-земли, столь близкую душе земледельца. А верхняя часть костюма была связана с идеей неба. Взять хотя бы названия головных женских уборов, напоминающие о птицах: сороке, курице (по-старому кокоши), лебеде («кичет лебедь белая»). Таким образом, одетая в свой праздничный многослойный наряд, русская крестьянка представляла собой образ целой вселенной, как ее тогда люди представляли. Выглядела величаво, представительно; выступала торжественно.

http://s8.uploads.ru/t/7WLNq.jpg

Праздничные мужские порты. Семипалатинская губерния. Конец XIX — начало XX века.
Переселившись в XVIII веке на склоны Алтая, «бухтарминцы» были вынуждены приспосабливаться к иным условиям жизни. И со временем в костюме их появились новые черты. Например, вышивки на мужских штанах, в европейской России встречающиеся крайне редко. Причем орнамент часто сочетал русские и казахские мотивы. В нашем примере традиционному Древу Жизни предстоят вполне реалистические кони, игравшие в жизни переселенцев столь важную роль.

Всегда очень важно, что за человеком стоит. Русский крестьянин много бедствовал, часто был неграмотен. Но за ним стояла родная природа, от которой он себя не отделял, великий народ с его историческим и духовным опытом, древнейшая из культур — земледельческая. Им крестьянин служил, их представителем был. Это и выразилось с такой силой в его костюме.

http://s9.uploads.ru/t/BSRHG.jpg

Мужской и женский костюмы для зимних поездок. Центральные губернии России.
На бабе овчинная шуба, на мужике суконный зипун. Художник несколько модернизировал его: у русских одежда застегивалась только на левую сторону. Шубы и тулупы делались с очень глубоким запахом, так что мать могла даже укутать ребенка. На голове у мужчины свое-делъекая валяная шапка, у женщины поверх кокошника фабричная шаль. Лапти с теплыми онучами либо катанки, варежки узорной вязки. Кнут в руку — и пошел!

http://s9.uploads.ru/t/7pWvR.jpg

Передник с земледельческими календарями-«месяцами». Олонецкая губерния. Конец XIX века.
Затейливые узоры, вышитые на каргопольском переднике, не что иное, как древние земледельческие календари. Шесть лепестков и шесть ростков внутри круга обозначают 12 месяцев, а условные значки снаружи — важнейшие вехи годичного круга полевых работ. Например, 2 мая — «Борис-Глеб — сею хлеб», 31 мая — «Придет Федот — земля примется за свой род». Подобные месяцесловы вышивали еще на подолах рубах и на полотенцах. Можно понять, как дорожили этими вещами, бережно передавая их по наследству.

А. ЛЕБЕДЕВА,
кандидат исторических наук
Рисунки Н. Виноградовой, Г. Вороновой

0

46

http://maptab.ru/images/gallery/ekspozitsii/213.jpg

Рубе́ль (ребрак, пральник) — предмет домашнего быта, который в старину русские женщины использовали для глажения белья после стирки.
Отжатое вручную бельё наматывали на валик или скалку и раскатывали рубелём, да так, что даже плохо выстиранное белье становилось белоснежным, как будто из него все «соки» выжали.

Отсюда пословица: «Не мытьем, а катаньем».

http://mtdata.ru/u15/photo4AB8/20232204503-0/original.jpg

0

47

Набойка — способ украшения ткани.

http://s9.uploads.ru/t/lp59L.jpg

Название она получила от процесса работы, когда по доске с рисунком, наложенной на ткань, ударяли деревянными молотками для лучшего проникновения красителя в ткань.
http://sa.uploads.ru/t/3UExi.jpg

В России с давних времён известны способы украшения ткани различными узорами. Первоначально это были тёмные (красные, чёрные, серые) узоры по светлой ткани, которые назывались «выбойка», потому что при изготовлении краска вбивалась в ткань.

В начале 17 века слово « выбойка» стало исчезать, замещаться на «набойка» и связано это было с тем, что ткани стали красить как бы наоборот: теми же самыми досками - манерами на ткань наносился узор, но вместо краски использовали состав, который предохранял ткань от окрашивания. А затем ткань, с нанесённым узором погружали в краску, проваривали и прополаскивали. Фон окрашивался в красные, коричневые или чаще всего – синие цвета, а место с нанесённым узором оставалось белым. Название она получила от процесса работы, когда по доске с рисунком, наложенной на ткань, ударяли деревянными молотками для лучшего проникновения красителя в ткань.

В России с давних времён известны способы украшения ткани различными узорами. Первоначально это были тёмные (красные, чёрные, серые) узоры по светлой ткани, которые назывались «выбойка», потому что при изготовлении краска вбивалась в ткань.

http://sg.uploads.ru/t/FNZ2Q.jpg

0

48

Э. Л. Емельянова
Как наши предки шили одежду

1. Как выращивали лен

Били меня, колотили,
Во все чины производили,
На престол царем посадили…
(Лен)

Лен - первый текстильный материал растительного происхождения, который стали использовать люди. Несколько тысяч лет назад шить одежду из льна научились жители Индии. Позднее лен стали выращивать в Ассирии и Вавилоне. Египтяне изготавливали льняную ткань удивительного качества - необычайно легкую, тонкую и прочную. Качество волокна определяют по длине нити, получаемой из 1 кг пряжи. На современных фабриках из 1 кг пряжи вырабатывается нить длиной 40 км. В Египте у лучших мастеров из 1 кг выходило 240 км пряжи, настолько тонкой была нить. Такая ткань ценилась на вес золота - на одну чашу клали золотые слитки, на другую - ткань. К сожалению, секрет египетских мастеров до сих пор не открыт.
На Руси лен разводили с незапамятных времен. Хлопок у нас не растет, а вот для выращивания льна условия благоприятные. Русское льняное волокно в старину называли в Европе "северным (русским) шелком".
В середине VI века русский лен получил мировую известность. Персидский писатель Эд-Дин сообщал, что льняные одежды из земли русской знают за Самаркандом, в Северной Индии, в Калькутте и Дели. Лен с охотой покупали немцы, англичане, голландцы и французы.
Однако вырастить хороший лен сложно - процесс получения льняной ткани крайне трудоемкий.
Сеяли лен в мае. К севу тщательно готовились, отбирали семена, следили за приметами, чтобы посеять лен именно в нужный день - тогда он будет хорошо расти. Особое внимание уделялось фазам Луны: если хотели вырастить долгий, волокнистый лен, его сеяли "на молодой месяц", а если "полный в зерне" - то в полнолуние. Лен, возделываемый ради тонкого волокна, сеяли густо; чтобы стебли росли близко друг к другу и мало разветвлялись, на каждом стебле появлялось лишь два или три цветка. В то время когда лен зацветал, стебли в нижней части должны были совсем подчиститься. Сеяли лен обычно мужчины, доверяли эту работу самым искусным сеятелям. Впереди шел уважаемый праведный человек, которому боги даровали "легкую руку": чего ни коснется, все растет и цветет. Сеять старались утром или вечером, когда поле покрыто росой, в тихую теплую погоду, чтобы ветер не разносил семена по сторонам.
https://profilib.com/reader/13/99/b149913/002.jpg

При благоприятных условиях (если не было заморозков и засухи) семена быстро прорастали - на 5–6-й день появлялись всходы. Летом труженики тщательно ухаживали за посевами, следили, чтобы лен не зарос сорняками, чтобы его не погубили вредители или болезни. Все работы важно было проводить вовремя, лен растет быстро - созревает за 11–14 недель: "Лен две недели цветет, четыре недели спеет, а на седьмую неделю семя летит".
По мере роста и созревания стебель льна бледнел, становился полупрозрачным; нижние листья довольно рано начинали вянуть и опадать. Убирали лен в три периода, в зависимости оттого, какую ткань хотели получить. Самое тонкое, мягкое, блестящее, легко отбеливаемое волокно делали из недозрелого льна, у которого пожелтела только нижняя часть стебля. Правда, такая ткань была непрочной. Более грубое, но и более прочное волокно получали из льна, стебли которого желтели до половины. Самая прочная ткань выходила из созревшего льна.
Лето на Руси короткое, собрать урожай важно было до наступления холодов. Подмороженное волокно приобретало красный цвет, что считалось недостатком.
Уборку льна старались начинать после небольшого дождя, когда земля размягчена и вырывать растения легче. Стебли вытаскивали с корнями и клали рядом "в кресты" - одну горсть на другую. Горсть - это ровно столько, сколько может захватить рука взрослой женщины. Из собранных растений выбирали сорные травы, выравнивали корневые концы, отряхивали землю.

2. Отделение волокон от стебля. Мочение льна

Подсохшие снопы увозили с поля в специально построенное для обмолота здание - гумно. В некоторых местностях (там, где теплее) коробочки с семенами прямо на поле отрывали руками либо обрубали топорами, срезали косой. Семенные коробочки обмолачивали колотушками, дубинками, цепами, вальками, лапами (изогнутыми тяжелыми и очень прочными палками, вырезанными из ствола дерева вместе с корнем). В дело шли все подходящие инструменты. В работе участвовали дети, молодежь, главное - нужно было сделать работу в короткие сроки. Полученные семена ссыпали в крепкие холщевые мешки и хранили в сусеках - специально отгороженных местах в зернохранилище или амбаре. Стебли, которые предназначались для изготовления ткани, связывали в снопы, при необходимости досушивали.
Льняной стебель состоит из двух главных частей: деревянистого стволика и луба - слоя волокон, склеенных между собой и со стволиком особым клейким, "камедистым" веществом, которое растворяется в воде. Снаружи луб покрыт зеленой кожицей. Деревянистый стволик практической ценности не имеет, для изготовления тканей используются только волокна. Вес чистого волокна составляет всего лишь пятую часть веса стеблей.
Чтобы отделить волокно от древесины, камедистое вещество растворяли в воде. Сделать это можно было "росением" или "мочением". Отсюда два названия льняного волокна: "росенец", или "стланец", и "моченец". Там где позволяли погодные условия, после сбора льна стояли теплые дни, выпадала роса, предпочтение отдавали росению. Лен раскладывали - стелили (отсюда название - стлище) тонким слоем. Для стлища выбирали место ровное, освещаемое солнцем, защищенное от ветра. Желательно, чтобы неподалеку был водоем, тогда в случае засух стебли можно было дополнительно полить. Разостланный лен вылеживался в течение трех-четырех недель. Роса смачивала лен неравномерно, поэтому стебли периодически переворачивали. По мере созревания стебли льна приобретали серый цвет.

В некоторых районах лен мочили. Для этого выбирали водоемы со стоячей водой либо с медленным течением, при котором лен не заносился бы илом. Снопы на возах доставляли к водоему, опускали в воду, сверху прижимали гнетом - бревнами. От качества и свойств воды зависел цвет ткани, вода требовалась чистая и мягкая. Из льна, вымоченного в озерах, ткань получалась белой. Если лен мочили в реке, предугадать цвет ткани было сложно. Ткань могла приобрести желтоватый оттенок. В реках вымачивали подмороженный лен, чтобы скрыть красноту. Ткань, полученная из льна, который вымачивали в слишком холодной воде, могла приобрести синеватый оттенок. Важно было точно выдержать и время вымачивания. Если стебли передержать - ткань становилась менее прочной. Мочение продолжалось от 4–7 дней до нескольких недель. Крестьяне следили за процессом, делали пробы, высушивали лен и проверяли, хорошо ли отделяются древесные волокна ("костица") от лубяных. При мочении лен становился скользким, от него исходил гнилостный запах. Прежде чем достать из воды, стебли тщательно выполаскивали, отжимали и только потом ставили сушиться. С развитием льноводческого хозяйства для мочения льна стали строить специальные помещения с печью и котлом для нагревания воды. В теплой воде (28 градусов) процесс мочения льна проходил быстрее - в течение двух суток, однако волокна, полученные таким способом, были менее качественными. Оптимальная температура, при которой получается сырье наилучшего качества, - 17–20 градусов.

0

49

Э. Л. Емельянова
Как наши предки шили одежду

3. Как лен сушили и мяли

После мочения лен сушили у печки в риге (специальный сарай), а если ее не было, то в бане. Для сушки устанавливали толстые жерди - колосники, а над ними закрепляли тонкие - разлуки. Снопы развязывали и ставили вертикально на колосники, верхушки опирались на тонкие жерди.
Чтобы просушить лен, хватало одной топки печи - ставили лен в полдень, а к утру, к первым петухам - он уже высыхал. И здесь тоже важно было соблюдать меру. Стоило немного лен пересушить, он становился ломким, ткань из него получить было невозможно и он годился разве что на паклю. Высушенный лен называли трестой.
Вот как описывала процесс сушки Н. А. Деревнина: "Сушили лен в бане, на повите, потом на полатях. Но самые нетерпеливые хозяйки несли его сразу в избу и сушили на широкой русской печи. Высушенный лен имеет неказистый вид: темный, сухой, ломкий, занозистый. И только сами мастерицы знают, как идет превращение невзрачного стебелька в белоснежную ткань".
На следующем этапе работы надо было отделить древесину от волокон. Для этого лен мяли в три приема с помощью различных приспособлений - мялок. Используя мялку, разламывали костицу (деревянистую оболочку стебля) и частично ее удаляли. Мять лен начинали осенью, когда были закончены все полевые работы и убран хлеб.
Мялка представляла собой брус с выдолбленными в нем пазами; один конец снабжен парой ножек, другим концом мялка устанавливалась на скамье или на обрубке бревна. Подвижная часть мялки - нож, или било, - соединялась с неподвижной частью шарниром, имела два ребра, входивших в пазы бруса. Пучок тресты клали поперек мялки и ударяли по ней ножом. Предельная производительность такой мялки была не более двух пудов волокна в сутки. Если льна было много, могли использовать мялку, с двойным билом: на его нижней поверхности делали не одно, а два ребра. В конце XIX века в помещичьих хозяйствах появились механические мялки - ручные и конные.

Затем лен мяли на легких горизонтальных мялках столярной работы - бросальницах. Они работали по такому же принципу, но имели несколько иную конструкцию. Бросальницы выполняли то же действие, но более тонко и чисто. На мялке - мнут, на бросальнице - бросают и перебрасывают. Для лучшей очистки волокон щель бросальницы обворачивали старой сетью или грубой тряпицей.

Пословицы и поговорки:

Удастся лен - так шелк, не удастся - зубами щелк.
Чем ленок дольше, тем доход больше.
За лен держись - обеспечишь жизнь.
Много льна - денег закрома.
Лен ручки любит.
Кто в лен одет - доживет до 100 лет.
Лен не уродился - в мочало пригодился!
Не земля родит лен, а мочило.
Кто пожнет лен, пожнет золото.
Игра "Льняная гимнастика"
Били лен, били (стучать кулачками по спине).
Топили, топили (растирать ладонями).
Колотили, колотили (похлопывать).
Мяли, мяли (разминать пальцами).
Трепали, трепали (трясти за плечи).
Белы скатерти ткали (чертить ребрами ладоней).
На столы накрывали (поглаживать ладонями).


4. Трепание и очес льна

Измятый лен очищали от остатков кострики. Для этого его трепали. Причем работать надо было очень быстро, чтобы лен не успел наполниться влагой. Иначе волокна приходилось снова досушивать.
Лен трепали разными способами - ударяя волокном о столб или стену, но чаще это делали, используя "трепало" - легкую дощечку из хвойного дерева лопатообразной или ножевидной формы. В каждой семье было несколько инструментов, среди них персональные, сделанные специально для хозяйки, и те, что передавались по наследству.
Различались трепала и по форме. Для сильного льна со здоровым волокном использовали тяжелое длинное трепало. Для слабого путаного льна - трепало легкое и короткое. Трепали лен, удерживая пучок льна на коленях или в руке на весу. Другой конец наматывали на кисть левой руки и били по свисающему концу, все время подергивая волокна вверх, отхлестывая их о другое ребро трепала и поворачивая. Так же обрабатывали другой конец пучка. Затем лен выворачивали внутренними волокнами наружу и опять трепали поочередно оба конца.
При работе тщательно соразмеряли силу и направление удара. Иногда лен перекидывали через мялку или край ушата. Использовали для этого и специальное приспособление в виде короткого вертикального бревнышка, к торцу которого ребром прибивали горизонтальную доску, через которую и перекидывали стебли льна.
Для трепания молодые женщины собирались в пустом хлеву, или в бане, или в нежилой, но теплой избе - вместе работа спорится. Трепание - тяжелое и грязное занятие. За день трепки стены и окна покрывались серой льняной пылью. Если позволяла погода, а лен иногда обрабатывали после зимовки - на следующее лето, то работали на свежем воздухе. Во время трепания пели, сочиняли частушки, обсуждали разные события.

Трепаный лен сортировали по цвету и качеству. Отходы, остававшиеся после трепания льна, использовали для хозяйственных нужд - делали жгуты, вили грубые веревки, конопатили бревенчатые строения, подстилали скоту.
Чесали лен обычно 2–4 раза, используя при этом разные щетки: железные с зубьями разной величины, деревянные, из свиной щетины. Зубья каждого следующего гребня были тоньше предыдущих.
После каждого прочесывания гребень извлекал грубые волокна, а тонкие, высокосортные - оставались. Очесанный лен, подготовленный для пряжи, называли куделью.
Чесали лен самые опытные работницы - "Щетью чешет всегда сама мать".
После чесания обработка льна заканчивалась. Хозяева прикидывали, сколько льна оставить для прядения, сколько - продать. Своеобразной мерой количества льна при сборе урожая была горсть. Горсть трепаного и чесаного льна, скрученная особым образом в рыхлый моток, называлась "повесмо" ("повесьмо"). Двадцать повеем составляли "куклу". Куклы обвязывали и складывали на хранение в холодное помещение.

* * *
А мы трепали, трепали лен,
А мы трепали, приговаривали,
Чоботами приколачивали:
Ты удайся, удайся, ленок,
Ты удайся, мой белый кужелек,
Лен мой, лен,
Белый лен,
Справа на горе,
Слева на крутой,
Лен мой зеленой!

0

50

Э. Л. Емельянова
Как наши предки шили одежду

5. Прядение

В избушке, распевая, дева
Прядет, и, зимних друг ночей,
Трещит лучинка перед ней.
А. С. Пушкин

В давние времена уметь прясть должна была каждая женщина - неважно, в бедной или богатой семье она родилась. Прядение считалось самым приличным времяпровождением для женщин в зимние вечера. "Непряха", "нетряха", "неткаха" - обидные слова, которыми обзывали нерадивых девочек, не умеющих прясть, или тех, у кого это плохо получалось. Мерилом качества прядения считалась толщина нити: чем она тоньше, тем искуснее мастерица. Считалось, что если 300 нитей, сложенных вместе, проходят через обручальное кольцо, значит, спрядены они тонкопряхой.

В 5–7 лет практически каждая девочка выпрядала первую нить. Обычно прясть приступали с Покрова Богородицы (14 октября). Прежде чем начать прясть, очесанный лен расшиньгивали (взбивали, пушили), раскладывали на столе, спрыскивали водой и скатывали.
Долгое время люди пряли вручную - вытягивали пальцами из кудели узенькую ленточку и скручивали ее. Позднее было изобретено ручное веретено - простейшее приспособление для прядения. Оно представляло собой деревянную палочку длиной 15–30 см с острым концом с одной стороны и утолщением в нижней части - с другой. Делали веретено из сухого дерева (чаще липы) Чем веретено длиннее, тем легче им прясть.

Пряха вытягивала из кудели несколько волокон, ссучивала их пальцами и прикрепляла полученную короткую нить к верхнему концу веретена. Затем левой рукой женщина постепенно и по возможности равномерно вытягивала волокна из пучка, а правой, повесив веретено на конце нити, приводила его в быстрое вращательное движение, скручивая образующуюся пряжу. По мере увеличения длины нити, веретено опускалось все ниже и ниже, пока рука не переставала до него доставать.

https://i.pinimg.com/474x/fc/42/7a/fc427a62238e1186fa6516627158f342.jpg

Значительно облегчило работу изобретение прялки. Три операции - вытягивание, кручение и наматывание нити - объединились в единый процесс. Основной рабочей частью оставалось веретено, только в движение оно приводилось ручным или ножным приводом.
Однако даже с использованием прялки работа шла медленно. Пряхи работали от зари до зари. Самая искусная пряха могла напрясть за день не более трехсот метров пряжи. А чтобы получилось хотя бы 15 м ткани, нужно было изготовить около 20 тыс. м пряжи.
Чтобы получить ровную, прочную нить, требовались терпение и сноровка: потянешь чуть сильнее - нить оборвется, чуть слабее - будет слишком толстой или неровной.

Прялки делали из липы, осины, клена; веретена - из березы. Недаром появилась такая загадка: "На липе сижу, сквозь клен гляжу, березой трясу".

Были праздничные прялки и прялки для будней, для взрослых женщин и для девочек. Мастера по дереву старались раскрасить прялку, чтобы придать ей неповторимый вид. Прялки украшали резьбой, инкрустировали (даже зеркальцами), расписывали. На прялках можно встретить и различные надписи, пожелания, советы: "Кого люблю, того дарю", "Пряди, прялку береги, за отца Бога моли", "Пряди, моя пряха, пряди, не ленись".
Во многих селениях пряхи собирались в просторной избе для совместной работы. Такие сборища называли посиделками, беседами, супрядками. Прядение - процесс утомительный, однообразный, в одиночестве пряха могла и заснуть. За шутками и разговорами работа быстрее ладилась. Случалось, на совместные посиделки приглашали парней. Они тоже не сидели без дела - плели лапти, точили на переносных станочках веретена.
В некоторых областях прялки делали отцы и дарили дочерям, прежде чем те отправлялись на свои первые посиделки. Прялка была составной частью приданого. У других было принято, чтобы жених делал прялку и дарил невесте в день помолвки.

6. Как ткали пряжу

С веретена нити перематывали на мотовило (крестообразное приспособление из двух планок, вращающееся на трехногой подставке). При этом пряжу считали. Для счета использовали число 3, которое называли чисменкой. Одно пасмо пряжи равнялось 60 нитям (20 чисменок). Для хорошего холста из девяти простней (или пасм, или веретен) наматывался один мот, называемый девятерником.
Полученную пряжу предстояло отбелить. Мотки замачивали, затем засыпали золой и ставили в чугунке в натопленную печь. У каждой хозяйки был свой рецепт отбеливания: пряжу выдерживали в печи от нескольких часов до суток, затем промывали в проточной воде, а для лучшего отбеливания вымораживали. Постепенно темно-серая пряжа светлела. Готовые для тканья моты имели светло-серебристый цвет. По количеству и качеству мотов судили о трудолюбии хозяйки и ее дочерей. Родители практически с рождения дочки заботились о ее приданом. Мама и бабушка складывали ткани в сундук, а когда девочка начинала сама прясть - добавляла свои работы. В разных местностях существовал свой набор предметов приданого. Например, на Псковщине обязательными были: постель (наматрасники, простыни, наволочки, одеяла); дары невесты (полотенца, рубахи, пояса); носильная одежда невесты.
Прядение обычно заканчивали к Масленице. Прялку убирали и доставали ткацкий станок. Ткать, как и прясть, умела каждая женщина.
Искусство ткачества развилось в древности из плетения. До сих пор сохранился изобретенный еще в то время принцип образования ткани. Уточной нитью, намотанной на палочку с заостренными концами, ткач вручную переплетал нити основы одну за другой - протыкал нити - отсюда, вероятно, и пошло "тыкать", "ткать".
Первые ткацкие станки появились несколько тысячелетий назад. В Древнем Китае ткали красивые шелковые ткани, в Египте - льняные.

https://profilib.com/reader/13/99/b149913/007.jpg

Принцип работы станков был достаточно простым: на деревянную раму равномерно натягивались нити, которые назывались нити основы, а между ними определенным образом пропускалась поперечная нить, уток. Так, ряд за рядом, полотно становилось длиннее.
Приступая к работе, ткачиха сначала заправляла основу, определяла длину и ширину ткани. Обычный крестьянский холст был 38–45 см шириной, то есть укладывался в старую русскую меру - локоть. Кое-где изготавливали и более широкие холсты - до 67 см. Оттого, как заправлена основа, во многом зависело качество ткани: "Ткать и дурак мог. Основать и вдеть - это главное".
Но и в процессе работы у ткачихи возникали различные сложности - например, рвалась нить, потому что была слишком туго натянута или потому, что пряжа оказывалась не очень прочной. Так что женщина должна была постоянно следить за процессом.
За день хорошая мастерица ткала одну стену простого холста. Две стены - около пятнадцати метров - назывались концом.

В зависимости от того, какую ткань хотели получить, ткали в одну или несколько нитченок (нитяная петля в ткацком станке для подъема нитей основы). В две нитченки ткали прость, простку, простую точу - ткани полотняного переплетения. Если требовалась более прочная ткань, ткали рядень, ряднину - холст саржевого переплетения (по прочности напоминает современную джинсовую ткань). Для этого стан оснащали не двумя, а тремя или четырьмя нитченками. Такой холст шел на портянки, матрацы. Для тканей с узором использовали цветные нити.

Со временем станки совершенствовались, ручного труда становилось меньше, но основной принцип работы оставался тем же.

0

51

Э. Л. Емельянова
Как наши предки шили одежду

7. Отбеливание и окраска

Ткань, снятая со станка, была грязновато-серого или желтоватого цвета, с шероховатой (негладкой) поверхностью. Прежде чем приступить к изготовлению каких-либо вещей, ткань обрабатывали: удаляли кончики волокон, отбеливали, красили.
Особо ценилась белоснежная ткань, поэтому холсты тщательно отбеливали, процедуру повторяли по нескольку раз. Ткань замачивали в золе. Зола должна быть чистой, просеянной, желательно из ольхи. Старики специально ходили в лес, жгли ольховые дрова и собирали золу. Ранней весной холсты, вымоченные в золе, расстилали на снегу. Когда снег сходил, холсты полоскали в реке или другом водоеме и расстилали на траве. Много труда вкладывали женщины в отбеливание тканей, зато и результат был потрясающим.
"Особенно запомнилось, как бучили (выбеливали) ткань, - описывает процесс отбеливания жительница Вологодского края. - В большую деревянную бочку клали холст, заливали горячей водой. Сверху бочку закрывали мешком ("пепелухой"), в мешок сыпали золу и раскаленные докрасна камни. Вода бурлила, закипала, шел пар. Из растворенной золы получался щелок, в нем холст и выбеливался.
Пепелуху снимали, холсты мыли на реке; одна женщина холст полоскала, другая - выколачивала его палкой ("кичигой"). Промытый холст на коромыслах несли сушить".

Для пошива одежды использовали не только белые ткани, но и цветные. В быту часто требовались ткани немаркие, которые меньше пачкались, поэтому белые холсты окрашивали. Красили ткани отварами из коры, корней, листьев различных растений, настоями из растертого в порошок камня. Цветные ткани назывались крашенинами.

https://profilib.com/reader/13/99/b149913/008.jpg

Одежда из льна пользовалась популярностью с давних времен. Льняная ткань легкая, прочная, удобная. В жару, как известно, лен "отводит жару", холодит, а в холод - согревает, мягко прильнув к телу (по одной из версий, глагол "прильнуть" произошел от слова "лен"). Вода испаряется с льняной ткани почти с той же скоростью, что с поверхности водоема, в результате чего льняная ткань всегда свежая и прохладная. Льняные ткани в два раза прочнее хлопковых, в три - шерстяных.

ПОСЛОВИЦЫ, ПОГОВОРКИ, НАРОДНЫЕ
Приметы
Мни лен доле - волокна будет боле.
Сеян лен у семи Олен.
Лен - доходная культура, он и деньги, и натура.
Семя на племя, а нить на ткань.
Не домнешь мялкой - вспомнишь за прялкой.
Длинные сосульки - долгий лен.
Лен надо сеять, когда на кустах цветут последние цветы.
Если белье зимой не сохнет - льны хорошие будут.
Земля после вспашки обрастает мхом - лен будет волнистый.

Природные красители

Для получения желтого и коричневого цветов наши предки использовали более двух десятков растений. Целиком использовались бессмертник, вереск, манжетка, пупавка, череда. У золотарника (золотой розги) и прыгуна (недотроги) применялись цветы и листья. У щавеля и ириса (касатика) использовали корни. А у орешника и дикой яблони брали кору.
Оранжевый цвет получали с помощью коры ольхи черной. Для красных красителей использовались корни сабельника, гречишника, подмаренника мягкого, сычужника.
Голубизну полотну придавали с помощью коры ясеня или ягод черники. Птичья гречиха и вайда окрашивали материал в синий цвет, при этом растение использовалось целиком.
Для получения зеленого цвета брали стебли и листья крапивы двудомной и вахты (трилистника), листья плауна булавидного, корни пижмы (дикой рябинки).
Чтобы выкрасить ткань в черный цвет, использовали ягоды и корни воронца (воронка), кору таволги вязолистной, листья и стебли подбела, листья толокнянки и сока сердечной травы (чистеца).

8. Льняная одежда

Льняную одежду носили люди богатые, бедные и даже цари. Лен использовали для разных хозяйственных нужд: делали парусину, рыболовецкие сети, канаты.
Льняные вещи служили долго, их носили по многу лет, передавали по наследству. Полотенца, скатерти переходили от бабушек внучкам, служили нескольким поколениям.
Древним словом "портище" называли отрез (кусок ткани); отсюда и слово "портной" - человек, шьющий одежду.
Основной одеждой у славян, причем как у мужчин, так и женщин, считалась рубаха, все остальные детали служили дополнением. Рубахи были будничные, праздничные, ворожбенные, покосные, свадебные, похоронные.
Первые рубахи славян были с несшитыми краями. Брали отрез ткани, делали прорезь для головы - и обновка готова. Такую одежду подпоясывали широкими поясами. Пояс, помимо основной функции, выполнял и дополнительную - обережную, защищал от злых духов, поэтому цвету и ширине пояса придавалось особое значение.
Края у таких рубах быстро обсыпались, растрепывались, поэтому их стали сшивать грубым швом, делали загибы. Со временем качеству швов стали уделять большее внимание.
Мужские рубахи всегда шили свободного покроя с длинным узким рукавом. Чтобы рукава могли двигаться свободно, в подмышку вшивали ластовицу (ласток, ласточенок) - кусок прямоугольной ткани, чаще красного или синего цвета.
Рубаха доходила до колен и имела у ворота разрез - либо посредине груди, либо сбоку (косоворотка). Воротника у рубах не было, к нарядной рубахе пристегивался неширокий круглый воротник-ожерелье, а вокруг кисти рукав скрепляли запястьем.
Рубахи были разных цветов, чаще белые, синие и красные. Парни подпоясывали рубаху по талии, мужчины постарше делали напуск над поясом и подпоясывали рубаху пониже, благодаря чему создавалось впечатление полной фигуры и придавалось солидности.
http://s5.uploads.ru/t/kDOdf.jpg

Покрой рубахи оставался одинаковым на протяжении длительного периода. Причем царские особы носили рубахи такого же кроя, что и бедные люди. Отличия были в количестве украшений и качестве материала.
Обязательной частью одежды русских мужчин служили порты - неширокие, длинные штаны, сужающиеся книзу и доходящие до щиколоток.
Женская рубаха отличалась от мужской длиной, которая доходила до щиколотки. Носили рубаху с нешироким поясом. Богатые женщины носили две рубахи - исподнюю и верхнюю. Поверх рубахи замужние женщины обычно надевали поневу - юбку, не сшитую, а запахнутую вокруг фигуры и закрепленную вокруг талии шнуром - гашником. Поневу шили часто из пестрых тканей.
Важно было не просто сшить одежду, но и украсить ее. Женщины придумывали разные узоры, расшивали одежду. Вышивались обычно ворота и рукава мужских и женских рубах.
Дети на Руси носили только рубашонки. Причем шили их не из нового полотна, а обязательно из старой одежды родителей. И дело было вовсе не в скупости или бедности родителей. Считалось, что ребенок еще не окреп ни телом, ни душой и беззащитен перед внешними силами и только родительская одежда может защитить от порчи и сглаза.

Пословицы и поговорки:

Видно неряху по грязной рубахе.
Встречают гостя по платью, а провожают по уму.
Друзья лучше старые, а одежда новая.
Длинная нитка - ленивая швея.
Какова пряха, такова на ней рубаха.
Кто в чистой одежде, тому и уважения больше.
На чужую одежду плохая надежда.
Не одежда красит человека, а его добрые дела.

0

52

Культуре льна на Руси были посвящены специальные праздники.

Первый был связан с посевом, отмечали его в последний день мая, и назывался он «Семь дев».
В народе до сих пор говорят: сеют лен у семи Ален. Крестьяне примечали: кукушка закуковала – пора сеять лен.

В языческие времена существовал обычай: при посеве льна женщины раздевались донага, чтобы лен, глядя на них, сжалился и лучше уродился. Очень долго существовал другой обычай. На празднике Ивана Купалы девушки, бросая ветку в огонь, приговаривали: «Пусть мой лен будет высотой с эту ветку! »

http://sg.uploads.ru/t/uL4aG.jpg

Льноводство и льняные одежды настолько широко распространяются на Руси, что в судебные уложения Ярослава Мудрого вошла статья о наказаниях за кражу льна и льняной одежды.

Зачастую доход семьи зависел от урожая этой культуры, поэтому не зря говорили: «Посешь лен – пожнешь золото». Существовало и другое выражение, столь же краткое и образное: «Удастся лен, так шелк, не удастся, так щелк».

Если в языческие времена у народов, живших в северо-западных областях, были свои боги и богини, покровительствовавшие льноводству, то с введением христианства осталась одна богиня – Святая Парасковия. Именно ей по окончании льняной страды – 28 октября – был посвящен праздник. Покровительницу льноводства называли по-разному, но чаще льняница.

http://sh.uploads.ru/t/LJEjc.jpg
В день Парасковии-льняницы было принято мять лен и приносить в церковь.

Из льняных нитей создавали знаменитые кружева – бланды. Девушки щеголяли в них в праздники, демонстрируя свое мастерство. Считалось, что в неурожайные годы кружевница сможет прокормить семью и спасти от голода.

На Руси лен стелили новобрачным, чтобы никакая хворь к ним не привязывалась, принимали в льняное полотно новорожденных, чтобы были здоровыми, перевязывали воинов, чтобы раны быстрее зажили.

До нынешних дней сохранились старинные народные приметы: если льняное семя положить в обувь, то она будет дольше носиться, а если несколько семян льна зашить в одежду, то можно защитить человека от порчи и сглаза.

0

53

http://s7.uploads.ru/t/lTtVR.jpg

    Лён в русском фольклоре занимает особое место.

    Лён – доходная культура, это деньги и натура.
    Сколько в поле ни родится, все в доме пригодится.
    У льна долгунца два лица: семя на племя, а нить на ткань.
    Чем ленок дольше, тем доход больше.
    Мни лён доле, волокна буде боле.
    Если лён хорош, хвалить надо руки.
    Будет лён, так будешь и силен.
    Лён вымотает – лён и озолотит.
    Лён не родится — и мочало пригодится.
    Про лён говорили, что его "на престол с царем садили", а крестьяне молвили – "Кто посет лён – пожнет золото".
    Лен любит поклон» - пословица о трудностях выращивания льна. ПРИМЕТЫ:
    Хорошо рябина цветет — к урожаю льна.
    Длинные капельники — долгий лен.
    Земля при запашке коренится — лен будет волокнистым.
    Белье (зимой) долго не сохнет, льны нехороши будут.

http://sh.uploads.ru/t/SAFWK.jpg
Константин Дмитриевич Бальмонт

ЛЁН

Странный сон мне ночью снился: будто всюду лен,
Голубое всюду поле в синеве времен.
Нежно-малые цветочки, каждый жив, один,
Каждый, в малости, создатель мировых глубин.
Все цветки глядят, и взор их — в стороне одной,
И смущение и радость овладели мной.
Вот проходит зыбь морская, зыбь морского сна,
Здесь и там светло мелькает в Море белизна.
Что-то будто бы хоронят и святят цветы,
В посвященьи кто-то стонет, стелются холсты.
Кто-то был, и изменился, и кого-то нет,
Жизнь и смерть в цветочке каждом, и лазурный свет.
Каждый, в малости, создатель голубого сна,
Синей зыбью снова дышит, шепчет глубина.
И безбрежно так и нежно всюду в мире лен,
Голубое всюду поле в синеве времен.

0

54

https://i.pinimg.com/564x/9d/3d/2e/9d3d2e574e328f19399b9dd05ab597c8.jpg
Самова́р — устройство для кипячения воды и приготовления чая.

Первоначально вода нагревалась внутренней топкой, представляющей собой высокую трубку, наполняемую древесными углями. Позже появились другие виды самоваров — керосиновые, электрические и пр. В настоящее время они почти повсеместно вытеснены электрическими чайниками и чайниками для плит.

История самовара — устройства для кипячения воды

Приборы такого типа давно были известны в Китае они служили именно для приготовления горячей воды. Как китайские, так и японские сосуды для кипячения воды («хого», «цибати») имели все основные конструктивные признаки самовара: объединённые в одной конструкции сосуд для воды, жаровню для углей и трубу, проходящую через сосуд. «Издавна самоварные устройства известны в Иране. На археологических раскопках в Азербайджане (село Дашуст, район Шеки) обнаружены глиняные самовары, возраст которых составляет не менее 3600 лет». Остатки медного самовара были найдены в развалинах поволжского средневекового города (Бельджамен?; ныне — Дубовка). По всей видимости, он был булгарского (домонгольского?) производства. В России горячая вода стала использоваться для чая по мере распространения его потребления, начиная с XVII века.

http://68.media.tumblr.com/be4f9bbe126335ffa36d2a266c038413/tumblr_mpxn2cl0ib1qdk8d3o1_500.jpg
Устройства для подогревания напитков и еды Древнего Рима

Любопытны были различные устройства для подогревания напитков. Одно из них, наиболее примечательное — аутепса — античный самовар, в высоком, похожем на кувшин сосуде имелось две ёмкости: одна для угля, другая для жидкости. через специальное боковое отверстие закладывался раскалённый уголь, жидкость же наливалась и выливалась при помощи черпака — крана у аутепса не было. В жару вместо угля сосуд наполнялся привозимым в город льдом, и жидкость таким образом охлаждалась.

Существовал и более совершенный «самовар»: в средней его части была устроена полость для угля с решёткой внизу для удаления золы и доступа воздуха. Между этой полостью и наружными стенками находилась жидкость. Приоткрыв крышку, можно увидеть обе ёмкости — среднюю для угля и периметральную для жидкости. Через специальное уширение сбоку «самовар» заполнялся, здесь же выпускался пар.

Приспособления для подогрева пищи напоминали жаровню: это были ящики с полыми стенками, внутрь закладывались угли, а в полость наливалась жидкость. Такое устройство соединено было с сосудами, установленными на дне.

https://i.pinimg.com/564x/9b/6f/93/9b6f93d25735cd70e75fcb6aa1fd5bbf.jpg
Самовар. Россия. Начало 20 в

В России

Существует легенда, согласно которой самовар в Россию из Голландии завёз Пётр I, но в действительности самовары появились через полвека после смерти царя Петра. Первоначально в России самовар начали делать на Урале. В России родиной самоваров считают Тулу, однако исторические факты свидетельствуют о том, что первенство принадлежит Суксуну. В документах 1740 года впервые упомянут 16-фунтовый медный лужёный самовар, изготовленный на Суксунском заводе. А про тульский самовар первое упоминание историки нашли лишь в 1746 году. В то же время бытует мнение об одновременном начале производства самоваров — заводы в Суксуне и Туле принадлежали Демидовым, а перевезти мастеров для Демидовых из одного места в другое не представляло особого труда…

Освоить производство медной утвари Уральским заводам было предписано ещё в 1728 году специальным сенатским указом, благодаря которому на Суксунском заводе началось изготовление медной посуды, а впоследствии и самоваров.

Появилась даже особая Суксунская форма самовара — в виде античных амфор с высокоподнятыми изящными ручками. Самовар стал фирменным знаком и символом Суксуна.

В начале XIX века на заводе и местными кустарями производилось до 60 000 самоваров в год.

Истощение медных месторождений стало причиной остановки медного производства на заводе и едва не привело к утрате самого промысла. Но медники ценили своё ремесло более поздних Демидовых. Так, в середине XIX столетия в Суксуне возникло кустарное производство самоваров и иной медной посуды. Новый хозяин завода И. Г. Каменский взял промысел под своё покровительство, увидев в нём реальную возможность обеспечить прибыль себе и заработок рабочим в условиях затухания заводского производства. Был создан специальный склад, на котором медники покупали за умеренную цену простую красную медь и «медь зелёную» — латунь или даже брали их в кредит.

В 1904 году в Суксуне было около 50 самоварных кустарных заведений, изготавливающих более 25 000 самоваров в год!

О появлении первых документально зафиксированных самоваров в России (в Туле) известно следующее. В 1778 году на улице Штыковой, что в Заречье, братьями Иваном и Назаром Лисицыными изготовлен самовар в небольшом, поначалу, первом в городе самоварном заведении. Основателем этого заведения был их отец, Фёдор Лисицын, который в свободное от работы на оружейном заводе время построил собственную мастерскую и упражнялся в ней работами по меди.

Уже в 1803 году на них работают четыре тульских мещанина, семь оружейников, два ямщика, тринадцать крестьян. Всего двадцать шесть человек. Это уже фабрика, и капитал её составляет 3000 рублей, доход — до 1500 рублей. Фабрика в 1823 году переходит к сыну Назара Никите Лисицыну.

Самовары Лисицыных славились разнообразием форм и отделок: бочонки, вазы с чеканкой и гравировкой, самовары яйцевидной формы, с кранами в виде дельфина, с петлеобразными ручками.

Самоварное производство оказалось весьма прибыльным. Кустари быстро превращались в фабрикантов, мастерские — в фабрики.

В 1785 году открывается самоварное заведение А. М. Морозова, в 1787 году — Ф. М. Попова, в 1796 году — Михаила Медведева.

В 1808 году в Туле работало восемь самоварных фабрик. В 1812 году открывается фабрика Василия Ломова, в 1813 году — Андрея Курашева, в 1815 году — Егора Черникова, в 1820 году — Степана Киселёва.

Василий Ломов вместе со своим братом Иваном выпускали самовары высокого качества, по 1000—1200 штук в год, и получили большую известность. Самовары тогда продавались на вес и стоили: из латуни — 64 рубля за пуд, из красной меди — 90 рублей за пуд.

В 1826 году фабрика купцов Ломовых выпускала за год 2372 самовара, Никиты Лисицына — 320 штук, братьев Черниковых — 600 штук, Курашева — 200 штук, мещанина Маликова — 105 штук, оружейников Минаева — 128 штук и Чигинского — 318 штук.

В первой половине XIX века стали производить изделия из заменителей серебра, которые нашли массовый сбыт и в кругах среднего по достатку городского населения — буржуазии, чиновничества, разночинной интеллигенции, и в семьях дворян.

Для изготовления предмета накладного серебра брались две небольшие пластины одинакового размера — медная, более толстая, и серебряная, значительно тоньше, которые пересыпались порошком буры, накладывались одна на другую и закреплялись неподвижно, после чего накаливались докрасна. При этом бура, плавясь, вызывала размягчение серебра, которое плотно приставало к меди. Полученную медную пластинку, покрытую серебром с одной или с двух сторон, не давая ей остыть, подвергали прокатке между двумя вальцами. Отдельно изготовленные части спаивались, а украшения напаивались из штампованных накладок.

К 1840-м годам в Россию приходит мода на так называемое «второе рококо», для которого характерна богатая пышная орнаментация. Основание, ручки, верх тулова и края оформлены бордюрами из стилизованных затейливых растительных завитков и цветов. Самовар имеет двойной поднос, оформленный также очень нарядно.

Открытие Якоби принципа гальванопокрытия приводит в 1880—1890 годах к широкому распространению никелировки, которая подражала более дорогим изделиям из серебра, а также удешевляла продукцию.

В 1850 году в одной только Туле было двадцать восемь самоварных фабрик, которые выпускали около сто двадцать тысяч штук самоваров в год и множество других медных изделий. Так, фабрика Я. В. Лялина вырабатывала в год более десяти тысяч штук самоваров, фабрики И. В. Ломова, Рудакова, братьев Баташевых — по семи тысяч штук каждая.

К концу XIX века формы самоваров становятся более массивными, тяжёлыми, зачастую грубоватыми.

0

55

https://i.pinimg.com/564x/31/40/93/3140932fd713f84742e7da01d91ce5aa.jpg
Чаепитие и самовар – понятия неразделимые!

Пройдя по страницам истории самовара, вглядитесь в себя. Что для нас значит самовар? Как он полюбился и стал синонимом русского гостеприимства и великодушия?

Какое чаепитие без самовара! Пузатый и дымящийся, важный и блестящий, самовар стал центром праздничного застолья и незаменимым атрибутом русского чаепития. Неспешный и гостеприимный самовар создавал дружелюбную атмосферу и располагал к беседе. Этот добрый друг был вне сословий, он был в почете и у бедняка, и у царя. Под пыхтенье самовара слагали стихи, пели песни, водили хороводы и решали дела государственной значимости. Самовар воспевается в русских народных песнях, о нем сложились пословицы:

“С самоваром-буяном чай важнее, беседа веселее”,
“Где есть чай, там под елью рай”.

Самовар стал незаменимым помощником чаевника, значительно облегчив процесс заваривания чая. Отпала необходимость топить печь, для того, чтобы накипятить воды, с самоваром это занимало несколько минут и превратилось не в ежедневный труд, а в традицию чаепития. Вода долгое время не остывает, чай в самоваре заваривается значительно лучше, да и получается намного вкуснее!
https://daochai.ru/wp-content/uploads/2011/12/17042.jpg
Владимир Стожаров У самовара

Самовар совершенно бессознательно стал частью культурного наследия русских людей. Причем ни один иностранец не сможет понять, почему к столь простому и незатейливому предмету быта, самовару, в нашей стране относятся так бережно, со всей душой. Мерный гул, баранки на столе, чашки с блюдцами и самый вкусный чай из самовара – все это так близко сердцу, придает столько тепла и уюта домашнему очагу. Русскому человеку самовар навевает воспоминания о детстве, родных и заботливых руках матери, песнопениях ветра, снежной пурге за окном, дружных гуляньях, семейных застольях. Ни одно городское европейское кафе не сможет повторить все это, потому что это память, живущая в сердцах.

0

56

Интерьер русской избы

https://i.pinimg.com/564x/ab/ad/a9/abada915650c6777045b5fa6b796270b.jpg
СУНДУКИ — обязательная принадлежность русской избы.
http://cdn.mf1.kkcdn.ru/system/attaches/data/15617/original/pod2.jpg

В них хранили одежду, холсты и другую домашнюю утварь.
http://cs5.pikabu.ru/images/big_size_comm/2014-05_4/14004289776609.jpg

Сундуки делали большие — длиной до 2 м и маленькие 50-60 см (укладки).
Иногда сундуки обивали со всех сторон звериной шкурой с коротким ворсом (лося, оленя).
Укрепляли сундуки металлическими деталями, которые одновременно служили и украшениями.
http://arx.novosibdom.ru/story/MEBEL_History/rus_antique/sunduk_06_01.jpg
В металлических полосках делали прорезной орнамент, отчетливо выступающий на фоне покрашенного в яркий цвет (синего, зеленого или красного) сундука. Затейливо украшали ручки, размещенные с боков сундука, личины замков и ключи. Замки делали со звоном, даже мелодией и хитрым способом замыкания и отмычки. Резьбой и росписью сундуки украшали и внутри, наиболее распространенной темой был растительный узор. Особенно богато и ярко расписывали свадебные сундуки. Высоко ценились сундуки из древесины кедра, специфический запах которой отпугивает моль.

0

57

Интерьер русской избы

Деревянная крестьянская изба многие века была преобладающим жилищем 90% населения России. Это легко изнашиваемая постройка, и до нас дошли избы не старше середины XIX в. Но в своем устройстве они сохранили древние строительные традиции. Возводили их обычно из мелкослойной сосны, а в некоторых районах рек Мезени и Печоры из лиственницы.

http://dom.dacha-dom.ru/ruhouses/izba-9-6.jpg

Русская изба на высоком подклете с галереей. Подклет использовался для хранения припасов. Изба находится в музее деревянного зодчества Витославицы под Новгордом.

Изба объединена под общей кровлей с хозяйственными постройками. Крестьянское жилище состояло из клети, избы, сеней, горницы, подклети и чулана. Основное жилое помещение — изба с русской печью. Внутренняя обстановка избы: неподвижные широкие лавки, плотно прикрепленные к стенам, полки над ними; примыкающие к печи деревянные элементы; открытый посудный шкаф-блюдник, люлька и другие детали домашней обстановки имеют историю многих веков.

0

58

Интерьер русской избы

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/0/47/129/47129355_Okonesh_1b.jpg
ПЕЧЬ. Особенно интересно в интерьере русской избы устройство печи. Объединенная своими деревянными частями с внутренней архитектурой избы в одно целое она воплощает в себе идею домашнего очага. Вот почему столько любви вложено народными мастерами в архитектурную обработку печи и ее деревянных деталей.

Иногда у печи устраивался угол для стряпни, отделенный деревянной филенчатой ярко расписанной перегородкой, шедшей не до самого верха. Часто эта перегородка превращалась в двусторонний и расписной встроенный шкаф. Роспись носила либо геометрический характер (мотив солнца), либо изображала цветы. В росписи преобладали зеленый, белый, красный, розовый, желтый, черные цвета.

0

59

Интерьер русской избы

http://cs418823.vk.me/v418823422/4e32/hrw0ejmCcJU.jpg

СТОЛ - обычно был значительных размеров в расчете на большую семью. Крышка стола прямоугольная, делали ее из хороших досок без сучков и тщательно обрабатывали до особой гладкости. Подстолье решалось по-разному: в виде дощатых боковин с выемкой внизу, соединенных проножкой; в виде ножек, соединенных двумя проножками или кругом; без царги или с царгой; с одним или двумя выдвижными ящиками. Иногда резьбой покрывали края столовой доски и грани массивных ножек, оканчивающихся в своей нижней части резными перехватцами.

Помимо обеденных изготовляли кухонные столы для приготовления пищи — поставцы, которые размещали около печи. Поставцы были выше обеденных столов, чтобы за ними удобно было работать стоя, и имели внизу полки с закрывающимися дверцами и выдвижные ящики. Были распространены также небольшие столики, на которых стоял ларец или лежала книга, они имели более декоративное решение.

http://900igr.net/datai/istorija/Russkaja-izba/0008-009-Neobkhodimym-elementom-ubranstva-zhilja-javljalsja-stol-sluzhaschij-dlja.png

0

60

Интерьер русской избы

http://s6.uploads.ru/t/WChSG.jpg

Разница между лавкой и скамьей есть: лавка неподвижно укреплялась вдоль стены избы и была лишена стоек, а скамья была снабжена ножками, ее можно было передвигать. Сидеть на лавке считалось почетным. Гость, посаженный на лавку, был уважаем в доме, а место на скамье считалось пренебрежительным. ...

Различие часто наблюдается лишь в том, что у скамейки есть спинка, а у лавочки ее нет. Но раньше у той же лавки (или лавы) часто не было даже стоек, ее прикрепляли вдоль стены в избе, передвигать ее возможности не было (в отличие от портативной скамьи). Лавочка служила для складирования под ней различного домашнего хлама, на нее усаживали гостей.

0