"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Предприниматели в мире

Сообщений 61 страница 69 из 69

1


Предприниматели в мире. Кто и как меняет жизнь миллионов

http://files5.adme.ru/files/news/part_112/1122060/preview-650x390-650-1452517109.jpg
Имя нефтяного магната Джона Рокфеллера до сих пор считается символом богатства.
Он заработал свое состояние, начав с нуля, при этом часть своего состояния он стабильно тратил на благотворительность.

17 правил, которыми руководствовался Джон Рокфеллер, чтобы достичь таких высот.

1. Всегда старайтесь превратить любую катастрофу в новую возможность.
2. Не надо бояться больших расходов, надо бояться маленьких доходов.
3. Кто весь день работает, тому некогда зарабатывать деньги.
4. Ваше благополучие зависит от ваших собственных решений.
5. Если ваша единственная цель — стать богатым, вы никогда не достигнете ее.
6. Дружба, основанная на бизнесе, лучше, чем бизнес, основанный на дружбе.
7. Знаете, что доставляет самое большое удовольствие? Видеть, как приходят дивиденды от вложенных усилий.
8. Недостаточно просто поступать правильно, главное — это позволить людям знать, что вы поступаете правильно.
9. Скорее наймут человека с энтузиазмом, чем того, который все знает.
10. Хорошее управление состоит в том, чтобы показывать обычным людям, как сделать работу превосходных людей.
11. Благодаря упорству, все, что угодно, — будь то правильное или нет, хорошее или плохое, — будет достигнуто.
12. Никто никогда не догадывается, кем окажется в этой жизни, но всегда надо знать, что рожден для чего-то большего.
13. Не бойтесь отказываться от хорошего в пользу отличного.
14. Можете отчитаться за каждый заработанный миллион, кроме первого.
15. Заработайте репутацию, и она будет работать на вас.
16. Умение обращаться с людьми — это товар, который можно купить точно так же, как мы покупаем сахар или кофе. И заплатят за такое умение больше, чем за что-либо другое на свете.
17. Нет другого качества, столь необходимого для успеха любого рода, как настойчивость. Настойчивость может преодолеть все, даже законы природы.

Кто такой предприниматель

Для начала следует разобраться в том, кто такой предприниматель. Ведь несмотря на то, что это понятие весьма распространенное, многие все же не знают его истинного значения. Итак, предприниматель – это человек, который занимается любым видом деятельности (производством вещей, предоставлением услуг или перепродажей товара) ради того, чтобы получить материальную выгоду. При этом он является лидером, на которого ложится груз ответственности за продукцию, а также следит за всеми этапами производства. Важно помнить, что предприниматель – это человек сильный духом, ведь он всегда ставит на кон свои деньги и репутацию.

+2

61

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/citroen.jpg
Андрэ Ситроен

    Блистательный предприниматель, - говорят о нем одни. Тщеславный сумасброд, не умевший считать деньги, - считают другие. И все это об одном человеке, Андрэ Ситроене, создавшем одну из самых известных автомобильных марок в мире.

«Если замысел хорош, цена не имеет никакого значения».

- Андрэ Ситроен
Родился Андре в богатой еврейской семье. Его отец, Леви Ситроен жил в Амстердаме и был совладельцем предприятий, занимавшихся обработкой и продажей драгоценных камней. Пос-ле женитьбы на дочери варшавского ювелира Мари Кляйн, Леви переехал в Париж. Андре, родившийся 5-го февраля 1878 года, был пятым, самым младшим ребенком в семье. На его детство пришелся крах семейного капитала, повлекший за собой смерть матери и самоубийство отца.

В те времена сын обычно продолжал дело отца. Но Андрэ торговля не привлекала. Цель в жизни возникла, когда ему исполнилось 12 лет. В тот год (1889 г.) в процессе подготовки к международной выставке, в Париже возвели Эйфелеву башню. Многим парижанам это сооружение не нравилось. Но Анри эта конструкция впечатлила настолько, что он твердо сказал себе: «буду - инженером». В 1889 году он поступил в Политехническую школу и после ее окончания начал работать в мастерских своих друзей - братьев Эстенов, где производились детали для паровозов.

1905 году Ситроен стал компаньоном Эстенов, вложив в дело все полученное от родителей наследство. Он наладил на заводе выпуск зубчатых колес (шестерен) - гораздо совершеннее тех, что делали конкуренты. Сконструировал их никому неизвестный польский механик-самоучка. А Ситроен вовремя разглядел, что новая технология очень перспективна, и купил патент на ее использование. Очень быстро шестерни стали пользоваться спросом на международном рынке - в Лондоне, Брюсселе и Москве, что приносило владельцам фирмы огромные прибыли.

В 1908 году Ситроена приглашают на должность директора крупнейшей французской автомобилестроительной компании «Автомобили Морс». До его прихода дела здесь шли неважно.

Ситроен развил бурную деятельность: привлек к работе свежие умы, модернизировал конструкцию выпускаемых автомобилей и предложил снизить цены на них. Успех пришел незамедлительно. Под его руководством продажи компании увеличились с 10 авто в месяц в 1909-м до 100 к 1914-му.

Но Ситроену этого мало. Он едет в Америку, чтобы изучить опыт конвейерной сборки автомобилей, впервые внедренной на заводах Генри Форда. Нечто подобное Ситроен намерен организовать в цехах «Морс». Но I Мировая Война перечеркивает планы предпринимателя.

В 1914 году его мобилизовали в артиллерийские войска. Но предприимчивость не оставила его и тут. Он сумел убедить начальство, а затем и министра в том, что срочно наладит выпуск остро не хватающих снарядов в огромных количествах: 50 тыс. в день! У него был рецепт - фордовский конвейер. Получив кредиты, он спешно построил на бывших огородах (!) улицы Javel новый завод, для которого закупил американское оборудование. Производство началось через несколько месяцев от начала строительства, когда еще корпуса достраивались и не было крыш.
Фронт получает нужные боеприпасы. А предприниматель использует любую возможность, чтобы сэкономить время, которое уходит на различные заводские операции, начиная с организации питания персонала. Обед проходит в несколько смен в огромной столовой площадью 3000 кв. м, где установлены десять рядов столиков. Меню одно для всех - от рабочего до инженера. На прием пищи отводится 30 минут. И при этом каждой смене присвоен свой цвет, который сигнализирует о ее начале: на столах меняются одноцветные скатерти и салфетки, а обедающие и официантки надевают одноцветные повязки.

А процесс выдачи зарплаты? На всех предприятиях того времени это происходило так. Кассиры обходили рабочих и прямо у станков выдавали им деньги. На все уходило несколько часов. Ситроен смог усовершенствовать и этот процесс. На его заводах выплаты персоналу делались в нерабочее время.

Но и это еще не все. На предприятиях Ситроена, помимо рабочей столовой и магазинов, были организованы комнаты для кормления грудных детей, дневные ясли, прачечная, кухня, поликлиника. Рабочим завода даже бесплатно оказывалась зубоврачебная помощь. Но не просто из благотворительности. «Зубная боль нарушает ритм работы и снижает производительность труда», - откровенно объяснял Ситроен причины, по которым он заботился о своих рабочих.

Еще в разгар боевых действий Андрэ Ситроен заказал инженерам чертежи автомобиля, который впоследствии получил его имя. Теперь, когда смолкли пушки, у него было все, чтобы организовать и развернуть собственное автомобильное производство: опыт, высококвалифицированная команда, производственные помещения, где раньше выпускались снаряды, и огромные финансовые средства, заработанные на военных заказах. В 1919 году появляется первое авто, украшенное фирменным знаком компании Ситроена - двойным шевроном.

Первая модель «Ситроена» получилась неплохой и востребованной. Но время шло, на мировом рынке появлялись автомобили новых марок. «Ситроены» по-прежнему в практическом смысле устраивали покупателей, но внешне, по выражению французов, «Сену не зажигали». Чтобы обойти конкурентов, Андре Ситроен поручает разработку дизайна никому тогда еще неизвестному молодому итальянцу-дизайнеру Фламинио Бертони. Бертони создает «бестселлер», выпускавшийся более 20 лет - обтекаемую каплю, прекрасно смотревшуюся на фоне угловатых, рубленых кузовов. Эта модель получает название - «Ситроен Траксьон Аван». К концу 20-х годов предприятия Ситроена занимают первое место в Европе по объему продукции.Постепенно модельный ряд расширился, и за первые десять лет работы компания увеличила выпуск машин почти в 50 раз.

В 1923 году предприниматель снова пересек Атлантику и посетил крупнейшие американские заводы. Из поездки он привез массу новых идей. Ситроен закупает импортные технологии, дробит производственный процесс на мелкие операции и заменяет дорогой ручной труд быстро окупаемыми поточными линиями. Первым из французских автомобилестроителей, по привычке использовавших для изготовления кузова дерево, он приобрел лицензию на производство цельнометаллического кузова. Это позволило удешевить производство и повысить надежность машин Ситроена.

Важнейшей составляющей системы управления Ситроена было постоянное обсуждение спорных вопросов со всеми работниками, независимо от их статуса. «Чтобы избежать конфликтов, хозяин должен поддерживать постоянные контакты с рабочими. Но встречи должны проходить не в огромных залах... При большом скоплении народа вряд ли может иметь место подлинный обмен мнениями», - утверждал Ситроен.

На своих заводах он регулярно организует профессиональную учебу: курсы повышения квалификации для рабочих и семинары для инженеров. В 1925 году Ситроеном было выпущено более 60 тыс. машин, а в 1929 - почти 100 тыс. Такие высокие результаты позволили Ситроену выйти на первое место по объемам производства во Франции, а затем и в Европе. Но произвести товар - это еще не все. Его еще нужно продать. И, чтобы привлечь будущих потребителей, Ситроен разработал грандиозную систему рекламы своих машин и своего имени, ставшего автомобильной маркой.

Чтобы фирменный знак заводов Ситроена постоянно был перед глазами водителей, по всей Франции были установлены указатели и дорожные знаки, увенчанные «двойным шевроном». Ради привлечения потенциальных клиентов устраивались так называемые «рекламные пробеги» по отдаленным районам Франции. По пути следования автомобилей специалисты компании рассказывали через громкоговорители об особенностях той или иной модели «Ситроена». Слова подкреплялись броскими афишами, плакатами, занимательными викторинами и лотереями, которые организовывались во время стоянок. В результате от 3% до 15% посетителей выставок «на колесах» уезжали домой на собственных авто.

В марте 1935 года предпринимателя не стало…Но его корпорация процветает и по сей день, а имя - увековечено в его детище – известном на весь мир автомобильном бренде.

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/citroen-c4.jpg

+1

62

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/siemens.png
Вернер Сименс

    Еще в детстве Вернеру Сименсу - будущему основателю корпорации «Siemens», пришлось пережить неизгладимое впечатление от рассказов его учителя Шпонгольца, о расцвете Торгового дома Фуггер.

Будучи в почтенном возрасте, мечтая, Вернер Сименс в одном из своих писем писал о создании “всемирного объединения, наподобие Торгового дома Фуггера”, рассказы о котором в свое время поразили его воображение и в дальнейшем воодушевили на энергичную предпринимательскую деятельность. Хотя, воплотиться в жизнь этой детской мечте суждено было только после смерти самого Вернера Сименса.

Будущий основатель компании «Siemens», инженер, изобретатель, ученый, промышленник и общественный деятель  - Вернер Сименс, родился 13 декабря 1816 г. в городе Ленте близ Ганновера.

Получив начальное образование на дому, в 1832 г. молодой Вернер  уезжает на учебу в Любекскую гимназию, которую с отличием и мечтой изучать  технические науки оканчивает весной 1834 года.

Наступает время сложного выбора дальнейшей судьбы. Отец рекомендует Вернеру переселиться в Пруссию и, если представится возможность, поступить там в военную школу, готовившую офицеров для прусской армии, ведь в те времена они имели наилучшие возможности для устройства своей жизни и выбора профессии. По совету отца Вернер идет навстречу своему будущему, направляясь пешком в Берлин. Первая попытка поступить в королевскую гвардейскую артиллерию была неудачной, но зато после труднейших экзаменов в Магдебурге Вернера принимают в артиллерийскую бригаду, где он изучает точные науки и делает свои первые изобретения.

Идея первого изобретения, принесшего Сименсу деньги, пришла ему в голову на гауптвахте магдебургского гарнизона. Туда Вернер попал за участие в дуэли, где он был секундантом. Изобретение заключалось в гальваническом нанесении золота и серебра на металлические предметы. Отточив этот метод, и получив на него патент, Вернер поручил своему младшему брату Вильгельму продать изобретение в Великобритании, бывшей тогда крупнейшей промышленной державой. Затея удалась: новый метод купил промышленник из Бирмингема за большую сумму - 1500 фунтов.

В 1845 г. он становится одним из наиболее заметных молодых ученых в недавно образованном Физическом обществе. В то время он делает ряд изобретений по телеграфной части, а также изобретает стрелочный телеграф. О чувствах, которые волновали его в то время, можно судить по письму от 14 декабря 1945 года, адресованного его брату Вильгельму в Англию: “Я почти решил связать свою карьеру с телеграфией, независимо от того, будет ли она совмещаться с военной службой. Телеграфия станет со временем отдельной важной отраслью техники, и я вижу свое призвание в том, чтобы выступить организатором в этой области, так как, по моему глубокому убеждению, она находится в самом начале своего развития”.

И уже 1 октября 1847 г. Сименсом и его другом Иоганном Георгом Гальске была основана телеграфно-строительная  фирма «Siemens & Halske», занимающаяся кроме электротелеграфии  широким кругом работ в области точной механики и оптики, а также созданием электромедицинских аппаратов. Размещалась компания в маленькой мастерской Гальске и насчитывала всего трех сотрудников. Здесь не только занимались производством товаров, но, прежде всего, разрабатывали различные проекты. Такому подходу фирма осталась верна и сегодня: один вид продукции производится до тех пор, пока он не сменится другим, более совершенным.

Первым наиболее крупным заказом фирмы была первая в Германии телеграфная линия Берлин — Франкфурт-на-Майне, построенная в 1849 году. А вскоре компания получила подряды на прокладку телеграфных линий в Кельн, Гамбург, Штеттин и другие города. В этом же году Сименс уходит с военной службы и полностью посвящает себя своему бизнесу.
В 1852 году «Siemens & Halske» успешно продает первую партию стрелочных телеграфов в Россию. Вскоре Россия становится для них крупнейшим рынком сбыта, обеспечив компанию заказами на ближайшие три года. Телеграфы Сименса связали столицу Российской империи с Финляндией, Польшей, Прибалтикой, Германией и Австрией. В России Сименс открывает  собственное предприятие, где на должность руководителя назначает своего брата – Карла.

Дела компании Сименса быстро шли в гору. Чтобы справиться с заказами из России и Англии, в 1857 году Вернер переходит от штучного к серийному производству. Однако Иоганн Гальске  считал, что массовое производство неминуемо понизит качество.
В 1867 году разногласия между партнерами достигли максимума, и Гальске покинул компанию. Теперь «Siemens & Halske» стало чисто семейным предприятием Сименсов. Уход Гальске позволил Сименсу довести модернизацию предприятия до конца, и вскоре им был открыт новый цех, оснащенный новейшими американскими станками.

60-70-е годы были для компании особенно удачными. В 1868—1870 гг. фирма «Siemens» участвует в сооружении знаменитой Индоевропейской телеграфной линии Лондон — Калькутта протяженностью 11 000 км, просуществовавшей вплоть до 1931 года. А в начале 1870-х годов компания «Siemens» строит кабельное судно «Фарадей», оснащенное усовершенствованной кабелеукладочной машиной. В 1874 г. «Фарадей» прокладывает трансатлантический телеграфный кабель, напрямую связавший Ирландию и США (5700 км).

Не обошло стороной компанию и изобретение Белла. Начиная с ноября 1877 года, в мастерской Сименса каждый день производилось более 200 телефонных аппаратов. Компания оправдывала репутацию пионера в области связи, и постоянно  инвестировала средства в дальнейшее  развитие технологий связи. Огромное значение она придавала эргономике и удобству использования телефона. Сначала было разработано ручное приемное устройство. Немного позже была создана трубка ковшеобразной формы, которая и определила дизайн телефона на многие годы вперед. А уже в 80-х годах компания Сименса разработала первые беспроводные телефоны.

Занимаясь такими крупномасштабными проектами, Сименс большое внимание уделял менеджменту на своем предприятии. Он не только создал систему пенсионных касс для сотрудников, но и сократил рабочий день с девяти до восьми с половиной часов. Пенсионная касса была основана в честь 25-летнего юбилея фирмы и ставила своей целью свести к минимуму ущерб, вызванный утечкой рабочей силы. 19 ноября 1875 года, обращаясь к государственному инспектору фабрик и заводов фон Штюльпнагелю, Вернер Сименс писал: «То чувство, которым мы руководствовались, создавая пенсионную кассу, я бы назвал не столько гуманизмом, сколько в значительной степени здоровым эгоизмом».

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/flag-siemens.jpg
Смысл, содержащийся в словах «здоровый эгоизм», на первый взгляд, кажется несколько странным, но он приобретает положительный смысл, если применять его в сфере трудовых отношений, как это делал Вернер Сименс. Он считал, что рабочий должен стремиться к долгосрочному труду на одном и том же заводе и поддерживать это стремление должен хозяин завода - работодатель. Еще одна выдержка из письма, написанного Вернером брату Карлу в 1868 году, характеризует его отношение к участию работников в получении прибыли компании: «Если бы я не отдал своим верным помощникам причитающуюся им часть прибыли, то заработанные деньги жгли бы мне руки как раскаленное железо». Пенсионная касса не единственное новаторство, внесенное Вернером в процесс распределения доходов компании. Несколько позже он организовывает так называемую «больничную кассу» – фонд, из которого стало оплачиваться время болезни рабочего или какие-то другие тяжелые обстоятельства его жизни, включая и преждевременный уход из жизни.

Благодаря этим и другим социально-политическим мероприятиям, которые впоследствии взяло на себя государство, на предприятиях Вернера Сименса при его жизни никогда не было никаких волнений на производственной почве: там царил мир, который способствовал общему благу, иначе говоря - росту прибыли.

Немало доказательств того, каким отзывчивым человеком был Вернер Сименс, если нужна была его помощь. Он всегда был готов помочь осуществить хорошую идею или оказать поддержку человеку, преданному науке. Его помощь выражалась как в советах, так и в предоставлении денежных средств. Сименс считал своей задачей и делом чести, будучи успешным  предпринимателем, выделять часть денежных средств на развитие науки и культуры, которых не могут обеспечить ни государство,  ни какие-нибудь другие организации. Примерно в 1876 году он активно поддерживает естествоиспытателя Антона Дорна (1840 - 1909), построившего на берегу Неаполитанского залива исследовательский институт,  занимавшийся подводной флорой и фауной. Сименс помогал ему с организацией разного рода совещаний и выделением финансовых средств, на которые ученые приобрели необходимое оборудование для изучения моря, а также участием в строительстве специального современного исследовательского судна.

Многое в деятельности Вернера Сименса свидетельствует о том, что свою самую главную задачу он видел в техническом развитии Германии, чтобы среди великих индустриальных держав мира она смогла бы занять подобающее ей высокое место. В 1876 году он  составляет докладную записку «О необходимости введения закона о патентах для Германской империи», где пишет о том, что государство, в котором копируются только чужие изобретения, а своим рабочим выплачиваются нищенские зарплаты, в  результате будет иметь слабую, нездоровую экономику. Указывает в записке он также и на низкое качество товаров, выпускаемых Германией. Благодаря критике, прозвучавшей  с разных сторон в один адрес, государство встревожилось. В  результате были приведены в действие экономические и налоговые рычаги, благодаря которым национальная промышленность получила мощную поддержку, и качество производимых товаров значительно  улучшилось.

В 1888 г. Вернер Сименс был возведен в дворянское сословие и стал Вернером фон Сименсом. В то время в его фирме, включая дочерние предприятия в Лондоне, Санкт-Петербурге и Вене, насчитывалось уже 5000 сотрудников. Настало время следующего поколения. Теперь оно должно было проявить себя в действии. 31 декабря 1889 года Сименс вышел из руководства фирмой. Последние годы жизни Вернера Сименса прошли в спокойной дружеской обстановке в семье, к которой он был всегда привязан. Живя на своей вилле в Бад-Гарцбурге, он начал диктовать свои «Воспоминания о жизни», в последних строчках которых писал: «...Я считаю свою жизнь удавшейся, так как она вся была заполнена усилиями, которые почти всегда были успешными, и работой, приносящей пользу людям; и если я с печалью смотрю на конец моей жизни, то это потому, что я должен расстаться с близкими и дорогими мне людьми, и потому, что мне не суждено больше успешно работать для приближения времени расцвета естественных наук». Умер Вернер фон Сименс 6 декабря 1892 г. Сыновья и внуки Сименса продолжили его дело, стремясь сохранить его дух и, в то же время, отдавая дань требованиям современности.

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/siemens_kg.jpg

Семейное дело Сименсов процветает и по сей день. Сегодня более десятка подразделений компании «Siemens» работают в сфере транспорта, энергетики, информатики, автоматизации, связи, медицины, бытовой и светотехники. Представительства концерна «Siemens» присутствуют более чем в 190 странах мира, а оборот компании в 2006 составил около 87 млрд. евро. Штат же фирмы «Siemens» уже составляет порядка 410 000 человек. При этом «Siemens» является одним из самых известных в мире производителей бытовой техники, электротехники и сотовых телефонов. Поколение Сименсов чтит своего основателя и до сих пор соблюдает на фирме правила ведения бизнеса, более ста лет назад сформулированные Вернером Сименсом.

Восемь правил успешного бизнеса Вернера Сименса:

1) стремиться к максимально возможному расширению деятельности, особенно за границу;
2) максимально использовать в предпринимательской деятельности технические и научные новинки;
3) всемерно расширять ассортимент продукции, особенно за счет перспективных новинок;
4) делать продукцию максимально надежной;
5) бороться с иностранными названиями для поддержки у немецких производителей сознания гордости за высококачественные отечественные товары;
6) всегда выполнять данные обязательства;
7) проявлять заботу о своих сотрудниках;
8) поставлять товар лучшего качества, не просто декларируя его, а реально воплощая в жизни.

+1

63

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/Anton_Gerard_Philips.jpg
Антон и Жерар Филипс

    Время безжалостно. Оно уносит не только жизнь поколений, но и стирает позолоту с тех, кто был для своих поколений героями и вождями. В осадке веков остаются считанные единицы, бывшие не только эталонами своей эпохи, но и ставшие предтечей будущего.

Среди них в историю, бесспорно, войдут имена предпринимателей Филипсов, которые, начав свое дело с маленькой ламповой фабрики в заштатном голландском городке Эйндховене, создали мощную транснациональную компанию с филиалами почти во всех странах мира.

У истоков этой компании стояли братья Жерар и Антон Филипс, которым в Голландии в канун двухтысячного года было посмертно присвоено звание лучших предпринимателей 20-го столетия. «Филипс» дал миру массовое производство ламп и радиоприемников, электробритв и магнитофонов, телевизоров и компьютеров, лазерных дисков, сотовых телефонов и медицинской техники.

Основы компании были заложены в 1891 г., когда Жерар Филипс учредил компанию по «производству ламп накаливания и других электрических изделий Philips & Co» с численностью персонала 10 человек и производительностью 100-200 ламп в день. Изначально компания сосредоточила свою деятельность на выпуске ламп с углеродной нитью (являющихся в то время экзотикой). Дела у предприимчивого голландца шли весьма успешно, и уже в 1916 году королева Нидерландов Вильгельмина предоставила предприятию Филипсов право именоваться королевским - c приставкой «Ройял», а еще через пару лет  компания числилась едва ли ни крупнейшим в Европе производителем электроламп.

Как человек практичный и дальновидный, в канун Первой мировой войны (то есть в 1914 году) Жерар Филипс создал собственную научно-исследовательскую лабораторию, сотрудники которой занимались исследованиями, направленными на создание перспективных образцов продукции и модернизацию существующих лампочек. К началу 1920-х годов компания уже располагала целым рядом патентов. Именно в этот период Филипсы начинают защищать свои патентные права, особенно в области рентгеновского излучения и радиоприемников. Представив на рынке в 1918 году медицинскую рентгеновскую трубку, уже в 1925 Филипсы стали участвовать в первых экспериментах с телевидением, а в 1927 году начали производство радиоприемников. К 1932-ому году количество радиослушателей, пользовавшихся продукцией нидерландской компании, достигло миллиона.

Но братья Филипсы принесли миру не только новые технологии, но и, что гораздо более существенно, пример новых отношений в производстве. Девиз концерна - «Цифры важны, но люди важнее» - неизменно соблюдается здесь из поколения в поколение. В восемнадцатом веке Филипп Филипс, торговец еврейского происхождения, унаследовал семейное дело – торговлю табаком и текстилем. Он упорно расширял бизнес, выкраивая по гульдену на образование своих десяти сыновей, которые проявили немалые способности к учению и практическим делам.
С годами они добавили к торговле табаком небольшую фабрику по производству хлопковой ваты, заведение по обжариванию кофейных зерен и газораспределительную станцию. Увлечение электротехникой, перешедшее в настоящую любовь к ней, проявилось у представителя пятого поколения Филипсов, Жерара, который учился у знаменитого соотечественника Хендрика Лоренца - создателя классической электронной теории.

Получив диплом инженера, Жерар основал в начале 90-х годов прошлого века в родном Эйндховене уже упомянутый ламповый заводик, который в условиях жестокой конкуренции с продвинутыми немецкими фирмами «Сименс», «АЕГ» и другими, влачил жалкое существование. До тех пор, пока к работе на нем не подключился младший брат Жерара, Антон, у которого оказался незаурядный талант к организаторской и коммерческой деятельности. Первое время Жерар Филипс арендовал под свою фабрику старое промышленное здание, а продукция шла лишь на рынок Голландии. В 1895 году, когда к бизнесу подключился его брат Антон, положение удалось улучшить.
Антон быстро понял как нужно действовать. В первую очередь он организовал фирме широкую пиар-кампанию на местном рынке. В 1898 году он использовал открытки, изображающие национальные голландские костюмы, в рекламных целях. В то время  компания Philips занималась производством ламп, и, как и следовало ожидать, на открытках также были изображены лампы, олицетворявшие собой современность и шик. Удачный трюк Антона имел огромный успех, но этого ему было мало.
Со временем у братьев разгорелось своеобразное соревнование: Антон старался продать больше ламп, чем его брат производил, а тот – сделать больше, чем удавалось продать.

Кроме того, Антон  взял на себя задачу вывести фирму на международный рынок и в короткие сроки превратил эти идеи в реальность.
Особый интерес у братьев вызывал необъятный российский рынок, где давно хозяйничали немцы, получавшие там солидные заказы. Несмотря на заведомо, казалось, безнадежное дело, Антон решил рискнуть.
Предварительно он разослал всем российским торговцам и оптовикам, каких только нашел в справочниках, красиво выполненные рекламные материалы «Филипса» и в начале августа 1898 года отправился в Петербург. Без рекомендательных писем и, не зная чужого языка. Оптимист от природы, он не впал в уныние даже после того, как выяснилось, что коммивояжеры из Германии в этом году уже изрядно пошерстили русский рынок.

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/phili2.jpg
Уже в первый приезд в Россию Антону удалось договориться о продаже половины того, что их заводик выпускал за целый год. Наиболее примечательным был заказ на лампу-свечу, которая вставляется в хрустальные канделябры, ими впоследствии был полностью освещен Эрмитаж. Таким образом, первая “лампочка Ильича” была голландского происхождения.
Директор столичной электростанции, с которым он подружился, дал ему рекомендательное письмо к распорядителю императорского двора, и переговоры с этим царедворцем принесли «Филипсу» заказ на 50 тысяч ламп. Когда Антон сообщил об этом в Эйндховен, там пришли в смятение и телеграфом запросили, а не поставил ли он по ошибке лишний ноль. Ответ был: “Fifty thousand. Funfzig tauzend. Cinquante mille” - Пятьдесят тысяч. Всего же из этой поездки Антон привез заказов на сто с лишним тысяч ламп. После чего завод в Эйндховене стал быстро расширяться.
В 1914 году Антон уже открыл в Санкт-Петербурге на Невском проспекте торговую контору фирмы, а накануне революции Philips уже продавала в России 2 млн. электролампочек в год.

Полный энергии молодой Антон – ему тогда было всего 24 года – обладал к тому же прирожденным даром сближения с людьми, и ему очень быстро удалось завоевать доверие россиян. Привлекало в нем нечто, что пришлось им по сердцу, и этим «нечто», прежде всего, были открытость и честность.
Если, к примеру, какой-нибудь тип лампы заказчику был по душе, и он делал неожиданно высокий заказ, Антон выказывал сомнение в необходимости столь солидного запаса и советовал взять ровно столько, чтобы избежать затоваривания. Как было не подружиться с таким человеком?

Со временем он стал в России «своим», его называли Антоном Филипповичем и платили ему дружбой за дружбу. Однажды он очень удивился, когда хорошо известная ему санкт-петербургская фирма отказалась разместить очередной заказ, хотя приняли его там с обычной теплотой. Оказалось, что эта фирма была на краю банкротства, и они просто не хотели впутывать славного голландца в свои потери.

Братья Филипсы хорошо осознавали, что сохранить привилегированное положение на рынке достаточно непросто, поэтому уделяли постоянное внимание совершенствованию технологий и внедрению в продажу новых изобретений.

Компания Philips также внесла огромный вклад в развитие возможности записи, передачи и воспроизводства телевизионного изображения. Исследовательская деятельность компании в этой области способствовала разработке трубки Plumbicon для телевизионной камеры и улучшению люминофора для получения более качественного изображения.

Особо впечатляющих успехов предприятие добилось под руководством сына Антона Филипса - Фредерика. Если раньше говорили, что «Филипс» - это Эйндховен, то при нем стали говорить, что Эйндховен - это «Филипс». Во время его руководства в деловом мире и сама Голландия стала ассоциироваться с именем этого концерна.
Фредерик так же, как и его потомки, делал упор на развитие новейших технологий и выпуск продукции, аналогов которой нет во всем мире, создавая монополию на рынке.
1940-ые и 1950-ые годы были ознаменованы колоссальным прогрессом в науке и технике: подразделение Philips Research изобрело вращающиеся головки, на основе которых была разработана электробритва Philishave, и заложило основы для последующего прорыва в области транзисторов и интегральных  схем.

Члены семьи Филипсов руководили концерном  вплоть до 1971 года. Последним из них был Фриц Филипс (сын Антона). Фриц Филипс вошёл в руководство компании в 25 лет, а во время Второй мировой войны за нежелание сотрудничать с немецкими оккупантами  был арестован. В послевоенное время благодаря его политике развития компании семейное предприятие превратилось в ведущий мировой концерн. В 2005 году Фриц Филипс скончался в возрасте 101 года.

К важнейшим достижениям компании в период его руководства относится изобретение магнитофонной кассеты (1963 год) и появление на свет первой интегральной микросхемы (1965 год). Ну а, кроме того, любители музыки всего мира, да и нынешние пользователи “персоналок” должны быть благодарны голландцам за изобретение, сделанное Philips в 1983 году. Именно тогда созданная Жераром Филипсом компания совместно с компанией Sony явила миру первый компакт-диск.

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/vizion.gif
В настоящее время концерн является крупнейшим в Европе производителем бытовой электроники. В 2005 объем продаж составил более 30 млрд. евро. Предприятия концерна расположены в 60 странах, на них заняты свыше 160 тыс. сотрудников. По данным Всемирной организации интеллектуальной собственности, «Филипс» является лидером по запатентованным изобретениям. За годы деятельности концерн зарегистрировал свыше 115 тыс. патентов в более чем 60 направлениях бизнеса. «Филипсом» были разработаны сотовый телефон стандарта GSM, технологии DVD, JPEG, MPEG, ксеноновые автомобильные лампы, UHP-лампы. Только в 2005 году «Филипс» получил 2404 патента в Европе и 874 патента в Тайване, что примерно в два раза больше, чем у «Самсунга» или «Сони». Ежегодно концерн выделяет на исследовательскую деятельность 2,5 млрд. евро, что составляет 8,2 % доходов компании.

Компания до сих пор следует девизу своих основателей, уделяя особое место не цифрам, а в первую очередь, людям, именно поэтому сегодня она сумела добиться таких результатов.

+1

64

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/warren-buffett.jpg
Баффетт Уоррен Эдвард

    Странное явление - всем известен самый богатый человек в мире, создатель корпорации «Microsoft» - Билл Гейтс, но мало кто у нас знает о втором богатейшем на земле предпринимателе и сегодня мы попытались заполнить этот пробел. На втором месте несколько лет подряд по мнению журнала Forbes находится Уоррен Баффетт (Warren Buffet).

Владеющий миллиардами и жующий булочки.

Великий гуру Америки, самый знаменитый инвестор последнего времени, живущий в доме, купленном им за 31500$ (что по американским меркам дешево), обедающий булочками со сладкой начинкой, известными всей стране под названием Mae West и в то же время обладающий состоянием более чем в 40 миллиардов долларов.

Дональд и Милдред Отмер были обычной парой. Он - профессор кафедры химии Политехнического Университета в Бруклине с маленькими консультационным бизнесом на стороне. Она - учительница, преподающая искусствоведение в Нью-Йорке. Детей у них не было.

Словом, ничего выдающегося. Но когда Дональд и Милдред Отмер скончались (он - в 1995, а она в 1998), оказалось, что они были весьма и весьма непростыми людьми. Когда Политехнический Университет оказался на грани банкротства, неожиданно у него появилась поддержка в 175 миллионов долларов. И это еще не все - в общей сложности ничем не примечательная пара завещала более 340 миллионов долларов различного рода благотворительным бруклинским учреждениям.

Те немногие, кто знал Отмеров, терялись в догадках: откуда у обычных граждан такие деньги? Ведь после смерти четы их состояние равнялось приблизительно 750 миллионов долларов. Более наблюдательный человек сообразит, что родной город пары - Омаха. А Омаха, как известно любому инвестору - штаб-квартира Уоррена Баффетта, самого крупного инвестора рынка акций нынешнего времени. По стечению обстоятельств он же был и старым другом Отмеров. В далекие 60 годы чета рискнула доверить свои скопления в 25000 долларов никому не известному тогда Уоррену Баффетту, который тут же вложил деньги в Berkshire Hathaway Inc. и, как видим сейчас, не ошиблась. Под чутким руководством Баффетта и его компании были проведены инвестиции и куплены акции стоимостью в 42 доллара за акцию. К 1995, когда скончался Дональд Отмер, стоимость каждой акции подскочила до 30 000 долларов за штуку. И это еще не предел - в данный момент эта же акция стоит уже 68 000.

Семейство Отмеров послужило доказательством одной из часто повторяемых легенд: если бы Вы разместили 10 000 долларов в Berkshire Hathaway, когда Баффетт взял контрольный пакет, а точнее в 1965 году, то сейчас Вы бы уже имели более чем 50 миллионов.

Кто же он, этот волшебник, этот супергерой второго тысячелетия, который ест булочки на обед и вместе с тем стоит на втором месте по богатству в мире? Уоррен Эдвард Баффетт был рожден в Омахе в 1930 году. Отец, Говард Баффетт, биржевой маклер и республиканский конгрессмен. Еще мальчиком Уоррен обнаруживал великолепную память на числа, удивляя своих друзей. Он легко запоминал численность населения множества американских городов. А в возрасте 11 лет он начал проявлять интерес к сфере деятельности своего отца. В тот самый год Уоррен купил свои первые три акции Cities Service Preferred стоимостью по 38 долларов каждая. После покупки цена их немедленно упала к 27 долларам, но через пару дней установилась на 40  отметке. Молодой Баффетт решил не рисковать и продал акции, заработав на операции первые 5 долларов. Каково же было его огорчение, когда акции той же компании в течение недели взлетели до 200 долларов за штуку! Это был первый урок терпения для Баффетта.

Надо признать, подросток был неутомимым предпринимателем. То купит акции, то продаст какой-то залежалый товар, а в возрасте 14 лет он покупает за 1200 долларов 40 акров сельхозугодий Штата Небраска, которые тут же сдает в аренду фермеру. И дело растет. Со временем Баффетт познакомился с книгой Бенджамина Грэма Интеллектуальный Инвестор, ставшей на тот момент его библией. Эта книга советовала инвесторам игнорировать тенденции, которые охватывают Уолл Стрит, и вместо этого охотиться за акциями, которые продаются значительно ниже их фактической ценности.

Обнаружение таковых - дело не из легких. Для этого требуется огромное терпение и интенсивный анализ баланса многих компаний. Вот тут-то и пригодилась математическая память Баффетта. После получения высшего образования Баффетта отвергают в Гарвардской Бизнес- Школе. Не отчаиваясь, Уоррен продолжает пробиваться в Нью-Йорк, тем самым добиваясь места под крылом автора своей библии Бенджамина Грэма в Университете Колумбии. После получения степени мастера в экономике, его наконец-то принимают, и его непосредственным руководителем становится сам Грэм.

Грэм подходил к рынку с точки зрения прибыли. Действительно, вкладывать средства в заниженные котировки - это обычный, правильный подход, но Баффетт скоро почувствовал границы правил Грэма. Уоррен начинает задаваться вопросом, что выгоднее: покупать хорошие бизнесы по справедливой цене или умирающие дела на порядок дешевле? Так, в 1957 он возвращается в Омаху и создает свое первое инвестиционное товарищество. Интересно, что он смог убедить целую группу инвесторов Омахи, каждый из которой вручил ему по 25000 долларов каждый. Баффетт же на тот момент смог поместить только 100 долларов своего капитала. Его назначают генеральным менеджером компании, и дело стартует. Уоррен начинает скупать акции, выгодные с его точки зрения. Цель же он себе поставил минимальную: бить рост Dow Jones своими средними 10 процентов в год. Когда товарищество распустили в 1969, инвестиции Баффетта выросли на 29.5 процентов (сравните с Dow, который за это же время вырос всего на 7.4 процента).

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/warren-buffett(1).jpg
В 1962 Баффетт начинает покупать акции в New Bedford, Mass., а точнее, его интересовал текстильный завод под названием Berkshire Hathaway с ценой меньше чем 8 $ за акцию. На тот момент американская текстильная промышленность увядала под натиском иностранного производства, но Баффетта это не смутило, он начал развивать столицу Беркшира, в том числе страхование.

Это оказывалось классическим ходом Баффетта. В то время страховые компании лучше инвестировались, чем другие. Страховые взносы - это оплаты вперед, а значит, обеспечивался приток наличности для дальнейшего создания различных фондов. Такие фонды назывались плавающие, и скоро Беркшир стал производить миллионы долларов. Механизм сработал. Баффетт же не успокаивался и всегда находился в поисках других ценностей, продолжая делать покупки, заполняя свой портфель акциями твердых компаний, которые поднимались в стоимости, стоило только восстановить их опору.

В то время, когда Баффетт становился легендарным инвестором, его личная жизнь складывалась далеко не так успешно. Его жена, Сьюзен Т. Баффетт, сопровождающая его в почти всех общественных появлениях, так же работала в правлении Беркшира и одновременно являлась одним из самых крупных акционеров фирмы. Но фактически пара не живет вместе уже с 1977, когда Сьюзен - тогда еще певица кабаре и страстная поборница прав женщин на аборт - перемещаясь от Омахи до штаб-квартиры в Сан-Франциско, представила мужу Астрид Мэнкс латвийскую официантку из французского Кафе в Омахе. Именно она и стала ее компаньоном и другом. Отныне даже подарки, посылаемые друзьям и родственникам подписывались не иначе как от Уоррен, Сьюзи и Астрид.

Отношения с его тремя детьми тоже были не из легких и вряд ли соответствовали высоким стандартам. Баффетт с детьми был одинаково прижимист. Когда его сын Говард рассказал отцу свою идею покупки фермы, Уоррен предложил помочь сыну, хотя помощь была своеобразна: Уоррен Баффетт покупает ферму, а сын берет у отца эту ферму в аренду и платит проценты отцу. Говард был согласен на любые условия, лишь бы начать работу. Его отец посетил ферму только дважды за шесть лет. И это далеко не единственный пример прижимистости Баффетта. Однажды, когда его дочь Сьюзи попросила у него денег, чтобы забрать свой автомобиль из гаража аэропорта, он заставил ее написать ему расписку на 20 одолженных у него долларов.

Такое отношение характеризует Баффетта как мизантропа. Несмотря на его огромное личное богатство, Баффетт особенно не любит благотворительность. Несмотря на то, что, когда кажется, что жизнь подходит к закату, множество магнатов занимаются благотворительностью, Уоррен не собирается разделять их взгляды. Поэтому его очень часто критикуют и называют жмотом. Его политические взгляды близки к либеральной партии. В конце 60-ых он оказался вовлеченным в проблемы прав на аборты и работал над объединением сельских клубов Омахи. Но фонд Баффетта, который был учрежден в середине 1960-ых, получает гроши от его богатства, не более 11-12 миллионов долларов в год. Хотя Уоррен и имеет трех детей, его жена - единственный пока наследник всех его сокровищ. Да и то совсем недавно Баффетт заявил, что намеревается 99% своих богатств завещать своему фонду, который после такого подарка станет одним из самых влиятельных в стране.

Действительно, рано или поздно самый большой инвестор покинет сей мир. И что тогда случится с Berkshire Hathaway? Наверняка это будет одной из самых больших драм Уолл Стрит. Высокая стоимость акций компании напрямую зависит от самого большого владельца пакета акций, так как именно он поддерживает работоспособность компании. И не известно, сможет ли кто-то достойно заменить Баффетта на этом посту. Сам же Уоррен заявил, что нашел равноценного преемника, но кто это, он так и не раскрыл: то ли его давний партнер Чарли Мунгер, то ли Лу Симпсон, председатель Government Employees Insurance Co.

Все равно, случится что-либо с Berkshire Hathaway или нет, но урок, преподанный Уорреном, уже изучается во всех уголках мира, и следующие пока еще маленькие Баффетты уже вносят свой вклад в развитие школы инвестирования.

Помните Дональда и Милдред Отмер из Бруклина, скромно проживших жизнь, но оказавшихся хорошо обеспеченными? Это не единственная скромная пара, их намного больше,- заявил Баффетт в интервью New York Times в 1998. - Таких пар намного больше, и порой они даже богаче скромных.


Иcтория честолюбивого юноши из Небраски, ставшего легендарным инвестором и одним из скромнейших миллиардеров планеты. Один из богатейших людей до сих пор живет в доме, купленном 50 лет назад, в Омахе, и каждое утро сам добирается до офиса, где управляет «Berkshire Hathaway» — четвертой по величине публичной компанией в мире. Фильм включает редкие домашние записи и семейный фотографии, архивные съемки и интервью с семьей и друзьями Уоррена Баффета.

+1

65

Удивительная история Луи Рено и Андре Ситроена.

Париж, 1934 год. На ступеньках Гран-Пале двое мужчин впервые сфотографированы друг с другом. Их лица вам не знакомы, Рено и Ситроен. Два автомобильных магната. Судьба не пощадит ни того, ни другого. Один через несколько недель внезапно умрет, другого ждут тяжелейшие испытания. Франция забудет о людях, но созданные ими компании станут частью ее истории.

Первая их встреча состоялась 50 годами раньше, в парижском лицее Кондорсе. 8-летние мальчишки не знали тогда, что заболеют одной страстью. Страстью, которой суждено будет разобщить их, а под конец – погубить.

Вы узнаете удивительную историю Луи Рено и Андре Ситроена.

+1

66

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/goro-yoshida.jpg
Горо Йошида

    В бизнес-литературе часто упоминают компанию «Canon», как истинного самурая. И впрямь, японская компания с момента своего основания придерживалась тактики этих знаменитых воинов – досконально изучить противника, чтобы одержать над ним верх его же оружием.

История компании началась с мечты ее основателей - Горо Йошида (1900 – 1993 гг.) и Сабуро Учида (1899 – 1982 гг.), страстных любителей фотокамер. Они мечтали делать фотоаппараты, не уступающие по качеству самым лучшим - немецким. Дерзость это по тем временам была неслыханная. Но молодые люди все же решили бросить немцам вызов.

Так как же родилась сея мечта? …Давайте копнем вглубь. Горо Йошида родился на Хиросиме. После, приехал в Токио для окончания среднего образования и устроился учеником в компанию по ремонту кинокамер и проекторов. Во второй половине 1920-х годов Йошида часто бывал с рабочими поездками в Шанхае для закупки необходимых запчастей. Однажды в этих краях он встретил американского торговца Е. Роя, который намекнул ему: «Зачем Вы приезжаете сюда, чтобы покупать запчасти на камеры, если можете сделать их сами? Япония довольно высокоразвитая страна, и покуда она изготавливает самолеты и корабли, неужели не справится со столь простой задачей?».

Йошида задумался. Однако предпринимательская жилка подсказала ему, что исследования следует начать не в непосредственно его рабочей области, а в несколько иной. Его давно манили фотокамеры, но он всегда считал их довольно сложными изобретениями. Однако Рой так воодушевил его своими словами, что по приезду в родной город он решил-таки разобрать имеющуюся у него зарубежную фотокамеру. Позже он вспоминал: «К моему удивлению я не нашел там каких-либо уникальных элементов, таких, к примеру, как алмазы внутри кинокамеры. Части были изготовлены из латуни, алюминия, железа и резины. Я был поражен, что изготовленные из столь недорогих материалов фотокамеры имели настолько высокие цены!».

Дело было за малым – найти помощника и превратить мечту в реальность. И тут на помощь Горо приходит его сводный брат Сабуро Учида. Проблема была решена. Оставалось только действовать.
Первым делом решено было досконально исследовать продукцию конкурентов, чтобы узнать ее сильные стороны и принципы работы. С этой целью Горо и Сабуро разбирали по винтикам имевшиеся в их распоряжении фотоаппараты «Leica» и «Contax» и тщательно изучали «начинку». Все это действие творилось в так называемой Лаборатории точных оптических инструментов, которая занимала одну комнату на 3-ем этаже здания Takekawaya Building в Токио. Поскольку немецкие камеры стоили дорого, молодым энтузиастам потребовался спонсор. На помощь пришел близкий друг Учиды - Такеши Митараи (1909-1977 гг.), врач-гинеколог по профессии, который и снабдил лабораторию необходимыми средствами.

В 1934 году друзьям наконец-таки удалось создать прототип первой японской 35-миллиметровой фотокамеры с затвором в фокальной плоскости. Йошида - убежденный буддист - предложил дать аппарату название «Kwanon» в честь буддийской тысячерукой богини милосердия Кванон.

Впервые реклама нового фотоаппарата появилась в журнале «Asahi Camera», который и по сей день остается одним из самых авторитетных фотографических изданий Японии. Реклама гласила: «Подводная лодка класса I. Аэроплан типа 92. Камера Kwanon. Все это - мировые лидеры». Поскольку упомянутые субмарина и аэроплан в конце 30-х символизировали военную мощь Японии, то первая японская 35-миллиметровая камера автоматически встала в один ряд с лучшими научно-техническими достижениями страны. Знакомые мотивы, а? А ни эту ли идею подбросил Йошиде господин Рой?

Достоинства нового фотоаппарата были несомненны, а цена вполне доступна - во всяком случае, «Kwanon» стоила гораздо дешевле немецких камер. Однако для стимулирования продаж за пределами Японии, где буддийские символы не были столь популярны, возникла необходимость придумать новый бренд. После последовательного перебора разных вариантов вместо имени «Kwanon» 26 июня 1935 года под номером 278297 была зарегистрирована, а 19 сентября того же года официально представлена торговая марка «Canon». Само слово «Canon» означало «канон, стандарт». Естественно, сейчас можно сказать, что тогда основатели думали, что будут держать один высокий стандарт качества все время. Это была бы красивая история, но на самом деле «Canon» является латинским написанием имени все той же богини.

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/canon.jpg
Вскоре появилась и серийная 35-мм камера «Hansa Canon». Ее цена - 275 йен - выгодно отличала ее от фотокамер «Leica», стоивших в два раза дороже. Правда в первое время друзья выпускали всего…10 камер в месяц! Поэтому для расширения производства был куплен участок земли, где был построен новый завод. Стало ясно, что компания выросла из тесной лаборатории. Кроме того, для компенсации расходов на новый завод возникла необходимость в дополнительном капитале. Для этого в 1937 году на базе лаборатории было создано акционерное общество – «Precision Optical Industry Co., Ltd.». Его уставный капитал составил 1 миллион иен. Уже через год штат же сотрудников компании вырос с 30 до 150 человек.

Внутренний успех компании привел к тому, что «Canon» достаточно быстро вышла на зарубежный рынок. Тут стоит отметить, что такому положению поспособствовало еще и то, что готовясь к войне, Япония ужесточила импорт (в том числе и зарубежных фотокамер), благодаря чему «Canon» было гораздо легче завоевать сильные позиции внутри страны.

К началу Второй мировой войны компания «Canon» стала одной из крупнейших в Японии. Дальнейшие действия компании были направлены на ее позиционирование на мировой арене. Для этого «Canon» была переименована в «Canon Camera Co. Inc». Японцы хотели, чтобы весь мир знал, что компания занимается производством фотокамер. Одним из ключевых моментов для «Canon» стало первое место на выставке в Сан-Франциско, на которой лучшим фотоаппаратом была признана модель «Canon IIB». Качество продукции японской компании стал оценивать весь мир.

Ну а в середине века уже знакомое нам руководство «Canon» во главе с Горо Йошида, Сабуро Учида и Такеши Митараи стало внедрять в компании новую корпоративную культуру, краеугольным камнем которой стала философия киосей. Суть данного учения заключается в том, что  крупные компании в ответе за будущую жизнь общества и каждого конкретного человека. А потому они должны вести себя так, чтобы быть в гармонии со всем миром, которой так сложно добиться. Компания должна налаживать свои отношения не только с партнерами или клиентами, но и с целыми нациями. По сути дела, речь идет об имидже компании «Canon» в глазах общества. Что имидж на западе, то целая философия на востоке…

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/fotoapparat-canon.jpg

Внимание руководства сосредотачивалось не только на внешних факторах. Много внимания уделялось и вопросам внутренней жизни компании. В 1952 году, ко дню 15-летия основания фирмы был написан ее гимн, в котором изложена философия компании. Согласно ей, дух «Canon» включает три аспекта - спонтанность, автономность и самосознание.

Несколько позже компания занялась выпуском телекамер и прочей аппаратуры для телевизионного вещания, внеся неоценимый вклад в создание национального телевидения. Спектр продукции, выпускаемой «Canon», расширялся и далее. К фотокамерам добавились калькуляторы, оборудование для производства микросхем, копировальная техника.

В 1970 году компания открывает свое первое зарубежное производство - на острове Тайвань. С тех пор количество ее отделений по всему миру неустанно росло.

В 1975 году компания «Canon» представила свой первый лазерный принтер, опередив в этом деле уже тогда знаменитого американского гиганта «Hewlett-Packard». Более того, разработка «Canon» стала основой для будущих аналогичных моделей от HP и «Apple».

Компания разрасталась, доказывая всему миру, что японская продукция может быть не просто качественной, а гораздо более качественной, чем американская и европейская. Впрочем, главнейшим открытием компании в 70-е годы стал, конечно, струйный принтер, который «Canon» представила в 1977 году. Это был первый в мире струйный принтер. Легенда гласит, что идея такого принтера пришла к одному из сотрудников компании после того, как он случайно уронил паяльник на шприц с чернилами. Паяльник был включен, а потому под воздействием высокой температуры стали происходить интересные эффекты с чернилами, на которые и обратил свое внимание инженер. Спустя 4 года сложной работы был представлен принтер «BJ-80 Bubble Jet». Удивительно, что компания изначально называла такой тип принтеров пузырьковый (Bubble Jet), а не струйный. Новое название появилось позже.

Сегодня продукция «Canon» - это самый широкий спектр аппаратуры - фото и видеокамеры, дисплеи и оргтехника, медицинское и телевещательное оборудование. Корпорация объединяет 230 компаний, в которых насчитывается боле 127 тысяч сотрудников. У руля такого гиганта стоит Фудзио Митараи (племянник того самого Митараи), достойно продолжающий дело, начатое его предками.

+1

67

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/amar-bose.jpg
Амар Боуз

    Почти полвека американский предприниматель-меломан и бывший профессор Массачусетского технологического института Амар Боуз боролся за чистоту звука. И сегодня домашние аудиосистемы, производимые на пяти фабриках частной компании «Bose Corporation», по объемам продаж уступают только продукции такого гиганта, как корпорация «Sony».

Десяток с лишним ведущих автомобильных компаний, включая «Porsche» и «Audi», выбрали акустические системы «Bose» для установки в салонах машин класса «люкс». А профессиональной аппаратурой «Bose» оснащены олимпийские стадионы, бродвейские театры и знаменитая Сикстинская капелла в Ватикане. Но это еще не все - продукция семейного предприятия Амара Боуза достигла в буквальном смысле космических высот – его системы шумоподавления установлены на американских космических челноках «Atlantis» и «Endeavour».

Амар Боуз

    Почти полвека американский предприниматель-меломан и бывший профессор Массачусетского технологического института Амар Боуз боролся за чистоту звука. И сегодня домашние аудиосистемы, производимые на пяти фабриках частной компании «Bose Corporation», по объемам продаж уступают только продукции такого гиганта, как корпорация «Sony».

Десяток с лишним ведущих автомобильных компаний, включая «Porsche» и «Audi», выбрали акустические системы «Bose» для установки в салонах машин класса «люкс». А профессиональной аппаратурой «Bose» оснащены олимпийские стадионы, бродвейские театры и знаменитая Сикстинская капелла в Ватикане. Но это еще не все - продукция семейного предприятия Амара Боуза достигла в буквальном смысле космических высот – его системы шумоподавления установлены на американских космических челноках «Atlantis» и «Endeavour».

+1

68

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/deniel-swarovski.jpg
Даниэль Сваровски

    Человек, о котором пойдет речь – личность весьма многогранная. Он и эстет, и романтик, и скрипач, и инженер-оптик. Но всемирную известность ему принесли не эти его несомненные достоинства. А маленькая, но вполне правомерная подделка.

«Чистый хрусталь – это лед, отвердевший за долгие годы…»

Каждый, приобретавший необыкновенной красоты изделия, украшенные великолепными хрустальными камнями, изготовленные Даниэлем Сваровски, знал, что берет в руки далеко не бриллиант, но был непомерно рад. Ведь он покупал, хоть и поддельные, но так похожие на настоящие, роскошь, блеск и престиж.

Даниэль Сваровски совершил истинную революцию в искусстве обработки хрусталя. Сын бедного огранщика драгоценных камней, Даниэль сумел сделать хрустальные стразы популярными даже среди королевских особ. А двигало им желание доказать окружающим, что в искусстве не так важен материал, с которым работаешь, сколько твое собственное мастерство.

Даниэль Сваровски родился 24 ок-тября 1862 года в Георгентале, маленькой деревне в Северной Богемии. В то время эта земля входила в состав Австро-Венгерской империи и еще с начала XVIII в. славилась знаменитым богемским стеклом, которое здесь начали выдувать и обрабатывать задолго до промышленной революции. Известна она была и своими шлифовщиками стекла и огранщиками. Почти у каждого уважающего себя богемца в то время была собственная стекольная мастерская.

Не был исключением и отец Даниэля, но особым размахом предприятие его явно не отличалось. Из стекла он изготавливал бижутерию, заколки для волос и прочие аксессуары. Все это для домашних нужд и розничной торговли, не больше. Сваровски-младший несколько лет трудился в семейном бизнесе, играл в свободное время на скрипке, а потом заскучал. Тесна ему стала богемская деревушка. Большие дела, - решил он, - делаются в больших городах. Например, в Париже.

Именно туда отправился Даниэль изучать химию, физику, механику и другие необходимые для инженера науки. А, изучив их, поехал на  Всемирную электротехническую выставку. Там, среди таинственных механизмов и не менее таинственных господ-изобретателей, он задумался: нельзя ли приспособить электрический ток для шлифовки стекла? Оказалось, что можно.

В 1891 году после долгих раздумий и прикидок он смастерил первый в мире электрический шлифовальный станок. Эта машина позволяла обрабатывать камни и хрусталь в солидном количестве и с отменным качеством. В 1892 году Даниэль Сваровски запатентовал машину, шлифующую хрусталь с невиданной до тех пор быстротой и точностью. Это дало ему значительное преимущество перед другими производителями, которого он мог легко лишиться - в Северной Богемии новым способом обработки могли бы немедленно воспользоваться его конкуренты. Публика пока еще не сообразила, что, собственно, произошло. Чтобы оповестить ее об этом, Сваровски нужно было открыть массовое производство. Иначе говоря, выйти на рынок.

Тут Даниель схитрил. Решив не конкурировать с богемскими умельцами, он перебрался в Австрию. Он занялся поисками места, где он мог бы претворить в жизнь свои идеи, и, наконец, нашел старую, пустовавшую фабрику в Ваттенсе - небольшой деревеньке с населением в 744 человека, расположенной в 15 км к востоку от г. Инсбрук. 1 октября 1895 года Даниэль Сваровски покинул родину, чтобы осуществить свою мечту, перебрался в Ваттенс и там стал штамповать хрусталь, имитирующий драгоценные камни. Помимо этого новшества, Сваровски разработал и уникальную формулу чешского хрусталя, играющего красками подобно бриллианту.

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/Swarovski.jpg
Тогда он едва ли мог предположить, что закладывает основы фирмы, которая менее чем через сто лет станет крупнейшим в мире производителем ограненных кристаллов. Факт имитации Сваровски не скрывал, так как считал свой бизнес вполне законным. Его хрусталь выглядел так же, как бриллианты, а значит, мог выполнять ту же социальную функцию. Проще говоря, Сваровски поставил на поток светский блеск, престиж, право на избранность и другие иллюзии, которые ассоциируются у людей с драгоценными камушками. Но время элитарности прошло, и теперь даже средней руки чиновник мог презентовать жене или интимной подруге элегантную хрустальную штучку (чем не драгоценность!), не будучи заподозрен в растрате. Поговорка «не все то золото, что блестит» была опровергнута. Блеск оказался важнее.

Потрясающе красивый хрусталь Сваровски получил большую известность среди европейской знати, поскольку был много дешевле бриллиантов, не уступая им в красоте. Чудесные стразы Сваровски стали одними из самых распространенных изделий для отделки вечерних платьев, женских сумочек, туфелек, заколок для волос и брошей. 

Фабрику Сваровски завалили заказами. Ему пришлось расширить помещения и нанять 200 рабочих. Тогда-то фирма и получила название «Swarov-ski», ведь товар на рынке не может быть безымянным. За несколько лет Сваровски вместе с сыновьями довел технологию огранки и шлифовки кристаллов до совершенства. Оказалось, что во всем мире только он знает, как добиться сверхъестественной прозрачности хрусталя. Главные конкуренты хитрого Даниеля, знаменитые стеклянные заводы Венеции, оказались на грани разорения. Да что там Венеция! Сделать что-либо подобное не удалось до сих пор никому, как ни пытались. Даже богемские стеклодувы не смогли переплюнуть своего земляка. Промышленной огранкой пробовали заниматься многие. Тогда-то и выяснилось, что сила Сваровски не столько в станках, сколько в формуле, которую он разработал для варки своего хрусталя.

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/brosh.jpg
Модницы Парижа и Санкт-Петербурга, куда Даниель отправил образцы украшений, пришли в полный восторг. Прошли годы, и хрустальная бижутерия стала элементом вечерних нарядов Марлен Дитрих, сценических костюмов Майкла Джексона, Брайана Ферри и Тины Тернер. Шанель, Кристиан Диор, Ив Сен-Лоран и многие другие стали обшивать хрусталем Сваровски свои платья. А во время Второй мировой войны, когда модные дома Европы потерпели крах, хитрый Сваровски умудрился наладить сбыт своей кристальной продукции в США. Даниэль Сваровски сумел, уловив веяния времени, создать новую модную индустрию и стать преуспевающим бизнесменом, гениальным инженером, владельцем огромной фабрики.

Хрусталь изменил световую среду Галантного века. Отныне пропасть между богатыми и бедными исчезла. Вена, Париж, Санкт-Петербург – все надели украшения Сваровски. Рынок бижутерии и предметов интерьера был покорен, но на этом Сваровски не остановился. Вскоре кристаллы Сваровски начали применяться и в оптике, а спустя несколько десятилетий появились уникальные люстры из хрусталя Сваровски. Люстры Сваровски не имели себе равных: фирменная шлифовка компании обеспечивала неповторимое мерцание каждой грани кристалла, а специальная обработка не давала скапливаться пыли на поверхности изысканных ламп. Светильники Сваровски стали жемчужинами таких всемирно известных мест, как Виндзор и Версальский дворец в Париже.

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/ezhik.jpg
В 1956 году основатель фирмы умер, оставив семье процветающий бизнес. Ровно через двадцать лет его наследники открыли новую линию производства под названием «Silver Crystal». Первой с этой линии сошла мышка, собранная из подвесок для люстры. За мышкой последовали ежик, черепашка, олененок, носорог, лебедь... В общем, целый зоопарк из стекла. Всем им маркетологи «Swarovski» придали статус коллекционных. А в 1988 году символом самой компании стала одна из таких фигурок - хрустальный лебедь.

Вскоре был создан и клуб коллекционеров изделий от Сваровски, в котором состоят около полумиллиона человек со всего мира. Каждому из них раз в год дизайнеры преподносят фигурку, сделанную по специальным эскизам. Настолько эксклюзивным, что все инструменты, использованные для производства этих фигурок, безжалостно уничтожаются.

Конспирация объяснима. Ведь секрет хрусталя Сваровски - главный капитал этой почтенной фирмы. Сами же обладатели этих уникальных предметов роскоши не прячут их от мира. Напротив, вокруг них создается культ. Есть и место поклонения хрусталю, апофеоз этого культа – это музей «Хрустальные миры Сваровски», открытый в 1995 году к столетию фирмы. Он представляет собой огромную подземную пещеру и находится примерно в часе езды от Инсбрука, столицы Тироля.

Этот уникальный памятник магическому кристаллу занимает второе мес-то в Австрии по посещаемости – 600 000 человек год, уступая только дворцу «Шенбрун» в Вене. Музей размещен под землёй, в семи комнатах, связанных между собой лабиринтом коридоров и лестниц. Этот дворец Горного Короля восхищает калейдоскопом волшебных иллюзий, созданных зеркалами, умело подобранным освещением, чудной музыкой и, конечно же, непревзойденными стразами Сваровски.

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/kompania-swarovski.jpg
На сегодняшний день «Swarovski» является самой крупной и уважаемой компанией по производству страз. Магазины «Swarovski», наполненные мелодичным звоном хрусталя, процветают в престижнейших районах столиц всего мира. Компания «Swarovski» использует для своих изделий только высококачественное сырье и традиционно вкладывает значительную часть доходов в новые разработки. Стразы «Swa-rovski» не тускнеют после десятилетней эксплуатации и даже после множества чисток выглядят великолепно, не теряя своего исключительного блеска.

Стразы Сваровски - это обработанные и ограненные кристаллы из сверхпрозрачного хрусталя, имитирующего бриллианты. Все кристаллы имеют двенадцать граней. Изделия под маркой «Swarovski» известны и очень популярны во всем мире. Ведущие дома моды Италии и Франции (Роберто  Кавалли, Вивьен Вестфуд, Живанши) долгие годы работают с этим необычайно красивым материалом. Сегодня «Swarovski» ежегодно производит 20 миллиардов камней, предметов и украшений из стекла, подвесок для люстр, инструментов для шлифовки, оптических приборов, а также отражающих  элементов для дорог. Их отличают не только красота и изящество, но и высочайшее качество. Благодаря внедрению в производство новейших технологий (новая огранка кристаллов, их новые формы, цвета, покрытия) расширяется область использования кристаллов Сваровски.

Сваровски – не только лучший, но и самый дорогой хрусталь в мире. Простой светильник, выполненный из крис-таллов Сваровски, стоит не дешевле 1000 долларов, а цена эксклюзивного изделия выше в десятки раз. Люстры Сваровски украшают дома известнейших людей мира, красуются под потолками оперных театров, посольств и памятников архитектуры.
История огранки хрусталя - это история компании Swarovski. Стремление к совершенству, любовь к точности, знания, накопленные за более чем столетнюю историю - это ценности, лежащие в основе всего создаваемого компанией «Swarovski».

Вот уже более 100 лет семья Сваровски, следуя принципам основателя, стремится обеспечивать высочайшее качество, осваивать новые методы  работы и новые виды продукции. Лозунг «постоянное стремление к совершенству» по-прежнему применим ко всем видам деятельности компании. Именно в этом лозунге более 11000 сотрудников черпают вдохновение, создавая изделия будущего. На долю «Swarovski» приходится 80% всех производимых в мире стеклянных камней (страз) для бижутерии (на чешскую продукцию – 10 %). Восемьдесят процентов всех производителей бижутерии покупают камни «Swarovski». «Swarovski Optik» выпускает под торговой маркой «Habicht» точные оптические приборы, например, бинокли и телескопы, пользующиеся известностью во всем мире, а «Swarovski Tyrolit» является лидером в области производства высококачественных полировочных и абразивных материалов.

+1

69

https://websiteaboutbusiness.com/assets/images/velikie-predprinimateli/dior.jpg
Кристиан Диор

    Мы говорим «Франция», подразумеваем «мода». Говорим «мода», подразумеваем «Кристиан Диор». Его называли и дамским угодником, и дамским диктатором. И он действительно посвятил свою жизнь и талант женщинам. Для него женщины были чудом, венцом природы, цветами несравненной красоты.

И никто лучше не знал линии изгиба женского тела, ибо сделать модную одежду, не зная этого, невозможно. В его мастерских работали сотни женщин, его клиентками были лучшие и самые знатные женщины мира. Они его боготворили, молились на Мастера. Его советы принимались с благодарностью и выполнялись абсолютно точно, его поступки вызывали благоговейное восхищение.

Он создал великую империю моды, которая, несмотря на то, что Диора уже давно нет в живых, продолжает расти и развиваться, а плоды ее радуют женщин всего мира и по сей день.

- Почему ты третий час сидишь в чулане, Кристиан? – удивленно спрашивала мама.

- Я думаю о карнавале. Тебе не кажется, что Сюзанне очень пойдет  платье пастушки, мама?

Кристиан Диор родился в Гранвиле, в провинции Ла Манш, 21 января 1905 года в зажиточной семье. Через несколько лет семейство переехало в Париж и устроилось на новом месте в районе Пасси, который Диор так никогда и не покинет. Будущий кутюрье уже в юности увлекся рисованием, мечтал стать великим художником, но родители прочили сыну карьеру дипломата. После настоятельных просьб матери Кристиан сдался и поступил в «Свободную школу политических наук». Однако на этом его политическая деятельность и закончилась. Вместо занятий по международному праву и географии, будущий кутюрье проводил время в музеях, учился музыкальной композиции и живописи.

Как и у многих юных парижских гениев, молодость Диора была бурной. В тесном кругу друзей он был неистощим на выдумки, его фантазия не знала предела, а талант был многогранен. После того, как старший брат Кристиана женился, мать стала прилагать усилия, чтобы «устроить судьбу» своего любимчика. Кристиан охотно посещал балы юных невест, знакомился с возможными «кандидатками», но не подпадал под их чары. Впоследствии о Диоре будут говорить, что у него такой взгляд на женщин, словно он каждую переодевает. Он уже тогда не мог спокойно смотреть на безвкусно или небрежно одетых женщин. И давал своим знакомым девушкам такие советы, от которых те приходили в неимоверный  восторг.

Гадалка взяла руку Кристиана, посмотрела на ладонь, потом взглянула в его глаза.

- Тебя ждет много испытаний. Ты  будешь очень, очень беден, но потом, благодаря женщинам, снова разбогатеешь, - сказала она.

- Вечно эти гадалки бормочут всякие глупости, - рассмеялся брат Кристиана.

Закончив обучение, Диор возвратился к своему увлечению и открыл небольшую галерею вместе со своим другом Жаком Банжаном. Здесь продавались картины старых мастеров и работы Дерена, Матисса, Брака, Пикассо. Галерея приобрела известность и солидную репутацию. Но счастью не суждено было длиться вечно. В 1931 мир Диора рухнул: всего за несколько месяцев сгорела от рака его мать, а его отец, финансировавший галерею Диора, разорился.

У него не было дома, у него не было денег, у него не было любимого дела. И самое страшное – он не мог продолжать вести привычный образ жизни. После трех лет полунищенского существования он заболел туберкулезом. Его друзья, с которыми он старался не потерять связь даже несмотря на лишения, смогли отправить его на лечение. И только в 1935 году в Париж вернулся тот Кристиан Диор, о котором сейчас слагают легенды.

Диор нашел приют у художника и актера Жана Озенна. Он стал делать театральные костюмы. После, его друг помог показать рисунки Диора людям из модного бизнеса. И уже в 1938 году Диор сделал первый шаг к своему успеху, начав работать на Дом Робера Пиже и Люсьена Лелонга. Пиже научил его элегантности и простоте, у Лелонга же Диор освоил ремесло и технологию, унаследовал любовь к ручной работе, чутье на материал. Однако место Диора занял другой человек, когда тот был призван на  фронт во время Второй мировой войны. И снова будущий мастер начинает с нуля: снова журналы, снова работа модельером...

«Неужели так будет всегда? Я буду ходить по этой улице, рисовать для чужих коллекций. Мне уже сорок лет, а кто я такой?»

Конечно, Кристиан упорно сам искал свой путь, его способности были несомненны, но его судьбу решил Марсель Буссак - миллионер, владелец огромной текстильной империи, скаковых конюшен и еще многого другого. Он дал первые финансовые средства Диору на открытие собственного дома моделей. При этом Диор считал, что ничего бы этого не произошло, если бы не металлическая звездочка от ступицы конного экипажа. Дело в том, что на перекрестке двух улиц, в одном и том же месте, трижды подряд Диор встречал друга детства, который спрашивал, не знает ли он хорошего модельера, которого можно было бы рекомендовать Буссаку. И каждый раз Диор спотыкался о звездочку. Дважды он ответил, что нет, не знает, а в третий раз назвал... себя.

Он получил неслыханные деньги (60 миллионов франков) и полную свободу действий. За 7 месяцев ему было необходимо проделать огромную работу: придумать коллекцию, найти и декорировать помещение, подыскать клиентуру и создать команду. «Быть самому себе хозяином в моем случае означало не столько свободу и прихоть, сколько подчинение самому неотступному долгу – преуспеть любой ценой», - вспоминал позже Кристиан Диор. В 1946 году в содружестве с Марселем Буссаком он открывает собственный Дом на авеню Монтень.

«Обычно утром мне очень трудно проснуться, но  сегодня я просыпаюсь и тут же встаю. Я хочу прийти  пораньше. В августе, как раз в то время, когда  показывается моя зимняя коллекция, стоит чудесная  погода. На улице Монтень - парижское лето…».

Первый показ моделей Диора прошел в особнячке на авеню Монтень на открытии дома моды Dior. Затянутые талии, высоко поднятый пышный бюст, маленькие круглые плечи, юбки до щиколотки, прямые либо довольно широкие – вот основные черты его первой коллекции, которая смело порвала с наследием довоенной высокой моды, развивавшейся в сторону упрощенности и функциональности. Он ввел в моду платья, словно заимствованные у аристократок прошлых веков: длинные пышные, роскошно отделанные. На иные из них шло до сорока метров ткани! Казалось, новый силуэт, названный «new look», испугает покупателя, привыкшего за годы Второй мировой к коротким юбкам и квадратным пиджакам. Но случилось наоборот! 90 платьев в один момент смели все представления о моде у капризных парижанок. Уставшие от ограничений и нищеты, они с восторгом приняли коллекцию.

«Как можно показывать такую кричащую роскошь, когда только что закончилась война!?»

Но первый успех не был окончательной победой. Неожиданным протестом отозвалась пуританская в те времена Америка. «Как он посмел вернуться к роскоши в стране, парализованной забастовками, где правительства сменяются одно за другим, где не хватает буквально всего?», - резко реагировали привыкшие к независимости от Парижа за годы войны американские кутюрье. Был создан клуб в защиту коротких юбок. Диора обвиняли в том, что он обезобразил женщин. В Америке женщин, одевающихся в платья Диора, щипали на улицах, избивали зонтиками, стаскивали с них одежду. В столицах мира устраивались демонстрации «за» и «против», в борьбу включились мужчины… Через год вся Европа и Америка приняли новый стиль.

В последствии, когда имя Диора стало эталоном элегантности и красоты,  мастера все еще продолжали обвинять его во всех смертных грехах. Но кутюрье строго придерживался правила: «Лучше пусть тебя ругают на первой полосе, чем уделяют две строчки похвалы на последней». И этот принцип всегда оказывался верным. Так и в 1947 году газетная шумиха не смогла доказать, что новый силуэт плох, скорее привлекла внимание к новому слову в мире высокой моды. Не удивительно, что в том же 1947 году  Диору вручили Оскара высокой моды.

Год спустя после знаменитого показа параллельно с созданием очередных коллекций Кристиан Диор начал осваивать систему продажи лицензий или патентов на все аксессуары, которые производили уже не в самом Доме, а на других предприятиях.

С 1947 по 1957 годы, придумывая две коллекции в год, Диор продолжал шокировать публику. Названия линий резали слух: «Венчик», «Циклон», «Вертикаль», «Тюльпан». Это были образы, которых публика ждала и опасалась. Перед каждым показом зрители трепетали. Какие изменения они принесут?

«Достаточно открыть флакон, чтобы возникли все мои платья, а каждая женщина, которую я одеваю, оставляла за собой целый шлейф желаний. Духи - необходимое дополнение личности женщины, это завершающий аккорд для платья, это роза, которой Ланкре подписывал свои картины»

Однако желание руководить небольшим домом моды для элиты противоречило умению Диора вести дела. После недолгих раздумий уже зарекомендовавший себя кутюрье принимает решение создать отдел мехов и открыть фирму «Духи Диор». Первым открытием для парижских модниц стал аромат «Мисс Диор», за ними последовали «Диорама» и «Диориссимо». Но и это не удовлетворило модельера. Вскоре кутюрье становится настоящим промышленником. Его предприятия выпускают галстуки, корсеты, перчатки, сумки, драгоценности. В 1953 году у Диора появился обувщик Роже Вивье, уже известный в США. Обувь - необходимый «штрих» для завершения силуэта - доводит изысканный облик «Диор» до совершенства. Таким образом, к середине 50-х Диор возглавляет настоящую империю, ставшую признанным лидером в мире роскоши.

Обладая невероятным талантом, он не отрицал его в других. Он с первого взгляда мог оценить работу молодого дизайнера и всеми силами привлекал новичков в свой дом моды. Здесь кроил женские костюмы своей первой коллекции Пьер Карден, учились тайнам профессии Жан Луи Шеррер и Фредерик Касте. Диор не только отыскивал таланты, но и помогал им восходить на Олимп «Haute couture» - черта, отнюдь не свойственная этому миру. Так, Фредерик Касте уже в 24 года имел собственное ателье. Когда в 1955 году в Дом Диора пришел некий Ив Сен-Лоран, Диор быстро увидел даровитость новичка и вскоре назначил его своим преемником.

Успех сопутствовал Диору не только на подиуме. Он принял участие в постановке 15-ти фильмов, создавая костюмы для таких актрис, как Ава Гарднер и Марлен Дитрих в картинах Альфреда Хичкока и Марка Робсона. Диор открыл свои филиалы, дочерние фирмы и магазины в десятках стран (кроме СССР, естественно). В его магазинах женщины могли одеться с ног до головы: от чулок, туфель и трусиков до шляпок. Оптовые покупатели (модные магазины, универмаги) могли заказать лучшие изделия с маркой Диора для очередного сезона, а производители - приобрести эскизы и выкройки новых моделей. Мода - это жестокий мир огромных денег, конкуренции, шпионажа, похищения секретов. Диор выжил в нем и победил. Но победа ему далась слишком дорого.

В год его успеха, 1947-ой, с ним случился сердечный приступ, после которого доктора посоветовали ему больше заботиться о  здоровье. Но Кристиан был ослеплен удачей и одержим желанием жить. Он безмерно любил своих друзей и своих коллег. Он умел заботиться о других, но всегда забывал о себе. Его болезнь вернулась через 10 лет и забрала его из жизни навсегда. И через 10 лет, после премьеры своей коллекции, великий кутюрье умер от сердечного приступа, сидя на стуле в гостинице Монтекотини.

«Женщины с их интуицией понимают, что моим главным желанием было не   только сделать их более красивыми, но и более счастливыми. Их  признательность и служит мне наградой»

Он был на вершине успеха всего 10 лет, но его империя успела перевернуть мир. За короткое время марка Кристиана Диора стала символом моды и высокого качества во всем мире. Он умер, а его империя продолжала жить уже в руках 21-летнего Ив Сен-Лорана. Легенды о нем, сочиненные при жизни, ходят и сегодня. В них он предстает добрым, справедливым и... не от мира сего. Когда Диора хоронили, его друзья говорили о нем, что это Господь призвал его одевать ангелов.

0