"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём! » Архив » Обсуждение всё обо всем.....(1)


Обсуждение всё обо всем.....(1)

Сообщений 21 страница 40 из 1000

1

Дамы и господа!

Вы можете смотреть у НАС НА САЙТЕ онлайн сериал «Великолепный век» в прямом эфире на турецком телеканале Star tv. 
Онлайн перевод проходит под Онлайн трансляцией в Чате.
Смотреть можно тут  Star_TV

Расписание показа сериала «Великолепный Век»:
Каждую среду с  22:45 (по Московскому времени) и с 20:45 (по Киевскому времени)

_________________________________________________________________________________________________________

Вы можете слушайть на нашем сайте РАДИО    Радио

_________________________________________________________________________________________________________

Вы можете пользоваться дополнительными "анимашками! в тексте,
инструкция тут Дополнительные "анимашки" в тексте

___________________________________________________________________________________________________________
Вы можете в форум вставлять музыку, инструкция тут Как вставить музыку на форум

+2

21

Евгения написал(а):

Приветик всем!!!

И Вам здравствуйте http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8549-2.gif

0

22

Диана написал(а):

Здравствуйте наш новый администратор http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8549-2.gif
Вижу уже есть дополнения, суперррр , будем слушать и смотреть.
И спасибо Вам за перевод. http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8547-2.gif

0

23

Как-то просто шах уболтала хати по письму, или хати просто на свою сторону перемонить, не понятно. Хати ведь так зла была на шах, а тут простила и поняла.
Осталось не понятно, как хюрем спасется, интрига http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8547-3.gif
А хюрем надо было поосторожней быть, ничему ее жизнь не учит, то шехзаде украли, то еще чего нибудь, и тут в мраморный дворец побежала.

+1

24

Русский перевод Великолепный век: 87 серия
Хатидже читает вслух любовное письмо Шах Султан и обвиняет сестру в том что возможно она и есть причина всех ее несчастий. Хатидже требует от Шах покинуть дворец. Хюррем Султан тем временем ожидает новых вестей.
Хатидже возвращается в гарем, там ее встречает Афифе хатун которая сообщает что покои для нее готовы, но Хатидже просит показать где ее вещи из дворца, вскоре она отдает приказ вернуть их домой. Гульфем и Афифе Хатун понимают что Хатидже Султан намерена вернуться и жить у себя в доме.
Шах приходит к Хюррем, она понимает что она добивается ссоры сестер. Письмо Шах Султан к Ибрагиму оказывается поддельным, Шах требует оставить Хатидже в покое которая рождена Султаншей и уйдет Султаншей в отличии от нее простой рабыни. Хюррем напоминает сестре Сулеймана о своем законном статусе жены в гареме, однако Шах отвечает что настоящее Султанство это то что дано от рождения.
Лютфи Паша и Хайретдин Паша уверены что не смотря на численное превосходство победа вновь будет за Османами. Папа Римский по прежнему удручен, однако советники считают что Султан Сулейман не тот чт был при Родосе тем более с ним теперь нет его раба Ибрагима Паши и это должно внушать спокойствие перед лицом врага.
Рустем намекает Айязу Паше что в случае неудачного похода то его судьба как визиря может измениться.
Нигяр приходит во дворец. Марджем ага сообщает Диане что из за ложного письма Шах Султан очень злится и впредь требует чтобы она была внимательней.
Сюмбюль пытается внушить Нигяр что в смерти Ибрагима Паши виновата Шах.
Хюррем навещает Шах Султан во дворце Хатидже и делает ей неожиданно предлагает ей помощь. Но Шах советует ей заняться воспитанием детей , а не интригами гарема. Хюррем не может успокоится, она еще раз твердит о том что она не простая рабыня. “Я предупреждаю. Думай о Повелителе и детях” – “Если бы я не думала о них то давно была бы уже в водах Босфора”.
Марджем ага нападает на служанку Хюррем Назлы Хатун.
Михримах навещает детей Хатидже Султан. Отужинав Михримах уходит к себе, Хатидже оставшись наедине с Гульфем получает совет не верить Хюррем и не ссорится с Шах.
Хюррем возвращается в свои покои, Сюмбюль докладывает о своем разговоре с Нигяр.
Назлы по приказу Шах отправлена в темницу. Нигяр приходит развеять свои сомнения к Шах Султан, которая говорит что все написанное в этом письме большая ложь и клевета.
Назлы обвиняют в том что она подбросила письмо, но девушка не признается Шах и отрицает вину, после угроз Мерджема аги Назлы соглашается говорить.
Шах Султан просит Хатидже поговорить и выслушать ее, в комнату приводят Назлы Хатун.
Сюмбюль в панике докладывает об исчезновении Назлы Хюррем.
В то же время Назлы признается что подбросила письмо по приказу Хюррем Султан.
Шах заверяет сестру что у нее нет намерений отбирать ее жизнь и что она по прежнему хозяйка в своем доме и единственная причина ее присутствия во дворце Ибрагима это желание быть ближе к Повелителю.
Хюррем Султан видит тело Назлы, рядом с которым появляется Хатидже и обвиняет ее в том что из за ее интриг в очередной раз пролилась невинная кровь.
Афифе Хатун получает приказ от Хатидже готовить покои так как она намерена оставаться во дворце до приезда Повелителя.
Сулейман советуется как вести бой дальше. Шехзаде Мехмет и Малкочогу возвращаясь в военный лагерь говорят о шехзаде Мустафе.
сулейман не доволен тем что Селим не проявляет усердия и не тренируется на мечах и отчитывает за это сына. Вскоре Селим становится свидетелем того как Малкочоглу рассказывал о мужестве Шехзаде Мехмета который стойко оборонялся в момент когда на их отряд напали. Сулейман искренне гордиться Мехметом.Во время прогулки Шехзаде Мустафа и Ташлыджалы молятся о скором окончании похода. Внимание Мустафы привлекает женщина в повозке, которая направляется в его дворец.
махидевран султан принимает у себя иностранную гостью генуэзскую сеньору Габриелу, которая в знак знакомства с султаншей приподносит ей в подарок украшение. женщина просит помощи у Махидевран Султан так как кади против нее.
Сеньера Габриела жалуется что осталаь без помощи, а в решении ее проблемы суд кади не поддержал ее и потому она решила искать помощи у Махидевран Султан. Пообещав помочь Султанша прощается с женщиной.
В гареме появляется новая калфа, ею оказывается гадалка Салиха, которую Хатидже позвала с собой.
Шах Султан по прежнему пытается быть как можно ближе к Хатидже, но такая опека похожая на материнскую начинает утомлять Хатидже.
Хюррем приказывает Сюмбюлю не сводить глаз с султанских сестер. Сулейман наконец шлет весточку своей любимой Хюррем султан в котором говорит о своей любви и преданности своей Султанше.
Солдаты в военном лагере отчаялись и теряют боевой дух. Сулейман в раздумьях он все больше чувствует нехватку Ибрагима Паши как и его армия. “Где ты друг…” – Сулейман понимает ошибочность своего решения в столь тяжелое время, Султану сниться сон в котором его руки утопают в крови, ему слышаться предсмертные крики Ибрагима Паши.
Сулейман принимает решение снять осаду и возвращаться в столицу.
Шехзаде Мустафа пытается разобраться в жалобе сеньеры Габриелы и разговаривает с судьей, который говорит о том что решение принятое им верное, а женщина просто не желает слушать. Ташлыджалы предлагает выслушать вторую сторону в лице сеньеры Габриелы.
Махидевран Султан знакомит Габриелу с гаремом и его порядками.
Габриелу знакомят с Шехзаде Мустафой, который узнает в ней женщину которую он видел ранее. Женщина рассказывает что судьи несправедливы не только к ней , но и к другим иностранным торговцам, Мустафа обещает принять справедливое решение.
Гарем и Султанши готовятся к встрече султана Сулеймана.
Сулейман тепло встречает Михримах и Баязеда. Михримах же пользуясь моментом приветствует и Бали Бея и спрашивает не получал ли он ее письма, на что Малкочоглу холодно ответил что тяготы похода не позволили ему ответить.

Шах, Хатидже, Хюррем и Гульфем и дети выстроясь в ряд встречают своего Повелителя.
Нигяр предупреждает Шах что Хюррем молчать не будет и расскажет все Сулейману, их разговор прерывает приход Лютфи Паши.
Лютфи паша поинтересовался тем кто такая Нигяр, получив ответ он не мало удивился.
Хюррем рассказывает о своих страданиях Сулейману, о том что ей пришлось пережить когда ей сказали что шехзаде Мустафа намерен приехать в столицу чтобы занять трон.
Лютфи Паша делится с женой новостями с похода, о том что слава Айяз Паши как визиря померкла.
Хатидже Султан с Салихой проводят странные магические обряды.
Султан сулейман требует к ответу Мустафу Пашу, он хочет знать что это было за письмо.
В таверне Насух Эфенди м Малкочоглу видят Рустема в компании девушки трактирщицы.
Михримах Султан приходит к покоям Малкочоглу , но получает ответ что бея нет, в это время за ней следит дочь Шах Эсмахан Султан.
В трактире Рустем опять чуть не напросился на ссору с Матракчи и лишь присутствие Малкочоглу не дало разрастись их конфликту.
Шах Султан получает подарок семена гиацинта от Меркез эфенди из рук Эббус Суада эфенди. Шах благодорит за подношение. Перед уходом Эбус Эфенди встречается с Лютфи Пашой, который ожидал удобного момента для разговора.
Шах султан получает весть от Повелителя явиться во дворец для встречи с ним. Шах понимает что это действие жалоб Хюррем.
Баязед и Селим по прежнему спорят.
Хатидже замечает в саду Михримах и Малкочоглу, в голове Султанши возникли планы.
Разговор Михримах И Бали Бея прерывает ссора шехзаде Баязеда и Селима.
Шах пребывает во дворец и направляется в покои Сулеймана, но к ее удивлению она обнаруживает что Хюррем обвинила во всем Шехзаде Мустафу. Она пытается спасти положение и говорит о непричастности Шехзаде Мутафы, который все это время был далеко в Манисе и не думал даже о том что бы идти в столицу.
На выходе Хюррем и Шах встречаются. Шах говорит что провокации Хюррем не смогут очернить Мутафу в глазах отца, Хюррем отвечает что бы она не была так уверена.
Сулейман вспоминает свой последний сон и слова Хюррем. Он призывает Эббуса эфенди и Лютфи Пашу. Кади эфенди получает должность главного судьи.
Нигяр докладывает Хюррем о свидании Михримах и Бали Бея в мраморном дворце…
Шах спрашивает про Хатидже Султан у служанок, которые отвечают что Султанши нет, на что она просит позвать гульфем. Гульфем также как и служанки не в курсе того где Хатидже, единственное что ей известно это то что она покинула дворец вместе с новой калфой Салихой.
Хюррем направляется в мраморный дворец за Михримах Султан о чем предупреждает Сюмбюля агу.
Приехав на место Хюррем обнаружила на месте дочери Хатидже Султан. Увидев Михримах идущую по гарему Сюмбюль начинает подозревать неладное.
Хатидже говорит Хюррем не бояться. Султанша рассказывает Хюррем что она горит в пламени из страданий, что ее жизнь превратилась в сплошной кошмар и причина этого Хюррем. “Ты помнишь что я говорила? Ты будешь умолять меня о смерти…”в этот момент на Хюррем нападает Салиха.
Спустя время Хюррем Султан открывает глаза и понимает что она в своих покоях, но как она там оказалась…
Автор текста Laly Devri

0

25

Девоньки! привет большой всем! я пока что ничего сильно понять не могу!!! вот разберусь и вольюсь http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8547-2.gif  http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8547-2.gif  http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8547-2.gif  http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8547-4.gif  http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8547-4.gif  http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8547-4.gif

0

26

Ляля написал(а):

Девоньки! привет большой всем! я пока что ничего сильно понять не могу!!! вот разберусь и вольюсь

Приветствуюем http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8549-2.gif
Если, что то не понятно будет, спрашивайте, с удовольствием ответим :nope:

+1

27

А если будут пожелания, тоже хорошо :flirt:

0

28

ИМХО написал(а):

Приветствуюем 
Если, что то не понятно будет, спрашивайте, с удовольствием ответим

http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8548-2.gif  http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8548-2.gif  http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8548-2.gif хорошо!

0

29

Креативное содержание 87 серии:
Автор: Татьяна Родионова
Хатидже просматривает компромат, найденный в вещах Ибрагима и указывающий, что ее муж, ныне покойный, был объектом вожделения не только регулярно выходящей замуж Нигяр, но и ее сестрицы Шах.
Пока идут родственные разборки, Хюррем, потирая ручки от нетерпения, приказывает Афифе подготовить жилплощадь для Шах, которой она вот-вот потребуется.
Ошарашенная вдова начала допрос подозреваемой пугающе мягким тоном, слышать, что буйно помешанный выражается тихо и мягко так же страшно, как и встретить в безлунную ночь на кладбище маленькую девочку в нарядном платьице. Шах пытается оправдаться «Невиноватая я, оно само написалось и в сундук упало». Хатидже, наконец, плюнула на условности и выразила в оглушающе эмоциональной манере претензии любимой сестрице по поводу захвата оной ее жилплощади, попадания седалищем зятя на Диван, любимый диван ее мужа, покойного. Может, еще и на должность его покушаесси? Не стерпев справедливых претензий, квартирантка выставила хозяйку вон, пришла тут, и ключи обратно требует, а не положено без предварительного уведомления жильцов выселять. Офигев от наглости жилички, хозяйка дала неделю сроку на то, чтобы собрать свои вещички, иначе самолично за космы выдворит, дрянь такую!
Раздав гостинцев сестре, Хатидже на адреналине возвращается в Топкапы, где встречает Афифе, сообщившую ей, что комната для нее выделена. Хатидже интересуется, куда девали вещи ее мужа, покойного. Афифе привела ее в подвал с крысами и прочей непотребной живностью и указала на кучу барахла, сваленную где-то посреди. Хатидже поплыла. Как же так, вещи Великага Ибрагима должны послужить причиной для создания мемориального музея, как минимум, а они гниют в подземельях. Еще один грешок на личный счет Хюррем Гавриловны.
Шах тем временем, получив припарку после бани, вспоминает, что вещи Ибрагимовы, в которых и лежал компромат, принесла лично Хюррем. Вот оно че, Михалыч! А ну-ко, шестерки, карету мне, поеду рыло рыжей чистить.
Фетиширующую в подвале на вещички мужа, покойного, застала Гюльфем, неизвестно каким ветром в подвал занесенная. Может, крыс ходит кормить, может, наскальной живописью занимается, кто знает. Отмахнувшись от расспросов чихуахуа, Хатидже приказывает Афифе вытащить хлам на свет Божий, помыть, поскоблить, постирать, накрахмалить и доставить усё по последнему месту проживания владельца, покойного. Афифе удивлена, но с буйными лучше не спорить.
Ворвавшаяся как челябинский метеорит в покои Хюррем Шах обвинила ее в фальсификации документа и дезинформации несчастной Хатидже. «Грешно смеяться над больными людьми» (с). А Хюррем и не отрицала, что манускрипт не подлинный, но важен не автор послания, а важна суть. А суть такова, что Шах завидовала малахольной сестрице, и вот, наконец, получила все то, что имела та (за исключением зятя, покойного). Второй раз за утро Шах выслушивает правду о своей суЧности, но поскольку их этих покоев говорившую выгнать не может, то ограничивается панегириком во славу покойной Валиде, говоря, что та пришла, управляла и ушла отседа как султанша, а ты, султанша в кавычках, как была лимитой подзаборной, так ею и останешься, не того цвета кровушка течет в твоих жилах, и неважно, что имеешь ты статус свободной женщины Востока, все равно ты – девка-чернавка. Остается порадоваться за покойного Ибрагима, что женился он не на этой сестре, иначе бы клеймо раба носил бы не только в душе, но и на лбу: тавро, каким метят скотину на фермах, и инвентаризационный номер.
Военный лагерь. Аяз стремительно теряет баллы в глазах Падишаха. Кажется уже, что последняя торговка на рынке разбирается в военном искусстве лучше, чем нынешний Великий Визирь. Жалко мишутку, скоро сольют за профнепригодностью.
Море. Барбаросса с Люфтием совершают увеселительную прогулку на яхте вдоль берегов вдоль осажденного Корфу. Люфтий, просидевший в провинции и устраивавший бои, максимум, между петухами на птичьем дворе, советует боевому офицеру, какую тактику и стратегию военных действий избрать. Что ж, логично, и в наше время министром обороны может стать любая кухарка, ну или продавец мебели, на худой конец.
Папо ловит лайки в свой адрес, его тактика оказалась верной. СулЬтан Сюлюман переключился на Корфу, осталось продержаться до зимы, а там османы побегут как гитлеровцы из-под Москвы в 1941, роняя амуницию. Куда там какому-то Сюлюману, с ним теперь же нету Великага и Ужаснага Ибрагима, поддакивает папская шестерка.
Рустем троллит Аяза, учись, Великий Визирь, у провинциала Лютфи, как надо крепости брать, засиделся ты в кабинетах, крыса тыловая, того и гляди, подсидит тебя Хацапетовка. Аязу тошно. Как же вы все меня достали, лимита хренова. «Не дают человеку спокойно жить» (с).
Кухня. Шекер и Сюмбюль предаются гастрономическому разврату и обсуждают появление Хатидже. Пришла Нигяр, вынюхивая последние новости. Сюмбюль как бэ невзначай рассказывает, что на честь ее любовника, ныне покойного, покушалася еще одна Султаным – Шах. Чеши репу, сплетненоска.
Хюррем пришла к Шах. Предлагая ей помощь в переезде вон из сарая Хатидже, в ответ выслушивает набившую всем оскомину о рабской доле т.н. Султанши, а также получает совет заняться детьми, и благодарить Аллаха, что жива до сих пор. На что получает ответ, что если бы она потеряла бдительность, то давно была бы в числе русалок Босфора (лично я уверена, что и там бы она была предводительницей этого баборыбьего отряда).
Хатидже приходит к детям (слава яйцам, туш, пожалуйста) и застает там Михримах.
Тем временем Мрачный евнух нападает на Назлы, к сожалению, не для того, чтобы надругаться. Жажду убийства в глазах ничем не заретушируешь.
Михримах трапезничает с Хатидже, тут же и Султанская прихватка Гюльфем. Обменявшись признаниями в симпатиях друг другу с Хатидже, несмотря ни на что, Михримах удалилась. Гюльфем протявкала, что Хюррем пытается рассорить сестер и пытается отговорить Хатидже от возвращения себе жилплощади, мотивируя тем, что Брату не понравится такой поворот. Но закусившая удила Чистокровная Султанша класть хотела на всех. Разговор шел при детях Хатидже. Давайте, передавайте паранойю по эстафете, истеричные бабенки.
Хюррем возвращается от Шах, Сюмбюль рассказывает, какая была моська у Нигяр, когда она услышала о любови Шах к Нигяркиному любовнику, покойному. Хюррем выражает надежду, что Шах уберется подальше от дворца.
А Шах тем временем выслушивает доклад от Мрачного, что Назлы в темнице, усё готово, можно приступать к пыткам. А Нигяр, узнав сплетню о том, что Шах неровно дышала к греческому ловеласу, тут же кинулась передавать ее Шах, что свидетельствует о прогрессирующем слабоумии, как минимум. Оставив неразумную посреди гостиной, Шах поспешила в темницу к Назлы. А там начался допрос с пристрастием. Применяя рукоприкладство, из Назлы выбили признание, что компромат на Шах подкинула она.
Вернувшаяся в свое гнездо Хатидже не увидела чемоданов и баулов, свидетельствующих о переезде Шах. Не собирающаяся сдаваться Шах привела Назлы и заставила поведать ее о фальсификате, созданном и подложенном по приказу Хюррем. Перетянув одеяло на свою сторону, Шах убедила Хатидже разрешить ей задержаться в полюбившемся ей сарае до приезда Сулеймана, рассчитывая втайне, что братец определит наконец помешанную сестрицу в пансионат с надёжной охраной.
Сюмбюль прибегает за Хюррем и ведет ее в каптерку. Там, в окружении Афифе (дознавателя) и евнухов (понятых), Хюррем предъявляют для опознания труп Назлы, якобы повесившейся. (Я, правда, не поняла по таймингу серии, как можно одновременно допрашивать в одном сарае и вешать в другом, но это не самая большая неразумность данного произведения творческой мысли травкозависимых сценаристов). Скорбящую над телом Назлы Хюррем застает Хатидже и обвиняет (там-пам-пам, кого?, правильно, Хюррем!!!) в смерти Назлы. Маразм крепчает вместе с качеством травки. Хюррем дает указание Сюмбюлю похоронить Назлы по всем правилам. Хатидже, воспользовавшись случаем, решает остаться в гареме до возвращения Сулеймана, рассчитывая втайне, что братец определит наконец маниакальную невестку в пансионат с надёжной охраной.
Военно-палаточный лагерь. Барбаросса докладывает, что Корфуняне не сдаются, и если до холодов не сдадутся, то сдаться придется османам. Бали Бей и Мехмет в сопровождении секьюрити совершают конную прогулку под видом разведки. А Селим, оставшийся в лагере, бьется на мечах с Рустемом и неожиданно роняет меч. Проходивший мимо Сулейман недоволен и поучает Османского Вовочку, как надо держать меч.
Вернувшиеся ББ и Мехмет с перевязанным плечом докладывают, что попали в засаду и Мехмет дрался аки лев, аки лев. Селима, видевшего, как папа гордится Мехметом, мучают подростковые комплексы. Не печалься, рыженький, папа и старшеньким гордился, а скоро шнурочек шелковый ему подарит.
Маниса. Мустафа и Ташлы совершают романтичную прогулку по осеннему лесу. Ташлы сплетничает, что рейтинг Аяза стремительно падает. Из проезжающей мимо кареты выглядывает венецианское личико. Мустафа, как неопытный подросток, уже запал. Личико приехало к Махидевран на аудиенцию и оказалось венецианской олигархшей, приехавшей разруливать возникшие проблемы и сходу сунувшей взятку в виде бижутерии Махидевран.
Ташлы докладывает, что иноземные торгаши недовольны местным правосудием. Мустафа приказывает разобраться, кому рубить башку: иноземцам или судьям, и спешит домой, как бы личико не скрылось раньше времени.
Венецианка льстит Махидевран, говоря о том, что та красоты неописуемой и бла-бла. Махидевран, давно не получавшая комплиментов, расслабилась и теряет бдительность. Между тем венецианка докладывает, что на ее корабли напали пираты, а судьи не приняли ее сторону, потому она решила обратиться к несравненной, изящнейшей, красивейшей женщине Манисы, дабы она помогла решить вопрос в пользу венецианской вдовы-матери-одиночки. Польщенная, что хоть кто-то держит ее за сильную мира сего, Махидевран обещает разрулить проблему. Выпроводив сладкоречивую гостью за двери, Мазидевран узнает от Фидан, Хатидже вызвала к себе экстрасенсшу, которая в прошлой серии на нее плевала и благовониями окуривала. Махидевран в шоке от того, как далеко зашло безумие Хатидже.
Манисская Солоха, оттюнингованная под калфу, прибыла в Топкапы. Афифе провела ее до Хатидже. Присутствовавшая у Хатидже Шах заинтересовалась, откуда сие создание и для чего. Хатидже намекнула, что эта дама весьма даровитая особа, и принесет огромную пользу Династии. Шах, все еще полагающая, что управляет Хатидже, приказала, чтобы та не предпринимала никаких действий без разрешения Шах. Ага, счас.
От Сюмбюль в очередной раз получает указание Хюррем следить о Шах. Приносят SMS от Сулеймана. Мухибби проснулся, тяжело в походе без женщин. Романтик, се манифик, дас ист фантастиш, я-я.
Военный лагерь. Дела плохи, холода наступают, враг не сдается, военачальники между собой разбираются, кто из них больший лох в военном деле. Аязу как главному стрелочнику достается строгий выговор с занесением в личное дело от Генерального. Сотрудники, посмевшие вякнуть, что без Великага Ибрагима все они лузеры, немедленно уволены без выходного пособия.
Глядя на слякоть, грязь, уставших солдат и неприступную крепость, у Мухибби начинается приступ по отношению к покойному Ибрагиму, смысл примерно таков:
Где же ты, где, звездочка алая?
Где же ты, где, искорка малая?
Где же ты, где, чувство глубокое?
Счастье далекое, где же ты, где?
Мухиббизм перед сном приводит к кошмару, в котором Сулейман видит себя с окровавленными руками. Нам как бэ намекают, шо Сулеймана гложет чувство вины.
Сулейман решает покинуть негостеприимных корфунян и корфунячек. Злые вы, уйду я от вас. Но, Барбаросса останется на всякий случай, чтобы знали, что мы все еще тут одной ногой.
Мустафа допрашивает уездного Кади, почему так много жалоб в его адрес, и спрашивает о деле венецианки, которая не к ночи будь помянута, нарисовалась во дворце. Махидевран показывает гостье хозяйство, рассказывает о функциях, возложенных на членов женского общежития – есть, спать, давать, когда призовут, родить и о штампе в паспорте забыть, потому как «женщин много, я один, и для каждой господин».
Шехзаде знакомится с олигархшей, выслушивает ее претензии к местному правосудию, мысленно полагая, что это не бедная деревенская девственница, а продвинутая дама, вдова, «Это же существенно меняет дело» (с). Надеюсь, хоть эта мадам умеет предохраняться.
Топкапы. Построение на плацу, ждут Сулеймана. Хюррем троллит Шах, говоря, что Сулейману станет известно о интересных событиях предыдущей серии. Пришла Хатидже, сняв траур. В коридоре папку с войны ждут Михримах и Баязид. Сулейман приветствует деток. Даже Селимка рад увидеть брата, есть кого мутузить.
Сулейман приветствует свой курятник по очереди, вызывающей много вопросов у просвещенной публики: сестра, сестра, ЗАКОННАЯ ЖЕНА, приживалка, племянница и Джихангир.
В коридоре Малкочоглу беседует с Михримах. Грудь Михримах ходит ходуном, а вот усы ББ находятся в том же положении, как-то не впечатляет его султанская дочка, с проститутками попроще.
Вечер томный у камина. Хюррем и Сулейман.
Нигяр ехидничает Шах, что Хюррем настучит на нее. Пришел Лютфи, какое неожиданное улучшение жилищных условий! Уходил на войну из общежития, вернулся в апартаменты, на которые давно глаз положил, ну как не ценить такую жену! «Такая корова нужна самому» (с). Лютфи интересуется, что это за потаскайка тут была, получив ответ, что это жена Рустема и нужна она для того, чтобы докладывать о его действиях, делает комплимент благоверной, что ее надо бояться. Сомнительный комплимент, но ее он возбуждает. В каждой избушке свои погремушки.
Ведьма по приказу Хатидже готовится к черной мессе и варит убийственный эликсир, рецепт и назначение которого не озвучили.
Хюррем рассказывает, что в его отсутствие были вести о его ранении и о слухах о походе Мустафы на Стамбул. Вестником выступил Мустафа Паша.
Лютфи докладывает жене о походе и о том, что Шеф пожаловал ему шубу с царского плеча и премию в пол-мульена акче, а Аяз позиционировал себя как последний лох.
Мустафа Паша вызван на ковер. Докладывай, кто посмел принести дезу о ранении! Кто осмелился? «Имя, сестра, имя!» (с)
Кабак. Пока Насух занят любимым занятием, Бали Бей уже отдал телесный долг сему заведению, попасть на работу в которое уже не так просто, потому как каждая стамбульская проститутка мечтает о свободной вакансии именно в этом притоне, и присоединился к бухарику. О-о, пришедший Рустем наконец разговелся и тоже ведет работницу постельного труда в нумера. Ну слава те, а то пока Михримах дождесси, фаберже сотрутся в яичный порошок.
Заметив приятелей, Рустем походит к Матракчи и ББ, Ибрагимов пинчер никак не успокоится и напоминает, что пролившие кровь Святага Ибрагима расплачиваются уже за все. Логика в высказываниях его отсутствует напрочь, ну да алкоголикам это свойственно. Любящие друг друга Рустем и ББ обмениваются комплиментами.
Кади благодарит Шах за пожертвования, передает ей семена Гиацинтов. Видимо, это несет какой-то сакральный смысл, не доступный для понимания простых смертных 21 века. На выходе Кади перехватывает Лютфи для разговора.
Шах получает приказ явиться к Повелителю, и справедливо полагает, что за этим вызовом стоит Хюррем.
Хатидже, со своей чихуахуа, которую давно пора уже усыплять, решают, как выманить Хюррем из сарая. Нигяр обещает позаботиться об этом. Хатидже видит в саду Михримах с Бали Беем и намекает, что Михримах была в детстве помешана на Малкочоглу, нужно этим воспользоваться.
Селим с Баязидом ругаются, Баязид узнал, что Селима тошнило в походе, и сказал, что отец его больше с собой не возьмет. Намечающемуся мордобою помешала Михримах и увела оппонентов из сада.
Шах пришла к Сулейману, тот требует объяснений, почему Мустафа хотел узурпировать его кресло. Шах в ах… ах, как удивлена! Она-то ожидала другого. Надо срочно придумывать версию, менять продуманные дома показания. А тут еще и выясняется, что по словам Хюррем, только Шах и поддерживала ее. Шах оправдывается, что информация о походе Мустафы была ложной, и неизвестно откуда взялась, и вообще Львеночек из Манисы ни ногой, сидит там, лютики-ромашки нюхает.
Выйдя с допроса, шах встречает в коридоре Хюррем и интересуется, чего та добивается, ведь Мустафа невиновен, на что получает ответ, что сомнения уже посеяны, а сомнения в свое время затянули шнурок на шее Ибрагима.
Сулейман, мысленно обдумывая слова Хюррем о выступлении Мустафы, в Диване принимает Кади и Лютфи. Кади получает повышение по службе, крутое, я так понимаю, и по протекции Лютфи, очевидно.
Сплетненоска Нигяр пришла к Хюррем и сообщила, что слышала, как Михримах и Малкочоглу собрались уединиться в Мраморном сарае. Зная любвеобильность своей дочи и ее абсолютный пофигизм в отношении своей репутации, Хюррем рванула по указанному адресу, оповестив об этом попавшегося на пути Сюмбюля.
Тем временем Шах узнала от чихуахуа, что ее хозяйка с со своей новой подозрительной калфой ушли из сарая.
Придя в Мраморный сарай, Хюррем застала там Хатидже с безумным взглядом.
Возвращавшуюся Михримах встретил Сюмбюль и узнал, что ни в какой сарай она не собиралась.
Хатидже облегчает душу, за неимением штатного психоаналитика, Хюррем, рассказывая о том, как тяжело живется ей на свете этом белом без своего голубчика, сокола яснага, Ибрагима прекраснага, и как хочется ей пустить кровушку наконец Хюррем за то, что она жива, а он – нет, и она долго думала-думала и, наконец, придумала, жить тебе и мучиться, и молить о смерти денно и нощно.
Пока Хюррем пыталась сообразить, как ей вырваться из этого неуправляемого потока бессознательного Хатидже, Манисская Солоха подкралась сзади с тряпицей, смоченной сваренным эликсиром и прижала эту текстильную принадлежность к лицу Хюррем.
Очнувшаяся в своей постели Хюррем интересуется у стоящих над ней Дианы и Сюмбюля, «как я сюда попала?»

0

30

Любимые персонажи покидают сериал
http://s3.uploads.ru/t/R0EFn.jpg
Подсказка. По сценарию фильма первой сериал покинет Хатидже Султан.
Хатидже Султан не сможет пережить смерть своих детей, которые станут жертвой эпидемии оспы. Дата ее кончины приходится на 30 апреля 1538. Причиной ее смерти заявляется то, что ее легкие постепенно начали отказывать. Такое состояние легких наблюдалось у людей, переживающих сильное горе и сильную скорбь.
Второй в списке героев, которые нас покинут в скором времени – это Аяз Паша. Аяз Паша также скончался от оспы 30 мая 1538, то есть шесть месяцев спустя после возвращения Сулеймана из похода на Италию. После смерти Аяза Паши Лютфи Паша будет назначен вторым визирем. Третим визирем же станет беглярбек Румелии Хосров Паша. Таким образом, к актерскому составу в скором времени присоединится новый персонаж в лице Хосрова Паши.

Перевод : muhtesemyuzyil

0

31

Диана написал(а):

Любимые персонажи покидают сериал

Подсказка. По сценарию фильма первой сериал покинет Хатидже Султан.
Хатидже Султан не сможет пережить смерть своих детей, которые станут жертвой эпидемии оспы. Дата ее кончины приходится на 30 апреля 1538. Причиной ее смерти заявляется то, что ее легкие постепенно начали отказывать. Такое состояние легких наблюдалось у людей, переживающих сильное горе и сильную скорбь.
Второй в списке героев, которые нас покинут в скором времени – это Аяз Паша. Аяз Паша также скончался от оспы 30 мая 1538, то есть шесть месяцев спустя после возвращения Сулеймана из похода на Италию. После смерти Аяза Паши Лютфи Паша будет назначен вторым визирем. Третим визирем же станет беглярбек Румелии Хосров Паша. Таким образом, к актерскому составу в скором времени присоединится новый персонаж в лице Хосрова Паши.

Перевод : muhtesemyuzyil

Ну вот, Хатидже как-то скучненько умрет :blush: А то сценаристы нагнетали обстановочу :D как они убьют.... А тут все просто от переживаний, хотя на нее похоже, она все таки не уровновешенная, то призраки являлись, то кидает в разные настроения :crazy:  Думаю ,что момент будет не менее жалостный, чем смерть Ибрагима. Конечно серия с Ибрагимом сильная была, переживательная очень http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8548-1.gif  Но за что боролись, на то и напоролись :sceptic:
Жаль, что ничего не написали, когда взрослый Баязит и Селим появятся, ох уж этот актер, который будет играть Баязита...... :flirt:

0

32

Диана написал(а):

Креативное содержание 87 серии:
Автор: Татьяна Родионова
Хатидже просматривает компромат, найденный в вещах Ибрагима и указывающий, что ее муж, ныне покойный, был объектом вожделения не только регулярно выходящей замуж Нигяр, но и ее сестрицы Шах.
Пока идут родственные разборки, Хюррем, потирая ручки от нетерпения, приказывает Афифе подготовить жилплощадь для Шах, которой она вот-вот потребуется.
Ошарашенная вдова начала допрос подозреваемой пугающе мягким тоном, слышать, что буйно помешанный выражается тихо и мягко так же страшно, как и встретить в безлунную ночь на кладбище маленькую девочку в нарядном платьице. Шах пытается оправдаться «Невиноватая я, оно само написалось и в сундук упало». Хатидже, наконец, плюнула на условности и выразила в оглушающе эмоциональной манере претензии любимой сестрице по поводу захвата оной ее жилплощади, попадания седалищем зятя на Диван, любимый диван ее мужа, покойного. Может, еще и на должность его покушаесси? Не стерпев справедливых претензий, квартирантка выставила хозяйку вон, пришла тут, и ключи обратно требует, а не положено без предварительного уведомления жильцов выселять. Офигев от наглости жилички, хозяйка дала неделю сроку на то, чтобы собрать свои вещички, иначе самолично за космы выдворит, дрянь такую!
Раздав гостинцев сестре, Хатидже на адреналине возвращается в Топкапы, где встречает Афифе, сообщившую ей, что комната для нее выделена. Хатидже интересуется, куда девали вещи ее мужа, покойного. Афифе привела ее в подвал с крысами и прочей непотребной живностью и указала на кучу барахла, сваленную где-то посреди. Хатидже поплыла. Как же так, вещи Великага Ибрагима должны послужить причиной для создания мемориального музея, как минимум, а они гниют в подземельях. Еще один грешок на личный счет Хюррем Гавриловны.
Шах тем временем, получив припарку после бани, вспоминает, что вещи Ибрагимовы, в которых и лежал компромат, принесла лично Хюррем. Вот оно че, Михалыч! А ну-ко, шестерки, карету мне, поеду рыло рыжей чистить.
Фетиширующую в подвале на вещички мужа, покойного, застала Гюльфем, неизвестно каким ветром в подвал занесенная. Может, крыс ходит кормить, может, наскальной живописью занимается, кто знает. Отмахнувшись от расспросов чихуахуа, Хатидже приказывает Афифе вытащить хлам на свет Божий, помыть, поскоблить, постирать, накрахмалить и доставить усё по последнему месту проживания владельца, покойного. Афифе удивлена, но с буйными лучше не спорить.
Ворвавшаяся как челябинский метеорит в покои Хюррем Шах обвинила ее в фальсификации документа и дезинформации несчастной Хатидже. «Грешно смеяться над больными людьми» (с). А Хюррем и не отрицала, что манускрипт не подлинный, но важен не автор послания, а важна суть. А суть такова, что Шах завидовала малахольной сестрице, и вот, наконец, получила все то, что имела та (за исключением зятя, покойного). Второй раз за утро Шах выслушивает правду о своей суЧности, но поскольку их этих покоев говорившую выгнать не может, то ограничивается панегириком во славу покойной Валиде, говоря, что та пришла, управляла и ушла отседа как султанша, а ты, султанша в кавычках, как была лимитой подзаборной, так ею и останешься, не того цвета кровушка течет в твоих жилах, и неважно, что имеешь ты статус свободной женщины Востока, все равно ты – девка-чернавка. Остается порадоваться за покойного Ибрагима, что женился он не на этой сестре, иначе бы клеймо раба носил бы не только в душе, но и на лбу: тавро, каким метят скотину на фермах, и инвентаризационный номер.
Военный лагерь. Аяз стремительно теряет баллы в глазах Падишаха. Кажется уже, что последняя торговка на рынке разбирается в военном искусстве лучше, чем нынешний Великий Визирь. Жалко мишутку, скоро сольют за профнепригодностью.
Море. Барбаросса с Люфтием совершают увеселительную прогулку на яхте вдоль берегов вдоль осажденного Корфу. Люфтий, просидевший в провинции и устраивавший бои, максимум, между петухами на птичьем дворе, советует боевому офицеру, какую тактику и стратегию военных действий избрать. Что ж, логично, и в наше время министром обороны может стать любая кухарка, ну или продавец мебели, на худой конец.
Папо ловит лайки в свой адрес, его тактика оказалась верной. СулЬтан Сюлюман переключился на Корфу, осталось продержаться до зимы, а там османы побегут как гитлеровцы из-под Москвы в 1941, роняя амуницию. Куда там какому-то Сюлюману, с ним теперь же нету Великага и Ужаснага Ибрагима, поддакивает папская шестерка.
Рустем троллит Аяза, учись, Великий Визирь, у провинциала Лютфи, как надо крепости брать, засиделся ты в кабинетах, крыса тыловая, того и гляди, подсидит тебя Хацапетовка. Аязу тошно. Как же вы все меня достали, лимита хренова. «Не дают человеку спокойно жить» (с).
Кухня. Шекер и Сюмбюль предаются гастрономическому разврату и обсуждают появление Хатидже. Пришла Нигяр, вынюхивая последние новости. Сюмбюль как бэ невзначай рассказывает, что на честь ее любовника, ныне покойного, покушалася еще одна Султаным – Шах. Чеши репу, сплетненоска.
Хюррем пришла к Шах. Предлагая ей помощь в переезде вон из сарая Хатидже, в ответ выслушивает набившую всем оскомину о рабской доле т.н. Султанши, а также получает совет заняться детьми, и благодарить Аллаха, что жива до сих пор. На что получает ответ, что если бы она потеряла бдительность, то давно была бы в числе русалок Босфора (лично я уверена, что и там бы она была предводительницей этого баборыбьего отряда).
Хатидже приходит к детям (слава яйцам, туш, пожалуйста) и застает там Михримах.
Тем временем Мрачный евнух нападает на Назлы, к сожалению, не для того, чтобы надругаться. Жажду убийства в глазах ничем не заретушируешь.
Михримах трапезничает с Хатидже, тут же и Султанская прихватка Гюльфем. Обменявшись признаниями в симпатиях друг другу с Хатидже, несмотря ни на что, Михримах удалилась. Гюльфем протявкала, что Хюррем пытается рассорить сестер и пытается отговорить Хатидже от возвращения себе жилплощади, мотивируя тем, что Брату не понравится такой поворот. Но закусившая удила Чистокровная Султанша класть хотела на всех. Разговор шел при детях Хатидже. Давайте, передавайте паранойю по эстафете, истеричные бабенки.
Хюррем возвращается от Шах, Сюмбюль рассказывает, какая была моська у Нигяр, когда она услышала о любови Шах к Нигяркиному любовнику, покойному. Хюррем выражает надежду, что Шах уберется подальше от дворца.
А Шах тем временем выслушивает доклад от Мрачного, что Назлы в темнице, усё готово, можно приступать к пыткам. А Нигяр, узнав сплетню о том, что Шах неровно дышала к греческому ловеласу, тут же кинулась передавать ее Шах, что свидетельствует о прогрессирующем слабоумии, как минимум. Оставив неразумную посреди гостиной, Шах поспешила в темницу к Назлы. А там начался допрос с пристрастием. Применяя рукоприкладство, из Назлы выбили признание, что компромат на Шах подкинула она.
Вернувшаяся в свое гнездо Хатидже не увидела чемоданов и баулов, свидетельствующих о переезде Шах. Не собирающаяся сдаваться Шах привела Назлы и заставила поведать ее о фальсификате, созданном и подложенном по приказу Хюррем. Перетянув одеяло на свою сторону, Шах убедила Хатидже разрешить ей задержаться в полюбившемся ей сарае до приезда Сулеймана, рассчитывая втайне, что братец определит наконец помешанную сестрицу в пансионат с надёжной охраной.
Сюмбюль прибегает за Хюррем и ведет ее в каптерку. Там, в окружении Афифе (дознавателя) и евнухов (понятых), Хюррем предъявляют для опознания труп Назлы, якобы повесившейся. (Я, правда, не поняла по таймингу серии, как можно одновременно допрашивать в одном сарае и вешать в другом, но это не самая большая неразумность данного произведения творческой мысли травкозависимых сценаристов). Скорбящую над телом Назлы Хюррем застает Хатидже и обвиняет (там-пам-пам, кого?, правильно, Хюррем!!!) в смерти Назлы. Маразм крепчает вместе с качеством травки. Хюррем дает указание Сюмбюлю похоронить Назлы по всем правилам. Хатидже, воспользовавшись случаем, решает остаться в гареме до возвращения Сулеймана, рассчитывая втайне, что братец определит наконец маниакальную невестку в пансионат с надёжной охраной.
Военно-палаточный лагерь. Барбаросса докладывает, что Корфуняне не сдаются, и если до холодов не сдадутся, то сдаться придется османам. Бали Бей и Мехмет в сопровождении секьюрити совершают конную прогулку под видом разведки. А Селим, оставшийся в лагере, бьется на мечах с Рустемом и неожиданно роняет меч. Проходивший мимо Сулейман недоволен и поучает Османского Вовочку, как надо держать меч.
Вернувшиеся ББ и Мехмет с перевязанным плечом докладывают, что попали в засаду и Мехмет дрался аки лев, аки лев. Селима, видевшего, как папа гордится Мехметом, мучают подростковые комплексы. Не печалься, рыженький, папа и старшеньким гордился, а скоро шнурочек шелковый ему подарит.
Маниса. Мустафа и Ташлы совершают романтичную прогулку по осеннему лесу. Ташлы сплетничает, что рейтинг Аяза стремительно падает. Из проезжающей мимо кареты выглядывает венецианское личико. Мустафа, как неопытный подросток, уже запал. Личико приехало к Махидевран на аудиенцию и оказалось венецианской олигархшей, приехавшей разруливать возникшие проблемы и сходу сунувшей взятку в виде бижутерии Махидевран.
Ташлы докладывает, что иноземные торгаши недовольны местным правосудием. Мустафа приказывает разобраться, кому рубить башку: иноземцам или судьям, и спешит домой, как бы личико не скрылось раньше времени.
Венецианка льстит Махидевран, говоря о том, что та красоты неописуемой и бла-бла. Махидевран, давно не получавшая комплиментов, расслабилась и теряет бдительность. Между тем венецианка докладывает, что на ее корабли напали пираты, а судьи не приняли ее сторону, потому она решила обратиться к несравненной, изящнейшей, красивейшей женщине Манисы, дабы она помогла решить вопрос в пользу венецианской вдовы-матери-одиночки. Польщенная, что хоть кто-то держит ее за сильную мира сего, Махидевран обещает разрулить проблему. Выпроводив сладкоречивую гостью за двери, Мазидевран узнает от Фидан, Хатидже вызвала к себе экстрасенсшу, которая в прошлой серии на нее плевала и благовониями окуривала. Махидевран в шоке от того, как далеко зашло безумие Хатидже.
Манисская Солоха, оттюнингованная под калфу, прибыла в Топкапы. Афифе провела ее до Хатидже. Присутствовавшая у Хатидже Шах заинтересовалась, откуда сие создание и для чего. Хатидже намекнула, что эта дама весьма даровитая особа, и принесет огромную пользу Династии. Шах, все еще полагающая, что управляет Хатидже, приказала, чтобы та не предпринимала никаких действий без разрешения Шах. Ага, счас.
От Сюмбюль в очередной раз получает указание Хюррем следить о Шах. Приносят SMS от Сулеймана. Мухибби проснулся, тяжело в походе без женщин. Романтик, се манифик, дас ист фантастиш, я-я.
Военный лагерь. Дела плохи, холода наступают, враг не сдается, военачальники между собой разбираются, кто из них больший лох в военном деле. Аязу как главному стрелочнику достается строгий выговор с занесением в личное дело от Генерального. Сотрудники, посмевшие вякнуть, что без Великага Ибрагима все они лузеры, немедленно уволены без выходного пособия.
Глядя на слякоть, грязь, уставших солдат и неприступную крепость, у Мухибби начинается приступ по отношению к покойному Ибрагиму, смысл примерно таков:
Где же ты, где, звездочка алая?
Где же ты, где, искорка малая?
Где же ты, где, чувство глубокое?
Счастье далекое, где же ты, где?
Мухиббизм перед сном приводит к кошмару, в котором Сулейман видит себя с окровавленными руками. Нам как бэ намекают, шо Сулеймана гложет чувство вины.
Сулейман решает покинуть негостеприимных корфунян и корфунячек. Злые вы, уйду я от вас. Но, Барбаросса останется на всякий случай, чтобы знали, что мы все еще тут одной ногой.
Мустафа допрашивает уездного Кади, почему так много жалоб в его адрес, и спрашивает о деле венецианки, которая не к ночи будь помянута, нарисовалась во дворце. Махидевран показывает гостье хозяйство, рассказывает о функциях, возложенных на членов женского общежития – есть, спать, давать, когда призовут, родить и о штампе в паспорте забыть, потому как «женщин много, я один, и для каждой господин».
Шехзаде знакомится с олигархшей, выслушивает ее претензии к местному правосудию, мысленно полагая, что это не бедная деревенская девственница, а продвинутая дама, вдова, «Это же существенно меняет дело» (с). Надеюсь, хоть эта мадам умеет предохраняться.
Топкапы. Построение на плацу, ждут Сулеймана. Хюррем троллит Шах, говоря, что Сулейману станет известно о интересных событиях предыдущей серии. Пришла Хатидже, сняв траур. В коридоре папку с войны ждут Михримах и Баязид. Сулейман приветствует деток. Даже Селимка рад увидеть брата, есть кого мутузить.
Сулейман приветствует свой курятник по очереди, вызывающей много вопросов у просвещенной публики: сестра, сестра, ЗАКОННАЯ ЖЕНА, приживалка, племянница и Джихангир.
В коридоре Малкочоглу беседует с Михримах. Грудь Михримах ходит ходуном, а вот усы ББ находятся в том же положении, как-то не впечатляет его султанская дочка, с проститутками попроще.
Вечер томный у камина. Хюррем и Сулейман.
Нигяр ехидничает Шах, что Хюррем настучит на нее. Пришел Лютфи, какое неожиданное улучшение жилищных условий! Уходил на войну из общежития, вернулся в апартаменты, на которые давно глаз положил, ну как не ценить такую жену! «Такая корова нужна самому» (с). Лютфи интересуется, что это за потаскайка тут была, получив ответ, что это жена Рустема и нужна она для того, чтобы докладывать о его действиях, делает комплимент благоверной, что ее надо бояться. Сомнительный комплимент, но ее он возбуждает. В каждой избушке свои погремушки.
Ведьма по приказу Хатидже готовится к черной мессе и варит убийственный эликсир, рецепт и назначение которого не озвучили.
Хюррем рассказывает, что в его отсутствие были вести о его ранении и о слухах о походе Мустафы на Стамбул. Вестником выступил Мустафа Паша.
Лютфи докладывает жене о походе и о том, что Шеф пожаловал ему шубу с царского плеча и премию в пол-мульена акче, а Аяз позиционировал себя как последний лох.
Мустафа Паша вызван на ковер. Докладывай, кто посмел принести дезу о ранении! Кто осмелился? «Имя, сестра, имя!» (с)
Кабак. Пока Насух занят любимым занятием, Бали Бей уже отдал телесный долг сему заведению, попасть на работу в которое уже не так просто, потому как каждая стамбульская проститутка мечтает о свободной вакансии именно в этом притоне, и присоединился к бухарику. О-о, пришедший Рустем наконец разговелся и тоже ведет работницу постельного труда в нумера. Ну слава те, а то пока Михримах дождесси, фаберже сотрутся в яичный порошок.
Заметив приятелей, Рустем походит к Матракчи и ББ, Ибрагимов пинчер никак не успокоится и напоминает, что пролившие кровь Святага Ибрагима расплачиваются уже за все. Логика в высказываниях его отсутствует напрочь, ну да алкоголикам это свойственно. Любящие друг друга Рустем и ББ обмениваются комплиментами.
Кади благодарит Шах за пожертвования, передает ей семена Гиацинтов. Видимо, это несет какой-то сакральный смысл, не доступный для понимания простых смертных 21 века. На выходе Кади перехватывает Лютфи для разговора.
Шах получает приказ явиться к Повелителю, и справедливо полагает, что за этим вызовом стоит Хюррем.
Хатидже, со своей чихуахуа, которую давно пора уже усыплять, решают, как выманить Хюррем из сарая. Нигяр обещает позаботиться об этом. Хатидже видит в саду Михримах с Бали Беем и намекает, что Михримах была в детстве помешана на Малкочоглу, нужно этим воспользоваться.
Селим с Баязидом ругаются, Баязид узнал, что Селима тошнило в походе, и сказал, что отец его больше с собой не возьмет. Намечающемуся мордобою помешала Михримах и увела оппонентов из сада.
Шах пришла к Сулейману, тот требует объяснений, почему Мустафа хотел узурпировать его кресло. Шах в ах… ах, как удивлена! Она-то ожидала другого. Надо срочно придумывать версию, менять продуманные дома показания. А тут еще и выясняется, что по словам Хюррем, только Шах и поддерживала ее. Шах оправдывается, что информация о походе Мустафы была ложной, и неизвестно откуда взялась, и вообще Львеночек из Манисы ни ногой, сидит там, лютики-ромашки нюхает.
Выйдя с допроса, шах встречает в коридоре Хюррем и интересуется, чего та добивается, ведь Мустафа невиновен, на что получает ответ, что сомнения уже посеяны, а сомнения в свое время затянули шнурок на шее Ибрагима.
Сулейман, мысленно обдумывая слова Хюррем о выступлении Мустафы, в Диване принимает Кади и Лютфи. Кади получает повышение по службе, крутое, я так понимаю, и по протекции Лютфи, очевидно.
Сплетненоска Нигяр пришла к Хюррем и сообщила, что слышала, как Михримах и Малкочоглу собрались уединиться в Мраморном сарае. Зная любвеобильность своей дочи и ее абсолютный пофигизм в отношении своей репутации, Хюррем рванула по указанному адресу, оповестив об этом попавшегося на пути Сюмбюля.
Тем временем Шах узнала от чихуахуа, что ее хозяйка с со своей новой подозрительной калфой ушли из сарая.
Придя в Мраморный сарай, Хюррем застала там Хатидже с безумным взглядом.
Возвращавшуюся Михримах встретил Сюмбюль и узнал, что ни в какой сарай она не собиралась.
Хатидже облегчает душу, за неимением штатного психоаналитика, Хюррем, рассказывая о том, как тяжело живется ей на свете этом белом без своего голубчика, сокола яснага, Ибрагима прекраснага, и как хочется ей пустить кровушку наконец Хюррем за то, что она жива, а он – нет, и она долго думала-думала и, наконец, придумала, жить тебе и мучиться, и молить о смерти денно и нощно.
Пока Хюррем пыталась сообразить, как ей вырваться из этого неуправляемого потока бессознательного Хатидже, Манисская Солоха подкралась сзади с тряпицей, смоченной сваренным эликсиром и прижала эту текстильную принадлежность к лицу Хюррем.
Очнувшаяся в своей постели Хюррем интересуется у стоящих над ней Дианы и Сюмбюля, «как я сюда попала?»

Вот у человека талантище http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8550-2.gif Ухохотаться моожно пока читаешь, настроение даже поднимается, не так все трагично и серьезно :D

+1

33

У нас появились дополнительные смайлы, смотрите под сообщением две клавиши - дополнительные смайлы
Всегда Ваша  http://s06.radikal.ru/i179/1006/c0/31e91219491a.gif http://i013.radikal.ru/0803/5a/63d3908653b9.gif http://www.kolobok.us/smiles/artists/just_cuz/JC_goody.gif

0

34

http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8550-2.gif  http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8548-2.gif

0

35

Для хорошего настроения http://i013.radikal.ru/0803/5a/63d3908653b9.gif
Чучундры Крис и Энжи

0

36

Добренького всем вечера!!!!!! Принимайте новичка)))) Пока вот сижу разбираюсь,очень интересно у вас тут))))

0

37

NATA написал(а):

Добренького всем вечера!!!!!! Принимайте новичка)))) Пока вот сижу разбираюсь,очень интересно у вас тут))))

Добренького, добренького! http://druzia.0pk.ru/uploads/0002/25/06/8549-2.gif

0

38

Притча о том как некий халиф задал вопрос Лейле
и что она ему ответила.


Спросил халиф: «Так ты и есть Лейла,
Что Кайса бедного с ума свела?

Но я в тебе красы не нахожу,
Как ни гляжу, с ума я не схожу!»

И прошептали губы девы юной:
«Чтоб зреть красу, ты должен быть Маджнуном,

И свет его нести в своих глазах,
И верным мне в обоих быть мирах,

Пьянеть от моего прикосновенья
И почитать несчастьем отрезвленье.

Душа того, кто бдит, усыплена,
И это бденье много хуже сна.

Меж тем безумье нам дарует плен
Благоразумью трезвому взамен.

И все же Истина к тому, кто верит,
Стучит, как путник в запертые двери.

А если ты в душе своей таишь
Лишь мысли, где убыток, где барыш,

Мне жаль тебя: на тропах к высям вечным
Блаженства людям не познать беспечным.

Там всяк проигрывает неизменно,
Кто связан с тем, что призрачно и тленно.

Порой летит высоко в небе птица,
Лишь тень по полю, по дороге мчится.

И ты, глупец, бежишь за ней весь день,
Но как поймать то, что всего лишь тень?

Ты видишь не предмет, а тень предмета,
А где же сам предмет? Он в небе где-то.

Свершает птица в небесах паренье,
А на земле всего лишь отраженье.

И эту тень пронзает вновь стрела,
Которую пускаешь ты со зла.

Что тени этой от летящих стрел?
А жизнь прошла, колчан твой опустел».

Перевод Наума Гребнева

0

39

Появилась 87 серия с субтитрами на русском языке - Вы можете посмотреть ее тут Великолепный Век 3 сезон с 64 по 87 серии смотреть онлайн

0

40

Последние новости о сериале:
Возможное развитие 88 серии :
Хюррем смотрит на Хати, Хати пытается освободиться, но Хюррем теряет контроль и бьет ее до смерти, прося ее сказать что она с ней сделала. Хати лежит без сознания в крови, Хюррем на мгновение останавливается и и видит кровь на своих руках.Окровавленная Хюррем в шоке...

0


Вы здесь » "КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём! » Архив » Обсуждение всё обо всем.....(1)