"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём! » Художники и Писатели » О' Генри - признанный мастер американского рассказа


О' Генри - признанный мастер американского рассказа

Сообщений 21 страница 30 из 30

1

О' Генри - американский писатель http://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gif

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/c/c6/William_Sydney_Porter_by_doubleday.jpg/250px-William_Sydney_Porter_by_doubleday.jpg
О. Ге́нри
(англ. O. Henry, настоящее имя Уи́льям Си́дни По́ртер, англ. William Sydney Porter; 11 сентября 1862 года, Гринсборо, Северная Каролина — 5 июня 1910 года, Нью-Йорк) — признанный мастер американского рассказа. Его новеллам свойственны тонкий юмор и неожиданные развязки.

http://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gifhttp://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gifhttp://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gif
Имя при рождении: Уильям Сидни Портер
Псевдонимы: O. Henry, Olivier Henry
Дата рождения: 11 сентября 1862
Место рождения: Гринсборо (Северная Каролина, США)
Дата смерти: 5 июня 1910 (47 лет)
Место смерти: Нью-Йорк
Гражданство (подданство): https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/0/0c/46_Star_US_Flag.svg/20px-46_Star_US_Flag.svg.png США
Род деятельности: прозаик, фармацевт (по профессии)
Годы творчества: 1899—1910
Направление: юмор
Жанр: новелла
Язык произведений: английский
Дебют: «Рождественский подарок Свистуна Дика» (1899)

http://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gifhttp://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gifhttp://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gif

Искусство повествования заключается в том, чтобы скрывать от слушателей все, что им хочется знать, пока вы не изложите своих заветных взглядов на всевозможные не относящиеся к делу предметы.


О. Генри, "Короли и капуста"

http://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gifhttp://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gifhttp://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gif

С этой парой фраз писатель одержал победу в конкурсе на самый короткий рассказ, в котором присутствуют все традиционные составляющие - завязка, кульминация и развязка:

Шофёр закурил и нагнулся над бензобаком посмотреть, много ли осталось бензина. Покойнику было двадцать три года.


О. Генри

0

21

Биография О. Генриhttp://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gif

Детство

Уильям Портер родился в 11 сентября 1862 г в городке Гринсборо в Америке (штат Северная Каролина).

http://englishstory.ru/wp-content/uploads/2012/12/House-in-GreensBoro-300x179.jpg
Детство у Уильяма было несчастным. Когда ему было всего  3 года, а его брату Шелл – 5 лет, его мать умерла от туберкулеза. Уильям совсем ее не помнил. Однако он унаследовал от нее любовь к литературе и искусству и особый жестковатый юмор. Что-то было и от отца, Олджернона Синди, доброго и рассеянного чудака, который после смерти жены стал пить. А передав детей на воспитание тетке, отец Уильяма вообще поселился в сарае над домом, где проводил время, изобретая вечный двигатель и летательную машину.

Тетка Лина (Эвелина) была типичной американкой и терпеть не могла Олджернона из-за его фантазий.

http://englishstory.ru/wp-content/uploads/2012/12/His-aunt1-270x300.png
Но после смерти матери именно она, «мисс Лина», занялась воспитанием Уильяма и Шелла. Она организовала свою собственную школу, где учились около 40 детей. Занятия проводились в гостиной дома Портеров.

Школа была «домашне-семейной», поэтому по пятницам в ней бывали угощения и рассказывание историй по кругу, а летом экскурсии в лес, на речку… Уильям проучился в ней 9 лет. А в 12 лет, увлеченный жаждой приключений,  убежал к океану вместе со своим другом.  Но денег не хватило и на крыше товарного вагона мальчики вернулись домой.

Со сверстниками Уильям сходился плохо, со старшим братом отношения не ладились.  Тетка была сурова. Спасали книги. С тринадцати до девятнадцати лет Уильям прочитал В. Скотта, Ч. Диккенса, У. Теккерея, А. Дюма, В. Гюго, М. Рида, а также «Энциклопедический толковый  словарь»  Вебстера, с которым не расставался несколько лет.

http://englishstory.ru/wp-content/uploads/2012/12/His-uncle-254x300.png
В 1878 году Уильям поступает на работу в аптеку своего дяди Кларка и через некоторое время становится фармацевтом.  Но однообразная повседневность тяготила юного Уильяма и заставляла искать увлечений. В основном они сводились к розыгрышам знакомых и карикатурным рисункам. И в том и другом Уильям был большой мастер. Однако вскоре у Уильяма открылся сильный кашель (предвестник туберкулеза матери). И когда Уильяму предложили поехать в Техас и поработать на ранчо он с радостью согласился.  Сухой и жаркий климат Техаса как нельзя лучше подходил для лечения. В марте 1882 года Уильям покидает Гринсборо.

На ранчо в Техасе
http://englishstory.ru/wp-content/uploads/2012/12/Ranch-in-Texas-300x240.jpg
Техас  называют диким Западом. Уильям поселился на ковбойском ранчо.  Поголовье овец и мустангов достигало несколько десятков тысяч голов.  Обязанности у Портера были незначительные: он пас овец, кашеварил, иногда ездил в заброшенный порт. Ночевал прямо на улице под деревьями. Уильям вызывал всеобщую симпатию, он хорошо  играл на гитаре, забавно рассказывал интересные истории.  Портер начал изучать иностранные языки. Время было сколько угодно, и, главное, было желание. Так он в совершенстве овладел испанским. Чуть хуже немецким и французским. Здесь на ранчо он снова начал рисовать. Однажды к ним на ранчо приехал золотоискатель из Колорадо, который писал свои воспоминания. И Портер нарисовал 40 иллюстраций к его записям.

0

22

Биография О. Генриhttp://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gif

Но вскоре дела на ранчо пошатнулись, и в 1884 году Уильям переехал в столицу Техаса, г.Остин.

http://englishstory.ru/wp-content/uploads/2012/12/O.-Genri-v-ostine.jpg
Любовь и творчество

Уильям влюбился в семнадцатилетнюю школьницу Этол Эстес,  очаровательную тоненькую, темноглазую с каштановыми волосами. Она стала его настоящей любовью. Они очень подходили друг другу. Этол была тоже творческим человеком, она увлекалась книгами, танцами, пением, музыкой, театром. Однако ее родители были не в восторге от этой партии. Ведь у Этол в роду тоже были туберкулезники, и это могло плохо повлиять на здоровье будущих детей. К тому же Уильям, хотя и был приятным и воспитанным молодым человеком, но не отличался состоятельностью.

Однако 1 июля 1887 года Этол и Уильям тайно обвенчались. Сначала они жили у друзей, но спустя некоторое время родители Этол смирились с этим браком и молодые переехали к ним в дом.

К этому времени, Уильям уже  имел определенный доход. В январе 1988 года он устроился в земельное управление штата чертежником.  Работа увлекла его, он не только чертил земельные планы, но и создал целую фреску на тему нравы местных служащих. Вскоре он начал писать юморески, а одна детройтская газета взялась их публиковать.  Этол всячески поддерживала Уильяма в его литературных начинаниях.  Но вскоре в семье начались несчастья: сначала умер новорожденный сын, затем, после родов дочки Маргарет Роуз в 1889г, тяжело заболела и Этол. Уильям оказался хорошим отцом и мужем.  Он много занимался с дочерью, читал ей сказки, рассказывал разные истории, придумывал игры.  Отношения с женой однако становятся напряженными: она стала капризной, истеричной. Но Уильям все переносил стойко, он не хотел обижать жену.

http://englishstory.ru/wp-content/uploads/2012/12/His-family1.jpg
В 1891 году Уильяму приходится искать новую службу. По знакомству он устраивается на работу кассиром в Остинском национальном банке. Это шаг впоследствии оказался роковым.  Работа в банке была не только нудной, но и связанной с определенными опасностями. Дело в том, что директора имели привычку брать крупные суммы из банка, часто не ставя кассира в известность.

0

23

Биография О. Генриhttp://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gif

Вскоре Уильям, Этол и Маргарет переехали в отдельный дом.  В 1894 году Портер за 250 долларов выкупил право на издание газеты  «Айконокласт» и типографское оборудование и быстро превратил газету в еженедельник «Роллинг стоун».

http://englishstory.ru/wp-content/uploads/2012/12/Rolling-Stone-300x205.jpg
Первоначально дела шли хорошо, но постепенно интерес к еженедельнику, главным редактором которого был сам Уильям Портер (он помещал здесь юморески, стихи, рисовал карикатуры), стал падать.  В банке начались проверки, и Портер вынужден уволиться.  В 1895 году еженедельник закрылся. Портеры переехали в Хьюстон. Еще летом 1894 года ревизоры обнаружили в банке недостачу. Дело удалось замять. Однако в 1896 году Портер оказался под следствием. Его обвиняли в растрате 5000 долларов.  Он даже был арестован , но выпущен под залог. С этого момента его жизнь делает резкий поворот. Он вступает в период, который можно  назвать  временем приключений, страданий и мытарств.

Арестант

В июле 1986 года Портер должен был явиться в суд, но он не поехал в Остин, а направился в Новый Орлеан. Там можно было на какое-то время скрыться от правосудия, а главное быстро перебраться в Центральную и Южную Америку. Но Портер не спешил за границу, его держали здесь жена и дочь. Под псевдонимом он устроился на работу местным репортером, под чужими именами посылал деньги жене и дочери.  Судьба сводит его с братьями Дженнингсами.  Один из них «позаимствовал» в  техасском банке 30 000 долларов. Они поддерживают Портера материально.

В январе 1897 года Ему все же пришлось вернуться в Остин. Этол стало хуже.  Он знал, чем грозит ему возвращение, однако он приехал к жене и дочери, которых любил. До суда его оставили на свободе.  25 июля 1897 года Этол умерла. Смерть любимой жены сломала его, ему стало безразлично, что будет дальше.  А дальше тюрьма (штат Огайо). Остинский суд приговорил его к пяти годам заключения. От дочери Маргарет скрыли, что случилось с ее отцом.

http://englishstory.ru/wp-content/uploads/2012/12/Tyurma-300x225.jpg
В тюрьме Колумбуса он снова встречает Эла Дженнингса. Портер делает для него много доброго и не только потому, что он в долгу перед ним. Помочь Элу он мог потому, что работал в тюремной аптеке. Это место давала ему особое положение: он жил при больнице, питался отдельно. А Эл сидел в одиночной камере и выполнял самую тяжелую работу.

Был ли виновен Портер в растрате- никто этого не знает.  С одной стороны, он мог, пользуясь неразберихой с банковскими счетами, взять деньги на нужды семьи. С другой стороны, он мог прикрыть одного из директоров, которому был многим обязан. Возможно, явись он в суд,  был бы и оправдан. Но Портер усложнил себе жизнь.

25 июля 1901 года Портер вышел на свободу и всю государственную субсидию (5 долларов) для начала честной жизни он отдал арестантам на табак.

0

24

Биография О. Генриhttp://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gif

На вершине

Портер  вернулся в Питсбург. Еще находясь в тюрьме, О.Генри посылал свои рассказы в разные издания, но чаще всего получал отказ. Теперь нью-йоркские журналы оказались более благожелательными.  Его начали печатать. Но настоящая слава пришла, когда он стал сотрудничать в «Санди Уорлд». Уже в 1904 году он напечатал в этом журнале 66 рассказов. Контракт предусматривал 52 рассказа по 100 долларов каждый. О.Генри избегал общения с коллегами по «писательскому» цеху. Он, как и в юности ведет богемный образ жизни: посещает танцзалы, клубы. Много пьет.

Летом 1905 года он неожиданно возвращается к своей первой любви Саре Коулмен. В Гринсборо, в далекие детские годы, он воровал для нее цветы в саду. Теперь Саре 37 лет. Она учительница. Они поженились в его день рождения  11 сентября 1907 года. Но со стороны О. Генри это был шаг отчаяния. Он был очень одинок.  Он не мог забыть Этол, а с дочерью после выхода из тюрьмы теплых отношений не получилось.

http://englishstory.ru/wp-content/uploads/2012/12/O.Genri-i-ego-vtoraya-zhena-Sara1.jpg

Не сложились отношения и с новой женой, хотя Маргарет ничего не имела против мачехи. Какое-то время они все вместе жили в Нью-Йорке. Однако последний год жизни О.Генри жил один  в отеле «Каледония». 3 июля 1910 года ему стало плохо, и его отвезли в больницу. Через три дня  он и скончался от диабета и цирроза печени.

http://englishstory.ru/wp-content/uploads/2012/12/O.Henrys-death.jpg

0

25

http://modernlib.ru/template/img/book.gif ЧИТАЕМ О.ГЕНРИ

Гипотетический казус
Коловращение

Поверенный Гуч не интересовался абсолютно ничем, кроме своей мудреной и захватывающей профессии. Он давал волю воображению, лишь когда любовно сравнивал свою трехкомнатную контору с корабельным трюмом. Двери отворялись (и затворялись) из одной комнаты в другую, из другой — в третью, и каждая — в прихожую.
— Для вящей надежности, — замечал поверенный Гуч, — трюм корабля разгорожен водонепроницаемыми переборками. Пусть один отсек даст течь и наполнится водой: добрый корабль плывет себе как ни в чем не бывало. Между тем не будь этих разделительных переборок, он затонул бы от одной-единственной пробоины. Вот и я: беседую, скажем, с одной стороной, а тем временем является другая.

При посредстве Арчибальда — это мой многообещающий юноша-рассыльный — я разливаю опасный приток по отсекам и погружаю в них свой юридический лот. А понадобится — так можно иного клиента откачать в прихожую и сплавить по лестнице, которую так и назовем подветренным водостоком. И доброе деловое судно держится на плаву; если же вода, вместо того чтобы служить опорой, станет свободно растекаться по днищу, то мы можем и затонуть — ха-ха-ха!
Закон — не шутка, да и вообще жизнь шутками не балует. А такой незатейливый и неприхотливый юмор хоть как-то скрашивает тягостные тяжбы и тоскливые иски.
Практика поверенного Гуча большею частью сводилась к улаживанию супружеских неурядиц. Если супружество подрывали различия — он посредничал, утешал и примирял. Если супруги нарушали приличия — он исправлял, охранял и отстаивал. А уж если дело доходило до двуличия — он всегда ухитрялся смягчить своим подопечным приговор.
Отнюдь не всякий раз поверенный Гуч спешил во всеоружии воинской хитрости крушить обоюдоострым мечом оковы Гименея. Бывало, что он воздвигал, а не разрушал, сочетал, а не расторгал, возвращал неразумных и заблудших овец в загон, а не рассеивал стадо по долам и весям. Случалось, что под звуки его проникновенного красноречия рыдающие супруги заключали друг друга в объятия. Очень пригождались и детишки, особенно когда в нужный момент и по условному знаку слышалось жалостно и гнусаво: «Папотька, ты азве не поедес домой со мной и с мамотькой?» — и все становилось на свои места, в том числе расшатанные семейные устои.
Беспристрастные критики признавали, что за восстановление супружеского мира поверенный Гуч получает столько же, сколько и в случае судебного процесса. Пристрастные намекали, что перепадает ему вдвое: ведь рано или поздно покаянные супруги все равно явятся разводиться.
Как-то в июне юридическое судно поверенного Гуча попало в штиль. В июне мало кто разводится. Это месяц Купидона и Гименея.
И вот поверенный Гуч сидел без дела в среднем отсеке своей порожней приемной. Маленькая прихожая связывала или отделяла его комнату от коридора. В прихожей помещался Арчибальд, который изымал у посетителей визитные карточки или исторгал устные самообозначения, надобные хозяину: он разберется, а клиент подождет.
Вдруг в наружную дверь гулко постучали.
Арчибальд отворил и отлетел в сторону, явно не понадобившись посетителю, который без лишних церемоний прямо проследовал в кабинет поверенного Гуча и с дружелюбным нахальством плюхнулся перед этим джентльменом в удобное кресло.
— Вы — Финеас С. Гуч, поверенный в делах? — произнес посетитель тоном одновременно вопросительным, утвердительным и обвинительным.
Прежде чем связать себя ответом, поверенный окинул возможного клиента своим быстрым, трезвым и цепким взглядом.
Это был человек известной категории — размашистый, напористый и развязный, тщеславный, конечно — не без бахвальства — тертый и дошлый. Одет он был хорошо; чуть-чуть, пожалуй, перестарался. Ему нужен был юрист — видно, не слишком и нужен: глядел он весело, держался уверенно.
— Да, моя фамилия Гуч, — признал наконец поверенный. Под нажимом он согласился бы и с тем, что он — Финеас С., но сообщать о себе лишнее было не в его принципах.
— Ваша визитная карточка не была мне предъявлена, — продолжал он с укором в голосе, — и я не имею…
— Именно что не имеете, — невозмутимо отрезал посетитель. — Пока обойдетесь. Закурить желаете?
Он перекинул ногу через подлокотник и вытряхнул из кармана на стол горсть сигар с яркими бандерольками. Поверенный Гуч ценил этот сорт. Он снизошел и закурил.
— Устраиваете разводы, — сказал безымянный посетитель. Это был уже не вопрос и не утверждение. Он обвинял — или обличал; так можно заметить, например, собаке: «Ах ты, собака». Поверенный Гуч снес обвинение молча.
— Занимаетесь, словом, — продолжал посетитель, — всевозможными пропащими браками. Вы есть, скажем так, хирург: извлекаете стрелы Купидона, когда те угодили в кого не надо. Если где факел Гименея догорел до того, что и сигары не прикуришь, то вы тут как тут с фирменными электролампочками. Верно я говорю, мистер Гуч?
— В моей практике встречались дела такого рода, — состорожничал поверенный, — на которые вы как будто намекаете в своих образных выражениях. А вы желали бы со мной проконсультироваться, мистер… — и поверенный многозначительно запнулся.
— Э нет, — его собеседник лукаво помахал сигарой, — пока не надо. Ни к чему в делах такая спешка — не спешить бы в свое время, так и сейчас бы не канителились. Тут надо расторгнуть один никудышный брак. Но раньше, чем я вам назову имена, вы мне честно — ну, в общем как специалист — скажете, стоит ли браться все это расхлебывать. Мне надо, чтобы вы так это абстрактно — понимаете? — прикинули размеры катастрофы. Пусть я буду мистер Койкто и хочу вам кое-чего рассказать. А вы мне скажете, как чего. Улавливаете?
— Вы хотите изложить гипотетический случай? — предположил поверенный Гуч.
— Вот-вот, то самое слово. Я все думаю, какой он — оптический, что ли. А он гипотетический. Сейчас я его изложу. Положим, есть одна такая женщина — глаз не оторвешь — и она сбежала из дому от мужа. Она по уши врезалась в другого, а тот приехал в город пошевелить тамошних насчет недвижимости. Положим теперь, что мужа этой женщины зовут Томас Р. Биллингс — тем более так его и зовут. Насчет имен, как видите, я вам прямо намекаю. А нашего донжуана зовут Генри К. Джессап. Биллингсы жили в таком городишке Сьюзенвилле — отсюда не близко. Две недели назад Джессап из Сьюзенвилля уехал. А миссис Биллингс за ним — прямо на другой день. В общем она в этого Джессапа влопалась вмертвую — ставлю доллар против вашего свода законов.
Клиент поверенного Гуча произнес это с таким смачным самодовольством, что даже видавшего виды законника слегка передернуло. Из его нагловатого посетителя так и лезло дешевое тщеславие волокиты, благодушное себялюбие неотразимого сердцееда.
— А что ж, — продолжал посетитель, — раз миссис Биллингс дома никакого счастья не видела? С мужем у нее жизнь была, прямо сказать, не сахар. Одна сплошная несовместимость характеров. Что ей по душе, того Биллингсу и даром не надо. Жили — как кошка с собакой. Она женщина образованная, знает науку и культуру люди собираются, она им вслух читает. А Биллингс только ушами хлопает. Ему, дураку, что прогресс, что обелиск, а что этика. Как дойдет до тому подобного, так Биллингс лопух лопухом. Нет, ей не такой нужен. Ну и как, вот скажите вы, юрист, неужели это будет не по всей справедливости, чтоб она бросила своего Биллингса, тем более раз нашелся мужчина в силах ее оценить?
— Несовместимость характеров, — сказал поверенный Гуч, — безусловно, служит источником многих и многих супружеских раздоров и разладов. В том случае, когда она совершенно явствует, развода, по всей видимости, не избежать. Да, но может ли упомянутая дама безбоязненно вверить вам… то есть, простите, этому Джессапу — свое будущее?
— Насчет Джессапа будьте покойны, — сказал клиент, обнадеживающе закивав. — Джессап — это вам не фрукт. Он поступит как честный человек. Да он из Сьюзенвилля уехал, только чтоб языки не болтали про миссис Биллингс. А она за ним, и теперь-то уж он, конечно, никуда не денется. Только она законным порядком разведется, Джессап сразу все сделает честь по чести.
— Итак, — сказал поверенный Гуч, — развивая, так сказать, гипотезу, предположим, что в этом деле потребуются мои услуги, и какую же…
Клиент порывисто вскочил на ноги.
— К чертям собачьим все гипотезы! — нетерпеливо воскликнул он. — Пропади они все пропадом, давайте говорить напрямик. Кто я — вам теперь ясно. Надо, чтобы этой женщине дали развод. Берусь заплатить. Как миссис Биллингс будет свободна, я в тот же день выложу вам пятьсот долларов.
И в знак своей щедрости клиент поверенного Гуча хватил кулаком по столу.
— Поскольку дело обстоит так, как вы… — начал поверенный.
— К вам дама, сэр, — возгласил Арчибальд, всунувшись из прихожей. Ему велено было всегда тут же докладывать о любом клиенте, ибо промедление в делах к добру не ведет.
Поверенный Гуч взял клиента номер один под руку и мягко направил его в соседнюю комнату.
— Сделайте одолжение, подождите здесь несколько минут, сэр, — сказал он. — Я освобожусь, и мы скоро продолжим нашу беседу. Я, собственно, ожидаю одну весьма состоятельную пожилую даму по делу о завещании. Уверяю вас, долго сидеть не придется.
Бойкий господин покладисто уселся в кресло и взял со столика журнал. Поверенный возвратился в среднюю комнату, тщательно притворив за собой дверь.
— Пригласи даму, Арчибальд, — сказал он рассыльному, который дожидался его указаний.
В приемную вошла властная красавица с горделивой осанкой. Одеяние ее — отнюдь не платье — было просторное и ниспадающее. В глазах ее вспыхивал гений и светилась душа. В руках она держала зеленый ридикюль вместимостью в полцентнера и зонтик, ниспадающий и просторный. Она опустилась на предложенный стул.
— Это вы — поверенный мистер Финеас С. Гуч? — спросила она строго и непримиримо.
— Это я, — ответил поверенный Гуч без малейших обиняков. С женщинами он ими никогда не пользовался. Обиняки — женское оружие. А когда две стороны используют одну тактику, время теряется попусту.
— Вы поверенный, сэр, — начала дама, — и вам, должно быть, не чужды таинства человеческого сердца. Неужели вы полагаете, что пустые и мелкие условности, порождение искусственной жизни нашего общества, должны вставать препятствием на пути благородного и пылкого сердца, когда оно обретает подлинное сродство среди никчемного и ничтожного людского отребья — так называемых мужчин?
— Сударыня, — сказал поверенный Гуч тем самым голосом, которым привычно смирял женскую клиентуру, — вы пришли к юристу. Я — поверенный в делах, а не философ; я также не редактор газетной рубрики «Ответы мученикам любви». Меня ждут другие клиенты. Будьте, если можно, так добры — разъясните, в чем дело.
— Могли бы и не метать мой бисер во все тяжкие, — заметила дама, сверкнув глазами и яростно крутнув зонтиком. — Я как раз по делу и пришла. Меня интересуют ваши соображения относительно бракоразводного процесса, как говорят пошляки, — на самом же деле просто об устранении фальши и бессмыслицы, которые, по близорукости человеческих законов, встали стеной между любящими…
— Прошу прощения, сударыня, — несколько нетерпеливо прервал ее поверенный Гуч, — но я опять-таки напомню вам, что вы на приеме у юриста. Тут бы скорее миссис Уилкокс…
— Миссис Уилкокс знает, что пишет, — сурово отрезала дама. — Равно как Толстой, миссис Гертруда Эзертон, Омар Хайям и мистер Эдвард Бок. Я их всех прочла. Я хотела обсудить с вами исконное право души в поединке с притеснительными ограничениями ханжеского и узколобого общества. Но я готова перейти к делу. Я предпочла бы пока не касаться личностей а только дать вам общее понятие — словом, описать все как бы в форме предположения, а не…
— Вы хотите изложить гипотетический случай? — спросил поверенный Гуч.
— Именно это я и собиралась сказать, — сухо заметила дама. — Так вот предположим, что существует некая женщина, в избытке наделенная душой и сердцем и устремленная к жизненной полноте. Муж этой женщины ниже ее по интеллекту, по вкусам — вообще неизмеримо. Ах, да он попросту хам. Его не трогает литература. Он насмехается над возвышенными идеями великих мыслителей. На уме у него только недвижимость и тому подобные мерзости. Женщина с душой ему не подруга. Но вот эта обездоленная женщина однажды встречает свой идеал — человека с умом, сердцем и характером. Она полюбила его. Его также пронизал трепет новоизведанного сродства, но он полон благородства и достоинства — и замкнул уста. Он бежал от лица своей возлюбленной. Она устремилась за ним, горделиво и презрительно попирая оковы, наложенные на нее невежественной социальной системой. Так вот — сколько ей будет стоить развод? Поэтесса Элиза Энн Тимминс, воспевшая Долину Платанов, развелась за триста сорок долларов. Могу ли я… то есть та леди, о которой идет речь — может ли она рассчитывать, что ей это обойдется столь же недорого?
— Сударыня, — сказал поверенный Гуч, — ваши последние две-три фразы потрясли меня своей трезвостью и ясностью. Нельзя ли нам оставить гипотезы, повести дело начистоту и назвать имена?
— Пусть так, — воскликнула дама, с изумительной готовностью перестраиваясь на практический лад. — Томас Р. Биллингс — вот имя этого презренного хама, который препятствует блаженству своей законной — но чуждой ему по духу — жены и Генри К Джессапа, ее благородного суженого. А я, — заключила клиентка в тоне последнего откровения, — я — МИССИС БИЛЛИНГС!
— К вам джентльмен, сэр, — прокричал Арчибальд, чуть ли не кувырком влетев в дверь.
Поверенный Гуч поднялся со стула.
— Миссис Биллингс, — учтиво сказал он, — позвольте попросить вас удалиться на нескольку минут в соседнюю комнату. Я ожидаю весьма состоятельного пожилого джентльмена по делу о завещании. В самом скором времени я освобожусь, и мы продолжим нашу беседу.
С привычной обходительностью поверенный Гуч препроводил свою пылкую клиентку в последнюю незанятую комнату и вернулся оттуда, старательно прикрыв за собой дверь.
Арчибальд впустил очередного посетителя — сухощавого, нервозного и с виду задерганного человечка средних лет, на лице которого застыло опасливое и озабоченное выражение. Свой маленький чемоданчик он поставил у ножки стула. Его добротная одежда не обличала в нем ни особого вкуса, ни опрятности; к тому же на ней осела дорожная пыль.
— Вы занимаетесь делами о разводах, — сказал он несколько возбужденным, но уверенным тоном.
— Припоминаю, — начал поверенный Гуч, — что в моей практике иной раз…
— Знаю, знаю, — прервал его клиент номер три. — Можете не говорить. Я о вас вполне наслышан. Я хочу поговорить с вами об одном деле, не углубляясь в разъяснения своей в нем некоторой заинтересованности — то есть…
— Вам угодно, — сказал поверенный Гуч, — изложить гипотетический случай.
— Можно и так выразиться. Я простой делец. Буду по мере сил краток. Сначала об одной гипотетической женщине. Положим, брак у нее сложился неудачно. Она во многих отношениях выше своего мужа. У нее красивая внешность — все так считают. Она увлекается, по ее выражению, литературой — поэзией там, прозой и всякими такими штуками. Муж у нее простой человек, его дело — коммерция. В семейной жизни они счастливы не были, хотя он и прилагал все усилия. И вот недавно один человек, совсем им незнакомый, приехал в их тихий городок по делам о продаже недвижимости. Эта женщина увидела его — и ни с того ни с сего потеряла голову. Она так открыто выказывала ему свое внимание, что ему пришлось ради своей безопасности покинуть те места. Она оставила мужа и дом и последовала за ним. Она бросила свой дом, где была окружена всяческой заботой и уютом, и устремилась за тем человеком, к которому воспылала столь безотчетным чувством. Что может быть прискорбнее, — дрожащим голосом воззвал клиент, — чем распад семьи из-за вздорной женской прихоти?
Поверенный Гуч осторожно согласился, что прискорбнее ничего быть не может.
— А тот человек, который ей понадобился, — добавил посетитель, — он ей не сможет дать счастья. Она думает, что сможет, но это просто пустое и вздорное самообольщение. Да, они с мужем во многом не сходятся, но только он способен ограждать ее отзывчивую и недюжинную натуру. Она лишь на время перестала это понимать.
— А вам не кажется, что логическим выходом из данного положения был бы развод? — осведомился поверенный Гуч, на взгляд которого разговор отклонился от дела.
— Развод? — вскричал клиент с дрожью, почти со слезами в голосе. — Нет, нет — только не это! Я читал, мистер Гуч, как вы неоднократно, с терпением, добротой и пониманием примиряли рассорившихся супругов и возвращали их в лоно семьи. Оставим гипотетический случай: мне больше нет нужды скрывать, что я в этой печальной истории пострадал больше всех; вот имена замешанных — Томас Р. Биллингс с супругой и Генри К. Джессап, тот, которым она безрассудно увлеклась.
Клиент номер три возложил руку на плечо мистера Гуча. В его измученном лице проступило глубокое чувство.
— Ради всего святого, — взмолился он, — помогите мне в этот трудный час. Разыщите миссис Биллингс и убедите ее прекратить эту злосчастную погоню за своей плачевной прихотью. Скажите ей, мистер Гуч, что супруг ждет ее с распростертыми объятиями у семейного очага — в общем, обещайте ей что угодно, лишь бы она вернулась. Я слышал, вам удаются такие дела. Миссис Биллингс должна быть где-нибудь неподалеку. Я уже так наездился — с ног падаю от усталости. В пути я дважды видел ее, но поговорить никак не удавалось. Может, вы сделаете это за меня, мистер Гуч, — и наградой вам будет моя нескончаемая благодарность?
— Действительно, — сказал поверенный Гуч, слегка поморщившись от последних слов, но тут же приняв выражение благопоспешествующее, — во многих случаях мне удавалось убедить стороны, искавшие расторжения семейных уз, пересмотреть свои скороспелые намерения и сохранить семью. Но позвольте вас заверить, что такая задача зачастую неимоверно трудна. Если бы вы представляли, сколько здесь требуется уговоров, настояний и, смею сказать, красноречия, — вы бы поразились. В данном случае, правда, мои симпатии целиком на известной стороне. Я глубоко сочувствую вам, сэр, и с превеликой радостию был бы свидетелем воссоединения супругов. Но мое время, — заключил поверенный, как бы опомнившись и вытащив часы, — дорого.
— Я это прекрасно понимаю, — заверил клиент, — и если вы возьметесь за это дело и убедите миссис Биллингс вернуться домой и прервать погоню за тем, другим мужчиной, — как только это случится, я выплачу вам тысячу долларов. Я кое-что заработал на этом недавнем буме с недвижимостью в Сьюзенвилле, и за такой суммой не постою.
— Будьте добры, посидите здесь несколько минут, — сказал поверенный Гуч, поднявшись и снова справившись с часами. — В соседней комнате меня ожидает клиент, я о нем едва не забыл. Я совершенно незамедлительно вернусь к вам.
Ситуация была очень по душе поверенному Гучу с его любовью к хитростям и каверзам. Он упивался такими деликатными и многообещающими делами. Ему нравилось чувствовать себя властителем счастья и судеб троих людей, рассаженных по его кабинетам в полном неведении друг о друге. В уме у него всплыло старое сравнение с кораблем. Сейчас оно, впрочем, не подходило, ибо затопление всех трюмных отсеков настоящего корабля кончилось бы плохо; у него же все отсеки были полны, а между тем его груженный делами корабль безмятежно плыл к уютной гавани славного, тучного гонорара. Оставалось, разумеется, выяснить, как выгоднее распорядиться своим беспокойным грузом.
Сначала он крикнул рассыльному:
— Запри входную дверь, Арчибальд, и никого больше не впускай.
Затем он неслышными и широкими шагами устремился в комнату, где ожидал клиент номер один, который терпеливо сидел и разглядывал фотографии в иллюстрированном журнале, держа сигару в зубах и водрузив ноги на столик.
— Ну как, — весело бросил он навстречу поверенному, — что надумали? Хватит вам пятисот долларов за избавление прекрасной дамы?
— Это в виде задатка? — мягко осведомился поверенный Гуч.
— Как? Не-ет; за все, на круг. А что, мало, что ли?
— Меня устроили бы, — сказал поверенный Гуч, — тысяча пятьсот долларов. Пятьсот сейчас, а остальное после развода.
Клиент номер один громко присвистнул. Он спустил ноги на пол.
— Нет, так у нас не пойдет, — сказал он, поднимаясь. — Пятьсот долларов я отхватил, когда в Сьюзенвилле началась заваруха с недвижимостью. Я, конечно, на все пойду, чтобы освободить даму, но это мне не по карману.
— А что вы скажете насчет тысячи двухсот долларов? — вкрадчиво спросил поверенный.
— Пятьсот — это мое последнее слово. Ладно, поищем юриста подешевле.
Клиент надел шляпу.
— Сюда, пожалуйста, — сказал поверенный Гуч, отворяя дверь в коридор.
Джентльмен выплеснулся из отсека и хлынул по лестнице, а поверенный Гуч в душе улыбнулся.
— Те же без мистера Джессапа, — процедил он, поправив завиток над ухом и приняв портретный вид миротворца — Вернемся к безутешному мужу.
Он возвратился в средний кабинет и повел дело напрямую.
— Я вас понял так, — сказал он клиенту номер три, — что вы готовы уплатить тысячу долларов, если и поскольку я изыщу средство побудить миссис Биллингс вернуться к семейному очагу и оставить слепое преследование того человека, к которому она прониклась столь неодолимым чувством. На этих условиях мне вручаются все полномочия. Так или не так?
— Именно так, — был поспешный ответ. — Деньги в любое время в течение двух часов.
Поверенный Гуч выпрямился во весь рост. Его тощая фигура раздалась, как на дрожжах. Его большие пальцы устроились в проймах жилета. Лицо его привычно выразило неподдельное душевное участие.
— В таком случае, сэр, — ласково сказал он, — я, вероятно, могу пообещать вам скорейшее облегчение ваших невзгод. Я в достаточной мере полагаюсь на свою способность к разъяснениям и уговорам, на естественное стремление человеческого сердца к добру и на воздействие незыблемой любви супруга. Миссис Биллингс, сэр, находится здесь, за этой дверью, — и длань поверенного простерлась к соседней комнате, — я сейчас же призову ее, и наши обоюдные увещевания не могут не возыметь…
Поверенный Гуч осекся, ибо клиента номер три словно стальной пружиной выбросило из кресла вместе с подхваченным чемоданчиком.
— Что за черт! — сипло выкрикнул он. — Что вы хотите сказать? Я думал, что обогнал ее миль на сорок.
Он ринулся к открытому окну, глянул вниз и закинул ногу за подоконник.
— Остановитесь! — в изумлении воскликнул поверенный Гуч. — Что с вами? Одумайтесь, мистер Биллингс, пожалейте свою заблудшую, но невинную жену. Совместными усилиями мы непременно…
— Биллингс?! — дико завопил клиент. — Я тебе сейчас покажу Биллингса, старая ты балда!
Он с размаху запустил чемоданчик в голову поверенному и угодил ему в самую переносицу. Ошеломленный миротворец попятился шага на два; когда в глазах у него прояснилось, клиента не было. Поверенный Гуч бросился к окну и увидел, как отступник спрыгнул со второго этажа на крышу сарая. Шляпа его откатилась, но он не стал ее поднимать, а соскочил с десятифутовой высоты в проулок, стрелой домчался до ближайшего здания и скрылся из виду.
Поверенный Гуч провел по лбу дрожащей рукой. У него было такое обыкновение: так он прояснял мысли. А может быть, он заодно решил потереть то место, где его стукнуло очень твердым чемоданчиком крокодиловой кожи.
Распахнутый чемоданчик лежал на полу, вывалив свое содержимое. Поверенный Гуч стал машинально поднимать предмет за предметом. Сначала попался воротничок, и всевидящий глаз законника с удивлением обнаружил на нем инициалы Г. К. Дж. Он подобрал гребешок, головную щетку, свернутую карту и кусок мыла.
И наконец — пачку старых деловых писем, и все они были адресованы «Генри К. Джессапу эсквайру».
Поверенный Гуч закрыл чемоданчик и поставил его на стол. Он с минуту поколебался, затем надел шляпу и вышел в переднюю к рассыльному.
— Арчибальд, — кротко сказал он, отворяя наружную дверь, — я ушел в суд. Ты через пять минут пойди скажи даме, которая там дожидается, — и тут поверенный Гуч выразился попросту, — что дело ее не выгорит.

0

26

Уильям Сидни Портер, известный под псевдонимом О. Генри http://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gif– один из немногих писателей, среди рассказов которого невозможно выбрать лучшие – все они написаны искрометным и замечательным языком.

В общей сложности О. Генри написано 273 рассказа. Критики сразу же окрестили его «мастером короткого рассказа» за тонкий юмор и неожиданные развязки.

Мы выбрали несколько проницательных и остроумных цитат из бессмертных произведений мастера короткой прозы, которые понятны и актуальны в любые времена:

    1. Изголодавшееся сердце должно иметь крупицу счастья хоть раз в год.
    2. Таково уж свойство женского пола — плакать от горя, плакать от радости и проливать слезы в отсутствие того и другого.
    3. Судьба швыряет тебя из стороны в сторону, как кусок пробки в вине, откупоренном официантом, которому ты не дал на чай.
    4. Большинство женщин – лишь большие дети, а большинство мужчин – лишь малые ребята.
    5. Деньги – просто мусор по сравнению с истинной любовью.
    6. Это была платиновая цепочка для карманных часов, простого и строгого рисунка, пленявшая истинными качествами, а не показным блеском, – такими и должны быть все хорошие вещи.
    7. Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу.
    8. Настойка разбиралась так шибко, как мясные бутерброды на вегетарианском обеде.
    9. Спящий мужчина — это зрелище, от которого могут прослезиться ангелы. Что стоят сейчас его мозги, бицепсы, чековая книжка, апломб, протекции и семейные связи? И так же привлекателен, как наемная кляча, когда она стоит, привалясь к стене оперного театра в половине первого ночи и грезит просторами аравийских пустынь. Вот спящая женщина – совсем другое дело. Плевать нам на то, как она выглядит, лишь бы подольше находилась в этом состоянии.
    10. Жизнь состоит из слез, вздохов и улыбок, причем вздохи преобладают.
    11. Когда мой пациент начинает считать кареты в своей похоронной процессии, я скидываю 50% с целебной силы лекарств.
    12. Он принадлежал к тем хорошим людям, о которых легко забываешь, когда они рядом, но которых часто вспоминаешь, когда их нет.
    13.Человек для полноты своей жизни должен испытать бедность, любовь и войну. Но не сразу.
    14. Это была такая женщина, что даже пескаря ввела бы в грех. Румянец её лица говорил о кулинарных склонностях и пылком темпераменте, а от её улыбки чертополох мог бы зацвести в декабре месяце.
    15. Искусство повествования заключается в том, чтобы скрывать от слушателей всё, что им хочется знать, пока вы не изложите своих заветных взглядов на всевозможные, не относящиеся к делу предметы.
    16. Жизнь – это то, что мы больше всего ценим и меньше всего бережем.
    17. Когда любим мы сами, слово «любовь» – синоним самопожертвования и отречения. Когда любят соседи, живущие за стеной, это слово означает самомнение и нахальство.
    18. Пустой желудок – вернейшее противоядие от переполненного сердца.
    19. Есть темы, для которых не найти слов даже в самом полном словаре.
    20. Это было и красиво и просто, как всякое подлинно великое жульничество.
    21. Закругленность форм – бесспорно, привлекательное качество; что же касается гладкости, то чем больше морщин приобретает женщина, тем больше сглаживаются неровности ее характера.
    22. Её душа могла порвать любые цепи. Она была Евой, уже отведавшей запретного плода, но ещё не ощутившей его горечи.
    23. Они были рабами привычки – той силы, что не дает земле разлететься на куски, хотя, впрочем, существует еще какая-то дурацкая теория притяжения.
    24. Ни одной минуты нельзя купить за наличные.

0

27

http://fit4brain.com/wp-content/uploads/2014/10/o-henry.jpg

Цитаты из О.Генри http://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gif

1

Жизнь - это то, что мы больше всего ценим и меньше всего бережём.

2

Давайте еще раз наполним стаканы, чудачества хорошо держать во влажном состоянии, в сухой моральной атмосфере они могут подвергнуться порче.

О. Генри, "Линии судьбы"

3

Улыбки женщин, — это водоворот Сциллы и Харибды, в пучину которого часто попадает, разбиваясь в щепки, крепкий корабль «Дружба».

О. Генри, "Друг Телемак"

4

В жизни бывают два случая, которые неизвестно чем кончаются: когда мужчина выпьет в первый раз и когда женщина выпьет в последний.

О. Генри, "Трест, который лопнул"

5

Влюблённый улыбается, когда он уверен в победе. Женщина, когда её любовь торжествует, перестает улыбаться. Для него битва завершена, для нее — только начинается.

О. Генри, "Розы, резеда и романтика"

6

Беседовать с ним было всё равно что слушать, как капает вода в медный таз, стоящий у изголовья кровати, когда хочется спать.

О. Генри, "Среди текста"

7

Женщине всегда кажется, что для мужчины, которого она боготворит, нет ничего невозможного или непосильного.

О. Генри, "Обращение Джимми Валентайна"

8

Говорят, перед глазами утопающего проходит вся его жизнь. Может быть. Но когда человек голодает, перед ним встают призраки всех съеденных им в течение жизни блюд.

О. Генри, "Купидон порционно"

9

Лишь две секунды задержала она на нём взгляд — тот взгляд, которым женщина прощупывает каждого встреченного ею мужчину. За это время она решает, как ей поступить — визгом натравить на него полицейского или впоследствии выйти за него замуж.

О. Генри, "Во втором часу у Руни"

10

Красота поверхностна, однако нервы лежат под кожей очень близко к поверхности.

О. Генри, "Сила привычки"

11

Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу.

О. Генри, "Дороги, которые мы выбираем"

12

Их руки сошлись в коротком, крепком, достойном Запада рукопожатии, в мощных тисках которого мгновенно погибают все микробы.

О. Генри, "Улисс и собачник"

13

Ничего не может быть тревожнее для неврастеника, как почувствовать, что ты здоров и бодр.

О. Генри, "Позвольте проверить ваш пульс"

14

Роскошь и нищета шагают по улицам бок о бок.

О. Генри

15

Когда человек чувствует приближение конца, его эгоизм и себялюбие расцветают пышным цветом.

О. Генри, "Туман в Сан-Антонио"

0

28

http://fit4brain.com/wp-content/uploads/2014/10/o-henry.jpg

16

Никакой язык не труден для человека, если он ему нужен.

О. Генри, "Короли и капуста"

17

У каждого есть своё представление о счастье.

О. Генри, "Дары волхвов"

18

Попасть в дурную компанию человек может в двух случаях жизни — когда он без гроша и когда он богат.

О. Генри, "Дары волхвов"

19

Счастье — это приз, которого нужно добиться.
Приключение — дорога, ведущая к нему.
Случай — это то, что подчас маячит из тени по краям дороги.

О. Генри, "Искатели приключений"

20

Можете вы мне назвать три категории людей, которых проще всего одурачить во всяческих сделках? Мужчины, женщины и дети — вот правильный ответ.

О. Генри, "Рыцарь удачи"

21

Она заплакала, сама не зная почему; так плачут только женщины, плачут без особой причины, плачут просто попусту; в каталоге горя эти слезы самые безутешные, хотя просыхают быстрей остальных.

О. Генри, "Гарлемская трагедия"

22

Молодость жадна, и за неимением лучшего заменяет качество количеством.

О. Генри, "Горящий светильник"

23

Ни одной минуты времени нельзя купить за наличные; если б было можно, богачи жили бы дольше других.

О. Генри, "Золото и любовь"

24

Богатство ничего не значит там, где речь идет об истинной любви. Любовь всесильна.

О. Генри, "Золото и любовь"

25

Дом, в котором царит счастье, не может быть слишком тесен.

О. Генри, "Из любви к искусству"

26

Многие каждый шиллинг в чужом кармане воспринимают как личное оскорбление.

О. Генри

27

Независимо от дорог, которые мы выбираем, наша суть приведет нас к одному концу.

О. Генри

28

Правота и искренность являются лучшими украшениями как мужчины, так и женщины.

О. Генри

29

Жизнь — это то, что мы больше всего ценим и меньше всего бережем.

О. Генри

0

29

Природа движется по кругу. Искусство — по прямой линии. Все натуральное округлено, все искусственное угловато. Человек, заблудившийся в метель, сам того не сознавая, описывает круги; ноги горожанина, приученные к прямоугольным комнатам и площадям, уводят его по прямой линии прочь от него самого.
Круглые глаза ребенка служат типичным примером невинности; прищуренные, суженные до прямой линии глаза кокетки свидетельствуют о вторжении Искусства. Прямая линия рта говорит о хитрости и лукавстве; и кто же не читал самых вдохновенных лирических излияний Природы на губах, округлившихся для невинного поцелуя?


О. Генри, "Квадратура круга"

0

30

http://s18.rimg.info/f4aeba6a524c120f18a26dd36936d63c.gifС этой парой фраз писатель одержал победу в конкурсе на самый короткий рассказ, в котором присутствуют все традиционные составляющие - завязка, кульминация и развязка:

Шофёр закурил и нагнулся над бензобаком посмотреть, много ли осталось бензина. Покойнику было двадцать три года.


О. Генри

0


Вы здесь » "КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём! » Художники и Писатели » О' Генри - признанный мастер американского рассказа