"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Россия

Сообщений 181 страница 200 из 476

1

Исторические и интересные факты - Россия

Интересные факты из истории, о людях, связных с Россией, СССР, Российской империи.

http://s7.uploads.ru/t/s6NdQ.jpg

+1

181

Кто-нибудь задумывался, откуда взялась фраза "Русские не сдаются"?

Есть мнение, что появилась она именно после так называемой "Атаки Мертвецов". "Атака Мертвецов" – название контратаки 13-й роты 226-го Землянского полка 24 июля (6 августа) 1915 года при отражении немецкой газовой атаки...

6 августа 1915 года, произошло то, что было практически невозможно. 60 русских солдат обратили в бегство 7-тысячное немецкое войско.

На западных рубежах Российской Империи было всего три крепости, одну из которых, Осовецкую, в шутку называли «игрушечной» – настолько скромно она смотрелась даже на фоне своих соседей – Брест-Литовской и Новогеоргиевской. В случае перехода германской армии в наступление командование просило Осовецкую крепость продержаться 48 часов. Крепость держалась полгода…

В сентябре 1914 г. немецкая армия с марша попыталась взять крепость (40 батальонов ландвера против одного российского пехотного полка) и понесла такие потери (только убитыми и ранеными – 6000 человек), что спешно откатилась на исходные позиции.

Оправившись и подготовившись, в январе 1915г. немцы начали осаду крепости уже по всем правилам. Для этого были доставлены знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-кг снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была 5 метров глубиной и 15 в диаметре. Под Осовец привезли четыре «Большие Берты» и 64 других мощных осадных орудия – всего 17 батарей. Перед штурмом к коменданту Осовца генералу Бржозовскому прибыл германский парламентер. Лощеный кайзеровский офицер заявил, что на этот раз крепость не устоит перед штурмом, и предложил капитулировать. Тогда генерал Бржозовский предложил немцу добровольно остаться в крепости на время штурма и дать расписку, что германец согласен, что его повесят, если крепость устоит.

Самый жуткий обстрел был в начале осады. 25 февраля немцы открыли огонь по крепости, доведя его до ураганного. Так продолжалось 7 дней. По крепости было выпущено около 250 тысяч только тяжелых снарядов! А всего за время осады – до 400 тысяч.

«Страшен был вид крепости – она была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа», – вспоминает один из оставшихся в живых. Артиллерийская дуэль двух (всего двух!) морских пушек системы Канэ против 17 батарей осадной артиллерии немцев закончилась с позорным счетом 8:1 в пользу русских. Немцы снова спешно ретировались.
У Осовца не было летописцев, имена его героев неизвестны: и тех, кто из двух 150-мм орудий Канэ прямыми попаданиями уничтожил немецкие 420-мм «Большие Берты» и того, чей пулемет прижал к земле ворвавшихся на русские позиции пехотинцев 14-й дивизии ландвера. Под артиллерийским огнем погибла вся его рота, а он каким-то чудом выжил и оглушенный взрывами, чуть живой выпускал ленту за лентой – до тех пор, пока германцы не забросали его гранатами. Они совершили подвиг и остались безвестными.

6 августа 1915г. стал для защитников Осовца черным днем: немцы применили отравляющие газы. В 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом. Противогазов у защитников крепости не было.

«Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть, – вспоминал участник обороны. – Вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели».

14 батальонов ландвера (не менее 7 тысяч человек) двинулись вслед за волной газов. Они шли не в атаку. На зачистку. Будучи уверенными в том, что живых не встретят.

То, что произошло дальше, прекрасно описал публицист Владимир Воронов: «Когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка – чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало. Это сражение войдет в историю как «Атака Мертвецов». Немецкие солдаты были потрясены и деморализованы. Части, участвовавшие в том штурме, пришлось полностью переформировывать.

"Вот лежишь ты, раздираемый изнутри на куски, – реконструирует события уже наш современник, – и чувствуешь только страшные боль и обиду." Но русские не сдаются.

0

182

Зало́м (в.-слав. завитка, закрутка, запертенъ, кукла, венок и т. п.)
— суеверие у  восточных славян (кроме русского Севера) и в пограничных районах Польши (Подлясье), состоящее в том, что пучок скрученных, сломанных или связанных узлом колосьев в житном (реже овсяном), а также льняном, конопляном поле может магическим образом отнять урожай, погубить скот, навлечь болезнь (особенно ломоту рук и ног, головную боль, колтун) или даже смерть на хозяина поля и его близких.

http://sd.uploads.ru/t/1JPtm.jpg

Залом делали в правую и левую сторону, закручивали в узел вместе с золой и присыпали у корней солью, землей с кладбища, яичной скорлупой и распаренными старыми зернами. Если зола взята из печи одного хозяина, то залом сделан с расчетом нанести вред ему одному, предвещая различные бедствия. Вредоносный эффект залома обусловлен характером действия над колосьями (кручение, ломание, связывание) и сопровождающими его вербальными формулами (заговорами) и наступает при условии непосредственного контакта с заломом, поэтому во время жатвы залом старались обойти и затем обезвредить.

Временем наведения порчи посредством залома является период цветения злаков, а также ночь на Ивана Купалу, у русских — Семик перед Троицей; делать залом надо было ночью или в предрассветный час и втайне от всех. В русских духовных стихах залом причисляется к самым тяжким грехам.
http://sf.uploads.ru/t/er7bR.jpg

Крестьяне убеждены, что если они и успеют предупредить или ослабить козни колдунов на испорченных полосах, то все-таки выросший хлеб не будет "снопаться", то есть его будет расходоваться в семье гораздо больше обычного среднего количества, так что придется раньше времени покупать хлеб на стороне. Сверх того, с зачурованной десятины зерно получается легковесное и по количеству наполовину не сравняется с соседними. Такой хлеб ни один хозяин поля не решится пустить для домашнего потребления, а постарается поскорее продать его на сторону.

http://se.uploads.ru/t/eA34M.jpg

Кроме дурного качества зерна, залом имеет еще ту особенность, что с ним чрезвычайно трудно бороться: что бы ни делали хозяева зачурованного поля, как бы ни вырывали и ни жгли залома, но загаданная беда непременно сбудется, если не отслужить молебна с водосвятием и не попросить самого священника вырвать крестом всю закрутку с корнем. Правда, кроме священника, во многих местах хлебородных губерний возлагают еще надежды на опытных стариков и даже на ловких знахарей.

Жил некогда старик, которого всюду возили "развязывать" заломы старинным и очень мудреным способом. Он вставал по три зари до восхода солнца и нашептывал на воду. А шептать надо долго, так что иной шевелит-шевелит губами и языком, да так и заснет. Нашептанной водой обрызгивал весь загон и потом уже залом срезали и сжигали. Старик этот приносил с собой на загон изломанное колесо, срезанный залом клал в ступицу и сжигал на глазах хозяев: "Залом-залом, взвейся под огнем, рассыпься пеплом по земле, не делай вреда никому! Огонь очищает, болезнь прогоняет", — так говорил он в поле и притом обыкновенно поднимал руку кверху, держа ладони обращенными к огню.

Кроме заломов, равносильным или едва ли даже не большим несчастием следует считать так называемые прожины (или прорезы). Это не недочет в снопах или в копнах, а та дорожка во ржи в вершок шириною, которая проходит с одного края загона до другого и по которой все колосья срезаны. Срезают их жучки и черви в то время, когда рожь в цвету, и потому, конечно, никаких следов человеческих ног по сторонам никогда не замечается, а, напротив, стенки ржи бывают даже приметно гуще, чем в других местах той же хлебной полосы.
http://sf.uploads.ru/t/Q13Gt.jpg

Но крестьяне объясняют это явление тем, что колдун, делая прожин, стоит в это время обеими ногами на двух иконах, как на лыжах, и ведет дорожку, как колесо катит. Когда опытные хозяева замечают прожин, то зовут священника и подымают иконы, придавая между ними большое значение "Святцам" (иконе Двунадесяти праздников с Воскресеньем в середине). Священник идет по прожину с крестом и кропит по сторонам святою водою.
http://se.uploads.ru/t/W30dL.jpg

Если же эти меры предосторожности не будут приняты, то результаты прожина скажутся, и надежды на урожай не оправдаются: на корню по всему полю рожь как будто бы хороша, то есть соломой велика и зерном прибыльна, но как только сжали ее, привезли на гумно и начали молотить, то сейчас же стали замечать, что вместо пяти или четырех мер с копны вышло лишь по две, а то и по одной чистого зерна.

0

183

ИСТОРИЯ: ЖЕНСКИЕ ИМЕНА Интеллигентные труженицы

Санкт-Петербург.  Параллельно Невскому проспекту проходит улица Жуковского. Сегодня здесь в доме № 6 располагается Представительство администрации Ненецкого автономного округа в Петербурге.

А в начале ХХ века дом под этим номером значился как адрес благотворительного общества. Оно заботилось о престарелых женщинах, посвятивших себя умственному труду, и носило весьма необычное название — Благотворительное общество призрения интеллигентных тружениц.

Общество было открыто в 1901 году. Оно ставило себе целью помощь гувернанткам и учительницам, которые трудились как в учреждениях, так и частным образом, а теперь по старости или болезни не могут зарабатывать себе на жизнь. У общества были почетные, пожизненные, действительные члены. Звание почетного присваивалось персонам, которые вносили крупные суммы.

Среди почетных членов общества были графини Наталья Карлова и Е. Патрикеева, а также представительница Российского императорского дома, дочь великой княгини Марии Николаевны и герцога Максимилиана Лейхтенбергского, жена правнука Павла I — принцесса Евгения Ольденбургская.

Через два года после открытия общество располагало уже 600 рублями. На них сняли четыре комнаты в доме дешевых квартир при Обществе попечения о бедных и больных детях. Еще через год бюджет превысил 1000 рублей — это внесло свою лепту купечество Петербурга. Благодаря этому взносу смогли снять еще одну меблированную комнату.

Средства поступали из самых разных источников: это были не только членские взносы, но и деньги, полученные за спектакли, концерты, лекции, собранные на домашней лотерее. Например, как-то средства от лекции составили 53 рубля, от кружечного сбора — 142 рубля. Значительно помогали частные пожертвователи. С их помощью смогли увеличить количество опекаемых, обеспечить за ними уход. Кроме того, бесплатно приходить к заболевшим вызвался один из петербургских врачей.

К 1913 году при обществе проживали 13 человек. Среди них домашняя учительница, гувернантка, преподаватели французского языка и музыки, телеграфистка, а также дамы, которые работали в больнице для душевнобольных. Плюс к этому выплачивались денежные пособия, их получали несколько дам, посвятивших себя интеллигентному труду.

0

184

Кодекс чести русского офицера

1904 г

1. Не обещай, если ты не уверен, что исполнишь обещание.

2. Держи себя просто, с достоинством, без фатовства.

3. Необходимо помнить ту границу, где кончается полная достоинства вежливость и начинается низкопоклонство.

4. Не пиши необдуманных писем и рапортов сгоряча.

5. Меньше откровенничай — пожалеешь. Помни: язык мой — враг мой!

6. Не кути — лихость не докажешь, а себя скомпрометируешь.

7. Не спеши сходиться на короткую ногу с человеком, которого недостаточно узнал.

8. Избегай денежных счетов с товарищами. Деньги всегда портят отношения.

9. Не принимай на свой счет обидных замечаний, острот, насмешек, сказанных вслед, что часто бывает на улицах и в общественных местах. Будь выше этого. Уйди — не проиграешь, а избавишься от скандала.

10. Если о ком-нибудь не можешь сказать ничего хорошего, то воздержись говорить и плохое, если и знаешь.

11. Ни чьим советом не пренебрегай — выслушай. Право же, последовать ему или нет, останется за тобой. Сумей воспользоваться хорошим советом другого — это искусство не меньшее, чем дать хороший совет самому себе.

12. Сила офицера не в порывах, а в нерушимом спокойствии.

13. Береги репутацию доверившейся тебе женщины, кто бы она ни была.

14. В жизни бывают положения, когда надо заставить молчать свое сердце и жить рассудком.

15. Тайна, сообщенная тобой хотя бы только одному человеку, перестает быть тайной.

16. Будь всегда начеку и не распускайся.

17. Старайся, чтобы в споре слова твои были мягки, а аргументы тверды. Старайся не досадить противнику, а убедить его.

18. На публичных маскарадах офицерам не принято танцевать.

19. Разговаривая, избегай жестикуляции и не возвышай голос.

20. Если вошел в общество, в среде которого находится человек, с которым ты в ссоре, то, здороваясь со всеми, принято подать руку и ему, конечно, в том случае, если этого нельзя избежать, не обратив внимания присутствующих или хозяев. Подача руки не даёт повода к излишним разговорам, а тебя ни к чему не обязывает.

21. Ничто так не научает, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания. Не ошибается только тот, кто ничего не делает.

22. Когда два человека ссорятся — всегда оба виноваты.

23. Авторитет приобретается знанием дела и службы. Важно, чтобы подчиненные уважали тебя, а не боялись. Где страх — там нет любви, а есть затаенное недоброжелательство или ненависть.

24. Нет ничего хуже нерешительности. Лучше худшее решение, чем колебание или бездействие. Упущенный момент не вернешь.

25. Тот, кто ничего не боится, более могуществен, чем тот, кого боятся все.

0

185

12 августа 2014  - 100 лет царевичу Алексею (1904-1918)

http://sf.uploads.ru/t/ra1D6.jpg

Звания и шефства

• Атаман Всех казачьих войск (30 июля 1904),
Шеф:
• Лейб-гвардии Атаманского полка (30 июля 1904),
• Лейб-гвардии Конно-Гренадерского полка (13 июня 1910),
• Лейб-гвардии Московского полка (8 ноября 1910),
• Лейб-гвардии Финляндского полка (30 июля 1904),
• 51-го пехотного Литовского полка (30 июля 1904),
• 12-го Восточно-Сибирского стрелкового полка (30 июля 1904),
• Ташкентского кадетского корпуса (5 октября 1904),
• 4-й батареи Гвардейской конно-артиллерийской бригады (25 января 1906),
• Московского (с 19 февраля 1906 Московского Алексеевского) военного училища (19 февраля 1906),
• 43-го драгунского (с 6 декабря 1907 16-го драгунского) Тверского полка (30 июля 1907),
• 262-го резервного пехотного Сальянского полка (30 июля 1907),
• 1-й Забайкальской казачьей батареи (6 мая 1910),
30 июля 1904 зачислен в списки:
• Лейб-гвардии Преображенского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии Семеновского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии Измайловского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии Егерского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии Гренадерского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии Павловского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии Волынского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии Стрелкового полка,
• Кавалергардского Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полка,
• Лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии Кирасирского Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полка,
• Лейб-гвардии Гусарского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии Уланского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии Уланского Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полка,
• Лейб-гвардии Казачьего Его Величества полка,
• казачьих сотен Собственного Его Императорского Величества конвоя,
• Лейб-гвардии 1-го Стрелкового Его Величества полка,
• 3-го Финского стрелкового батальона (полка),
• Лейб-гвардии 4-го Стрелкового Императорской Фамилии полка,
• 13-го лейб-гренадерского Эриванского Его Величества полка,
• Лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады,
• 1-й Его Величества батареи Гвардейской конно-артиллерийской бригады,
• 6-й Донской казачьей Его Величества батареи,
• Уральской казачьей Его Величества сотни.
• 5 октября 1904 зачислен в списки 65-го лейб-пехотного Московского Его Величества полка,
• 26 марта 1906 зачислен в списки 44-го драгунского (с 6 декабря 1907 17-го драгунского) Нижегородского Его Величества полка,
• 29 июля 1906 зачислен в списки 45-го драгунского (с 6 декабря 1907 18-го драгунского) Северского Короля Датского Кристиана IX,
• 9 декабря 1906 зачислен в списки 1-го железнодорожного батальона (полка),
• 14 марта 1907 зачислен в списки Константиновского артиллерийского училища,
• 6 апреля 1907 зачислен в списки Лейб-гвардии Сводно-Казачьего Его Величества полка,
• 30 июля 1907 зачислен в списки 15-го драгунского (с 6 декабря 1907 5-го гусарского) Александрийского Ея Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полка,
• 13 апреля 1908 зачислен в списки Александровского и Павловского военных училищ,
• 17 февраля 1909 зачислен в списки 1-го кадетского корпуса.

30 июля 2004 г. ( по старому стилю) исполнилось 100 лет со дня рождения царевича Алексея (1904-1918).
http://se.uploads.ru/t/jel6u.jpg http://sd.uploads.ru/t/n4ldi.jpg

Характер и внешность

Внешность Алексея сочетала в себе лучшее от отца и матери. По воспоминаниям современников, Алексей был красивым мальчиком, с чистым, открытым лицом. Он был слишком худым — сказывалась болезнь.
Характер у мальчика был покладистый, он обожал родителей и сестер, а те, в свою очередь, души не чаяли в юном цесаревиче, особенно Великая Княжна Мария. Алексей был способным в учёбе, как и сестры, делал успехи в изучении языков.


Рисунки маленького царевича:

http://sd.uploads.ru/t/3AXvg.jpghttp://sf.uploads.ru/t/P13dC.jpg

http://sd.uploads.ru/t/AKc2L.jpg
http://sf.uploads.ru/t/SGBse.jpg
http://sf.uploads.ru/t/GPiKo.jpg

Алексе́й Никола́евич (Рома́нов) (30 июля (12 августа) 1904, Петергоф (Александрия) — 17 июля 1918, Екатеринбург) — Наследник Цесаревич и Великий Князь, пятый ребёнок и единственный сын Николая II и Александры Фёдоровны.

Был долгожданным ребёнком: у Александры Фёдоровны одна за другой родились в 1895—1901 годы четыре дочери. Царская чета побывала на прославлении Серафима Саровского 18 июля 1903 года в Сарове, где император и императрица молились о даровании им наследника.

При рождении был наречён Алексеем — в честь святителя Алексия Московского. Крещён в церкви Большого Петергофского дворца 11 августа (ст. стиль)1904 года духовником императорской семьи протопресвитером Иоанном Янышевым; его восприемниками были: Императрица Мария Феодоровна, Император Германский Король Прусский, Король Великобританский и Ирландский, Король Датский, Великий Герцог Гессенский, Принцесса Виктория Великобританская, Великий Князь Алексей Александрович, Великая Княгиня Александра Иосифовна, Великий Князь Михаил Николаевич

Болезнь

По линии матери Алексей унаследовал гемофилию, носительницами которой были некоторые дочери и внучки английской королевы Виктории. Гемофилию своим потомкам передали вторая дочь королевы — принцесса Алиса (1843—1878), в замужестве Великая герцогиня Гессенская и Прирейнская и младшая дочь — Беатриса (1857—1944), в замужестве герцогиня Баттенбергская. Дочь принцессы Беатрисы — королева Испанская Виктория-Евгения (1887—1969) передала гемофилию своим сыновьям принцам Альфонсо (1907—1938) и Гонсало (1914—1934). Сестра императрицы Александры Федоровны, тётя цесаревича — принцесса Ирэн (1866—1953), в замужестве принцесса Прусская, передала гемофилию своим двум сыновьям — принцам Вальдемару (1889—1945) и Генриху (1900—1904), что послужило причиной смерти принца в возрасте четырёх лет .
Заболевание гемофилией стало очевидным у цесаревича уже осенью 1904, когда у двухмесячного младенца началось тяжёлое кровотечение из пупка. В 1912 во время отдыха в Беловежской пуще цесаревич неудачно прыгнул в лодку и сильно ушиб бедро: возникшая гематома долго не рассасывалась, состояние здоровья ребёнка было очень тяжёлым, о нём официально печатались бюллетени. Была реальная угроза смерти.

Был расстрелян вместе с родителями и сёстрами и слугами в Екатеринбурге, в Ипатьевском доме, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

0

186

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРОТОТИПЫ РУССКИХ БОГАТЫРЕЙ.

Мы знаем их с самого детства, хотим быть похожими на них, ведь они настоящие супергерои - былинные витязи. Они совершают нечеловеческие подвиги, но и у них, русских богатырей, были свои реальные прототипы.

Алёша Попович

Алёша Попович - младший из троицы былинных богатырей. Он выглядит наименее воинственным, вид его не грозный, скорее скучающий. Это объяснимо - ему скучно без брани, без авантюр, на которые он был склонен, поскольку врагов побеждал скорее не силой, а смекалкой и хитростью. Он самый нетипичный из всех богатырей, не слишком добродетельный, хвастливый, падок до слабого пола.
Традиционно Алешу Поповича соотносят с ростовским боярином Александром Поповичем, о котором есть не одно упоминание в Никоновской летописи. Он участвовал в Липецкой битве, а погиб в 1223 году в битве на реке Калке.

Однако, как из песни не выкинешь слов, так из былины не выкинешь подвига. Алеша Попович прославился двумя главными подвигами - победой над Тугарином змеем и над Идолищем поганым. Версия сопоставления былинного богатыря с Александром Поповичем не объясняет ни одно из этих достижений, поскольку победы над Идолищем поганым, и над Тугарнином змеем были одержаны за два века до битвы на Калке.

Другую версию о том, кто был прототипом Алёши Поповича рассказал искусствовед Анатолий Маркович Членов. Он считает, что более правильно сопоставлять Алешу Поповича с сыном боярина и соратником Владимира Мономаха Ольбергом Ратиборовичем.

По "Повести временным лет" именно он убил в 1095 году по приказу князя приехавшего на переговоры в Переяславле половецкого хана Итларя, расстреляв его из лука сквозь дыру в крыше. Борис Рыбаков, в частности, писал, что имя Идолище, по всей вероятности, является искажением Итларя через форму "Итларище поганый". Характерно, что во всей былинной традиции именно убийство Идолища поганого является единственным примером убийства врага во дворце, а не в "чистом поле".

Второй подвиг Алеши Поповича - победа над Тугарином змеем. Прототип "змея" филологи нашли ещё в XIX веке, в начале XX версию озвучил Всеволод Федорович Миллер. "Тугарин змей" - это половецкий хан Тугоркан из династии Шураканидов. Шарукан у половцев означало как раз "змея".
Таким образом, все складывается. По версии Бориса Рыбакова, имя Ольберг с течением времени трансформировалось в христианское Олеша, а сопоставление Алеши Поповича с историческим воеводой Александром Поповичем, по версии Дмитрия Лихачева, более позднее.

Добрыня Никитич

На картине Васнецова Добрыня изображен в виде зрелого ратника с окладистой бородой, тогда как во всех былинах Добрыня - добрый молодец. Есть мнение, что во внешность Добрыни Васнецов писал отчасти самого себя. Окладистая борода как бы намекает.
Имя "Добрыня" обозначает "мягкосердие богатырское". Былинный Добрыня также имеет прозвище "млад", он силен, является защитником "несчастных жен, вдов и сирот". Кроме того, он креативен - играет на гуслях и поет, азартен - не избегает игры в тавлеи. В речах Добрыня разумен, знает тонкости этикета. По всему видно, что он не простолюдин. Как минимум - князь-дружинник.
Былинный Добрыня сопоставляется филологами (Хорошев, Киреевский) с летописным Добрыней, дядей князя Владимира Святославовича. Исторически, Никитич - это не отчество, отчество у реального Добрыни вполне голливудское - Малкович. А были Малковичи из села Низкиничи. Считается, что "Никитич" - как раз трансформированное народом "Низкинич".
Летописный Добрыня сыграл большую роль в истории Руси. По "Повести временных лет" именно он посоветовал новгородским послам позвать к себе княжить Владимира, он же посодействовал женитьбе племянника на половчанке Рогнеде. За свои дела Добрыня, после смерти брата Владимира Ярополка, стал новгородским посадником и участвовал в крещении Новгорода.

Если верить Иоакимовской летописи, крещение проходило болезненно, "Путята крести мечом, а Добрыня огнем", дома строптивых язычников приходилось жечь. Раскопки, к слову, подтверждают большой новгородский пожар в 989 году.

Илья Муромец

Илья Муромец - старший из "младших богатырей". В нем все - наше. Сначала сидел на печи, потом чудесным образом исцелился, затем служил на князя, время от времени ссорился с ним, после дел ратных - ушел в монахи.
Прототип нашего главного витязя - Святой Илия Печерский, мощи которого покоятся в ближних пещерах Киево-Печерской лавры. У Ильи Муромца было прозвище, его называли также "Чоботок". Чоботок - это сапожок. О том, как Илья Муромц получил это прозвание можно прочесть в сохранившемся документе Киево-Печерского монастыря:
«Есть также один великан или богатырь, называемый Чоботка, говорят, что на него напало однажды много неприятелей в то время, когда он надевал сапог, и так как второпях он не смог захватить никакого другого оружия, то начал защищаться другим сапогом, который еще не надел и им одолел всех, отчего и получил такое прозвище».

То, что Илия Печерский и есть Илья Муромец подтверждает и изданная в 1638 году книга "Тератургима". В ней монах из лавры Афанасий Кальнофойский говорит, что в пещерах почивает Святой Илия, которого таке называют Чибитьком. Земную жизнь богатыря "Тератургима" относит к XII веку.

Новые доказательства идентичности исторического Илии Печерского и Ильи Муромца появились в 1988 году, когда в Киев-Печерскую лавру была направлена Межведомственная комиссия Минздрава УССР. Рост Илии Печерского при жизни составлял 177 см, что для Древней Руси было внушительно. Указанию былин на неподвижность св. Илии до 30 лет соответствуют данные о долгой болезни позвоночника. По заключению ученых, подвижник был воином, об этом свидетельствовали костные мозоли на ребрах, сросшихся после переломов. Кроме этого, на теле обнаружено много других боевых ран, одна из которых стала, по-видимому, смертельной.

0

187

Полковник Романов: К вопросу о военном профессионализме Николая II

«Император Николай II был другой: мягкий, чуткий, внимательный. Помню однажды во время закуски перед завтраком, после одного из выходов, он оцарапал себе палец до крови об иголку, забытую портным в его мундире. Николай Николаевич ему посоветовал помочить палец водкой и тот тотчас это сделал»[1]. (Великий князь Гавриил Константинович.)
http://se.uploads.ru/t/1JVFn.jpg
Николай II на сегодняшний день — одна из самых популярных фигур в отечественной исторической публицистике. Политические веяния менялись, а вместе с ними менялся и взгляд на личность последнего императора всероссийского. В настоящее время о Николае II говорят и пишут, зачастую, в верноподданическом духе столетней давности — совершенно некритически, изрядно приукрашивая и наделяя его даже теми талантами, которыми он в действительности никогда не обладал. Одна из таких «благодатных» тем — способности императора к военному командованию. Апологеты всерьез принялись за создание образа царя-полководца, буквально второго Петра Великого. Вот их основные аргументы: как только царь решительно возглавил Действующую Армию в 1915 г., ситуация на фронте сразу же нормализовалась, а в следующем году армией был предпринят знаменитый «Брусиловский прорыв» (также заслуга великого стратега Николая Романова), но заговор генералов-изменников не позволил ему привести Россию к победе. Тому, насколько эта картина соответствует истине, и посвящена данная статья. Она не претендует на закрытие вопроса, а, скорее, является приглашением к дискуссии... если, конечно, идеализирующие Николая II как политика и военачальника авторы будут в ней заинтересованы.
Любые дарования, в том числе и военные, закладываются в детстве, в процессе воспитания. В апологетической (и не только) литературе часто подчеркивается, что цикл военных наук цесаревичу Николаю Александровичу преподавали наиболее выдающиеся специалисты — в частности, обучавший его боевой подготовке войск М.И. Драгомиров[2]. Однако при этом апологеты предпочитают умалчивать о том, что впоследствии сам «М.И. Драгомиров всегда скорбел, видя слабоволие Царя и постоянное расшатывание престижа Царской власти»[3].

Двоюродный дядя царя, великий князь Александр Михайлович

Двоюродный дядя царя, великий князь Александр Михайлович, отмечая владение его иностранными языками, признавал: «Остальные его познания сводились к разрозненным сведениям по разным отраслям, но без всякой возможности их применять в практической жизни». Воспитатель Ники, генерал Г.Г. Данилович, внушил ему, что «чудодейственная сила таинства миропомазания во время Св. Коронования способна была даровать будущему Российскому Самодержцу все необходимые познания»[4].
По мнению контр-адмирала А.Д. Бубнова, в годы Первой мировой войны — начальника морского управления в Ставке —
«уровень его знаний соответствовал образованию гвардейского офицера, что, само собой разумеется, было недостаточно не только для управления государством, но и для оперативного руководства всей вооруженной силой на войне»[5].
Из всех сфер военного управления Николай II питал наибольшее пристрастие к изменениям в области военной формы. В частности, в конце августа 1907 г. он решил восстановить армейские гусарские полки, переименованные в драгунские в царствование Александра III. Как справедливо отмечал видный советский военный историк П.А. Зайончковский, значение этой меры было исключительно отрицательным. Гусары и уланы получили дорогостоящую опереточную форму. Однако они, как и драгуны, по-прежнему были призваны действовать и в конном, и в пешем строю. Неизменен остался и кавалерийский устав. Таким образом, с военной точки зрения эта реформа носила символическое значение, вернее — была бессмысленна[6]. Аналогично складывалась ситуация с наградами и знаками отличия. «Ни в одно из прежних царствований не раздавалось, кажется, столько медалей и различных значков, как при Николае II»[7] — писал по этому поводу А.А. Игнатьев. Царь питал неподдельный интерес лишь к внешней стороне военного дела, к фасаду армии. При этом он же являлся вершителем внешней политики России, оказавшейся в начале ХХ в. втянутой в войну с Японией, а будучи самодержавным монархом он также нес единоличную ответственность за подготовку страны к такой войне.
Еще в начале царствования Николая II, 30 марта 1895 г. на Особом совещании по вопросу о японо-китайской войне начальник Главного штаба генерал-адъютант Н.Н. Обручев прозорливо предсказывал:
«Для нас в высшей степени важно ни под каким видом не впутываться в войну... Нам пришлось бы воевать за десять тысяч верст с культурной страной, имеющей 40 млн. населения и весьма развитую промышленность. Все предметы снаряжения Япония имеет у себя на месте, тогда как нам пришлось бы доставлять издалека каждое ружье, каждый патрон...»[8].
Однако царь не внял словам своего ведущего военного специалиста, когда-то обучавшего его военной статистике.
http://se.uploads.ru/t/idAE3.jpg
Обострение в отношениях с Японией наступило уже в начале ХХ столетия, когда некий отставной ротмистр А.М. Безобразов, ставший в 1903 г. статс-секретарем, лоббировал развитие добычи леса на приграничных с Россией территориях бассейнов рек Туманган и Амноккан. Гарантировать благополучие его начинания, по замыслу промышленника, должны были... русские регулярные войска, что закономерно вызвало протест ряда азиатских государств. Присутствие русских военных сил в регионе было ничтожно, но для эскалации конфликта его вполне хватило. Может быть, Николай II решился на неё обдуманно, располагая всей необходимой разведывательной информацией и тщательно спланировав ведение возможной войны?
В конце декабря 1903 г. вся поступившая разведывательная информация была обобщена Главным штабом в докладной записке Николаю II. Из нее со всей очевидностью следовало, что империя микадо полностью завершила подготовку к войне и ожидает лишь удобного случая для атаки. Анализ информации, поступавшей от военных агентов и агентурных источников, содержал реальные доказательства неизбежности войны. Более того, русская военная разведка смогла установить практически точную дату ее начала. Именно этим объясняется приказ адмирала Алексеева эскадре в Порт-Артуре совершить демонстративный рейд к полуострову Шаньдун, а также запрос наместника в Петербург о разрешении на мобилизацию войск Дальнего Востока.
Однако экстренных мер со стороны царя и его окружения так и не последовало. Нерешительность высших должностных лиц привела к тому, что ни один из планов подготовки кампании против дальневосточного соседа, составленных Куропаткиным, Алексеевым и Главным морским штабом, не был осуществлен до конца[9]. После начала боевых действий тот же Куропаткин представил царю доклад, в котором выражал уверенность в быстрой и легкой победе и придавал весьма ничтожное значение японской армии. Сам Николай II запальчиво заявлял, что будет вести войну до решительного конца — до полной нейтрализации Японской империи, «так чтобы она не могла больше иметь ни войска, ни флота»[10]. Преуспев накануне войны в канонизации Серафима Саровского, Николай II распорядился благословлять его иконой солдат, отправлявшихся на войну. Похоже, царь понимал подготовку к войне именно так, а не иначе; фронтовики же были настолько смущены и разочарованы образом нового святого, что к концу войны уже слышать о нем не могли[11].
http://se.uploads.ru/t/3cRpB.jpg
Формат статьи не позволяет даже вкратце описывать ход всей русско-японской войны 1904–1905 гг. Кроме того, любому интересующемуся историей России он прекрасно известен, как известен и весьма плачевный результат. Правда, заклейменный поэтом К. Бальмонтом за Мукден и Цусиму, Николай II в ходе войны и после подписания Портсмутского мира все же преуспел минимум в 2-х военных операциях... правда, против собственного народа. Первая — это «Кровавое воскресенье» 9 января 1905 г., расстрел регулярными войсками мирной манифестации, убийство сотен[12] верноподданных царя. До сих пор бытует версия о провокационном характере шествия и об открытии огня «из народа» — в свое время она необъяснимым образом даже попала на страницы академической периодики[13], однако эту попытку снять ответственность с царя приходится признать неловкой и беспардонной.
Другая — карательная акция, последовавшая за Московским вооруженным восстанием в декабре 1905 г. Она была возложена на цвет русской гвардии — Николай II приказал Преображенскому и Семеновскому полкам идти в Москву на подавление вооруженного восстания. Уникальный пример — офицеры-преображенцы ответили императору отказом, считая роль полицейских ниже своего достоинства. В ответ царь распорядился уволить неподчинившихся и набрал офицеров из армейских частей[14]. Миссия оказалась выполнена; «за жестокую расправу с восставшими офицерство получило разные награды...»[15]. Нельзя забывать и об аналогичной экспедиции генерал-лейтенанта П.К. Ренненкампфа, кровопролитием восстанавливавшего подчинение властям среди служащих на Забайкальской и Сибирской железных дорогах[16]...
Ранее же, когда ситуация на театре военных действий неотвратимо стала приобретать удручающие черты, на секретном совещании 28 февраля 1905 г. в Царском Селе и Николай II и высшие должностные лица армии и флота единодушно признали, что без перестройки системы управления и организации армии не обойтись. 5 мая 1905 г. царь вручил Николаю Николаевичу рескрипт, предписывающий немедленно созвать «Особое совещание» по выработке «Предложений о Совете государственной обороны». Высшее военное руководство отнеслось к этой реформе неоднозначно, так как предполагалось, что Совет станет не только совещательным, но и руководящим, контролирующим органом. Намечалось новое промежуточное звено между верховной государственной властью, военным и морским ведомствами, права и относительная самостоятельность которых в результате этого значительно ограничивались, так как они попадали в подчинение должностным лицам, не несущим непосредственной ответственности за положение дел в армии и на флоте. Следом военное ведомство было разделено на несколько независимых и самостоятельных частей: высшие коллегиальные учреждения (Военный совет, Александровский комитет о раненых и Главный военный суд — органы, действующие постоянно, Высшая аттестационная комиссия и Верховный военно-уголовный суд, функционировавшие периодически); главные управления (Канцелярия министерства, Главный штаб, ГУГШ, артиллерийское, инженерное, интендантское, военно-санитарное управления, а также управление военно-учебных заведений и военно-судебное); генерал-инспекторы (кавалерии, артиллерии, инженерных войск и военно-учебных заведений).
Это дробление привело к развитию дезинтеграционных процессов, потере единства в системе военного управления, развитию внутренней бюрократии, волокиты и торможению хода реформ[17].
http://se.uploads.ru/t/KuLzW.jpg
После провала затеи с «Особым совещанием», в 1908–1912 гг., все органы и системы военного управления пришлось вновь передавать под руководство военного министра. Эту должность в 1905–1909 гг. занимал А.Ф. Редигер, пока Николай II, пригласив к себе министра, не заявил ему: «После того, что произошло в Думе, вы потеряли авторитет в армии и мое доверие». Формальным поводом была критика Редигером военной верхушки России в Думе, однако сам понимал истинную причину опалы: «Я был уволен по личному неудовольствию государя, притом за недостаточную защиту его прерогатив, остатков его самодержавия»[18].
Новый военный министр В.А. Сухомлинов, сознававший, как угодить царю, категорично заявлял: «В Государственной думе я выступать не буду, государь этого не желает». В результате возник и стал развиваться конфликт между руководством Военного министерства и Государственной думой. Такой подход не находил полного понимания и в самой армии. Беспощадная централизация, которая насаждалась Николаем II и безоговорочно поддерживалась военным министром В.А. Сухомлиновым в строительстве вооруженных сил, совершенно не соответствовала духу времени, ограничивала возможности гражданского общества влиять на процессы, происходящие в армии, контролировать их, а органы представительной власти — принимать участие в решении вопросов обороны, что, естественно, вызвало напряженность вокруг армейских проблем.
Личность В.А. Сухомлинова в контексте настоящего анализа заслуживает более пристального внимания — его деяния на посту министра, равно как и последующая опала, четко отражают обстановку в российском военном ведомстве накануне краха империи. Тезисно обозначим некоторые из них:
В 1910 г. Сухомлиновым был разработан и реализован новый план стратегического развертывания войск. По нему упразднялся Варшавский укрепленный район, составлявшие его крепости Варшава и Зегрж, а наряду с ними — на юге — Ивангород — подлежали уничтожению. К выполнению данного решения было приказано приступить в условиях строжайшей секретности, а мотивировалось оно слабостью перечисленных крепостей и необходимостью собрать находящиеся в них войска в кулак. Впрочем, тот же Сухомлинов, еще будучи начальником ГУГШ, в феврале 1909 г., докладывал о необходимости упразднения и Новогеоргиевска — мощнейшей крепости империи. Это его намерение немедленно вызвало протест видных специалистов из Главного крепостного комитета, в том числе управляющего его делами А.А. Поливанова. Их критика возымела определенное действие — решение Сухомлинова было отменено новым начальником ГУГШ генералом Гернгроссом, Новогеоргиевск было решено не уничтожать, а напротив — усилить. Однако к 1911 г. из-за переноса оборонительной линии на 200 км в глубь страны, крепость превратилась в изолированный форпост, а с после начала военных действий на западном фронте стала европейским подобием Порт-Артура[19]. В трагическом падении крепости в 1915 г. была и лепта самого военного министра.
http://se.uploads.ru/t/EMmTb.jpg
В начале XX века на первый план стали выступать технические средства ведения войны, что влекло за собой повышение требований к образовательному уровню личного состава армий. Накануне Первой мировой войны Россия тратила огромные средства на нужды, собственно военного ведомства (26,7% [20]), тогда как на народное просвещение выделялось лишь 4,6% годового бюджета России[21]. Как следствие, к началу войны в России 61%. призывников были неграмотными, в то время как в Германии — лишь 0,04%, в Англии — 1%, во Франции — 3,4%, в США — 3,8%, в Италии — 30%[22].
«Благодаря» царю тогда же была ослаблена и сфера военного образования. Характерный тому пример: ординарный профессор Николаевской военной академии Н.Н. Головин был сторонником реформирования учебного процесса в академии. Возможно, его усилия привели бы к реорганизации системы подготовки офицерских кадров в высшем звене, но в начале 1914 г. прямым давлением съезда объединенного дворянства на Николая II он был снят с должности и назначен командиром 20-го драгунского Финляндского полка в Вильманстранд. Начальник академии генерал Д.Г. Щербачев также покинул её стены с назначением командиром армейского корпуса[23].
В канун начала войны военный министр предпринял крайне неоднозначную пропагандистскую акцию, вышедшую ему боком не только в глазах современников, но и в отечественной исторической науке — решился на прямой диалог с прессой. С его подачи 12 февраля 1914 г. в вечернем выпуске газеты «Биржевые Ведомости» была опубликована статья «Россия хочет мира, но готова к войне». В ответ на вопросы сотрудников военных комиссий Думы Сухомлинов «давал самые <...> жалкие ответы. Он попросту обнаруживал полное незнание своей программы»[24]. В самом деле, заголовок хвастливой статьи говорил сам за себя, но... серьезно расходился с реалиями — о том, насколько была готова Россия к войне в плане боевой готовности, свидетельствовал русский и советский военный историк A. M. Зайончковский: «В общем, русская армия выступила на войну с хорошими полками, с посредственными дивизиями и корпусами и с плохими армиями и фронтами, понимая эту оценку в широком смысле подготовки...»[25]. Германский генеральный штаб так же констатировал: «При столкновении с русскими германское командование может осмелиться на маневры, которые оно не позволило бы себе против другого равного противника»[26].
Самодержец считал возможным для себя вмешиваться и в такую тонкую сферу управления армией, как военная разведка. Результатом его действий стало ослабление зарубежной агентуры — в частности, военного атташе в Италии полковника князя Волконского царь попросту прогнал с военной службы без «мундира и пенсии» за публичное признание ограничения его самодержавной власти Манифестом 17 октября[27]. Не готова к войне была и русская контрразведка, как утверждает видный исследователь истории спецслужб А.А. Зданович[28].

Когда началась война, ожидалось, что во главе Действующей Армии встанет монарх. То же самое предполагалось законодательной базой русской военной машины, но император Николай II... не решился на это[29]. Верховным Главнокомандующим стал его дядя, великий князь Николай Николаевич-младший. Царь же в исключительно ответственный период «июльского кризиса», колеблясь из-за опасений социального взрыва как следствия войны, ибо каким-то иным причинам, не решался объявить общую мобилизацию[30]. Драгоценное время было упущено, следствием чего косвенно стало первое же трагическое поражение русской армии в Восточно-Прусской операции.
http://se.uploads.ru/t/mBe5c.jpg

верховный главнокомандующий

Впрочем, год спустя, царь восстановит прерогативы самодержавного монарха, отстранив великого князя от должности и возложив функции Верховного главнокомандующего на себя. Автор этих строк уже касался причин этих событий в своей рецензии на документальный фильм «Николай II. Сорванный триумф», повторять содержание которой здесь нет необходимости. Следует лишь подчеркнуть, что смена Главковерхов произошла не в последнюю очередь из-за дворцовых интриг. Интересны мнения известных и неизвестных современников описываемых событий о решении императора.
Министр А.В. Кривошеин: «Принятие императором командования армией — это <...> свеча, брошенная в пушечный арсенал»[31].
Протопресвитер русской армии и флота о. Г.И. (Шавельский): «[Царь] в военном деле представлял, по меньшей мере, неизвестную величину: его военные дарования и знания доселе ни в чем и нигде не проявлялись», а «его общий духовный уклад менее всего был подходящ для верховного военачальника»[32].
Посол Британской империи в России Дж. Бьюкенен: «Совмещать обязанности самодержца великой империи и главнокомандующего — задача, непосильная для одного человека»[33].
Донской казак Г.И. Бардаков: «Нашего ГОСУДАРЯ нужно расстрелять»[34].
Мещанка г. Горки Могилевской губернии, торговка рыбой Ш.-Х. Паршен: «Наш НИКОЛКА не умеет воевать»[35].
Суммируя настроения, царившие в Действующей Армии, историк О.С. Поршнева констатировала: «Принятое Николаем II в августе 1915 г. решение о занятии им поста Верховного Главнокомандующего русской армии было встречено солдатами без энтузиазма»[36]. С какими же настроениями к этой знаковой черте подошла царская чета?
Николай II: «Быть может, для спасении России необходима искупительная жертва. Я буду этой жертвой»[37]. Александра Федоровна: «Царь, к сожалению, слаб, но я сильна...»[38]. Комментарии, по мнению автора, здесь излишни.
Впрочем, царю по-своему даже нравилась роль жертвы — он писал: «Мой мозг отдыхает здесь — нет министров, нет беспокоящих вопросов, требующих осмысления. Я полагаю, что это хорошо для меня»[39]. В Ставке он значительную часть дня проводил в окружении своей свиты. Царь вставал в девятом часу, занимался утренним туалетом, после чего следовал к молитве и чаю в столовой. В 11 часов Николай II шел в штаб, на доклад, дабы ознакомиться с оперативной обстановкой и обсудить с начальником штаба генералом М.В. Алексеевым вопросы, касавшиеся армии. По сути дела, этим часовым докладом и ограничивалась работа царя в качестве Верховного главнокомандующего. Остальное время — практически весь день — он уделял завтраку-обеду с неизменной рюмкой водки, докладам министров, прогулкам и т. д.[40] Вне сомнения, ради подобной смены обстановки стоило возглавить Действующую Армию, ведущую тяжелейшую войну...
Из-за постоянных переездов полковника Николая II из Могилева, куда была переведена Ставка, в Петроград, а также недостаточного знания вопросов руководства войной и стратегического планирования фактическое командование вооруженными силами было сосредоточено в руках начальника штаба Ставки генерала Алексеева[41]. Правда, поначалу царь решил проявить свой опыт стратега на деле — он решил забрать с Кавказского фронта для усиления войск, действовавших против Австро-Венгрии и Германии, V Кавказский корпус и одну пехотную дивизию. Это крайне разгневало великого князя Николая Николаевича-младшего: «Он не только отнял у меня пост, который самому явно не по силам, но еще и хочет лишить права на будущие победы»[42]. Впоследствии, в ходе Эрзерумской операции 1916 г., когда генерал Н.Н. Юденич решил взять мощную крепость Эрзерум без проведения правильной осады, Николай II уже наряду с командующим фронтом были категорически против этой операции. Взятия Эрзерума, одной из многих славных страниц русской военной истории, могло бы не состояться, не решись Юденич действовать наперекор царю.
При этом император отнюдь не считал себя связанным пожеланиями начальника штаба в вопросах кадровых назначений. В частности, несмотря на возражения последнего против выдвижения генерала В.М. Безобразова на должность командира гвардейских корпусов, царь настоял на своем. А вдобавок привел аргумент, сразивший Алексеева наповал: «Ну что вы, Михаил Васильевич! Он такой милый и такой веселый рассказчик и анекдотист!»[43].
В 1916 г. Безобразов будет назначен командующим созданной из частей и соединений стратегического резерва Ставки Особой армией, с которой связана еще одна любопытная история, рисующая нам личность Николая II. Особая армия была XIII-й по счету, но царь из неких суеверных соображений не стал давать этой армии номер[44]. Вообще присущие натуре Николая II склонность к мистицизму, своеобразный религиозный фатализм, суеверность отмечались многими из его современников: Ю.Н. Даниловым[45], начальником Петербургского охранного отделения А.В. Герасимовым[46]; лейб-казак императора Тимофей Ящик вспоминал:

«Когда царь утром отправлялся гулять в парк, то я следовал за ним <...> Когда он находил подкову, а так как царь твердо верил, что подкова приносит счастье, то каждый раз я должен был забирать ее с собой домой»[47].

В эмигрантской публицистике начала 90-х гг

встречаются публикации о спасении Николаем II в 1915 г. сотен тысяч армян от проводимого Османской империей неприкрытого геноцида[48]. Но реже говорится об учиненном в том же году внутри Российской империи интернировании не меньшего, если не большего, количества представителей нетитульных наций — евреев, немцев, поляков, латышей... Переселение и помещение в особые условия этнических групп заподозренных в нелояльности было общепринятой практикой в ходе обеих мировых войн. Но организация этих акций в России была поставлена удручающе плохо — потоки переселенных лиц и беженцев захлестнули и без того перегруженную транспортную систему в западных регионах страны и вызвали локальные вспышки эпидемий и голода. Отсутствие грамотного пропагандистского обеспечения депортаций привело к резкому росту обусловленной антисемитизмом шпиономании и социальной напряженности в Действующей Армии и в тылу.
К слову об отношениях между офицерами и нижними чинами, бытовавших в тогдашней армии. Тезис об умении начальников сблизиться с подчиненными стал постоянным атрибутом выступлений Николая II перед военной аудиторией. В 1904 г. он требовал с любовью и вниманием относиться к подчиненным нижним чинам, с сердечностью вникать в их нужды и приближать к себе. В годы революции царь уже подчеркивал важность неразрывной связи между офицерами и солдатами. «Те части крепки, где существует неразрывная связь между офицерами и нижними чинами»; они, по его словам, «доблестно и преданно служат и на войне и в мирное время».
Другой стороной медали была излагаемая в перехваченных военной цензурой письмах ситуация: «Всего более угнетает, что нашими старыми солдатами командуют выскочки офицеры. Солдат они не понимают, ими помыкают, а заботы не видно»; «В нашей роте порядка никакого, полуротный — прапорщик из солдат — все время был в деревне и пьянствовал»; «Все начальство за маловажные поступки морду бьет, вот же наша какая жизнь — хуже собак»[49].

http://se.uploads.ru/t/5nqlS.jpg

Незавершенность реформы военного образования

Незавершенность реформы военного образования привела к тому, что когда, после начала войны, практически весь заранее подготовленный профессиональный костяк офицерского корпуса был выбит в операциях 1914–1915 гг, тех, кому предстояло командовать людьми в бою начали набирать буквально «с улицы», руководствуясь исключительно образовательным цензом и пропускать эту массу через 3–6 месячные школы прапорщиков. Исследователь истории русского офицерства С.В. Волков писал:
«Комплектовались школы прапорщиков лицами с высшим и средним образованием, годными к военной службе, студентами и вообще любыми лицами, имевшими образование хотя бы в объеме уездного или высшего начального училища, а также отличившимися на фронте солдатами и унтер-офицерами. В школы могли поступать и гражданские чиновники призывного возраста»[50].
Кроме того, в те же годы появилась практика производства в офицеры нижних чинов за боевые заслуги непосредственно на передовой без прохождения специальных курсов. Однако образованные студенты, усердные чиновники или умеющие хорошо чистить винтовку, метко стрелять и лихо козырять при виде начальства солдаты и унтера, как выяснилось, далеко не всегда обладали главной способностью офицера — навыком управлять людьми и вести за собой. Не умея заслужить авторитет у солдатской массы, многие из этих «эрзац-офицеров» начинали применять кулаки в качестве основного аргумента в общении с подчиненными.
Сильным психологическим стимулом к развитию рукоприкладства явилось официальное восстановление в армии наказания розгами, казалось бы, окончательно забытое после событий первой русской революции. Порке подвергались целые подразделения, даже за пустяки. Табу на физическое насилие над личностью было снято с официальной санкции. Определенный импульс к рукоприкладству по той же причине могло дать и введение в январе 1915 года смертной казни на фронте[51].
Следует заметить, что вопреки утверждениям нынешних апологетов, царь, уже возглавив армию, не добился тем самым сиюминутной стабилизации фронта. Фронт стабилизировался лишь 2 месяца спустя, после очередного отступления русской армии на линию р. Западная Двина — Двинск — Вилейка — Барановичи — Пинск[52]. Николай объективно не внес значительного вклада и в подготовку и проведение крупнейшей наступательной операции русской армии в ходе войны — знаменитого «Брусиловского прорыва» на Юго-Западном фронте. Более того, его организатор и вдохновитель генерал от кавалерии А.А. Брусилов возлагал ответственность за срыв наступления, вовремя не поддержанного силами Северо-Западного фронта, именно на царственного Главковерха[53].

20 сентября 1916 г. Николай II писал жене:
«Наряду с военными делами меня больше всего волнует вечный вопрос о продовольствии. Сегодня Алексеев дал мне письмо... от председателя комитета по продовольствию. Он открыто признается, что... цены все растут, и народ начинает голодать... Я никогда не был купцом и просто ничего не понимаю в этих вопросах о продовольствии и снабжении...»[54].
Однако, может быть, царь из неких соображений оговаривал себя и попросту «прибеднялся»? Увы, нижеследующие примеры делают это допущение маловероятным.
В январе 1916 г. военному министру А.А. Поливанову рескриптом великого князя Михаила Александровича было передано Высочайшее повеление заказать у некоего А.А. Братолюбова «столько-то» пудов изобретенной им горючей жидкости, якобы не поддающейся тушению огнем, на сумму... 7 миллионов рублей. Эти сумасшедшие деньги надлежало выплатить изобретателю в американских долларах с гарантией доплат, если в них возникнет необходимость. Впрочем, это всего один-единственный пункт в перечне заказов на имя Братолюбова, для реализации которых требовалось в общей сложности 100 миллионов рублей[55]. Проверить, насколько предлагаемый Братолюбовым «напалм» оправдывает трату такой колоссальной суммы, Николай II удосужился лишь поздней осенью 1916 г.— как говорится, не прошло и года... Как выяснилось в ходе испытаний, Братолюбов был аферистом, а его легковоспламеняющаяся жидкость — фикцией; «Государь всё стрелял и стрелял, пока не убедился в неприменимости для военных целей этого изобретения»[56] — писал очевидец испытаний контр-адмирал А.Д. Бубнов.
http://se.uploads.ru/t/qBEde.jpg

другой пример

Другим примером Высочайше одобренного растранжиривания огромных сумм в период Первой мировой войны был легендарный «царь-танк» или «боевая колесница Лебеденко». Этот мертворожденный проект циклопической колесной боевой машины, на изготовление опытного образца которой Союз земских городов по распоряжению царя выделил огромную сумму в 210000 рублей, даже не рассматривался Главным военно-техническим управлением[57]. Для сравнения — в в разгар «июльского кризиса» 1914 г. за добычу судьбоносных для страны сведений о военных планах Германии Главное управление Генерального штаба сулило в 10 раз меньшую сумму[58]. Изготовление же «танка Лебеденко» велось в 1916 г., в тяжелейший военный период. Если мы обратимся к опыту Великой Отечественной войны, в куда более сложный момент начала 1942 г., то проектировщики танков были и тогда — как, например, командующий 371-й стрелковой дивизией генерал-майор Ф. Чернышов, автор проекта «зимнего танка «Гигант»[59]. Но сравнение его с Лебеденко попросту исключено — в отличие от последнего, генерал Чернышов был движим искренним стремлением помочь воинам Красной армии, к тому же его идея оказалась вполне здравой и востребованной в ходе войны.
Весьма расхожей у промонархически настроенных публицистов была и остается обширная цитата из книги У. Черчилля «Мировой кризис», сожалеющего о России, будто бы рухнувшей на пороге победы, и о её царе. Отдельные пассажи из неё действительно показательны, например вот эта — «Вооружение притекало широким потоком»[61]. Речь идет, главным образом, о стрелковом оружии и его достатке к началу революционного 1917 г. В действительности поток был едва ли настолько широк, чтобы покрывать потребности войны многомиллионных армий, но весьма мутен — в 4-х армиях и резерве Юго-Западного фронта на 1 января 1917 г. имелось винтовок:

С патронами ситуация обстояла точно таким же образом — в ведомости Петроградского склада боеприпасов за ноябрь 1916 г. значатся:

«3-линейные боевые винтовочные остроконечные с посадкой пули на 2 линии, то же на 3 линии... боевые винтовочные германские остроконечные... боевые австрийские винтовочные тупоконечные, то же с разрывными пулями... английские калибра 0,303 к пулеметам Льюиса... боевые винтовочные французские калибра 0,303... 3-лин. Боевые американской выделки... 3-лин. Боевые с зажигательными пулями с углубленным капсюлем»[63].
Причем расход ружейных патронов был большим, нежели в других воюющих странах, в 2–3 раза в силу нехватки артиллерии и снарядов, «достаточное» же их [патронов] количество в 1916–1917 гг. объясняется фактом недостачи в винтовках (-35%) и пулеметах (-88%)[64].

Резонный вопрос — неужели в Русской императорской армии в период тяжелейшей войны ситуация складывалась исключительно негативно?

Николай II действительно не вникал ни в одну из жизненно важных сфер руководства и, движимый чувством жертвенности, ожидал наступления неизбежного? Разумеется, говорить так было бы недопустимым утрированием. И даже в условиях беременности его державы революцией, царь был уверен, что ему есть на кого опереться — речь идет, разумеется, о русской гвардии.
Входя в возраст совершеннолетия, российские императоры становились офицерами Гвардии. И, становясь во главе государства, царь, не прерывал связи с гвардейскими частями. Николай II, например, ежедневно читал приказы по Преображенскому полку. Он интересовался состоянием подшефных частей, знакомился с их месячными рапортами, а рапорты 65-го пехотного лейб-гвардии Московского полка с войны собирал и хранил у себя. Так же как Александр II, Николай II лично распределял новобранцев по гвардейским полкам[65]. Однако была ли эта дружба столь безупречной?
Уже в годы Первой мировой войны, нижних чинов и офицеров гвардии возмущала близость Распутина к престолу, среди них постоянно муссировались слухи о скором сепаратном мире, об измене императрицы и т. д. Отрицательно сказалось на авторитете царя и возложение им на себя ордена св. Георгия IV степени — лишь за факт краткого пребывания на передовой. Георгиевская Дума Юго-Западного фронта представила царя к награде, а он, признавая в обращении к войскам ее незаслуженность, тем не менее радовался как ребенок и продолжал носить орден. В массовом сознании войсковой, в том числе и гвардейской среды непонимание происходящего и недовольство им вылились в ядовитую присказку: «Царь с Егорием, а царица с Григорием»[66]. П.Н. Врангель справедливо констатировал в своих воспоминаниях, что последние годы царствования «отшатнули от царя многих сынов Отечества»[67]. Потому-то и отречение Николая II было воспринято в Гвардии спокойно — лишь командир Гвардейского кавалерийского корпуса хан Нахичеванский созвал командиров полков и от их имени и от себя лично направил царю телеграмму о готовности выступить на его защиту, а также Гурко и командир 3-го кавалерийского корпуса граф Ф.А Келлер заявили о своей поддержке[68]. Итогом военной карьеры и царствования Николая II подвел бесславный, но закономерный крах.

http://se.uploads.ru/t/lAZXf.jpg
Конечно, в данной статье были рассмотрены далеко не все грани полководческого таланта последнего русского царя — гораздо большее их количество остается за рамками повествования. Но даже этот обзор, произведенный по открытым историческим источникам, наглядно демонстрирует несостоятельность изображения Николая II военачальником — полковник Н.А. Романов им не был. Ценой этого заблуждения стал исход войны и, в немалой степени, крушение империи в 1917 г. Была ли это трагедия самого императора? Несомненно, но в наименьшей, совершенно незначительной степени по сравнению с последовавшими социальными потрясениями в России. И их наступление с того момента, как русскую армию возглавил неспособный руководить ею офицер (а возможно, и куда раньше), было лишь вопросом времени.

Статья опубликована на сайте научно-публицистического Интернет-журнала «Актуальная история»

примечания

1. Цит. по: Великий князь Гавриил Константинович. В Мраморном дворце: Из хроники нашей семьи. СПб., 1993. С. 90.
2. Боханов А.Н. Последний Царь. М., 2006. С. 18; Платонов О.А. Царь Николай II // Герои и антигерои Отечества. М., 1992. С. 244; его же: Терновый венец России. История Русского народа в XX веке. Т.I. М., 1997. С. 56.
3. Цит. по: Лукомский А.С. Очерки из моей жизни. «Вопросы истории». 2001. № 4. С. 64.
4. Цит. по: Великий князь Александр Михайлович. Воспоминания: Две книги в одном томе. М., 1999. С. 161.
5. Цит. по: Бубнов А.Д. В царской ставке. М., 2008. С. 129.
6. Зайончковский П.А. Высшее военное управление. Император и царствующий дом. В кн.: П.А. Зайончковский (1904–1983 гг.): Статьи, публикации и воспоминания о нем. М., 1998. С. 88; Таланов А.И. Армейские драгуны. «Военно-исторический журнал». 1991. № 9. С. 66.
7. Цит. по: Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю. М., 1986. С. 293.
8. Айрапетов О.Р. Забытая карьера «русского Мольтке». Николай Николаевич Обручев (1830-1904). СПб., 1998. С. 273–274; его же: Николай Николаевич Обручев. «Вопросы истории». 1996. № 7. С. 67.
9. Сергеев Е.Ю. Военная разведка России в борьбе с Японией (1904–1905 гг.) «Отечественная история». 2004. № 3. С. 88.
10. См.: Игнатьев А.В. Последний царь и внешняя политика. «Вопросы истории». 2001. № 6. С. 12.
11. См.: Уортман Р. Николай II и образ самодержавия. «История СССР». 1991. № 2. С. 123.
12. Современные специалисты приводят цифру в 96 убитых и 333 раненых, из которых в течении 2-х недель скончалось еще 27 человек, см.: Павлов С.Б. Опыт первой революции: Россия. 1900–1907. М., 2008. С. 229. Однако в научной литературе встречаются и данные о 5 тысячах жертв, см.: Лурье Ф. Политический сыск в истории России, 1649–1917 гг. М., 2006. С. 266.
13. Исаков И.А. Как началось «Кровавое воскресенье». «Вопросы истории». 1996. № 4. С. 175. Автор письма в редакцию журнала сообщает о знакомстве с некоей престарелой москвичкой М.Г. Пластилиной, под «страшным» секретом рассказавшей ему, как 9 января 1905 г. к цепи солдат, заградившей подход к Зимнему дворцу, вышел «чисто одетый человек» и выстрелом в упор прикончил офицера. Это якобы и стало причиной кровопролития. Очевидица, гражданка Пластилина, судя по всему, была словоохотливой женщиной, так как об оных обстоятельствах под тем же «страшным» секретом от неё узнала А.М. Коллонтай. Между тем, данная версия является неверифицируемой и принимать её на веру попросту нельзя.
14. Копылов Н.А. Первая мировая война и русское офицерство. Некоторые аспекты проблемы. В кн.: Сравнительно-исторические исследования: Сборник студенческих работ. М., 1998. С. 88.
15. Цит. по: «За жестокую расправу с восставшими офицерство получило разные награды». «Военно-исторический журнал». 2001. № 3. С. 50–51.
16. Муратов Х.И. Революционное движение среди солдат в частях и гарнизонах Среднего Поволжья. В кн.: Поволжский край. Межвузовский научный сборник. Выпуск 5. Саратов, 1977. С. 214.
17. Бурдужук В.И. «Властное многоголовье» и как его ликвидировали. «Военно-исторический журнал». 1995. № 5. С. 8–9.
18. Цит. по: Редигер А.Ф. История моей жизни. Воспоминания военного министра. Т.2. М., 1999. С.285.
19. Подробнее см.: Бахурин Ю.А. Порт-Артур на Висле. Крепость Новогеоргиевск в годы Первой мировой войны (в соавт. с И.М. Афонасенко). М., 2009. С. 18–23.
20. Айрапетов О.Р. Контекст одной пропагандистской акции 1914 года. В кн.: Русский сборник. Исследования по истории России XIX–XX вв. Т.I. М., 2004. С. 106; Катарин Д.Н. Военный фактор и его роль в реформировании экономики России в конце XIX-начале ХХ вв. (на примере модернизации железнодорожных путей сообщения на Урале накануне и во время русско-японской войны 1904–1905 гг.). В кн.: Судьбы реформаторов и реформаторства в России. Коломна, 2006. С. 110.
21. Катарин Д.Н., Попов Н.Н. Мобилизация солдат в России и на Урале во время войны с Японией в начале ХХ в. В кн.: Вооруженные конфликты на рубеже XIX-ХХ вв.: Материалы межрегиональной научной конференции. Екатеринбург, 2004. С. 40.
22. Изонов В.В. Подготовка русской армии накануне Первой мировой войны. В кн.: Последняя война Российской империи: Россия, мир накануне, в ходе и после Первой мировой войны по документам российских и зарубежных архивов. М., 2006. С. 170.
23. Каменев А.И. История подготовки офицерских кадров в России. М., 1990. С. 132.
24. Цит. по: Яковлев Н.Н. Последняя война старой России. М., 1994. С. 23.
25. Зайончковский A. M. Мировая война 1914–1918 гг. Т.I. М., 1938. С. 23–24.
26. Изонов В.В. Подготовка русской армии накануне Первой мировой войны. «Военно-исторический журнал». 2004. № 10. С. 38.
27. Звонарев К.К. Русская агентурная разведка до и во время войны 1914–1918 гг. Кн.1. М., 2002. С. 144–145.
28. Зданович А.А. Отечественная контрразведка (1914-1920): Организационное строительство. М., 2004. С. 63.
29. Оськин М.В. Крушение германского блицкрига в 1914 году. М., 2007. С. 12.
30. См.: Авдеев В.А. Пролог исторической трагедии. «Военно-исторический журнал». 1994. № 7. С. 43.
31. Цит. по: Уткин А.И. Первая мировая война. М., 2001. С. 223.
32. Шавельский Г.И. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. Т.I. Нью-Йорк, 1954. С. 324.
33. Цит. по: Бьюкенен Дж. Мемуары дипломата. М.; Мн., 2001. С. 168.
34. Цит. по: Колоницкий Б.И. «Трагическая эротика»: Образы императорской семьи в годы Первой мировой войны. М., 2010. С. 211.
35. Цит. по: Колоницкий Б.И. Евреи и антисемитизм в делах по оскорблению членов императорского дома (1914–1916 гг.). В кн.: Мировой кризис и судьба восточноевропейского еврейства. М., 2005. С. 89.
36. Поршнева О.С. Крестьяне, рабочие и солдаты России накануне и в годы Первой мировой войны. М., 2004. С. 200.
37. Цит. по: Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны. М., 1991. С. 207.
38. См.: Алексеева И.В. Агония Сердечного Согласия: Царизм, буржуазия и их союзники по Антанте. Л., 1990. С. 112; Галин В.В. Война и революция. М., 2004. С. 64.
39. Цит. по: Уткин А.И. Забытая трагедия. Россия в Первой мировой войне. Смоленск, 2000. С. 178.
40. См.: Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. Николай II. «Вопросы истории». 1993. № 2. С. 68.
41. Шацилло В.К. Последняя война царской России. М., 2010. С. 157; Шишов А.В. Голгофа Российской империи. М., 2005. С. 160.
42. Цит. по: Португальский Р.М., Алексеев П.Д., Рунов В.А. Первая мировая в жизнеописаниях русских военачальников. М., 1994. С. 46.
43. Волкова И.В. Русская армия в русской истории. М., 2005. С.545.
44. Мировые войны ХХ века. Кн.1. Первая мировая война. Исторический очерк. М., 2002. С. 186.
45. Данилов Ю.Н. На пути к крушению. Очерки из последнего периода русской монархии. М., 1992. С. 114.
46. Герасимов А.В. На лезвии с террористами. В кн.: «Охранка». Воспоминания руководителей охранных отделений. Т.2. М., 2004. С. 308.
47. Ящик Т.К. Рядом с императрицей. Воспоминания лейб-казака. СПб., 2004. С. 46.
48. См.: Пагануцци П. Николай II — спаситель сотен тысяч армян от турецкого геноцида. «Родина». 1993. № 8–9. С. 93–96.
49. Цит. по: Хранилов Ю.П. «Что им за дело до чужих писем, когда брюхо сыто». «Военно-исторический журнал». 1997. № 2. С. 25.
50. Волков С.В. Русский офицерский корпус. М. 1993. С. 145
51. Вапилин Е.Г. «Наше дело требует, что бы мы не только знали, но и любили службу... иные офицеры мне не нужны». «Военно-исторический журнал». 2004. № 6. С. 45–46; Вапилин Е.Г., Мулява О.Д. Рукоприкладство в армии. «Социологические исследования». 2005. № 11. С. 56.
52. История Первой мировой войны 1914–1918 гг. М., 1975. Т. 2. С. 50.
53. См.: Александров Б.Ю. А.А. Брусилов: военная и общественно-политическая деятельность 1877–1924 гг. Автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 2009.
54. Измозик В.C., Старков Б.А., Павлов Б.В., Рудник С.Н. Подлинная история РСДРП — РКПб — ВКПб. Краткий курс. Без умолчаний и фальсификаций. СПб., 2010. С. 263–264.
55. Поливанов А.А. Девять месяцев во главе Военного министерства (13 июня 1915 г. — 13 марта 1916 г.). «Вопросы истории». 1994. № 9. С. 125.
56. Цит. по: Конец российской монархии. А.Д. Бубнов. В царской Ставке; Ю.Н. Данилов. На пути к крушению: Очерки из последнего периода русской монархии. М., 2002. С. 93.
57. Коломиец М.В. Броня русской армии. Бронеавтомобили и бронепоезда в Первой мировой войне. М., 2008. С. 358–359; Федосеев С.Л. Танки Первой мировой. М., 2010. С. 475.
58. Алексеев М.А. Фальшивые карты Вильгельма II. «Военно-исторический журнал». 1995. № 6. С. 53.
59. «Это то, что наболело, что просится наружу». Письма И.В. Сталину. 1941–1942 гг. «Исторический архив». 2005. № 2. С. 11–14.
61. Сведения приводятся по: Федосеев С.Л. «Пушечное мясо» Первой мировой. Пехота в бою. С. 79–80.
62. Сведения приводятся по: Федосеев С.Л. Пулеметы русской армии в бою. С. 156–157.
63. См.: Оськин М.В. Верховная власть и положение армии к февралю 1917 г. В кн.: Власть и общество России в прошлом и настоящем: Сб. Статей. М., 2000. С. 310.
64. Арзамаскин Ю.Н., Шеин И.А. Российские самодержцы и армия. «Военно-исторический журнал». 1994. № 9. С. 75.
65. Цит. по: Колоницкий Б.И. Слухи об императрице Александре Федоровне и массовая культура // Вестник истории, литературы, искусства. Отд-ние ист.-филол. наук РАН. М., 2005. С. 370.
66. Врангель П.Н. Записки. Ноябрь 1916 г.— ноябрь 1920 г. Т.1. Мн., 2003. С. 22.
67. Тихомиров В.А., Чапкевич Е.И. Русская гвардия в первую мировую войну. «Вопросы истории». 2000. № 9. С. 49.

0

188

АТРИБУТЫ РУССКОГО ЦАРЯ

Атрибутикой царской власти подчеркивалась мощь и богатство государства Российского: золотое убранство дворцовых палат, изобилие драгоценных камений, масштабность сооружений, грандиозность церемоний и множество предметов, без которых не мыслим ни один русский царь.

1 Золотое яблоко
Золотой шар, увенчанный крестом или короной, - держава - впервые была использована в качестве символа русского самодержавия в 1557 году. Проделав долгий путь, держава пришла к русским монархам из Польши, впервые приняв участие в церемонии венчания Лжедмитрия I. В Польше, заметим, держава именовалась яблоком, являясь библейским символом познания. В русской христианской традиции держава символизирует Царство Небесное. С момента правления Павла I держава представляла собой синий, увенчанный крестом, яхонтовый шар, усыпанный бриллиантами.

2 Пастушеский посох
Атрибутом русской власти скипетр стал в 1584 году во время венчания на царство Федора Иоанновича. Так появилось понятие «скипетродержатель». Само же слово «скипетр» - древне-греческое. Считается, что прообразом скипетра был пастушеский посох, который в руках архиереев наделялся символизмом пастырской власти. С ходом времени скипетр не только был существенно укорочен, но и своим оформлением уже мало походил на скромный пастушеский посох. В 1667 году скипетр появился в правой лапе двуглавого орла – государственного герба России.

3 «На золотом крыльце сидели…»
Трон, или престол, - один из важнейших символов власти, сначала княжеской, потом царской. Подобно крыльцу дома, которое создавали для всеобщего любования и восхищения, с особенным трепетом подходили и к созданию трона, при этом обычно их делали несколько. Один устанавливали в Успенском соборе Московского Кремля – этот трон участвовал в церковной процедуре миропомазания самодержца. Другой – в резных палатах Кремля. На этот престол царь садился после светской процедуры принятия власти, на нем он также принимал послов и влиятельных лиц. Существовали еще и «мобильные» троны – они путешествовали с царем и появлялись в тех случаях, когда надо было максимально убедительно представить царскую власть.

4 «Тяжела ты, шапка Мономаха»
«Шапка золотая» упоминается во всех духовных грамотах, начиная с момента правления Ивана Калиты. Символ-корона российского самодержавия был предположительно изготовлен восточными мастерами в конце XIII – начале XIV века и подарен византийским императором Константином Мономахом своему внуку Владимиру. Последним царем, который примерял реликвию, стал Петр I. Некоторые исследователи утверждают, что шапка Мономаха является не мужским, а женским головным убором – под меховой оторочкой, якобы, остались приспособления для височных украшений. Да и изготовлена была шапка спустя 200 лет после смерти Владимира Мономаха. Что ж, даже если история появления этого атрибута царской власти – всего лишь легенда, это не помешало ему стать образцом, по которому изготавливались все последующие царские венцы.

5 Византийские оплечья
Обычай носить оплечья, или бармы, пришел на Русь из Византии. Там они являлись частью парадных одеяний императоров. По преданию, бармы прислал для Владимира Мономаха византийский правитель Алексей I Комнин. Летописное упоминание барм относится к 1216 году – расшитые золотом оплечья носили все князья. С середины XVI века бармы становятся непременным атрибутом царского венчания на царство. С золоченого блюда в алтаре их в определенный момент подавали митрополиту епископы, которые, в свою очередь, получали их от архимандритов. После троекратного целования и поклонения, митрополит возлагал благословенные крестом бармы на царя, после чего следовало возложение венца.

6 «Ох, рано, встает охрана»
По обе стороны от трона всяк входящий мог видеть двух рослых красавцев, царских оруженосцев и телохранителей - рынд. Они были не только эффектным «атрибутом» на церемониях приемов иностранных послов, но и сопровождали царя во время походов и поездок. Облачению рынд можно позавидовать: горностаевые шубы, сафьяновые сапоги, песцовые шапки… Место по правую руку было почетнее, отсюда и пошло понятие «местничество». Борьбу за почетное звание царского рынды вели молодцы самых лучших фамилий.

7 За семью печатями
Первой известной печатью XII века, вырезанной из металла, стал оттиск князя Мстислава Владимировича и его сына Всеволода. К XVIII веку русские цари пользовались печатями-перстнями, настольными оттисками и печатями-подвесками. Маленький вес последних позволял носить их на шнурке или на цепочке у пояса. Печати резались по металлу или из камня. Чуть позже излюбленным материалом становится горный хрусталь и его разновидности. Интересно, что с XVII века стали производить печати со съемной легендой – текстом, что позволяло новому царю использовать печать своего предшественника. В конце XVII века русские цари имели более двух десятков различных печатей, а печать европейского гравера Иоганна Гендлингера с могучим двуглавым орлом служила российским монархам более века, вплоть до конца правления Николая I.

Фаина Шатрова

0

189

ЕРМАК.

Ермак сделал невероятное. В то время, пока страна воевала со Швецией, переживала не самые простые времена, он, не спросясь царя, завоевал для России Сибирь. И в Сибири остался навсегда.

1 Помор?
До сих пор историки не могут однозначно сказать, ни где родился Ермак, ни кем он был по происхождению. Как обычно и происходит с памятью о легендарных людях, сразу несколько мест в России претендуют на то, чтобы называться родиной Ермака. Одни историки утверждают, что Ермак родился на Дону, другие - что в Перми, третьи делают Ермака уроженцем Бирка, что на Северной Двине. В одной только Архангельской области сразу несколько районов претендуют на статус родины Ермака: Виноградовский, Красноборский, Колтласский. В Красноборском и Котласском районах заявляют, что именно у них Ермак стоял станом во время того, как Строгановы снаряжали его в поход. Есть в Красноборском районе Ермакова гора, Ермакова лестница, Ермаков ручей и, конечно, Ермаков колодец, в котором, по легенде, Ермак утопил перед сибирским походом захваченные в волжских походах сокровища. В соседнем Котласском районе говорят другое: стан Ермака располагался здесь, недалеко от деревни Федотовской, тут и до Сольвычегодска ближе... Словом, место рождения Ермака до сих пор оспаривается, хотя в последнее время исследователи все же склоняются к версии о северодвинском происхождении атамана. Об этом свидетельствуют и строки из краткого сольвычегодского летописца: "На Волге казаки, Ермак атаман, родом з Двины з Борку… разбили государеву казну, оружие и порох и с тем поднялись на Чусовую". По мнению Владиимира Николаевича Булатова, упоминаемый Борок располагался в Виноградовском районе. Этот Борок, являясь к тому же вотчиной знаменитой новгородской Марфы-посадницы, по мнению историка Булатова, располагался в Виноградовском районе Архангельской области.

2 Царский посланник?
Одним из мифов, который по-прежнему существует в нашей историографии - что Ермак во время своего сибирского похода действовал по прямому указанию Ивана Грозного, и царь чуть ли не лично отправил срубы с казаками в Сибирь. Этот миф насколько устойчив, настолько же и ложен. Опровергнуть его легко. Историк Иван Скрынников приводит в своей книге о Ермаке текст царской грамоты от 1582 года, в которой черным по белому дается указание Строгановым "под страхом большой опалы" вернуть Ермака обратно и использовать его "для оберегания пермского края". У Ивана Грозного были все основания переживать, поскольку Россия находилась не в самом безопасном положении: ещё не закончилась Шведская война, с юга несли постоянную угрозу крымцы и ногайцы, то и дело восставали малые народы в Нижнем повольжье. Приобретение ещё одного врага-Кучума, было не на руку геополитическим интересам государства. Однако, время определило иначе. В то время, когда Грозный ещё писал свой указ, Ермак уже захватил столицу Кучума. То, что могло стать роковой ошибкой для России, оказалось для неё громадным приобретением.

3 Человек Строгановых?
Таким образом, можно, казалось бы, считать, что раз Ермак не был человеком Ивана IV, он был человеком Строгановых, и Сибирский поход был именно их инициативой, как думал ещё Иван IV, а спустя несколько столетий после успешного похода Ермака стали доказывать потомки Строгановых. Не всё так однозначно. Во-первых, Строгановы прекрасно знали силы Кучума. Они должны были понимать, что отправлять пять казачьих сотен против войска из нескольких тысяч воинов по меньшей мере рискованно. Соотношение сил будет однозначно неравным. Кроме того, во время отправления Ермака в Сибирский поход вотчинам Строгановым угрожали войска татарского царевича Алея. Ермак отбил их от Чусовых городков, и они устроили разгром на Соли Камской. По признаниям казаков, решение идти в Сибирь они и приняли как раз после битвы на Чусовой ( "И с тех мест, - утверждали гонцы, - учели оне, Ермак с товарыщи, мыслить и збираться как бы им дойти до Сибирской земли и (до) того царя Кучюма") - у Ермака появился реальный шанс успеть разгромить столицу Кучума Кашлык до прихода войск Алея. И эти шансы оправдались: пока Ермак шел к Кашлыку, татары погрязли в боях у Чердыни. Была ли помощь Строгановых в Сибирском походе решающей? Нет, не была. Покорение Сибири была прямым продолжением стихийного движения по освоению "дикого поля". Однако потомки Строгановых не преминули внести изменения в списки о Сибирском походе. Якобы они дали Ермаку "запасы многие", пушечки и скорострельные пищали, а кроме того, отпустили с ним своих ратных людей из пермских городков - "предобрых воинов триста человек", "литвы и немец и татар и русских".

4 Кто эти люди?
Кем же были покорители Сибири? Известно, что в походе участвовало 540 человек. В документах Посольского приказа они все называются "волжскими казаками", однако очевидно, что состав отряда был неоднородным, это были люди с разных земель, однако к тому времени ещё не прошло окончательное обособление казаков на "войско Донское", "войско Яицкое" и так далее. По документам Посольского приказа, который проводил допросы казаков, получается, что Сибирский поход был совместной экспедицией и терских, и волжских, и донских, и яицких казаков. Информацию о казаках могут давать и их прозвища: "Шуянин", "Темниковец", "Мещеряк" - из Шуи, из Темникова, из Мещер соответственно. Происхождение самого Ермака, как мы уже обсудили, было, вероятнее всего, с Северной Двины, но народная молва каких только "заслуг" ему ни приписала. Легенды приписывали Ермаку массу разбойных акций, а в народном сознании он стал "народным заступником" (позже на этом "посту" его заменит Степан Разин). Наиболее показательна в плане примера мифологичности народного сознания Кунгурская летопись. В ней можно причитать о том, как Ермак грабил и разбойничал на Оке скопом в 5000 человек, затем на Волге, уже с 7000 казаков, затем хотел идти на Персию...

5 Кольчуга и смерть
Смерть Ермака окутана не меньшей тайной, чем его рождение. От первоначальной версии, по которой на лагерь казаков ночью напали татары, и казаки во время отхода на струги потеряли много воинов, в том числе и Ермака, осталось только самая основа. Поздние тексты наслоили на эту, в принципе оправданную, версию много лишнего. Так, устоявшимся мифов является кольчуга (подарок Ивана Грозного), которая якобы была на Ермаке, отчего он и не смог плыть. На самом деле, ни кольчугу, ни шубу с царского плеча Иван IV Ермаку не дарил. За службу он пожаловал атаману золотой и сукно, приказав возвращаться в Москву, когда на смену Ермаку прибудет другой воевода.

Алексей Рудевич

0

190

Самая дорогая награда в мире — советский орден «ПОБЕДА»

Орден «ПОБЕДА» относится к числу редчайших и красивейших наград мира. существует всего 20 экземпляров этого орденского знака.

Им награждался «высший командный состав Красной Армии за успешное проведение боевых операций в масштабе одного или нескольких фронтов, в результате которых фронтовая обстановка менялась в пользу Красной Армии».

«ПОБЕДА» – самый красивый и большой по размерам советский орден. Расстояние между противолежащими лучами звезды – 72 мм. В лучи звезды вставлены крупные рубины, обрамленные бриллиантами. В расходящиеся лучи также вставлены бриллианты; всего орден служит «оправой» 170 бриллиантам общей массой 16 карат. В центре звезды – голубой эмалевый круг с золотыми изображениями Спасской башни Кремля, здания Сената за кремлевской стеной и Мавзолея Ленина, а также двух ветвей – лавровой и дубовой. В звезду Спасской башни вставлен рубин, между листьями ветвей – мелкие бриллианты. В нижней части эмалевого круга расположена красная эмалевая лента с надписью «ПОБЕДА» , в верхней части круга – надпись «СССР»; обе надписи выполнены белыми эмалевыми буквами.

Сейчас Орден «ПОБЕДА» одна из редчайших военных наград в мире. Он единственный из советских орденов, изготовлявшийся не на монетном дворе, а на Московской ювелирно–часовой фабрике. На каждый орден требовалось 300 грамм платины. Главювелирторг СССР для производства орденов «ПОБЕДА» выделил 5400 бриллиантов и 9 килограммов чистой платины.

Остается добавить, что орден «ПОБЕДА» до сих пор остается самой дорогой из когда-либо существовавших наград. Сегодня на антикварном рынке объявленная цена этого драгоценного во всех отношениях знака достигает 20 миллионов долларов.

http://sa.uploads.ru/t/46gJI.jpg

0

191

ОБУВЬ НА РУСИ.

Русская обувь славилась своей необычностью и, как ни странно, в отличие от одежды, не претерпела существенных изменений в течение почти всей нашей истории. Большинство той обуви, в которой ходили наши предки в VII-X веках, оставалось "действующей" и в русской деревне XIX века.

Уже в VIII веке на Руси носили высокую обувь, напоминавшую по виду сапоги, но с мягким голенищем, которую называли бахилами или брóднями. Также с VII века известны у нас кожаные поршни. Даже в деревнях такая обувь была не редкостью, но вот сапоги, бывшие обувью прежде всего знатного люда, распространились в деревне только с XVII века, и то - зажиточные крестьяне надевали их по праздникам и, скорее, носили либо "от избытка ", либо "для щегольства", а в будни почти все ходили в лаптях. В городе жители с давних пор предпочитали кожаную обувь - поршни, коты или сапоги, здесь ношение лаптей - удел небогатых горожан.
Интересно, что многие историки позже стали оценивать уровень жизни именно по видам обуви. Так, например, на севере, где сложились благоприятные условия для скотоводства, даже нищие могли носить кожаную обувь, а в некоторых южных районах крестьяне, наоборот, всё лето могли проходить босиком.

Обувь надевали на онучи или вязанные носки - копытца. Такие носки не имели пяток и плели их с помощью одной костяной спицы. Носки с пяткой, которые стали позже вязать на нескольких спицах, назывались немецкими. Некоторые учёные считают, что до появления берестяной и кожаной обуви наши предки могли и вовсе ходить в одних онучах, возможно, одевая на них чулки - ноговицы. На это указывает само слово "онучи", которое в некоторых древних памятниках обозначает саму обувь.

Кстати всем нам известные валенки (="вάленцы") появились в Сибири только в XVIII веке, а в центральных регионах России - в XIX веке.

Как и к любой одежде, к обуви на Руси относились с почтением. Известно, что увидеть во сне обувь к счастью, а вот оказаться там босяком - к нужде или болезни. Интересен и свадебный обряд, по которому молодая супруга должна была разуть своего мужа. Скорее всего, тем самым она выражала ему покорность.

* Поршни - известны на Руси с давних пор: ещё в VII веке похожую обувь носили восточные славяне, а позже - небогатый городской люд. Само слово "поршни" переводится с древнерусского "лоскут" или "рыхлый". Прототипом поршней считаются сандалии или кусок цельной кожи, которой оборачивали ногу древние люди. Некоторые историки полагают, что в древности для изготовления поршней кожу снимали с нижней части лапы животного. По внешнему виду поршни - это мягкие туфли, сшитые из одного или двух кусков кожи. По краям поршней продевались в сделанные отверстия ремешки, которые затягивались у голени и тем самым крепили поршни на ноге. Известен также другой вид поршней, которые состояли из трёх частей: одна служила подошвой, другая - образовывала бортики и задник, а третья нашивалась на носок. Как и любая другая подобная обувь, поршни носили с холщовыми или суконными онучами и подвязывали их к ноге кожаными оборами.

Праздничные поршни украшались вышивкой или бахромой. Чаще всего вышивка представляла собой узор из растений, который перемежался с бесконечной плетёнкой. Для того, чтобы выделить рисунок, его делали цветными шерстяными, льняными и шёлковыми нитками.

* Чоботы - представляли собой мягкую обувь из козьей или коровьей кожи, которая была выше щиколоток и могла иметь отвороты (="берцы"). Обычно чоботы делались цельнокроёными или шились из двух кусков кожи для верха (со швом сзади или сбоку) и подошвы. Именно наличие подошвы, иногда скроенной из другой кожи (хребтовой части шкуры, иногда лошадиной), отличало башмаки от поршней. В области щиколоток делались дырочки, через которые пропускали ремешок, крепивший чоботы на ноге. Учёные выделяют до 20 видов чоботов. Так, чоботы, сшитые из тонкой, нежной кожи, назывались черевиками. Это слово встречается в древних памятниках домонгольской Руси. Кстати, сами чоботы стали именоваться башмаками только с XV века, позаимствовав этот термин из турецкого языка, или туфлями (греческое слово, пришло через германский диалект).

* Брóдни - находят в захоронениях великого Новгорода, относящихся к VIII веку. Тогда это высокая обувь, вроде сапогов, но с мягким голенищем, которое стягивалось на ноге повыше ремешком и закреплялось кольцом по типу поясного. За такими ремнями могли держать ножи: традиция ношения "засапожного" ножа известна с давних пор. Сам термин "бахилы" будет позже применяться к тяжёлым рабочим сапогам XIX-XX века, которые одевали на охоту или рыбную ловлю, а на севере - так назовут суконную обувь, похожую на коты.

* Лапти - самая распространённая на Руси обувь, плетёная из коры дерева. Первые упоминания о лаптях встречают в документах, относящихся к X веку, хотя сам кочедык (="свайка";"швайко")- инструмент, которым пользовались для плетения лаптей, находят в древних стоянках, относящихся к раннему железному веку (I тыс. до н.э.) [1].

Лапти делали из узких полосок лыка - подкорья липы, ивы, вяза или можжевельника. Известно два способа плетения лаптей - прямое, когда лычные полосы кладутся перпендикулярно друг к другу и косого - полосы соединяются под углом. Последние были особенно распространены и назывались верзнями. Лапти также отличались носами (тупые, круглые, прямоугольные), высотой бортов (="обушников") и задника.
Лапти, как и другую обувь, носили с онучами - полосами (шириной около 30 см) белого, чёрного и коричневого сукна. Обычно летом носили холщовые (льняная или конопляная ткань) онучи, зимой - суконные (шерстяная ткань полотняного плетения) и холщовые вместе.

Такими полосами ткани оборачивали всю ступню и голень. Онучи, если их носили с короткой обувью или вообще без неё, подвязывали к ноге кожаными поворозами или оборами - верёвочными или лыковыми, вязанными или плетёными. Первыми пользовались в будни, вторыми - (чаще белого или красного цвета) по праздникам. Оборы обвязывали вокруг ноги крест-накрест или витками.

На праздники, если не было возможности одевать кожаную обувь, плелись лапти писаные: полосы лыка у таких лаптей были узкими, и из них мастера выплетали красивые узоры. Иногда вместе с лыком вплетали тесьму или красили отдельные лыковые полоски (например, лыко вяза держали в горячей воде, отчего оно розовело). Такие лапти одевали с чёрными или красными оборами, которые сразу выделялись на белоснежных праздничных онучах.

По данным историков, плести лапти - было делом трудным и долгим. В конце XVIII века академик Лепёхин подсчитал, что для крестьянина в год надобно было изготовить 50-60 пар лаптей! Лапти снашивались очень быстро. В летнюю пору за четыре дня, зимой - за десять. "В дорогу идти - пять пар лаптей плести",- говорится в известной поговорке. Ещё более впечатляющим выглядят затраты материала: на 50 лаптей требовалось всего 150 лутошек (липовых заготовок), каждая из которых была годна только если "содрана" с дерева возрастом не ранее 3-х лет. Деревья липы не успевали за потребностями деревенской России, вот почему к концу XVIII века на лапти стали использовать вяз, иву, лозу, а на севере - бересту.

Известно и то, как изготавливались лапти. Лыко сдирали по весне или в начале лета. Сначала его отмачивали в тёплой воде, а потом держали в запруде, чтобы легче снять кору.

Однако не стоит считать, что наши предки, особенно в стародавние времена, поклоняясь духам природы и бережно относясь к любой живности, так легко расправлялись с деревьями. Скорее всего, они знали, как снимая кору, не повредить самому дереву. Этнографы указывают на то, что такой же приём был известен американским индейцам.

Плели лапти на колодке, причём легче всего было делать нос, подошву и обушник лаптей, а вот запятник давался с большим трудом. Сохранилась народная байка о том, как царь Пётр, которому всё всегда удавалось, как-то решил сплести лапти. Хорошо у него дело пошло, да как стал он запятник делать, так "над лаптём и задумался". В Питере тот незаконченный лапоть даже хранили и показывали.

Лапти делали всей семьёй, ведь из-за больших трудозатрат и потребностей в хозяйстве, лаптями надо было заниматься круглый год. А уж сколько названий было у этой обуви! Если их плели из ивовой коры, то звали коверзнями. Такие лапти считались самыми плохими, даже плести их было зазорно. Из коры тала плели шелюжники, из дубовой - дубовики. Там, где лыка не было, приноровились плести лапти из корней (коренники) и конского волоса (волосяники). Намного позже (XIX век) из пеньковых верёвок стали плести внешне похожие на лапти чуни (="ходоки";"шептуны").

Для работы также плели лапти с невысоким голенищем, по типу калош, которые прозвали ступнями. Обычно в ступнях занимались хозяйством во дворе, особенно в осеннюю или весеннюю грязь, когда лапти с онучами одевать было некогда. Ступни держали прямо у порога.

Сохранились сведения о том, что сначала лапти были разными для правой и левой ноги. А вот у мордвы, татар и чувашей обувь не имела таких отличий. Возможно, именно у них научились мы делать лапти одинаковыми. Тем более, что это было в два раза практичнее: потеряется один лапоть, так другой не надо выкидывать.

* Сапоги - (само слово "сапоги" известно с X века, предположительно от тюркских народов) в Древней Руси делались на мягкой подошве (сложенные вместе два слоя одной и той же кожи) с заострённым или тупым, часто приподнятым кверху носком. Голенище, как правило, было невысоким и скошенным (спереди оно было выше, чем сзади). На жёсткой подошве сапоги начали шить с XIV века. Тогда уже научились выделывать воловью кожу, которая шла на подошву и каблуки. А вот в XVI-XVII вв. пошла мода на сапоги с очень высокими каблуками. Причём носили их не только женщины, но и мужчины. Старинная былина рассказывает про двух богатырей, которые соревновались в щегольстве. Так сапоги у одного из них были такие, что "из-под носка соловей пролети, а вокруг пяточки яйцо кати".

Сапоги на каждый день делали из чёрной кожи, а для праздников - из тонкой чёрной, а также из красной, жёлтой и зелёной кожи. Для украшения их обшивали шёлком, золотой нитью, жемчугом. Особенно часто расшивали края голенищ. Сапоги, как правило, тоже одевались на льняные онучи или шерстяной чулок.

Сапоги были распространены в обеспеченной среде. Так, в "Повести временных лет", когда воевода Добрыня осматривает взятых в плен болгар, он обращает внимание князя Владимира на то, что они все одеты в сапоги. "С этих дань мы не получим. Пойдём лучше поищем себе лапотников",- говорит воевода князю.

0

192

По некоторым данным 11 октября 1550 года в правление Ивана IV Грозного было создано стрелецкое войско - постоянное войско, состоявшее из отрядов пехоты и небольшой части конницы, вооруженных огнестрельным оружием

В 1550 году на смену пищальникам-ополченцам пришло стрелецкое войско, первоначально состоявшее из 3 тысяч человек. Стрельцов разделили на 6 «статей» (приказов), по 500 человек в каждой. Командовали стрелецкими «статьями» головы из детей боярских: Григорий Желобов сын Пушешников, Матвей (Дьяк) Иванов сын Ржевский, Иван Семенов сын Черемесинов, Василий Фуников сын Прончищев, Федор Иванов сын Дурасов и Яков Степанов сын Бундов. Детьми боярскими были и сотники стрелецких «статей». Расквартировали стрельцов в пригородной Воробьевой слободе. Жалованье им определили по 4 руб. в год, стрелецкие головы и сотники получили поместные оклады. Стрельцы составили постоянный московский гарнизон.Первое боевое крещение московские стрельцы приняли во время осады и штурма Казани в 1552 году и в дальнейшем являлись непременными участниками всех основных военных кампаний. В мирное время стрельцы московские и городовые несли гарнизонную службу, выполняя в городах функции полиции и пожарных.

Для управления стрелецким войском в середине 1550-х годов была образована Стрелецкая изба, позднее переименованная в Стрелецкий приказ. Необходимые для содержания стрельцов денежные средства и продовольствие поступали в распоряжение Стрелецкого приказа из различных ведомств, в управлении которых находилось тяглое население городов и черносошное крестьянство. На этих категориях жителей Московского государства лежала вся тяжесть казенных повинностей, в том числе обязанность по уплате специального налога — «пищальных денег», а также сбор «стрелецкого хлеба». В 1679 году для большинства городских жителей и черных крестьян северных и северо-восточных уездов прежние подати были замененены единым налогом — «стрелецкими деньгами». В последние десятилетия XVII века московские стрельцы стали активными участниками политических процессов, протекавших в стране, и не раз с оружием в руках противостояли действиям правительства (восстание 1682 года, бунт 1698 года). Это, в конечном счёте, и определило решение Петра I о ликвидации стрелецкого войска.

0

193

Команда Российской империи на Олимпиаде 1912 года.

http://sa.uploads.ru/t/PrhsD.jpg

0

194

ДЕРЕВЯННЫЕ ТЕРЕМА НАШИХ ПРЕДКОВ

Дерево в качестве основного строительного материала использовалось с древнейших времен. Именно в деревянной архитектуре русские зодчие выработали то разумное сочетание красоты и пользы, которое перешло затем в сооружения из камня и кирпича. Многие художественные и строительные приемы, отвечающие условиям быта и вкусам лесных народов, вырабатывались в течение столетий в деревянном зодчестве.

Самые значительные постройки на Руси возводились из многовековых стволов (по три века и более) длиною до 18 метров и диаметром более полуметра. И таких деревьев было множество на Руси, особенно на европейском Севере, который в старину называли «Северным краем».

Свойства дерева, как строительного материала во многом обусловили особую форму деревянных сооружений.
Бревно — его толщина — стала естественной единицей измерения всех размеров постройки, своеобразным модулем.

На стены изб и храмов шли просмоленные на корню сосна и лиственница, из легкой ели устраивали кровлю. И только там, где эти породы были редки, использовали для стен крепкий тяжелый дуб, либо березу.

Да и дерево рубили не всякое, с разбором, с подготовкой. Загодя высматривали подходящую сосну и делали топором затесы (ласы) — снимали кору на стволе узкими полосами сверху вниз, оставляя между ними полосы нетронутой коры для сокодвижения. Затем, еще лет на пять оставляли сосну стоять. Она за это время густо выделяет смолу, пропитывает ею ствол. И вот по стылой осени, пока день еще не начал удлиняться, а земля и деревья еще спят, рубили эту просмоленную сосну. Позже рубить нельзя — гнить начнет. Осину же, и вообще лиственный лес, наоборот, заготовляли весной, во время сокодвижения. Тогда кора легко сходит с бревна и оно, высушенное на солнце, становится крепким как кость.

Главным, и часто единственным орудием древнерусского зодчего был топор. Пилы, хотя и известны с X века, но применялись исключительно в столярном деле для внутренних работ. Дело в том, что пила при работе рвет древесные волокна, оставляя их открытыми для воды. Топор же, сминая волокна, как бы запечатывает торцы бревен. Недаром, до сих пор говорят: «срубить избу». И, хорошо нам сейчас знакомые, гвозди старались не использовать. Ведь вокруг гвоздя дерево гнить быстрее начинает. В крайнем случае применяли деревянные костыли.

Основу деревянной постройки на Руси составлял «сруб». Это скрепленные («связанные») между собой в четырехугольник бревна. Каждый ряд бревен почтительно называли «венцом». Первый, нижний венец часто ставили на каменное основание — «ряж», который складывали из мощных валунов. Так и теплее, и гниет меньше.

По типу скрепления бревен между собой различались и виды срубов. Для хозяйственных построек применялся сруб «в режь» (редко положенные). Бревна здесь укладывались не плотно, а по парам друг на друга, и часто не скреплялись вовсе. При скреплении бревен «в лапу» концы их, прихотливо вытесанные и действительно напоминающие лапы, не выходили за пределы стены снаружи. Венцы здесь уже плотно прилегали друг к другу, но в углах могло все же задувать зимой.

Самым надежным, теплым, считалось скрепление бревен «в обло», при котором концы бревен немного выходили за пределы стены. Такое странное сегодня название происходит от слова «оболонь» («облонь»), означающего наружные слои дерева (ср. «облекать, обволакивать, оболочка»). Еще в начале XX в. говорили: «рубить избу в оболонь», если хотели подчеркнуть, что внутри избы бревна стен не стесываются. Однако, чаще снаружи бревна оставались круглыми, тогда как внутри избы обтесывались до плоскости — «выскабливались в лас» (ласом называли гладкую полосу). Теперь же термин «обло» относят более к выступающим из стены наружу концам бревен, которые остаются круглыми, с облом.

Сами ряды бревен (венцы) связывались между собой при помощи внутренних шипов. Между венцами в срубе прокладывали мох и после окончательной сборки сруба конопатили льняной паклей щели. Тем же мхом часто закладывали и чердаки для сохранения тепла зимой.

В плане срубы делали в виде четырехугольника («четверик»), либо в виде восьмиугольника («восьмерик»). Из нескольких рядом стоящих четвериков составлялись, в основном, избы, а восьмерики использовались для строительства деревянных церквей (ведь восьмерик позволяет увеличить площадь помещения почти в шесть раз, не изменяя длину бревен). Часто, ставя друг на друга четверики и восьмерики, складывал древнерусский зодчий пирамидальное строение церкви или богатые хоромы.

Простой крытый прямоугольный деревянный сруб без всяких пристроек назывался «клетью». «Клеть клетью, поветь поветью», — говорили в старину, стремясь подчеркнуть надежность сруба по сравнению с открытым навесом — поветью. Обычно сруб ставился на «подклете» — нижнем вспомогательном этаже, который использовали для хранения запасов и хозяйственного инвентаря. А верхние венцы сруба расширялись кверху, образуя карниз — «повал». Это интересное слово, происходящее от глагола «повалиться», часто использовалось на Руси. Так, например, «повалушей» называли верхние холодные общие спальни в доме или хоромах, куда вся семья уходила летом спать (повалиться) из натопленной избы.

Двери в клети делали как можно ниже, а окна располагали повыше. Так тепло меньше уходило из избы.

Кровлю над срубом устраивали в древности безгвоздевую — «самцовую». Для этого завершения двух торцовых стен делали из уменьшающихся обрубков бревен, которые и называли «самцами». На них ступеньками клали длинные продольные жерди — «дольники», «слеги» (ср. «слечь, лечь»). Иногда, правда, самцами называли и концы слег, врубленные в стены. Так или иначе, но вся кровля получила от них свое название.

Сверху вниз поперек в слеги врезали тонкие стволы дерева, срубленные с одним из ответвлений корня. Такие стволы с корнями называли «курицами» (видимо за сходство оставленного корня с куриной лапой). Эти ответвления корней, направленные вверх, поддерживали выдолбленное бревно — «поток». В него собиралась, стекавшая с крыши, вода. И уже сверху на курицы и слеги укладывали широкие доски крыши, упирающиеся нижними краями в выдолбленный паз потока. Особенно тщательно перекрывали от дождя верхний стык досок — «конек» («князек»). Под ним укладывали толстую «коньковую слегу», а сверху стык досок, словно шапкой, прикрывали выдолбленным снизу бревном — «шеломом» или «черепом». Впрочем, чаще бревно это называли «охлупнем» — то, что охватывает.

Чем только не крыли крышу деревянных изб на Руси! То солому увязывали в снопы (пучки) и укладывали вдоль ската крыши, прижимая жердями; то щепили осиновые поленья на дощечки (дранку) и ими, словно чешуею, укрывали избу в несколько слоев. А в глубокой древности даже дерном крыли, переворачивая его корнями вверх и подстилая бересту.

Самым же дорогим покрытием считался «тес» (доски). Само слово «тес» хорошо отражает процесс его изготовления. Ровное, без сучков бревно в нескольких местах надкалывалось вдоль, и в щели забивались клинья. Расколотое таким образом бревно еще несколько раз кололось вдоль. Неровности получившихся широких досок подтесывались специальным топором с очень широким лезвием.

Покрывали крышу обычно в два слоя — «подтесок» и «красный тес». Нижний слой теса на кровле называли еще подскальником, так как часто он покрывался для герметичности «скалой» (берестой, которую скалывали с берез). Иногда устраивали крышу с изломом. Тогда нижнюю, более пологую часть называли «полицей» (от старого слова «пола» — половина).

Весь фронтон избы важно именовали «челом» и обильно украшали магической оберегающей резьбой. Наружные концы подкровельных слег закрывали от дождя длинными досками — «причелинами». А верхний стык причелин прикрывали узорной свисающей доской — «полотенцем».

Кровля — самая важная часть деревянной постройки. «Была бы крыша над головой», — говорят до сих пор в народе. Потому и стал со временем символом любого храма, дома и даже хозяйственного сооружения его «верх».

«Верхом» в древности называли любое завершение. Эти верхи в зависимости от богатства постройки могли быть самыми разнообразными. Наиболее простым был «клетский» верх — простая двускатная крыша на клети. «Шатровым» верхом в виде высокой восьмигранной пирамиды украшались обычно храмы. Затейливым был «кубоватый верх», напоминающий массивную четырехгранную луковицу. Таким верхом украшались терема. Довольно сложной в работе была «бочка» — двускатное покрытие с плавными криволинейными очертаниями, завершающаяся острым гребнем. А ведь делали еще и «крещатую бочку» — две пересекающиеся простые бочки. Шатровые церкви, кубоватые, ярусные, многоглавые — все это названо по завершению храма, по его верху.

Потолок устраивали не всегда. При топке печей «по-черному» он не нужен — дым будет только скапливаться под ним. Поэтому в жилом помещении его делали только при топке «по-белому» (через трубу в печи). При этом доски потолка укладывались на толстые балки — «матицы».

Русская изба была либо «четырехстенкой» (простая клеть), либо «пятистенкой» (клеть, перегороженная внутри стеной — «перерубом»). При строительстве избы к основному объему клети пристраивались подсобные помещения («крыльцо», «сени», «двор», «мост» между избой и двором и т. д.). В русских землях, не избалованных теплом, весь комплекс построек старались собрать вместе, прижать друг к другу.

Существовало три типа организации комплекса построек, составлявших двор. Единый большой двухэтажный дом на несколько родственных семей под одной крышей назывался «кошель». Если хозяйственные помещения пристраивались сбоку и весь дом приобретал вид буквы «Г», то его называли «глаголь». Если же хозяйственные пристройки подстраивались с торца основного сруба и весь комплекс вытягивался в линию, то говорили, что это «брус».

В дом вело «крыльцо», которое часто устраивалось на «помочах» («выпусках») — концах длинных бревен, выпущенных из стены. Такое крыльцо называлось «висячим».

За крыльцом обычно следовали «сени» (сень — тень, затененное место). Их устраивали для того, чтобы дверь не открывалась прямо на улицу, и тепло в зимнее время не выходило из избы. Передняя часть здания вместе с крыльцом и сенями называлась в древности «всходом».

Если изба была двухэтажная, то второй этаж называли «поветью» в хозяйственных постройках и «горницей» в жилом помещении. Помещения же над вторым этажом, где обычно находилась девичья, назывались «теремом».

На второй этаж особенно в хозяйственных постройках часто вёл «ввоз» — наклонный бревенчатый помост. По нему могла подняться лошадь с телегой, груженой сеном. Если крыльцо вело сразу на второй этаж, то сама площадка крыльца (особенно, если под ней находился ввход на первый этаж) называлась «рундуком».

Так как избы были почти все «курные», то есть отапливались «по-черному», то внутри до высоты человеческого роста стены были белые, специально вылощенные, а выше — черные от постоянного дыма. На дымовой границе вдоль стен обычно располагались длинные деревянные полки — «воронцы», препятствующие проникновению дыма в нижнюю часть помещения.

Дым выходил из избы либо через маленькие «волоковые окошки», либо через «дымник» — деревянную трубу, обильно украшенную резьбой.

=Spoiler написал(а):

http://sa.uploads.ru/t/AZ0pv.jpg
http://sa.uploads.ru/t/4Fnyc.jpg
http://sa.uploads.ru/t/8wpS2.jpg

0

195

Шкатулки федоскино – это совместное произведение искусства, культуры России и мировой культуры. Только настоящие мастера своего дела, сохраняя одну из самых старых технологий, производства предметов из папье-маше, могут создавать настоящие шедевры.
Шкатулки федоскинских мастеров несут в дом доброту и великую радость, благодаря перламутру и сусальному золоту, которые используются, при создании различных пейзажей и натюрмортов. Эта живопись способна заворожить любого.
На федоскинских миниатюрах вы увидите пейзаж, портрет и сказку! Картинка на федоскинской шкатулке невероятна хороша! Это маленький мир и он обладает магической способностью уводить вас из реальности. Это не красивые слова, это правда. Это своя отдельная миниатюрная жизнь, а мы подглядываем на неё в окошко.
Если вы внимательно разглядываете шкатулку со сказочным сюжетом, то буквально чувствуете огонь от перьев сказочной Жар-птицы; если деревенскую картинку, то поскрипываете снегом и идёте за колодезной водой с коромыслом на плечах вместе с девушками-хохотушками или бешено кружите цветистым сарафаном в разудалом летнем хороводе. Хотите прокатиться на тройке, да с ветерком, да со снежным вихрем из под полозьев – тпрру – запрыгивайте! Кусочки перламутра или золота, умело вставленные в нужные места невероятно правдиво передают, скажем, объёмность складок платья у русской красавицы, или подсвечивают нежным мерцанием пушкинскую белочку с золотыми орешками.

=Spoiler написал(а):

http://sa.uploads.ru/t/2OWaU.jpg
http://sa.uploads.ru/t/IF4ly.jpg
http://sa.uploads.ru/t/rXhUN.jpg
http://sa.uploads.ru/t/OCpg2.jpg
http://sa.uploads.ru/t/Ks0Xm.jpg
http://sa.uploads.ru/t/tDmiz.jpg
http://sa.uploads.ru/t/DGarV.jpg
http://sa.uploads.ru/t/W49qo.jpg
http://sa.uploads.ru/t/wtTkH.jpg
http://sa.uploads.ru/t/TVayG.jpg

0

196

http://sa.uploads.ru/t/NJDzy.jpg
Проекция официального логотипа чемпионата мира 2018 по футболу на фасаде Государственного академического Большого театра в Москве.

От афиш до кубка

Логотип чемпионата мира является одной из неотъемлемых частей практически любого спортивного турнира. Примерно до 1960-х годов как такового логотипа у турнира не было, и им служила рекламная афиша. Судя по ним, команды боролись за Кубок Жюля Римэ, названный в честь бывшего президента ФИФА. В 1970 году сборная Бразилии в третий раз выиграла чемпионат мира, и приз перешел к ним в вечное хранение.
Новый кубок, который разыгрывался с 1974 года, нашел свое отражение в эмблемах лишь с 2002 года и турнира в Японии и Южной Кореи. По правде говоря, до 1998 года эмблемы чемпионатов мира не представляли собой ничего интересного и запоминающегося. После 2002 уменьшенная копия этого лого нашла свое отражение в эмблемах на турнирах в Германии и Южной Африки.

Не эмблема, а космос! В Москве представили логотип ЧМ-2018 по футболу.

Логотип ЧМ-2014 в Бразилии стал очень популярным в интернете из-за схожести с известным "мемом" из фильма "Звездный путь", где актер Патрик Стюарт закрывает свое лицо рукой - жест, обозначающий выражение разочарования или стыда. Новый логотип по силуэту напоминает бразильский, но уже имеет свои особенности, которые точно не свяжешь с "фэйспалмом".

"Не только сердце, но и душа России"

В презентации логотипа приняли участие, помимо ведущего шоу Ивана Урганта, министр спорта России Виталий Мутко, президент ФИФА Йозеф Блаттер и приглашенный гость, капитан сборной Италии на победном ЧМ-2006 в Германии Фабио Каннаваро. "Эмблема - это посол чемпионата мира в России. Это то, как этот турнир будут узнавать. Нравится ли она мне? Да. Эта эмблема передает не только сердце, но и душу России. Эмблема - элемент праздника. Она часть российской культуры. Мне она очень нравится", - сказал Блаттер.

Российские космонавты представили эмблему ЧМ-2018 в России с МКС

Дизайн эмблемы разработало португальское брендинговое агентство, победившее в конкурсе у восьми дизайнерских бюро из России и других стран мира. Выбор в пользу этого логотипа сделало жюри, состоящее из десяти человек, в которое вошли Виталий Мутко, генеральный секретарь ФИФА Жером Вальке, голкипер сборной России Игорь Акинфеев, главный тренер сборной Фабио Капелло, генеральный директор оргкомитета "Россия-2018" Алексей Сорокин, а также Игорь Шувалов, Олег Добродеев, Денис Мацуев, Валерий Гергиев и Чулпан Хаматова.

Сам же логотип включил в себя черты полетов в космос советских космонавтов, технику русской иконописи. На самом же деле логотип дает большую фантазию для любого его увидевшего, потому что на первый взгляд здесь можно рассмотреть и элементы яиц Фаберже, и Жар-птицы, и цвет кремлевской стены. "Мне очень нравится этот логотип: он цветной, яркий и живой. Надеюсь, что он принесет удачу любой команде, которая будет играть на чемпионате 2018", - сказал Фабио Каннаваро.

Эмблема ЧМ-2018 по футболу представлена на Театральной площади Москвы

В официальном пресс-релизе оргкомитета "Россия-2018" говорится, что форма официальной эмблемы повторяет очертания кубка чемпионата мира, а использование в ней яркой палитры из красного, золотистого, черного и синего цветов связано с вековыми художественными техниками, характерными для знаменитых русских произведений искусства времен зарождения иконописи.
"Волшебный шар на верхушке эмблемы олицетворяет всемирную любовь к футболу. Ее элементы объединяют уникальные атрибуты чемпионата мира по футболу и России, места его проведения. Эта эмблема объединяет волшебство и мечту - так же, как это сделает чемпионат мира по футболу ФИФА для миллионов болельщиков в 2018 году", - говорится в пресс-релизе.
11 городов России, которые примут чемпионат мира по футболу-2018.

Презентация официального графического стиля турнира и официального слогана запланирована на первую половину 2015 года. В конце 2016 года должны быть представлены официальный плакат и официальный талисман чемпионата. Финальный турнир ЧМ-2018 состоится с 8 июня по 8 июля 2018 года. Матчи пройдут на 12 стадионах в 11 городах России - Москве, Калининграде, Санкт-Петербурге, Волгограде, Казани, Нижнем Новгороде, Самаре, Саранске, Ростове-на-Дону, Сочи и Екатеринбурге

=Spoiler написал(а):

http://sa.uploads.ru/t/HJlpc.jpg
http://sa.uploads.ru/t/o3OZh.jpg
http://sa.uploads.ru/t/KHefI.jpg
http://sa.uploads.ru/t/xtSQf.jpg
http://sa.uploads.ru/t/kcdqS.jpg
http://sa.uploads.ru/t/b98nO.jpg
http://sa.uploads.ru/t/003NE.jpg

0

197

Строят при любой погоде

10 октября 2014, 11:32

Под Якутском полным ходом идет строительство новых энергомощностей. Проект Якутской ГРЭС-2, первый в условиях вечной мерзлоты за почти полвека, реализуется в рамках программы развития Дальнего Востока по указу президента Владимира Путина. Станция, которую возводят круглосуточно и при любых температурах, будет обеспечивать теплом столицу и девять прилегающих районов Республики Саха (Якутия). Задача станции – заменить устаревшие мощности первой Якутской ГРЭС, а также угольные котельные, тем самым улучшив экологическую ситуацию.

0

198

Император с наследником в окопах на передовой, во время Первой мировой войны.

http://sa.uploads.ru/t/nfrXm.jpg

0

199

Вся история России в 10 картинках

Все правители России от Рюрика до наших дней с датами их правления

=Spoiler написал(а):

http://sa.uploads.ru/t/qP1pw.jpg
http://sa.uploads.ru/t/W58aS.jpg
http://sa.uploads.ru/t/oLlqH.jpg
http://sa.uploads.ru/t/0KOI9.jpg
http://sa.uploads.ru/t/p3r6D.jpg
http://sa.uploads.ru/t/RqrIw.jpg
http://sa.uploads.ru/t/RJk6P.jpg
http://sa.uploads.ru/t/r8uGD.jpg
http://sa.uploads.ru/t/lMKun.jpg
http://sa.uploads.ru/t/Aesoc.jpg

0

200

12 интересных фактов из истории Москвы.

1. Москва XVI века почти целиком умещалась в пределах нынешнего Садового кольца. И, тем не менее, иностранцы справедливо считали ее одним из крупнейших городов Европы.

2. Красная площадь в Москве возникла в конце XV века после указа Ивана III о запрещении возводить какие-либо постройки вблизи Кремля в целях предотвращения пожаров. Возникшее перед восточной стеной Кремля пространство сначала так и называлось «пожаром». Площадь окончательно оформилась в XVII веке, когда она оказалась застроена со всех четырех сторон.

3. Площадь за колокольней Ивана Великого, впоследствии названная Ивановской, в древнем Кремле была знаменита тем, что там располагались различные государственные учреждения, так называемые приказы. Царские указы в старину, когда еще не было СМИ, громко озвучивали дьяки именно на этой площади — то есть, кричали во всю Ивановскую.

4. Во время возвышения Московского княжества с других городов взималась большая дань. Города направляли в Москву челобитчиков с жалобами на несправедливость. Царь иногда сурово наказывал жалобщиков для устрашения других. Отсюда, по одной из версий, произошло выражение «Москва слезам не верит».

5. Чистые пруды в Москве раньше назывались Погаными прудами, так как сюда сбрасывались отходы. В начале 18 века пруд вошёл в состав московского имения князя Меншикова, был вычищен и получил современное название.

6. Первые 10 электрических ламп Москвы зажглись на башнях Кремля и Лефортовского дворца в 1856 году в дни коронации Александра II.

7. В 1804 году в Москве впервые появился водопровод, а система канализации — в 1898. В 1872-м заработал московский телеграф, а через десять лет появились телефоны. Первый лифт Москва получила в 1901 году.

8. В 1910 году аренда жилья в Москве составляла 97,1 рубля в месяц за большую квартиру (6 комнат), 33,7 рубля — за среднюю (4–6 комнат), 19,8 — за маленькую (до 4 комнат).

9. В 1902 году килограмм хлеба стоил 1 копейку, икры — 1 рубль, говядины — 12–13 копеек, масла — 12–13 копеек, осетрины — 20 копеек. Заметим, что дневной заработок рабочего (слесаря, кузнеца) составлял в среднем 1–2 рубля. В то же время квалифицированный рабочий мог получать и около 50 рублей в месяц, а люди на государевой службе и в чинах имели жалованье гораздо выше.

10. Первые проекты строительства метро в Москве относятся к 1890 году. Линии планировалось проложить в тоннелях и по эстакадам. Любопытно, что метровокзал должен был располагаться на Красной площади, примерно в том месте, где сейчас находится Мавзолей. Постройке помешали извозчики и духовенство.

11. Во время ВОВ, а, точнее, в 1941 г., Кремль умудрились замаскировать: все старинные здания стилизовали под обычные дома, закрасили зеленые крыши, нанесли темную краску на позолоченные купола, сняли кресты, зачехлили звезды на башнях. На кремлевских стенах нарисовали окна и двери, а зубцы покрыли фанерой, сымитировав крыши домов.

12. За годы Советской власти территория Москвы увеличилась более, чем в 5 раз — с 17 тысяч гектаров до 87,5 тысячи.

0