"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Россия

Сообщений 101 страница 120 из 445

1

Исторические и интересные факты - Россия

Интересные факты из истории, о людях, связных с Россией, СССР, Российской империи.

http://s7.uploads.ru/t/s6NdQ.jpg

+1

101

Вольф Мессинг стал «прорицателем» по заданию партии?

Советский Нострадамус

Загадка Вольфа Мессинга, одного из самых знаменитых предсказателей и телепатов XX века, до сих пор волнует воображение его почитателей и недругов. И это неудивительно: ведь Мессинг встречался с Эйнштейном и Фрейдом, предсказал поражение в Мировой войне Гитлеру, общался со Сталиным и Берией, с лидерами КПСС и даже получил звание заслуженного артиста РСФСР. Но, как говорили те, кто знал его близко, этот уникальный человек был предназначен для иных целей, которых он так и не достиг.

1. Уникальность Вольфа Мессинга

Уникальность Вольфа Мессинга проявилась уже в первые годы жизни, когда выяснилось, что мальчик, родившийся в еврейской семье в 1899 году в Польше, страдает лунатизмом. Родители ставили перед его кроватью таз с холодной водой, мальчик ступал в воду и мгновенно просыпался. Это радикальное средство помогло ему излечиться.

Но вскоре выяснилось, что у Вольфа есть и настоящий талант - феноменальная память, которая позволяет без проблем заучить любой текст. Поняв это, родители хотели отдать его в иешибот - еврейскую школу, где из детей готовили духовных служителей.

Но Вольф не очень хотел быть раввином или кем-то в этом роде.

И тогда отец решил прибегнуть к небольшому обману: он подговорил одного из своих знакомых - человека необычной внешности - выступить в роли небесного посланника.

И однажды ночью он случайно явился мальчику в виде необычного прохожего и заявил, что пришел от Бога, который велит Вольфу идти в иешибот.

Впечатлительный мальчик, решив, что перед ним ангел, упал в обморок. Однако наказ "небесного посланника" принял за чистую монету и отправился в духовную школу. И тут, будучи уже на втором курсе, он как-то совершенно случайно повстречал того, кто с блеском сыграл роль ангела. В итоге Вольф до того расстроился, что бросил учебу, бежал из школы и отправился странствовать.

2. Безбилетник-телепат

О своем необычном даре и призвании мальчик узнал совершенно случайно. Он ехал в поезде зайцем, когда в вагон вошел контролер. Вольф от испуга забрался под лавку, но суровый контролер выудил его оттуда. Мальчик понял, что ему пришел конец. Глядя в глаза контролеру, он протянул тому клочок бумаги и мысленно сообщил, что это и есть билет. Фокус удался. Контролер извинился, прокомпостировал кусок бумаги и удалился. Отныне мальчик знал о своем необычном даре - умении читать чужие мысли и заменять их своими.

Вскоре после этого Вольф Мессинг перебрался в Берлин, где прошел суровую артистическую школу. Он несколько лет исполнял роль трупа, на глазах у зрителей погружаясь в каталептическое (обездвиженное) состояние.

Кроме того, он научился гипнозу и методам "эстрадной телепатии", то есть контактам через руку. Это чрезвычайно сложный метод, когда медиум способен через малейшие колебания руки подопытного угадывать его мысли и настроение.

Шли годы, и вместе с ними росла слава берлинского медиума. Будучи в Вене, Мессинг как-то провел телепатический сеанс с участием Эйнштейна и Фрейда. А однажды ему и вовсе пришлось ответить на вопрос советника самого Гитлера. Будучи в цирке, где выступал Мессинг, тот спросил, что ждет вождя Третьего рейха. И Мессинг перед тысячной аудиторией заявил: если фюрер пойдет войной на восток, фюрер погибнет.

Это предсказание едва не стоило Мессингу жизни. Когда гитлеровцы вошли в Польшу, они открыли охоту на него - ведь Гитлер объявил его врагом рейха номер один!

Прорицатель, чудом обманув гестаповских ищеек, перешел границу и оказался в СССР.

И оказался в объятиях властелина второй половины земного шара - Иосифа Сталина.

3. Ставка больше, чем жизнь

Для начала "отец народов", желая проверить способности гостя, предложил телепату выйти незамеченным из здания НКВД на Лубянке. И Мессинг, преодолев десятки постов, выбрался из чекистского логова.

Этого Сталину показалось недостаточно. Он дал знаменитому телепату еще одно задание: получить в Госбанке по чистой бумаге большую сумму денег - 100 тысяч рублей.

Мессинг впоследствии так вспоминал об этом: "Я подошел к кассиру, сунул ему вырванный из школьной тетради листок. Раскрыл чемодан, поставил у окошка на барьер. Пожилой кассир посмотрел на бумажку. Раскрыл кассу, отсчитал сто тысяч...".

И с этим заданием Мессинг справился. После этого высшее руководство страны поверило в его дар и разрешило Мессингу гастролировать. Правда, при одном условии - программу концерта он обязательно согласовывал с контролирующими инстанциями. С какими, Мессинг так и не признался. "Мое подсознание связывалось с чем-то или с кем-то. Так все и происходило", - впоследствии вспоминал прорицатель.

В СССР Вольф Мессинг прожил 34 года. Тысячи концертов, восторженные отклики публики, толпы поклонников - слава не смогла заменить знаменитому артисту ни родных и близких, погибших в концлагере, ни детей, которых у него так никогда и не было. Надо полагать, это было главными причинами неудовлетворенности этого незаурядного человека. Кроме того, Мессинг знал, что его дар реализован не полностью - ведь его возможности были воистину безграничны. В 1974 году одинокий, больной, никому не нужный прорицатель скончался.

А может быть, тот самый человек, который явился ему в виде ангела, и в самом деле был Божьим посланником?

Ведь известно: тот, кто не слушает своего ангела, никогда не будет счастливым.

4. Артист против Бога?

Кем был Вольф Мессинг на самом деле - магом, артистом или обыкновенным шарлатаном - не выяснено до сих пор.

Однако к разгадке этого феномена можно приблизиться, вспомнив годы, на которые пришелся пик его популярности, - середину 1960-х.

В СССР это было время религиозного ренессанса. И идеологический отдел ЦК КПСС крайне нуждался в инструментах, способных отвлечь людей от религии...

Требовался Крысолов, умеющий извлекать из обыкновенной дудочки необыкновенные звуки. Биографией весьма заурядного фокусника занялись настоящие профессионалы. Трудно сказать, какова была роль Михаила Хвастунова (редактора отдела науки газеты "Комсомольская правда") в создании новой "биографии" Мессинга, ведь подлинные творцы этого "иллюзионного гомункула" остались за ширмой. Несомненно, в создании этой легенды участвовали не только журналисты, но и сотрудники идеологического отдела ЦК и КГБ.

В кратчайшие сроки "шлифовальщики" из спецотделов навели такой блеск на жизнь польско-еврейского беженца, что и сам Вольф Григорьевич поразился собственному величию. В биографии обыкновенного фокусника появились фрагменты воспоминаний о встречах с Фрейдом, Канарисом, Гитлером и прочими творцами человеческой истории, рассказы о контактах с Берией и самим Сталиным.

Для чего это было нужно? Создавая миф о гениальном провидце, конструкторы идеологического отдела одним выстрелом убивали двух зайцев. Прежде всего труднообъяснимая мистика, которой обычно насыщена атмосфера религиозного пробуждения, плавно перемещалась в сферу малоизученных областей науки. Идеологи мягко, неназойливо напоминали тем, кто уже хлебнул религиозного "дурмана", что чудо - один из краеугольных камней церкви - всегда, или почти всегда, имеет научное объяснение. Адепты атеизма как бы говорили заблудшим овцам: чудеса могут совершаться не только в стенах храма, они существуют в реальной жизни и имеют вполне материальную основу.

Вольф Мессинг выступал в роли "советского Нострадамуса". Пророк, якобы предсказавший победу Советского Союза и поражение Германии в Мировой войне, видел и знал очень многое, но при этом абсолютно не покушался ни на марксистскую теорию, ни на зримые достижения социалистического строя. И чем загадочнее, непостижимее выглядел дар Мессинга в глазах советского обывателя, тем больше радовались создатели этого гигантского мыльного пузыря. Будь их воля, идеологи бы открытым текстом объявили, что способности Вольфа Григорьевича сродни способностям библейских пророков, чтобы еще раз подчеркнуть: при социализме библейские пророки могут найти себе зрителей только на арене цирка. На худой конец - в задрипанном зале провинциального ДК.

Реальных доказательств того, что Мессинг действительно предсказал судьбу Гитлеру, Фрейду или общался со Сталиным, так и не найдено. Все это стало известно из книги Михаила Хвастунова "Вольф Мессинг. Книга о самом себе". А что в ней правда, а что вымысел, известно только автору и герою повествования.

Но обоих, увы, уже давно нет на белом свете.

http://s9.uploads.ru/t/t1Ilq.jpg

0

102

МИЛЛИОНЕРЫ БЛОКАДЫ.

22 июня 1941 года тысячи ленинградцев выстроились в очереди возле военкоматов. Но были и другие — те, кто поспешил к продуктовым магазинам. Они запасались сахаром, консервами, мукой, салом, растительным маслом. Но не для того, чтобы прокормиться, а для того, чтобы потом продать все эти запасы или обменять их на золото и драгоценности. За буханку хлеба или банку сгущенного молока спекулянты заламывали астрономические суммы. Горожане считали их едва ли не самыми страшными из преступников, действовавших в Ленинграде в дни блокады.

Сценарий лета 1941-го

Руководители Ленинграда в первые дни войны были уверены в том, что враг никогда не подойдет к стенам города. К сожалению, события начали развиваться по другому сценарию.

В первый же день блокады, 8 сентября 1941 года, запылали Бадаевские склады, город остался без сахара и множества других продуктов. А карточную систему в Ленинграде ввели только 18 июля, когда фашисты стояли уже под Лугой.

Тем временем ушлые работники торговли, спекулянты и прочий дальновидный народ уже набивали свои кладовые всем, чем только можно было поживиться и что потом могло принести доход.

Уже 24 июня, на третий день войны, сотрудники ОБХСС за держали сестер Антиповых. Одна из них натаскала домой больше центнера муки и сахара, десятки банок консервов, сливочное масло — словом, все, что можно было унести из столовой, где она работала шеф-поваром. Ну а вторая притащила домой чуть ли не весь галантерейный магазин, которым заведовала.

По мере того как ухудшалось снабжение города продовольствием, набирал обороты черный рынок, цены росли ежедневно.

Сотрудники аппарата БХСС и других служб милиции выявляли тех, кто требовал за продукты ювелирные изделия, бриллианты, антикварные вещи и валюту. Результаты обысков удивляли даже видавших виды оперативников.

Нередко у спекулянтов вместе с ценностями и большими запасами продуктов изымались списки с фамилиями и адресами коммунистов и комсомольцев, членов семей офицеров и бойцов Красной армии. Так что видеть в спекулянтах только людей, которые умеют делать деньги и не интересуются политикой, — ошибка. Война и блокада это убедительно доказали.

В ожидании «нового порядка»

Спекулянты стремились запастись именно золотом и другими ценностями — на тот случай, если в город придут фашисты и установят «новый порядок». Таких людей было немного, и рассматривать их как пятую колонну фашистов нельзя. Но горя они принесли немало. Типичным в этом плане было дело некоего Рукшина и его сообщников.

Сам Рукшин попал в поле зрения сотрудников ОБХСС еще до войны. Очень уж он на мозолил глаза, толкаясь возле скупочных пунктов «Торгсина» и «Ювелирторга». Незадолго до войны Рукшин был взят с поличным, осужден и находился в колонии. Но на свободе оставались его сообщники.

Особое внимание привлек некий Рубинштейн — оценщик одной из скупок «Ювелирторга». Он умышленно занижал стоимость ювелирных изделий, приносимых на комиссию, в несколько раз, затем сам же их покупал и тут же перепродавал — либо спекулянтам, либо через подставных лиц в ту же скупку или «Торгсин».

Активными помощниками Рубинштейна были Машковцев, Дейч и его сестра Фаина, жена Рукшина. Самому старому члену шайки было 54 года, самому молодому — 34. Все они были выходцами из богатых семей ювелиров. Несмотря на все бури, что пронеслись над страной, эти люди сумели не только сберечь, но даже приумножить свои богатства.

В 1940 году Машковцев оказался по делам службы в Ташкенте. И там он нашел золотое дно — подпольную черную биржу, где можно было купить золотые монеты и другие ценности. Навар от перепродажи купленных в Ташкенте ценностей был такой, что Машковцев бросил работу и полностью переключился на перепродажу золота.

Под стать Машковцеву были брат и сестра Дейчи. Во время НЭПа они держали несколько магазинов. Тогда же Фаина Дейч вышла замуж за Рукшина, Торговали они умело, а вырученные деньги превращали в золотые монеты и другие ценности. Свою коммерцию супруги продолжали и после ликвидации НЭПа. Сколоченная шайка строго соблюдала правила конспирации. Обходились без расписок, а все разговоры по телефону велись в иносказательной форме.

Цинизм этих людей не знал границ. Хотя на допросах они топили друг друга, но каждый задавал следователям один и тот же вопрос: вернут ли им изъятые ценности? А изъято было немало: три килограмма золота в слитках, 15 кулонов и браслетов из платины и золота, 5415 рублей в золотых монетах, 60 килограммов изделий из серебра, почти 50000 рублей наличными деньгами и... 24 килограмма сахара, консервы. И это был август 41-го!

8 сентября 1941 года замкнулось кольцо вражеской блокады. Опустели полки магазинов, росли очереди за хлебом, остановился городской транспорт, отключили телефоны, дома остались без электроэнергии. Ленинград погрузился во мрак. 20 ноября 1941 года иждивенцы стали получать 125 блокадных граммов.

Продукты на вес золота

В городе росло количество преступлений. Все чаще в милицейских сводках мелькала информация о кражах «на рывок» (у людей вырывали сумки с хлебным пайком), об убийствах из-за продуктовых карточек, о грабежах пустых квартир, хозяева которых ушли на фронт или уехали в эвакуацию. Заработал черный рынок.

Продукты в прямом смысле слова стоили на вес золота. За золотые монеты, украшения с бриллиантами можно было выменять кусок сливочного масла, стакан сахара или манки. При этом надо было смотреть в четыре глаза, чтобы тебя не обманули. Нередко в консервных банках находили обычный песок или приготовленные из человечины фрикадельки. Бутылки с натуральной олифой, которую делали на подсолнечном масле, заворачивали в несколько слоев бумаги, потому что олифа была лишь сверху, а вниз наливали обычную воду. В заводских столовых одни продукты подменяли другими, более дешевыми, а появившиеся излишки снова шли на черный рынок.

Типичным в этом плане было дело спекулянта Далевского, заведовавшего небольшим продуктовым ларьком. Вступив в сговор с коллегами из других торговых точек, он превратил свой ларек в место перекачки продуктов.

Далевский отправлялся на одну из толкучек, где присматривал покупателя на свои продукты. Затем следовал визит к покупателю. Торговаться Далевский умел. Его комната в коммуналке постепенно превращалась в антикварную лавочку. На стенах висели картины, шкафы были набиты дорогим хрусталем и фарфором, а в тайниках лежали золотые монеты, драгоценные камни, ордена.

Оперативники ОБХСС и уголовного розыска быстро взяли Далевского под наблюдение и выяснили, что его особенно интересуют люди, имеющие доллары и фунты стерлингов. Все началось с обычной ревизии в ларьке. Естественно, у Далевского все было в ажуре — копейка в копейку, никаких излишков...

Далевский не испугался, считая, что это просто плановая проверка, и продолжал работать по сложившейся схеме. Вскоре в его ларьке накопился запас — более центнера продуктов. И вот тут нагрянули сотрудники ОБХСС. Дать какие-то объяснения Далевский не смог. Пришлось сознаваться...

Только изъятые монеты и ювелирные изделия потянули по государственным ценам на сумму боле 300 000 рублей. Почти во столько же были оценены хрусталь, фарфор и картины. О продуктах говорить не стоит — зимой 42-го им в блокадном Ленинграде цены не было.

Фальшивые карточки

Особое внимание сотрудники милиции уделяли работе карточных бюро. И надо сказать, что в самые трудные дни блокады они работали безупречно. Сюда направляли самых проверенных людей. Однако к карточкам нет-нет да и прорывались нечистоплотные дельцы. Именно такой оказалась заведующая карточным бюро Смольнинского района некая Широкова. Приписывая «мертвые души» и фиктивно уничтожая карточки ленинградцев, уехавших в эвакуацию, эта дамочка сколотила приличный капиталец. При обыске у нее изъяли без малого 100 000 рублей наличными.

Особое внимание было уделено и борьбе с фальшивомонетчиками. Надо сказать, что фальшивых денег в блокадном Ленинграде никто не печатал. На бытовом уровне они практически ничего не значили. А вот продуктовые карточки были в полном смысле слова дороже любой картины из Эрмитажа. К чести ленинградских печатников, которые изготовляли карточки, нужно сказать: ни один комплект из цеха не ушел налево, ни один сотрудник даже не попытался сунуть в карман комплект карточек, хотя у многих родственники умерли с голода. И все же...

Предприимчивые люди карточки печатали. Именно так поступали Зенкевич и Заломаев. Они имели бронь, поскольку работали на заводе, где изготовлялась продукция для фронта. Познакомившись с уборщицей цеха, где печатались карточки, Зенкевич и Заломаев уговорили ее приносить отработанные литеры и обрезки бумаги.

Типография заработала. Появились карточки, но их нужно было отоваривать. Для этого требовалось установить надежные контакты с работниками торговли. Вскоре Зенкевичу и Заломаеву удалось найти нужных людей.

Подпольная типография просуществовала три месяца. В руки расторопных дельцов перекочевали четыре тонны хлеба, более 800 килограммов мяса, центнер сахара, десятки килограммов круп, макарон, 200 банок консервов... Не забыли Зенкевич и Заломаев и о водке. По своим фальшивкам они смогли получить около 600 бутылок и сотни пачек папирос... И снова изымались у жуликов золотые монеты, украшения, норковые и котиковые манто.

Всего за время блокады сотрудники аппарата БХСС ликвидировали, по самым осторожным подсчетам, не менее десятка подпольных типографий. Фальшивомонетчиками были, как правило, люди, знавшие типографское дело, имеющие художественную подготовку и крепкие связи среди торговых работников. Без них вся работа по печатанию фальшивок теряла смысл.

Правда, не обошлось без исключений. Летом 1943 года сотрудниками ОБХСС был арестован некий Холодков, активно торговавший на толкучках саха ром, крупами и прочим дефицитом. Взяв Холодкова под наблюдение, оперативники быстро выяснили, что он еще летом 41-го эвакуировался из Ленинграда, добрался аж до Уфы, где и занялся карточным бизнесом. Местные сотрудники милиции прихватили уфимских торгашей, что называется, на горячем, но Холодков смог сделать себе документы и вернулся в Ленинград.

Обосновался он не в самом городе, а на станции Пелла, где снял полдома у каких-то далеких родичей. И хотя художником Холодков не был, карточки он делал хорошие. Увидев их, директор одной из булочных Володарского (Невского) района тут же взялся их отваривать. В карман жуликов потекли крупные суммы денег, золото, столовое серебро...

Ну а затем — приговор военного трибунала. Судили эту публику без пощады.

Афганский рис с Мальцевского рынка

Самым необычным делом для ленинградской милиции стало дело некоего Каждана и его сообщников. Нити этой истории протянулись от берегов Невы до Афганистана.

Каждан был снабженцем восстановительного поезда №301 и по долгу службы часто выезжал в Ташкент, где находилась основная база снабжения. Ездил он туда в персональном — правда, товарном — вагоне и стоял под погрузкой порою по два-три дня, так как в первую очередь тогда грузили воинские эшелоны. Во время одного из таких перерывов Каждан и познакомился с неким Бурлакой — сотрудником внешнеторговой фирмы, закупавшей продовольствие в Афганистане.

Рис из Афганистана шел тысячами мешков, и Бурлака сумел договориться, чтобы в каждую партию закладывали несколько лишних мешков для него лично. Затем рис продавался на среднеазиатских базарах — как правило, по стакану и по соответствующей цене.

Бурлака и Каждан встретились, судя по всему, в коммерческой чайхане случайно, но поняли друг друга с полуслова. По скольку у каждого из них в распоряжении имелся целый товарный вагон, им не составляло труда спрятать там несколько мешков риса и сухофруктов. Навар от поездок в Ташкент для Каждана и его сообщников исчислялся шести значными цифрами.

На Мальцевском рынке было небольшое фотоателье, в котором трудился расторопный паренек Яша Финкель. Но он не только проявлял пленки и печатал фотографии. В небольшом тайничке Финкель хранил рис и другие продукты, доставленные из Ташкента, распределял их между реализаторами, принимал от них деньги и сам отчитывался перед Кажданом. Собственно, с Яшиного фотоателье и начала раскручиваться цепочка.

Зачастившие в фотоателье дамы и мужчины привлекли внимание оперативников. В их руки стал все чаще попадать чистый белый рис, который изымали у спекулянтов. Такой рис ленинградцы по карточкам не получали.

Установили, что рис этот — афганский, до войны его поставляли только для ресторанов Интуриста через Ташкент. Быстро выяснили, какие организации имеют связи с Ташкентом, кто посылает туда в командировку своих сотрудников. Все сошлось на фигуре Каждана.

Обыск трехкомнатной квартиры на улице Ракова, 10 занял двое суток. Собственно, это была даже не квартира, а антикварный магазин. Дорогие картины, поповский и кузнецовский фарфор, хрусталь дорогих сортов, отделанный серебром...

Внимание оперативников привлекала детская кроватка. Ребенок спал на двух матрасах. В нижнем оказались зашиты без малого 700000 рублей и 360000 американских долларов наличными. Из цветочных горшков, из-под плинтусов вынимали украшения из золота и платины,золотые монеты и слитки.

Не менее интересными были результаты обысков у сообщников Каждана — Фагина, Гринштейна, Гутника. Сотни тысяч рублей, изделия из золота, столовое серебро. Всего у Каждана и шести его сообщников было изъято 1,5 миллиона рублей наличными, 3,5 килограмма изделий из золота, 30 штук золотых часов и другие ценности на общую сумму 4 миллиона рублей. Для сравнения: в 1943 году стоимость истребителя Як-3 или танка Т-34 составляла 100 000 рублей.

За 900 дней блокады сотрудники аппарата БХСС изъяли у спекулянтов: 23317736 рублей наличными, 4 081 600 рублей в облигациях госзайма, золотых монет на общую сумму 73 420 рублей, золотых изделий и золота в слитках — 1255 килограммов, золотых часов — 3284 штуки. По линии ОБХСС к уголовной ответственности было привлечено 14545 человек.

0

103

Скрытая история про битву при Молодях и не только...
В 1572 году султан решил покорить дикую, как уверяли европейские брошюрки, Московию. С Крыма на север двинулось 120 тысяч войск, при поддержке 20 тысяч янычар и 200 пушек. Возле деревеньки Молоди османы столкнулись с 50-тысячным отрядом воеводы Михайлы Воротынского. И турецкая армия была: Нет, не остановлена — вырезана полностью!!!
Информация про битву при Молодях можно вообще отнести к разряду закрытой.
Не дай Бог, русское быдло узнает, что деяниями предков в Средние века оно тоже может гордиться! У него будет развиваться неправильное самосознание, любовь к Отчизне, к ее деяниям. А это неправильно. Так что, найти данные про битву при Молодях трудно, но можно — в специализированных справочниках. Например, в «Энциклопедии вооружений» КиМ три строчки написано.
Всю весну и половину лета царь Иван прождал послов из Крыма. Ему казалось, что он всё сделал для того, что бы договориться с южным соседом и удержать свою власть. Ведь, после прошлогоднего набега своих союзников на Москву, он сам послал в Крым письмо с предложением отказаться от недавно завоёванных Казанского и Астраханского ханств и сам срыл построенные ранее русские укрепления на Кавказе. Однако, в конце июля дальние разведчики доложили в Великий Новгород, где Иван укрылся с мая в окружении верных ему 10 тысяч опричников, что с юга движется бесчисленное войско. По характерной форме было понятно, что в отличие от прошлого года крымскому Хану помогает его покровитель – Османская Империя. «Москву не удержать», — решил Царь, но послал своему воеводе – главе всей пограничной службы, сидевшему в Коломне, наказ удержать рубеж на Оке, перекрыв Хану Муравский шлях. Наказ был подкреплён войском из 7 тысяч немецких наёмников. Царь Иван уже давно подозревал их командиров в подготовки измены, вот и отправил на убой.
Ситуация сейчас развивалась по наихудшему для Ивана сценарию. Но на то он и был Царь, что умел использовать даже свои неудачи в свою пользу. Россия тогда уже воевала в Прибалтике, где после создания Люблинской унии и вступления в войну Польши, большая часть русской армии была скована в оборонительных боях, терпев одно поражение за другим. Недовольство народа введённой Царём опричниной росло год от года. Боеспособность армии, где опричные и земские войска не доверяли друг другу, стремительно падала. Подняла голову и внутренняя оппозиция, рассчитывая на поддержку недовольных опричниной воевод. Казна была пуста, и наёмные войска давно подумывали, что бы самим взять недоплачиваемое им русским государством. Царь Иван уже с прошлого лета переставлял воевод так, что к следующему набегу крымского Хана в руководстве южной группировкой русских войск стояли те, к кому было мало доверия. Да и наёмников после битвы останется не так много, если вообще кто-то останется. Татары то же потеряют часть своих сил и на несколько лет отстанут от его Московского Царства. Если не совсем отстанут, то хотя бы не будут доходить до его столицы. Им же должно хватить тех устопок, на которые Иван был готов пойти. Так ведь?
Крымского Хана звали – Девлет Гирей. Год назад он уже смог сжечь деревянную Москву, пройдя засечную линию под предлогом военной помощи русскому Царю в прибалтийской войне. Тогда сил крымским войскам не хватило, что бы разбить войска воеводы Ивана Бельского, укрывшиеся в каменном Кремле и монастырях Москвы. Однако из этого набега крымским татарам удалось угнать в полон десятки тысяч русских мужчин и женщин, существенно пополнивших казну Крымского Ханства после продажи невольников на восточных рынках рабов. Меньше года понадобится Девлет Гирею, что бы убедить Османского халифа СелимаII в слабости Московского царства и практической беззащитности Москвы. Год в Крымском ханстве и Османской империи делили уже практически поверженную Россию, и, к началу нового уже объединённого похода войск правоверных на этот осколок Византии, земли Московской Руси были уже поделены между крымскими мурзами, а Девлет Гирей самодовольно заявил, что «едет в Москву на царство».
Хан Девлет Гирей собрал под своё предводительство огромное по тем временам войско. Более 50 тысяч (по отдельным источникам до 80 тысяч) крымцев и ногайцев были подкреплены войсками Османской Империи численностью от 20 до 40 тысяч воинов, в том числе около 7 тысяч отборных янычар, наводивших страх на всю южную Европу. Высокая мобильность сил крымцев обеспечивалась огромным числом конных воинов. Для своего времени на Русь двигалась практически непобедимая сила. Крымский хан отдавал себе отчёт в том, что противостоящие ему русские лучше оснащены артиллерийским и стрелковым вооружением. Поэтому он не собирался штурмовать крепости и монастыри. Лишённые продовольствия и воды, те падут сами через некоторое время. Зайдя в Москву, Девлет Гирей легко принудит этого амбициозного русского царя Ивана к политическому статусу времён Хана Батыя, практически покончив с независимостью русского государства.
26 июля несметные полчища объединённого крымско-ногайского и османского войска подошли к реке Ока в районе Серпухова.
Уже однажды подвергнутый опале по доносу своего беглого слуги, Михаил Иванович сейчас, после 3-х лет ссылки на Белоозеро, снова был в руководстве русской армии, возглавляя пограничную стражу. Однако, после опустошительных набегов крымско— нагайских татар и последних военных неудач в Ливонской войне численность защищавших Москву с юга войск, находившихся под командованием воеводы, существенно уступала количеству идущей на Русь татарской рати.  Стрелецкие, земские и монастырские части были сведены в несколько полков общей численностью от 20 до 40 тысяч (по разным источникам) воинов. Плюс ещё несколько тысяч немецких наёмников, плюс тысяча нанятых канаевских черкас (украинских казаков). Воевода понимал, что в открытом столкновении его войска не выдержат и часа битвы против в два-три раза превосходящего их татарского войска.
Однако, у русских войск было важное преимущество. По стрелковому и артиллерийскому вооружению, поступавшему из Англии через порт в Нарве, русская армия в разы превосходила объединённое крымско-турецкое войско. Зная это, Девлет Гирей не собирался подходить к крепостям Серпухова и Коломны даже на пушечный выстрел. Ведь пороховое оружие тех времён имело силу только, располагаясь за надёжным укрытием. В чистом поле же быстрые и ловкие всадники с луками и саблями быстро расправлялись со стрельцами, которым удавалось сделать в лучшем случае только один залп.
Воевода Михаил Иванович долго думал, каким образом до времени укрыть своих стрельцов и артиллерию от татарской конницы…
Девлет Гирей то же думал. Думал о том, как перейти Оку, не попав под огонь русской артиллерии. Он не хотел встревать в бой с береговым заслоном русских, так как знал, что не столь многочисленный запас пороха и картечи, который он вёз с собой в своём обозе, необходим для захвата главной русской крепости – Московского Кремля. Ведь только захватив эту цитадель, Девлет Гирей мог по праву объявить себя новым русским царём. Рассредоточив вдоль крутого берега Оки свои войска, что бы до поры до времени скрыть место основной переправы, Крымский Хан предпринял несколько отвлекающих манёвров. Сперва, 27 июля, с востока через реку переправился авангард крымско-турецкого войска в количестве около 20 тысяч воинов под командованием ногайского хана Тебердей-Мурзы. На противоположном берегу их встретил лишь заслон части сторожевого полка из двух сотен «детей боярских» под командованием Ивана Шуйского. Сопротивление было скорее номинальным, и, рассеяв защищающихся, ногайцы устремились к Москве, попутно перерезая дороги на столицу её возможным защитникам.
Прорыв авангарда крымцев не заставил русские войска снять заслон на реке и Девлет Гирею пришлось организовывать лобовую атаку на него 2 тысяч своих воинов у реки Нары, что бы сковать основные русские силы. Сам же крымский Хан с основным своим войском 28 июля форсировал Оку западнее Серпухова (у впадении реки Протвы), где столкнулся с полком воеводы Никиты Одоевского. В тяжелейшем бою полк в 1200 воинов был разгромлен и уничтожен почти полностью. Однако, стойкое сопротивление русских воинов дало время для выбора правильной тактики основных сил командующего Михаила Ивановича.
После форсирования Оки основные силы крымского войска направились к Москве для соединения со своим авангардом. Опричное и земское войско снялись с береговых позиций и начали догонять основные силы противника. Собственно, когда ещё дрался погибающий полк Одоевского, Михаил Иванович послал опричного воеводу Дмитрия Хворостинина в засаду по пути следования крымского войска.
«Жги их обоз! Палите телеги, убивайте вьючную скотину! Пушкам Гирея не должно быть пороху стрелять!» — напутствовал своего товарища Командующий русским войском.
К тому времени, как отряд воеводы Хворостинина укрылся в лесу, наступающее на Москву крымское войско растянулось более чем на 15 км, от реки Пахры до села Молоди. Наконец 29 июля русская засада дождалась, когда с ней поравнялся основной обоз несметного турецко-татарского войска. Крымцы шли уже совсем никого не опасаясь, практически без боевого охранения. Засвистели горящие стрелы, раздались выстрелы заранее заряжённых пушек и пищалей. Стали греметь и взрывы загоревшегося вражеского пороха. Не ожидавшее нападения татарское охранение в страхе металось среди огня и разрывов. К тому времени, как посланные Девлет Гиреем всадники достигли места нападения русских, отряд Хворостинина, оставив позади практически уничтоженный арьергард и обоз противника, уже отступал на юг, увлекая за собой полчища крымцев.
Гибель арьергарда и обоза войск, попавших в русскую засаду, для крымского хана Девлет Гирея стала шоком. Уже считавший себя без пяти минут Московским Царём, хан Гирей лишился большей части боеприпасов, необходимых для штурма укреплённой каменной крепости, какой являлась резиденция московского Государя. Вне себя от ярости Девлет Гирей и Тебердей Мурза решили полностью уничтожить оставшиеся у них в тылу русские заслоны и одновременно завладеть их боеприпасами. Турецко-крымская конница под командованием ногайского хана бросилась в погоню за отступающим полком воеводы Хворостинина. 
Каково же было удивление атакующих в конных порядках крымских татар и ногайцев, когда за очередным холмом им встретился не бегущий в панике поредевший русский полк, а стоящий на возвышенности укреплённый мобильными деревянными щитами подготовленный "Гуляй город"! 


Надо сказать, что тактику использования мобильных деревянных инженерных защитных сооружения Михаил Иванович вместе с другими русскими полководцами переняли у казаков и успешно применяли при взятии Казани и Астрахани. Пряча пушки и пищали за поставленными в ряд высокими щитами, сбитыми из толстых брёвен и соединённых скрепами промеж собой, русским всегда удавалось нанести максимальный урон слабо вооружённому огнестрельным оружием противнику.
Так и в этот раз Гуляй-Городок, стоящий на высоком берегу реки Рожай, огрызнулся по наступающей крымско-нагайской коннице заряженными заранее стволами. Сотни всадников разом упали под копыта скачущих за ними лошадей. Следующий залп полностью смешал боевые порядки ногайцев, погубив их командира Тебердей-Мурзу. Залп следовал за залпом.. Когда подоспевший к месту бойни Девлет Гирей приказал прекратить неподготовленное наступление, значительная часть татрской конницы валялась на пропитанной кровью дымящейся русской земле.
На следующий день, подтянув все основные силы, татары и османцы снова ринулись на штурм русских укреплений. Однако за ночь на подмогу основным войскам, которыми командовал сам воевода Михаил Иванович, через окрестные леса смогли пройти казаки атамана Черкашенина. Битва разгорелась с новым ожесточением. В какие-то моменты казалось, что крымцы уже овладевают основными укреплениями русских на холме, омываемом рекой Рожай, но тут будто родная земля давала нашим богатырям новые силы для битвы. Обескровленные, поредевшие русские и казацкие части снова и снова отбрасывали нападавших, оставлявших сотни трупов у подножия холма и внутри самого гуляй-городка. В результате одно из таких неудачных прорывов в русское укрепление был взят в плен советник крымского Хана Дивирей-Мурза.
Атаки продолжались ещё несколько дней, то затихая, то возобновлясь снова.  Многие защитники укреплённой русской позиции были убиты, многие уже не могли из-за ранений биться на рубежах. У людей начала заканчиваться вода.
Ночами крымские захватчики с удовольствием слышали стоны умирающих от ран и жажды русских, раздающиеся с защищаемого ими холма.
На третий день боёв за гуляй-городок Девлет Гирей решил, что настало время решительного штурма. С утра крымская и ногайская конница, поддерживаемые пешими янычарами,  бросились в атаку. Тяжеловооружённые конники не обращая внимания на собственные потери от порохового огня стрелецких полков, бивших по наступающим практически в упор из всех стволов, в решительном броске смяли ряды русских стрельцов, защищавших подножие холма у Рожайки. Только отчаянный бросок конницы, посланной Михаилом Ивановичем для удара  во фланги атакующих, позволил основной части русских войск отступить под защиту деревянных укреплений гуляй-городка. Наступление татарских и ногайских конных подразделений захлебнулось. Погибли ногайский Хан и трое мурз. Русские же потеряли от этой атаки более 3 тысяч стрельцов и большую часть остатков своей и казацкой конницы. 

Девлет Гирей увидел, что положение русских отрядов, практически запертых на небольшой территории вершины холма, стало безнадёжным. Однако, атаковать холм в конных порядках уже было невозможно, поскольку копыта лошадей просто вязли в татарских, ногайских и русских телах. Однако, опасаясь прибытия к русским подкрепления, крымский предводитель решил закончить битву до темноты. Он приказал всем своим воинам спешиться и атаковать практически поверженное русское укрепление в пешем строю. Крымцы и ногайцы, не привыкшие воевать без лошади, полезли на холм под ураганным огнём русской артиллерии вместе с янычарами и османцами. Они лезли прямо по трупам своих убитых соплеменников словно саранча в плохой год. Наконец им удалось, несмотря на отчаянное сопротивление русских, овладеть одной из частей холма, вплотную подойдя к дощатым стенам гуляй-городка. Заметив это, Девлет Гирей приказал сосредоточить все силы нападающих именно на направлении, где успех был ближе всего.

Михаил Иванович понял, что иной возможности для контратаки судьба русским уже не предоставит. Воевода приказал незаметно выйти из укрепления большому полку русских. Пройдя по лощине и зайдя крымцам в тыл русский отряд затаился, ожидая удобного момента для атаки. В этот момент все главные силы османцев, янычар и крымцев бились около стен гуляй-городка, пытаясь прорваться внутрь. Стало темнеть, когда оказавшиеся в тылу Девлет Гирея русские войска, нанесли неожиданный удар. К этому моменту татары уже ворвались за стены деревянных укреплений, но там были встречены шквальным огнём стрельцов, образовавших живую линию обороны уже внутри периметра городка. Задние ряды татар, видя, что их лагерь подвергся нападению, бросились назад. Воодушевлённые неожиданным успехом защитники русских позиций в яростной атаке смяли ряды ворвавшихся в укрепление янычар. Татары оказались под перекрёстным пушечным огнём из крепости и засады. Остатки стрелецких полков под командованием Хворостинина поддержали вылазкой русских, сражавшихся внизу холма. Не выдержав двойного удара под шквальным огнём оставшихся у русских артиллерии захватчики дрогнули и побежали.
Крымцы и османцы бежали, бросая оружие, обозы и другое имущество. Потери правоверного войска были огромны. Русские, которым победа добавила сил и ярости, преследовали отступавших крымцев до самой Оки, убивая их сотнями. Особо обращали внимание на янычар и крымскую знать. Были убиты большинство крымских мурз, внук и зять самого Девлет Гирея! Из янычар до Оки не добрался ни один воин. Все 7 тысяч отборных османских солдат полегли около деревни Молоди. Остатки крымского войска насмерть бились, защищая переправу своего Хана. Девлет Гирей, пожертвовав всем своим арьергардом в количестве 5 тысяч человек, смог переправиться через Оку и вернуться в Крым. С ним из 120 тысяч, вышедших в завоевательный поход, возвратились жалкие остатки некогда победоносной армии — менее 10 тысяч человек.
Москва была спасена, а русское государство осталось христианским. Крымское Ханство уже никогда более не смогло обрести былого могущества. Экспансия Османской Империи на север была остановлена.
Воевода князь Михаил Иванович Воротынский стал героем всех русских.
То время, пока весть о чудесной победе русского воинства путешествовала до резиденции Царя Ивана в Великом Новгороде, руководителя войск-победителей чествовали во всех монастырях и храмах центральной Руси.
Михаил Иванович был легко ранен, и воспевание богатыря сопровождалось молитвами за его выздоровление.
А тем временем, гонец с благой вестью уже подъезжал к резиденции русского Царя….

+2

104

Кодекс чести русского офицера
http://cs617727.vk.me/v617727279/2ee9/93wn3R85CEQ.jpg

Так сложилось в императорской России, что звание «русский офицер» всегда было больше, чем просто титул. Это особая порода людей, для которых честь и достоинство были дороже жизни. За честь сражались, за неё же и умирали.
Во время Русско-японской войны 1904 года ротмистр Валентин Кульчицкий написал «Советы молодому офицеру», который по сути стал кодексом чести русского офицера.

Прошло больше, чем 100 лет, но эти советы универсальны и для современного мужчины. А если быть честными, то и для любого человека.

Если ты резок и заносчив, все тебя будут ненавидеть.
Будь вежливым и скромным в обхождении со всеми людьми.
Не обещай, если ты не уверен, что исполнишь обещание.
Держи себя просто, с достоинством, без фатовства.
Необходимо помнить ту границу, где кончается полная достоинства вежливость и начинается низкопоклонство.
Не пиши необдуманных писем и рапортов сгоряча.
Меньше откровенничай — пожалеешь. Помни: язык мой — враг мой!
Не кути — лихость не докажешь, а себя скомпрометируешь.
Не спеши сходиться на короткую ногу с человеком, которого недостаточно узнал.
Избегай денежных счетов с товарищами. Деньги всегда портят отношения.
Не принимай на свой счет обидных замечаний, острот, насмешек, сказанных вслед, что часто бывает на улицах и в общественных местах. Будь выше этого. Уйди — не проиграешь, а избавишься от скандала.
Если о ком-нибудь не можешь сказать ничего хорошего, то воздержись говорить и плохое, если и знаешь.
Ни чьим советом не пренебрегай — выслушай. Право же, последовать ему или нет, останется за тобой. Сумей воспользоваться хорошим советом другого — это искусство не меньшее, чем дать хороший совет самому себе.
Сила офицера не в порывах, а в нерушимом спокойствии.
Береги репутацию доверившейся тебе женщины, кто бы она ни была.
В жизни бывают положения, когда надо заставить молчать свое сердце и жить рассудком.
Тайна, сообщенная тобой хотя бы только одному человеку, перестает быть тайной.
Будь всегда начеку и не распускайся.
Старайся, чтобы в споре слова твои были мягки, а аргументы тверды. Старайся не досадить противнику, а убедить его.
На публичных маскарадах офицерам не принято танцевать.
Разговаривая, избегай жестикуляции и не возвышай голос.
Если вошел в общество, в среде которого находится человек, с которым ты в ссоре, то, здороваясь со всеми, принято подать руку и ему, конечно, в том случае, если этого нельзя избежать, не обратив внимания присутствующих или хозяев. Подача руки не даёт повода к излишним разговорам, а тебя ни к чему не обязывает.
Ничто так не научает, как осознание своей ошибки. Это одно из главных средств самовоспитания. Не ошибается только тот, кто ничего не делает.
Когда два человека ссорятся — всегда оба виноваты.
Авторитет приобретается знанием дела и службы. Важно, чтобы подчиненные уважали тебя, а не боялись. Где страх — там нет любви, а есть затаенное недоброжелательство или ненависть.
Нет ничего хуже нерешительности. Лучше худшее решение, чем колебание или бездействие. Упущенный момент не вернешь.
Тот, кто ничего не боится, более могуществен, чем тот, кого боятся все.

0

105

ДРЕВНИЕ РУССКИЕ ГОРОДА. КАКИМИ ОНИ БЫЛИ ?

В Х - ХI веках на смену небольшим укреплениям самой простой конструкции, укрывавшим от опасности ближайшие деревни, пришли более мощные и надежные твердыни. Они, как и прежде, эффективно использовали рельеф местности, но в отличие от племенных крепостей, всегда имели сплошную стену и часто состояли из двух частей: детинца, где жили воины и обширного укрепления, где укрывалось мирное население.

Постройка этих довольно сложных и ответственных сооружений обычно шла под руководством особых мастеров, которых называли «городники» или «огородники», но само строительство чаще всего становилось всенародным делом.

Крепостная стена у таких цитаделей имела довольно сложную конструкцию. Если раньше просто насыпался земляной вал, поверх которого ставился бревенчатый тын, то теперь стена состояла из множества срубов, поставленных впритык один к другому, так что получалось два-три этажа.

Затем эти срубы засыпали с внешней стороны землей и камнями, оставляя торчать верхние части, в которых делались бойницы. Поверху стена покрывалась двускатной крышей, которая защищала воинов от непогоды и шальных стрел. В XII веке отдельные срубы сменились единой деревянной конструкцией, да и устройство вала постепенно совершенствовалось.

По углам укрепления и над воротами обязательно ставили башни, выступающие вперед, чтобы можно было обстреливать нападающих с флангов, а сразу за воротами часто устраивали специальный коридор, попав в который вражеские воины подвергались безжалостному обстрелу.
Крепости, как правило, имели лишь один въезд, который обязательно обеспечивали и магической защитой – ведь это была граница между «своим» и «чужим». Поэтому сами ворота и башня над ними обязательно имели священные изображения и тотемные знаки, которые не только рассказывали всем к какому «роду-племени» принадлежит цитадель, но и служили оберегом. В христианскую же эпоху над воротами располагали иконы и даже устраивали надвратные церкви.

Каменные крепости на Руси начали строить только после татаро-монгольского нашествия, и то потому, что деревянные твердыни не смогли устоять перед татарскими стенобитными орудиями, которые до нашествия были не знакомы нашим предкам.

Существует распространенное заблуждение, что в древних русских городах в непогоду царила непролазная грязь. Однако, исследования последних лет доказывают, что города благоустраивались практически с момента своего зарождения, и самыми древними инженерными сооружениями были мостовые.

Конструкция у них была такая: вдоль улицы прокладывали лаги на расстоянии полутора метров друг от друга, а поверху настилали деревянные плахи, врубая их в основание и тщательно подгоняя, чтобы не было щелей. Уже в XI веке за состоянием мостовых присматривали специальные мастера, проводившие мелкий ремонт и получавшие за это плату, а еще через двести лет в Новгороде был создан специальный устав, закрепляющий отдельные участки мостовых за должностными лицами и объединениями.

Когда мостовая прогнивала, поверх нее стелили новую, так что современные археологи, проводя раскопки на древних улицах, обнаруживают настоящие «слоеные пироги», насчитывающие порой до тридцати слоев.

Столь же рано наши предки научились строить стационарные мосты через реки. Через маленькие речушки перекидывали мосты-лавы, состоящие из двух-трех бревен, опиравшихся на сваи. Такое устройство было удобно тем, что позволяло легко разобрать мост не только в случае нападения врага, но и для защиты от паводка.

Конструкция мостов через большие реки была гораздо солиднее. Такой мост опирался на быки-городни, которые представляли собой треугольный сруб, поставленный одним из углов против течения и укрепленный дополнительными бревнами, вкопанными под углом. Сам сруб засыпали камнями, а сверху ставили особо длинные бревна, чтобы уменьшить нагрузку на пролет.

Такие мосты были одним из самых бойких мест древних русских городов, выступая то торговым центром, то ареной политических страстей.

Еще одной серьезной проблемой русских городов, особенно северных, была значительная влажность грунта, поэтому дренажные сооружения в них также появились очень рано. Первоначально делались просто канавы, укрепленные жердями и прикрытые сверху, но с XIвека начали применять самые настоящие трубы. Для этого бревно раскалывали, выдалбливали середину, а затем вновь скрепляли с помощью бересты.

Были в древних русских городах и колодцы. Сначала их делали только внутри кремля, а использовали лишь в случае осады, потому что в мирное время воду для домашних нужд брали из реки. Однако, по мере роста городов, ходить на реку становилось все более далеко и неудобно, да и вода в ней перестала быть хрустально чистой, так что колодцы стали ставить повсеместно.

Колодцы, как правило, были довольно глубокими и имели внутри форму расширяющейся бутылки. Такая форма позволяла хорошо накапливать воду, но выбраться из него случайно свалившемуся человеку было весьма не просто.

Поэтому верхнюю часть сруба, а он нередко был весьма внушительного размера 4х4 метра, делали высокой и перекрывали настилом, оставляя лишь небольшое отверстие. Зато сверху над ним устанавливали навес на фигурных столбиках с затейливой кровлей, так что колодец служил настоящим украшение улицы древнего русского города.

Надеюсь, своими рассказами мне удалось убедить вас, что наши предки отнюдь не были «отсталыми» и «дикими» племенами. Скорее наоборот, начиная с середины первого тысячелетия, когда западные славяне под именем венедов впервые упоминаются в античных хрониках, они считались очень умелым и грозным народом, который не только отстаивал свои границы, но и совершал опустошительные набеги.

Также надеюсь, мне удалось развеять заблуждение, что достойная религия появилась на Руси только с принятием христианства, сменившего «мрак язычества». Но ведь именно из этого «мрака» дошло до нас множество обычаев, праздников, да и сам язык, один из самых красивых и выразительных в мире. Так что нет никаких сомнений, что наши предки пользовались вполне заслуженным уважением окружающих их народов, а славянское язычество внесло достойный вклад в общемировую культуру.

И вот на этой высокой ноте я, пожалуй, закончу рассказ о древних славянах.А тем, кого заинтересовала эта тема, я советую почитать энциклопедию Марии Семеновой «Мы, славяне!», тем более что в ней есть список множества других книг, посвященных славянской тематике.

Автор: Светлана Хусаинова

http://s9.uploads.ru/t/W1BrE.jpg

0

106

РОССИЯ 18 ВЕКА. ИНОЙ ВЗГЛЯД.

31 факт о жизни и быте русских людей 18 века из первой книги японца о нашей стране. Десять лет японский капитан Дайкокуя Кодаю жил в России и записывал все, что видел и слышал: от внешнего вида людей до правил кастрации животных.
На основе этих записей японский ученый Хосю Кацурагава написал книгу «Краткие сведения о северных краях» («Хокуса Бунряку»), в которой очень подробно и скрупулезно описал жизнь русских людей и облик страны в целом.

В русском алфавите 31 буква, все буквы имеют звук, но не имеют смысла. Соединенные вместе, несколько букв образуют одно слово, и только тут появляется смысл.

В России производство пяти зерновых растений очень незначительное, поэтому все жалованье выплачивается деньгами.

Церкви гораздо выше домов простых людей, и строятся так, что постепенно сужаются кверху. Крыши круглые, вроде перевернутого горшка, а в центре ставят крест, покрытый латунью. Главное здание храма и колокольня одинаковы. Вокруг крыши сделано много круглых дыр для голубей.

Глаза у русских голубые, носы очень крупные, волосы каштановые. Волосы русские отращивают со дня рождения, поэтому они очень тонкие и мягкие. Бороду бреют, как знатные, так и простые люди, только среди крестьян можно встретить людей с бородами.

У жителей Сибири волосы и глаза черные. Мужчины одеваются в общем наподобие голландцев.
Женщины все одеваются по немецкому образцу. Красивыми у них считаются женщины с румяными лицами.

По всей стране летом ложатся спать от 8 до 10 часов вечера, а встают от 3 часов 30 минут до 5 часов 30 минут утра.

Зимой ложатся спать от 9 до 11 часов вечера, а встают от 12 часов до 2 часов 40 минут дня. Это объясняется тем, что день в это время очень короткий, а ночь — очень длинная.

В Москве и Петербурге, да и не только там, а по всей стране, старым русским языком не пользуются, а часто перемешивают его с французским и немецким языками. Этикет полностью основывается на французских правилах.

Поскольку страна расположена близко к северу, там везде очень холодно. Обычно снег выпадает с конца сентября и лежит до апреля-мая.

Особенно холодно в Якутске и Петербурге, потому что они расположены ближе к северу. Нередко там бывает такой мороз, что отпадают уши и носы, а иногда даже остаются без рук и ног.

Летом особенной жары не бывает, даже в суконной одежде без подкладки обычно не бывает жарко. В такой холодной стране, конечно, не растут пять злаков. Сеют только гречиху, табак, огурцы, арбузы, фасоль, редьку, морковь, репу и салат. Рис привозят из Турции, поэтому рис там очень дорогой.

Чиновники прикрепляют к шляпе цветок, сплетенный из шелка: военные — белый цветок, штатские — черный.

И мужчины, и женщины, после того, как сделают прическу, посыпают ее пудрой, и волосы становятся как седые. Люди низших сословий пользуются для этого порошком из картофеля.

И мужчины, и женщины ездят на лошадях, но женщины, садясь в седло, одну ногу сгибают и кладут поверх седла, а другую свешивают. Однако женщины низшего сословия ездят так же, как мужчины, садясь верхом.

Младенцы лежат в подвешенных ящиках, где постлан суконный тюфяк, набитый птичьим пухом. Когда ребенок плачет, ящик качают.
У всех — и у благородных, и у простых — один муж имеет одну жену, наложниц не заводят.

Иностранцам разрешается жениться на русских, но для этого они должны принять русскую веру и переменить имя и фамилию. В противном же случае брак не разрешается.

Когда рождается ребенок, все родственники приходят справляться о его здоровье и приносят деньги. Из родственников и знакомых выбирают человека побогаче, и он в качестве нареченного отца дает новорожденному имя.

Медицина не делится на терапию и хирургию: лечением глазных, зубных, женских и детских болезней занимается один человек.

Кроме того, есть фармацевты, которые называются аптекарями и заведуют аптеками.

В столице в семьях чиновников и богачей обязательно держат негров, иногда по три-четыре человека, а иногда по семь-восемь.

Бывает и так, что заводят негров мужчин и женщин, чтобы от них были дети. Их лица черные, как черный лак, носы широкие, губы вывернутые и очень красные, белые только подошвы ног.

Верстах в пяти от Петербурга есть большой остров, куда все время непрерывным потоком стекаются иностранные торговые корабли. Этим и объясняется, что, хотя в России почти ничего не производится, все полностью удовлетворяется продукцией других стран.

Русские слова «водка», «вино», «пиво» автор в своем словаре переводит описательным способом: водка у него — «хорошее сакэ», вино — «плохое сакэ», пиво — «мутное сакэ».

Порядок кушаний в обычные дни такой: сначала едят ветчину с хлебом, затем куриный суп, после него говядину, потом бульон из рыбы, после которого — залитые молоком круглые колобки из теста.

Вслед за этим подают жареного гуся, и в заключение едят жиденькую кашу. Наконец, подают сладости, затем моют руки, полощут рот, пьют кофе, курят и встают из-за стола. После обеда и благородные, и простые люди ложатся на час поспать.

В кушанья добавляется много сахара и сливочного масла. В рыбу и птицу перед приготовлением набивается виноград, белые сливы, апельсины, засыпанные сахаром, а также рис или крупа.

Россия о которой не рассказывали в школе

У простого народа обед состоит из одного блюда — из мяса или рыбы с хлебом. Редьку едят сырой, присыпав солью. Посуда состоит из оловянных или деревянных мисок, а ложки делаются из меди или дерева. Говядина — это повседневная пища как в верхах, так и в низах.

Женские роли в театрах исполняются настоящими женщинами, вследствие чего иногда в театре бывают случаи распутства.

Три публичных дома имеются в Петербурге и три — на Васильевском острове. Кроме того, есть еще тайные логова отдельных проституток в различных местах. Правила там очень строгие, и если обнаружат такую нелегальную проститутку, то наказывают не только ее, но и ее гостя.

В России вообще не празднуются ни Новый год, ни пять сезонных праздников, а день рождения императрицы считается радостным праздником, который празднуют по всей стране как благородные, так и простые люди. Точно так же празднуются и дни рождения наследника престола и внуков императрицы.

В России многих домашних животных кастрируют. Благодаря этому они хорошо жиреют и цвет их шерсти становится красивей.
Петербург — это новая столица России, построена она в высшей степени красиво. Дома все кирпичные, высотой в четыре-пять этажей. Жилища простых жителей от домов правительственных чиновников особенно не отличаются.

Русские высоки ростом, крупные, с правильной осанкой, отличаются уважительным и миролюбивым характером, но вместе с тем — отважны, решительны и ни перед чем не останавливаются. Они не любят праздности и безделья.

http://s8.uploads.ru/t/rzcUo.jpg

0

107

ДРЕВНИЕ РУССКИЕ ГОРОДА. ИЗ ЧЕГО ОНИ СОСТОЯЛИ.

Центром многих русских городов становился кремль, который нередко называли «детинцем». Ученые до сих пор спорят, какое отношение имеют к названию крепости дети, но наиболее вероятным представляется объяснение, что детинец получил свое имя от княжеской дружины, проживавшей на территории крепости, все члены которой считались детьми князя.

Что же касается самого названия кремль, то этнографические исследования показали, что в нем очень успешно сочетаются два значения: с одной стороны «стена, граница» (вспомним слова КРОМка или уКРОМный), а с другой – «прочный, нерушимый» (КРЕМень). Так что Кремль – нерушимая стена, твердыня, последний оплот, и, нельзя не заметить, что русские кремли из века в век с честью несли свое имя.

Вокруг кремля располагался «посад» – так называли торгово-ремесленную часть русского города. И действительно, под защитой крепости и живущих в ней воинов охотно селились, строились – «садились» ремесленники и «гости» - купцы. В Московском государстве именно «посадские» составляли основную часть городского населения.

Впоследствии их стали называть мещанами, и сейчас это слово имеет значение «человек с узким кругозором и мелкими интересами», а ведь раньше оно означало просто жителя города: мещанин – живущий на месте, причем «местом» нередко называли посад, отсюда и слово предместье – поселение у внешних городских границ.

Отдельные части русского города назывались «концами». Это были своего рода районы, довольно самостоятельные и полностью самоуправляющиеся. При всей внешней схожести, концы мало напоминали современное деление городов. Главное отличие состояло в том, что современный город делится на районы, по мере роста, а древний наоборот как бы собирался из концов, которые когда-то были самостоятельными поселениями, и в них нередко жили представители разных племен или народов.

Так что нет ничего удивительного в том, что концы всегда соперничали между собой: между ними проводились спортивные состязания в молодечестве – «стенка на стенку», они выступали как политические партии, ратуя за того или другого посадника, а порой дело доходило даже до вооруженных конфликтов.

Каждый конец имел свое вече, святилище и кладбище, а когда город отправлял куда-либо важное посольство, в нем обязательно участвовали выборные люди от каждого конца. Из всего этого видно, что древние русские города были, выражаясь современным языком, своеобразными федерациями независимых районов. Откуда же взялось это название «конец»?

На первый взгляд, ответ очевиден – удаленное место. Но при более внимательном изучении оказывается, что произошло оно от древнего «кон», означающего изначальность, замкнутый круг, порядок. (Достаточно вспомнить слова исКОНный, заКОН или КОНдовый). Вот и получается, что конец – это место, где живет кон, большая группа людей, тесно связанных между собой, а коновод – человек, способный повести этот кон за собой.

Кстати сказать, знакомое нам название Новгород первоначально звучало как Новый город – ведь город был действительно новым по сравнению с поселениями, образовавшими его концы. Впрочем, в вопросе о том, по отношению к чему город был новым, у ученых нет единства во мнениях.

0

108

Русский народный костюм.
Праздничный девичий костюм из Вологодской губернии.
Известный русский художник И. Билибин изобразил девушку из северной деревни. Ее наряд — сарафан клинник и душегрея перо сшиты из покупного штофа с богатым узором. Такую ткань привозили из стран Востока. А вот головной убор венец — русской золотошвейной работы.
http://s8.uploads.ru/t/FKtgk.jpg
Праздничный женский костюм из Вологодской губернии.
Снова И. Билибин, и снова вологодская крестьянка. Только на сей раз молодуха — так называли женщину в раннюю пору замужества, чаще до появления первенца. Богато украшенный костюм ее символизировал этот цветущий возраст, как бы призывая на будущую мать благодать неба и земли. Сарафан и душегрея сшиты из узорного штофа, причем последняя отделана полосами золотного шитья. Высокий золотошвейный кокошник убран каменьями. Поверх его повязана врос-пуск шелковая шаль, превратившаяся в накидку.

Статью эту можно озаглавить и так: «Одежда русской деревни». На протяжении многих веков абсолютное большинство населения России составляли крестьяне. Они вели натуральное хозяйство, обеспечивая себя всем необходимым, включая одежду. Самой судьбой своей неотделимый от жизни земли, пахарь был частью родной природы, и костюм его в наибольшей степени отвечал особенностям российского климата.

Важно и другое. Крестьянин лишь по крайней нужде отлучался из своего селения, чужедальние гости тоже были редки. Поэтому в его одежде, избежавшей внешних влияний, ярко выразились миропонимание, обычаи, характер, вкус — внутренняя суть коренного русского человека. Вот отчего в течение долгих веков прежде всего крестьянство являлось хранителем национальных традиций в костюме. Особенно же после знаменитого указа Петра, обязавшего всех, кроме крестьян и духовенства, носить платье европейского образца. Горожане вынуждены были перейти на «немецкую» одежду, и только жители деревни продолжали носить народный костюм.

http://s9.uploads.ru/t/gh3vS.jpg

«Привески» — элемент головного
убора девушки. Томская губерния.
Конец XIX — начало XX века.

Каким же он был? Очутившись лет сто назад на крупной ярмарке где-нибудь в Макарьеве или Ирбите, вы бы поразились разнообразию нарядов, особенно женских: и двух одинаковых не сыскать! Действительно, за века чуть не в каждом селе необъятной России сложились собственные традиции — так что по расцветке или узору одежды можно было узнать, откуда хозяйка родом. Более всего разнились костюмы северных и южных губерний, своеобразно одевались сибирячки. Об этих ансамблях и расскажем.

Традиционный женский наряд русского Севера часто называют «сарафанным комплексом», так как основные его части — рубаха и сарафан. Рубаху наши предки носили с незапамятных времен — это подтверждается множеством связанных с ней поверий. Например, собственную сорочку не продавали: считалось, что заодно продашь и свое счастье. Не потому ли так ценились в народе люди, готовые отдать нуждающемуся последнюю рубашку? Это была главная, а порой и единственная одежда: по обычаю деревенские парни и девушки еще в XIX веке кое-где до самой свадьбы ходили в одних рубахах, перехваченных пояском.

http://s9.uploads.ru/t/NkCfy.jpg

Праздничная женская рубаха. Олонецкая губерния. Начало XIX века.
Украшая рубаху щедрой вышивкой, мастерица использовала бумажную, шелковую и золотную нити.
Особенно интересен узор на подоле: Древо Жизни с птицами по бокам.

В старину рубаху шили из льняного или конопляного холста, пропуская цельное полотнище от ворота до подола. Отсюда и название — проходчица, бытовавшее в Вологодской губернии. Но уже в прошлом столетии такая одежда встречается лишь как свадебная и похоронная, в обычное же время носят рубаху из двух частей. Верхнюю называли на Севере рукава и шили из более тонкой, даже покупной материи, нижнюю — стан — из обычной домотканины.

В русской деревне украшали не всякую одежду, а только праздничную и обрядовую. Самую богатую, годовую, надевали три-четыре раза в году, в самые торжественные дни. Ее очень берегли, старались не стирать и передавали по наследству.
Готовя нарядную рубаху, деревенские рукодельницы показывали все, на что способны. Рукава, плечи и ворот, не закрытые сарафаном, расшивали красными нитками. Часто украшали и подол. У особых рубах, которые с пояском надевали на покос или жатву, его почти сплошь покрывал вышитый или тканый узор. Шли с песнями — ведь для крестьян сбор урожая не только тяжкий труд, но и великий праздник. В Олонецкой губернии бытовала нарядная плакальная рубаха, или махавка, с очень длинными и узкими рукавами. Невеста надевала ее в день свадьбы и, прощаясь с родителями, махала концами рукавов вокруг головы и по полу, причитая обушедшем девичестве и будущей жизни в чужой семье...

http://s9.uploads.ru/t/YsyOw.jpg

Юбка «подольница». Олонецкая губерния. Начало XX века.
Удивительно красива эта юбка, почти сплошь покрытая тканым узором. Приглядевшись к нему, можно увидеть, как мерно шествуют вокруг солнечных ромбов олени с ветвистыми рогами. Сюжет выбран не случайно. Такая юбка отделилась от рубахи покосницы, подол которой щедро украшали браным ткачеством. На первый выгон скота молодые женщины надевали по две, а то и три подольницы, показывая солнышку и подружкам свое богатство.

Интересно, что слово «сарафан» впервые встречается на Руси в документах XIV века применительно к мужской одежде. Наиболее древний тип женского сарафана — шушпан со сплошным передним полотнищем. Но уже в прошлом веке его донашивали пожилые крестьянки, а молодежь освоила распашной сарафан, застегивающийся на ажурные металлические пуговицы. Из-за большого числа клиньев, сильно расширяющих его в подоле, он получил название клинник. Впрочем, встречались и другие названия — по ткани: кумашник, набоешник, штофник — ведь клинники шили не только из окрашенной в синий или красный цвет домотканины, но и из покупных материй. Необыкновенно популярен был кумач, который шел на праздничную одежду. На самую же нарядную брали шелковые ткани — атлас и штоф, а в наиболее зажиточных семьях — парчу. Во второй половине XIX века на смену косо-клинному пришел прямой сарафан из пяти-шести полотнищ с узкими лямками: лямошник, круглый, раздувай, москвич, шубка.

Помнится, не так давно были модны широкие платья без пояса, выдержанные будто бы «в русском стиле». Но так ли? Ведь на Руси никогда не ходили распояской, и первой «одеждой», которую получал новорожденный, был именно пояс: считалось, что он оберегает от бед. Известны самые разные опояски: тканые, вязаные, плетеные. Широкие — для верхней одежды и поуже — для горничной, праздничные и повседневные. Из гарусной шерсти ткали узорные пояса с пышными махрами на концах. Многие были «со словесами» — искусно вытканной строкой молитвы или посвящения. А то просто: «Кого люблю, того дарю», и имена...

http://s9.uploads.ru/t/8G5ZA.jpg

Праздничный костюм девушки из Архангельской губернии.
Наряд кажется поначалу простоватым. Но почему он так притягивает взгляд? Своедельская рубаха из беленого холста расшита красными нитками. С ней хорошо сочетается сарафан набоешник с яркими пятнышками рябинок и зубчиками красной тесьмы на подоле. А желтая перекликается по цвету с головной повязкой, шитой жемчугом и каменьями. Ансамбль, создающий образ девической чистоты, довершает тканый поясок — древний символ целомудрия. Да, за внешней простотой — тонкий вкус и рукодельный навык, большой труд и великое терпение!

Наконец, головной убор, без которого костюм русской крестьянки просто немыслим. Ведь по древнему обычаю замужняя женщина не показывалась на людях простоволосой — это считалось большим грехом. Девушки могли не покрывать волос. Отсюда различие уборов: у замужней это глухая шапочка, у девушки — перевязка, оставляющая верх головы незакрытым.

Великолепны праздничные кокошники северянок, расшитые золотной нитью и речным жемчугом (до XVIII века Русь им была очень богата). Своей формой они походили на распушившуюся курочку, но кое-где имели иные очертания. Скажем, нижегородские — с высоким гребнем в виде полумесяца или островерхие костромские. Нарядная девичья коруна действительно напоминала старинный царский венец с причудливыми зубцами, которому вторил парчовый косник, также отделанный жемчугом и шитьем. В будни девушки носили ленточку или платок.

http://s8.uploads.ru/t/cu3xF.jpg

Праздничный женский костюм из Рязанской губернии.
Недаром традиционный русский костюм называют «многослойным»: рубаха, понева, навершник, занавеска, кичка, платок... И совершенно непривычное для нас обилие украшений! Возьмите прямой, как мешок, длинный навершник. Холста, из которого он скроен, не видно — практически весь он закрыт нашивками из тесьмы и позумента. Но что удивительно: немыслимый преизбыток одежд и пестрота красок непостижимым образом приведены в гармонию.

Что еще дополняло основной костюм? С богатым сарафаном надевали для тепла парчовую душегрею, собранную на спине красивыми складками. С рукавами — называлась епанёчка, на лямках — коротенька. Вышитый передник тоже мог иметь рукава, но чаще надевался на шею или повязывался над грудью. Ну и в праздник — красивый платок или шаль, скажем, каргопольский золотой плат с узорами. Таков наряд крестьянок русского Севера.

Костюм южных губерний заметно отличался от него. И по составу — это так называемый «поневный комплекс». И по материалам — здешние крестьяне жили беднее и не покупали дорогих тканей. И по стилю — южнорусский костюм ярче и пестрее, чему причиною иной климат и соседство степных народов.

http://s8.uploads.ru/t/RYdQJ.jpg

Праздничный женский костюм из Воронежской губернии.
Это тоже жительница южной Руси — видите, как ярок наряд! Да и состав костюма иной: основа его — клетчатая понева с синей прошвой. По подолу тесьма и рядок тканого узора; шерстяной пояс с концами из разноцветного бисера. Из него же нагрудное украшение. А венчает фигуру рогатая кичка с золотошвейным налобником и шерстяными розетками у висков.

Основу его составляет древняя поясная понева. Представьте себе три сшитых полотнища с продетым вверху шнуром — гашником. Их обертывают вокруг бедер и укрепляют на талии, причем полы не сходятся и в просвете видна рубаха. Это старинная распашная понева. Глухая появилась позже, когда прореху стали закрывать полотнищем другой материи — прдшвой.

Делали поневу обычно из шерстяной домотканины, синей или черной, в крупную клетку. Этот орнамент дополняли вышитым или тканым узором, молодухи к тому же нашивали ленты, кисти, пуговицы, блестки. Для здешнего наряда вообще характерна повышенная узорность. Скажем, на плечи рубахе, и без того насыщенной вышивкой и ткачеством, часто нашивали красные прямоугольники — налёты. Сама рубаха суцельная и очень длинная. Ее подтягивали до колен, и у пояса образовывался большой напуск, который использовали как карман. Из-за этого мешка рязанок в старину часто дразнили «косопузыми».

В полный ансамбль входили еще навершник древнего туникообразного покроя и передник, прикрывающий прореху или прошву. Все это вы увидите на иллюстрациях. А вот о головном уборе замужней женщины — кичке следует сказать особо. Это целое сооружение, состоявшее порой из десяти частей, а по весу достигавшее семи килограммов. Кое-где ее называли «сорокой» — по верхней части, напоминающей в разложенном виде птицу с крыльями.. Сначала надевали собственно кичку — холщовую шапочку на вздержке с твердым остовом. В передней части ее нередко возвышались рога. Видимо, они свя

заны с какими-то весьма древними представлениями, ибо раскопанные в Киеве глиняные женские фигурки тоже имеют двурогие уборы. Поверх кички надевали расшитые золотом или бисером налобник, позатыльник, сороку, наушники... Как ни странно, русские женщины долго не хотели расставаться со всем этим. И. С. Тургенев рассказывает, как один помещик велел крепостным заменить «тяжелые и безобразные» кички на кокошник, но крестьяне носили его... поверх кичек. Известна и задорная частушка: «Рязанские рога не кину никогда: буду есть одну мякину, а рога свои не кину!..»

http://s8.uploads.ru/t/tibwv.jpg

Праздничный женский костюм. Забайкалье. Середина XX века.
Предки этой женщины переселялись в Сибирь целыми семьями, отсюда и название — «семёйекие Забайкалья». В большой чистоте пронесли они через века старинные обычаи и обряды и едва ли не до сего дня носят традиционную одежду. На рисунке мы видим обычный для Руси ансамбль: рубаха, сарафан, передник, кичка, шаль. Правда, все это с подробностями, свойственными именно семейским. Скажем, шаль повязана особым образом — наподобие чалмы, а на груди несколько ниток янтарных бус. Порой их набиралось до двенадцати, а отдельные янтарины были столь массивны, что получили название фунтовых.

Своеобразен сибирский костюм. Русские люди переселялись в Сибирь из самых разных мест европейской России. Со временем их привычные наряды менялись в новых природных условиях. Причем многое переселенцы заимствовали у местных народов, особенно теплую одежду и обувь. Так, в низовьях Оби мужчины и женщины носили ненецкую малицу из оленьего меха шерстью внутрь с капюшоном и рукавичками. Осваивали и новые ткани, ибо лен и конопля росли не везде. Например, в Забайкалье повседневные сарафаны шили из синей хлопчатобумажной дабы, которую привозили из Китая, для праздничных же широко использовали восточные шелка. Однако в целом традиционный костюм сохранился в Сибири и даже обрел неповторимые черты, особенно там, где переселенцы жили большими селами, свято храня обычаи отеческой старины.

Состав мужской одежды был повсюду одинаков. А вот о пестряди, из которой наравне с холстом шили рубахи и порты, стоит рассказать. Это клетчатая или полосатая ткань из крашеной пряжи. Расцветка и узор порой восхитительны — недаром деревенские щеголихи носили сарафаны пестрядинники. Клетка шла на рубахи, а полоска на штаны, которые так и назывались — синеполосые.

http://s9.uploads.ru/t/0Osjt.jpg

Праздничный мужской костюм из Архангельской губернии.
Примерно так одевались крестьяне по всей России: рубаха, порты и пояс.
На голове грёшневик— широко распространенный убор из валяной шерсти.
Иногда его украшали лентами и цветами.

Наконец, обувь. Мы привыкли к мысли, что в деревне все ходили в лаптях. А ведь их носили преимущественно в центральночерноземных губерниях, где сильнее сказалось крепостное право. Тут даже венчали и хоронили в лаптях. Зато степняки, поморы, сибиряки их вовсе не знали. На Севере лапти плели для работы, ибо на покосе или жатве они незаменимы : удобные, легкие и ногу не наколешь. В праздники же надевали обувь кожаную — сапоги, полсапожки, башмаки. И еще коты с красной оторочкой — что-то вроде туфель попросторнее, чтобы нога в шерстяном чулке вошла. Вязаные чулки до колен с узорной опиской носили и мужчины и женщины, но с лаптями — обычно холщовые или суконные онучи белого цвета. Кажется, самая незамысловатая деталь костюма, а сколько и тут выдумки! Оборы, которыми привязывали обувь к ноге, часто плели из черной шерсти — представьте, как красиво перекрещивались они поверх праздничных онуч!

http://s9.uploads.ru/t/MXVqD.jpg

Праздничная мужская рубаха. Семипалатинская губерния. Конец XIX — начало XX века.
Весьма красочной была мужская одежда так называемых «бухтар-минских старообрядцев», живших на Южном Алтае. По богатству украшений рубаха, которую вы видите, мало чем уступает женской: кумачовые ластовки и нашивки, вышивка и мережка. Готовя подарок жениху, невеста с особым старанием вышивала верх груди, где, по древним поверьям, обитала душа. Находившийся там узор в виде решетки называли оконышком и украшали бисером.

Красота и польза никогда не расходились в народном искусстве со смыслом. Вспомним узоры на рубахах, поневах, передниках: Женщины с воздетыми руками, неотцветающее Древо Жизни, солнечные ромбы с крестами посредине... Ученые доказали, что все они выражают идею плодородия матери-земли, столь близкую душе земледельца. А верхняя часть костюма была связана с идеей неба. Взять хотя бы названия головных женских уборов, напоминающие о птицах: сороке, курице (по-старому кокоши), лебеде («кичет лебедь белая»). Таким образом, одетая в свой праздничный многослойный наряд, русская крестьянка представляла собой образ целой вселенной, как ее тогда люди представляли. Выглядела величаво, представительно; выступала торжественно.

http://s8.uploads.ru/t/7WLNq.jpg

Праздничные мужские порты. Семипалатинская губерния. Конец XIX — начало XX века.
Переселившись в XVIII веке на склоны Алтая, «бухтарминцы» были вынуждены приспосабливаться к иным условиям жизни. И со временем в костюме их появились новые черты. Например, вышивки на мужских штанах, в европейской России встречающиеся крайне редко. Причем орнамент часто сочетал русские и казахские мотивы. В нашем примере традиционному Древу Жизни предстоят вполне реалистические кони, игравшие в жизни переселенцев столь важную роль.

Всегда очень важно, что за человеком стоит. Русский крестьянин много бедствовал, часто был неграмотен. Но за ним стояла родная природа, от которой он себя не отделял, великий народ с его историческим и духовным опытом, древнейшая из культур — земледельческая. Им крестьянин служил, их представителем был. Это и выразилось с такой силой в его костюме.

http://s9.uploads.ru/t/BSRHG.jpg

Мужской и женский костюмы для зимних поездок. Центральные губернии России.
На бабе овчинная шуба, на мужике суконный зипун. Художник несколько модернизировал его: у русских одежда застегивалась только на левую сторону. Шубы и тулупы делались с очень глубоким запахом, так что мать могла даже укутать ребенка. На голове у мужчины свое-делъекая валяная шапка, у женщины поверх кокошника фабричная шаль. Лапти с теплыми онучами либо катанки, варежки узорной вязки. Кнут в руку — и пошел!

http://s9.uploads.ru/t/7pWvR.jpg

Передник с земледельческими календарями-«месяцами». Олонецкая губерния. Конец XIX века.
Затейливые узоры, вышитые на каргопольском переднике, не что иное, как древние земледельческие календари. Шесть лепестков и шесть ростков внутри круга обозначают 12 месяцев, а условные значки снаружи — важнейшие вехи годичного круга полевых работ. Например, 2 мая — «Борис-Глеб — сею хлеб», 31 мая — «Придет Федот — земля примется за свой род». Подобные месяцесловы вышивали еще на подолах рубах и на полотенцах. Можно понять, как дорожили этими вещами, бережно передавая их по наследству.

А. ЛЕБЕДЕВА,
кандидат исторических наук
Рисунки Н. Виноградовой, Г. Вороновой

0

109

Лики Богов.

http://s8.uploads.ru/t/N8lHL.jpg

Уже в стародавние (дохристианские) времена, многие тысячи лет назад, наши предки Славяне имели очень стройную и целостную систему мировоззрения, раскрывающую и объясняющую принципы устройства Мира - Мира живого, находящегося в постоянном движении саморазвития и самосовершенствования. И человечество, как основная часть его, тоже не что-то законченное, застывшее, а также стремится к обновлению, то есть к эволюции своего сознания и бытия. В основе этой системы лежит представление о существовании трёх сфер - миров, в которых проходит вся небесная и земная жизнь каждого человека. Это Миры Прави, Нави и Яви.

Мир Света, добра, истины, Божественной любви и красоты - это Мир Прави. В нём обитают светлые Боги и управляет там Сварог, старший сын рода Небесного, Творца всего сущего. Тонкоматериальный Мир и Мир Нави - это сфера присутствия Сознания Творца, куда после пребывания на Земле уходят души человеческие, где они обитают между предыдущим и последующим воплощениями.
Ну и, наконец, наш земной проявленный мир - Мир формы или Мир Яви. Это явный мир, где каждый из рождённых проходит школу Бытия, учится в конкретных жизненных ситуациях отличать плохое от хорошего, свет от тьмы, добро от зла. Отдаёт свет своей любви посредством творческого созидательного труда всем остальным людям, обществу.

Род небесный

http://s9.uploads.ru/t/1urhK.jpg

"Источник жизни, бытия живых существ во Вселенной" - вот как о нём удивительно поэтично и образно повествуется в "Книге Коляды". Бог Сущий и Бог Всевышний! Родитель и Нарожденный! Бог Истинный, Всемогущий! Святой и Неизреченный! Эта песнь о Тебе - Родитель! До рождения Света Белого тьмой кромешною был окутан Мир. Был во тьме лишь Род - Прародитель наш. Род - Родник Вселенной, отец Богов. Был вначале Род заключён в яйце, был он семенем непророщеным, был он почкою нераскрывшейся, но конец пришёл заточению, Род родил Любовь - Ладу-матушку. Род разрушил темницу силою любви, и тогда любовью мир наполнился. И родил он Царство Небесное, а под ним создал Поднебесное. Отделил Океан - море синее от небесных вод твердью каменной. Разделил Свет и Тьму, Правду с Кривдою. На картине Он восседает на небесном Троне. Одной рукой Он перелистывает Книгу Жизни Бытия, а другой - благословляет на Бытие, даёт энергию жизни.

Земля-Матушка

http://s8.uploads.ru/t/KI2iw.jpg

Богиня - Покровительница Мидгард-Земли, так в древности наши пращуры именовали нашу зелёно-голубую планету, материнскую колыбель всего человечества. Они неустанно благодарили Её за щедрые дары, слагали и пели в честь Неё песни, и Она платила за любовное отношение к Ней людей Своей Материнской заботой. Леса дарили ягоды, орехи, фрукты. Богат и разнообразен был животный мир, реки и моря полны рыбой. Современный человек относится к дарам природы чисто потребительски, считая, что "хозяину" Земли всё дозволено. Поэтому-то скудеет и скудеет, казалось бы, неисчерпаемое изобилие, иссыхает любовь нашей Матери к своим детям. Даже на картине видно, с каким укором смотрит Она на живущих в Мире Яви людей.

Сварог

http://s9.uploads.ru/t/rYGK0.jpg

Старший Сын Рода. Бог управитель Мира Прави. Завершил начатое Родом творение Мира. Бог - покровитель Вырия (Славяно-Арийского райского сада), Небесного Асгарда (Града Богов). На картине он представлен извлекающим из огня творение - вновь сотворённое Солнце.

Любовь - Лада матушка

http://s9.uploads.ru/t/qx4Ur.jpg

Божественная спутница Сварога.
Первая, кого породил Род Небесный. В человеческом понимании это всё светлое, доброе, что объединяет между собой людей на принципах коллективизма, взаимопомощи, сотрудничества, братства. Она даёт Лад и Гармонию между мужчиной и женщиной. Ведёт всех путём созидания и сотворчества по законам и принципам божественного мира Прави. Мать Небесная, Богородица. Мать Богов Расы Великой, Покровительница Великой Расении (Славно-Арийских территорий). На картине она дарит всем цветы любви, и понимание света мудрости Бытия - её одеяние.

Велес

http://s9.uploads.ru/t/mdpjR.jpg

Средний Сын Рода.
Дал энергию движения материальной Вселенной, её коловращение, что отображено в свастичных символах. Свастика - это инволюция, уплотнение Святого Духа до проявленных форм, воплощённых в Мире Яви; и эволюция, по мере завершения каждым своего пребывания в нижних, более плотных и ограниченных сферах бытия и возрастанием своего совершенства, разуплотнение и уход через преображение и вознесение в более прекрасные и гармоничные миры Света. В человеческом общежитии даёт дары Земные, а также и дары духовные тем, кто этого заслуживает. Он - хранитель Врат, ведущих в Райский Сад - Вырий. В человеческом существе и мире проявляется, прежде всего, через трудолюбие, постоянную работу над собой, оттачивание граней своего нравственного состояния и, как сотворца Всевышнего на Земле, посредством творческого созидательного труда на всеобщее благо. Человек не должен быть паразитом, впустую прожигающим земную жизнь и лишь пользующимся трудом других. Сколько отдал обществу, столько на небе и отмерено будет. На картине Велес как бы растворён в Природе, по сути, она движима Им.

Святогор

http://s9.uploads.ru/t/ckGDX.jpg

Он четвёртый Сын Рода. На своих могучих плечах держит свод небесный, чтобы не смешались чистый, светлый Мир Прави и наш земной Мир. Он могучий Столп, Гора Света, на вершине которой сияет Небесный Ирий, а внизу находится царство поднебесное. В древних славянских сказаниях Святогор представлен Могучим, Грозным, Непобедимым Витязем.

Крышень и Рада

http://s8.uploads.ru/t/Z8UuG.jpg

Младший сын Рода Небесного со своей Божественной спутницей.
Он - Верховная Личность Господа. Человек сотворён по образу и подобию Бога, и личность каждого (его мысленное тело, причинно-кармическое, эмоционально-чувственное и физические тела), в зависимости от явленных чистоты и святости, входит как частичка в Его Вселенскую Личность. Творец любит своих детей, им Он, по своей Великой Милости, всё дал для благополучной, счастливой и радостной жизни в Мире Яви. Великолепие и изобилие природы, совершенные тела! Человеку нужно лишь открыть своё сердце навстречу Божественному потоку Света Жизни, Любви, Красоты - научиться жить в гармонии с идущими рядом другими детьми Господа, стремиться по-настоящему радоваться этому живому Храму и не забывать от души Благодарить и Славить Творца за щедрые небесные и земные дары.

Макошь

http://s9.uploads.ru/t/o35vM.jpg

Сестра Сварога.
Небесная Богородица, Богиня Судьбы. Вместе с дочерьми Долей и Недолей определяет Судьбы людей, плетя свои нити на веретене. К тому, кто достойно вершит свою земную жизнь, стремясь соблюдать данные свыше законы и заповеди, Макошь посылает свою дочь Богиню Долю, богиню счастливой судьбы. Хозяйкой же судьбы тех, кто вершит нечестье в угоду своему эгоизму, становится Недоля. На картине Она льёт молоко Жизни и даёт изобилие.

Перун

http://s8.uploads.ru/t/YpsFT.jpg

Сын Сварога и Лады.
Бог воинства Сил Света, основной задачей которых, прежде всего, является оказание помощи человеку в очищении от присутствующих в нём демонических качеств. В каждом человеке сосредоточены все энергии Вселенной. Есть силы созидания и силы разрушения, светлое начало и тёмная сторона. Согласно закону Свободы Воли, каждый творит либо благое деяние мыслью, чувством, словом и действием, либо - неблагое. Воинство Небесное помогает разобраться в жизненных ситуациях через честь, совесть, искренность и другие качества яснопонимания, утвердить Свет и Добро, Любовь и Лад во Вселенной. Они теснят воинство силы тёмной, которое поддерживает эгоизм личности, стремится заставить человека нарушить закон Любви и Гармонии и привести его к ниспадению. Небесное Перуново Воинство помогает человеку победить в себе невежественные качества характера. На щитах воинов надписи: чистота, милосердие, любовь, мужество, самопожертвование, доблесть, честность, искренность и т.д. В стародавние времена Перун поведал людям Священные Веды или законы праведной жизни. Они записаны Рунами в книге мудрости Перуна.

Белобог

http://s9.uploads.ru/t/r8Umn.jpg

Олицетворение светлой стороны жизни в верованиях древних Славян. В Славяно-Арийском эпосе - преданиях старины глубокой - о Нём сказано: "В правой руке он держит кусок раскалённого метала, который даёт испытуемому. И если человек светел, то остаётся цел и невредим. Если же нет, - то он сгорает в огне". Сегодня мы хорошо знаем, что все заболевания и страдания люди создают себе сами, своими разрушительными мыслями, эмоциями и действиями и, в конечном счете, сокращают наше земное пребывание. И это есть "кара небес" за наш отход от законов мира Прави.

Святовит

http://s8.uploads.ru/t/yMipI.jpg

Вышний Бог.
Входит в великий Триглав Мира Нави - Велес, Даждьбог, Святовит. Даёт Миру, людям Духовный Свет. Это Дух Святой - что одухотворяет и животворит проявленные Миры Вселенной. По своей Внутренней Сути представляет необусловленную, безличную Божественную Любовь, её первородную энергию (Солнце светит всем одинаково), и неискажённые, вневременные первичные знания Истины. Бог - Покровитель Духа нашего, Родов и Отцов наших, так о нём говорится в Славяно-Арийских Ведах.

Даждьбог

http://s8.uploads.ru/t/RaSK8.jpg

Сын Перуна, внук Сварога.
Бог - хранитель Великой Мудрости. Назван Даждьбогом (дающим Богом) за то, что дал людям святарасы девять Саньтий (книг), содержащих Священные Веды. В "Книге Велеса" сообщается, что все Славяне - его внуки. Так что в каждом из нас присутствует частичка Его Души, Его сознания. Даждьбог сыграл величайшую роль, как просветитель наших пращуров - древних Славян. И сегодня глубина Божественной Мудрости, заключённая в саньтиях Тарха Даждьбога, - устремляет путём света. И за давностью тысячелетий ни в чём не потеряла своего изначального значения.

Семаргл (Агни)

http://s9.uploads.ru/t/iDrYS.jpg

Бог Небесного Огня,
несущего сынам и дочерям человеческим очищение и преображение, дающий возможность эволюционного роста. Это огонь праведного Божественного Суда, выжигающий накопленную скверну. Семаргл является посредником между людьми и Небесными Богами.

Джива (Жива)

http://s8.uploads.ru/t/LmvoH.jpg

Богиня жизни и покровительница Душ человеческих. Божественная супруга Тарха Даждьбога. На картине она показана цветущей весной, где мир наполнен торжеством и радостью бытия. Так и человеческая Душа стремится к любви, счастью и красоте этого Мира.

Марена - Зима-Матушка

http://s8.uploads.ru/t/sLwxi.jpg

Богиня Зимы, покоя.
В народных сказках о ней говорится как о Снежной Королеве. Каждый из нас по-своему любит это время года, несмотря на суровые морозы и холода, за его зимнее очарование, белый снежный покров, за внутреннюю тишину, умиротворённость и покой. Всё это - проявления прекрасной Богини Мары.

Берегиня

http://s8.uploads.ru/t/zMPfL.jpg

В верованиях древних Славян - это Богиня, берегущая и охраняемая всё живое. Жизнь любому существу, пришедшему на землю, даровал Всевышний, и она священна. Среди людей мы видим Её проявление, прежде всего через женское начало. Именно женщина является истинной Берегиней, и лежит на Её хрупких плечах ведение домашнего хозяйства, рождение воспитание детей, забота о своих близких. Она - Берегиня домашнего очага, олицетворение семейного счастья. На картине видно, как только Она проявилась из Тонкого Мира, к ней потянулось всё живое, ведь она и есть - Воплощённая Любовь.

Бог Ра

http://s8.uploads.ru/t/MCvYU.jpg

Ярило-Солнце.
Бог - Покровитель Светлых помыслов, чистого Сердца и нашего светила. Благодаря энергии Тепла и Света, что даёт нам всем Ярило-Солнце, и возможна сама жизнь на Земле. Поэтому нужно всегда об этом помнить, и слать Ему свою любовь и благодарение.

Морозко

http://s9.uploads.ru/t/2bKQ4.jpg

Бог зимних морозов. Благодаря Ему земля покрывается белым покровом, а реки и озёра - льдом. Поистине Новый Год, где Морозко играет главную Роль, является самым радостным и весёлым праздником, как в стародавние времена, так и в наше время.

Алконост

http://s8.uploads.ru/t/MlscT.jpg

Богиня Зари рассветной.
Она Заря-Заряница, Супруга Бога Хорса. На картине она изображена в образе сказочной птицы около синего моря. Ведь вся красота зари, её величие и торжественность - значительнее всего проявляются именно там. Её оперение поистине вобрало в себя все краски великолепия зарождения нового дня.

Птица Гамаюн

http://s8.uploads.ru/t/zKUyg.jpg

Гамаюн обитает в Светлом Ирии - райском саде - и принадлежит самому Всевышнему. Вот как о ней повествуется в Славянском эпосе "Книга Коляды".

Пересвет

http://s9.uploads.ru/t/LxF9e.jpg

Демиург, Народоводитель русичей. Это под его Божественным началом русичи прошли долгий путь от былин стародавних времён до наших дней. Выстояли, несмотря ни на какие суровые, лихие времена, в большинстве своём сохранили свет любви своей Души, изначальную доброту, открытость и отзывчивость, честь и совесть и многие другие Божественные качества своего внутреннего мира.
И в наши дни, когда Чернобожьи полчища наступают, русский народ выстоит и победит, сбросит пелену, что занимает очи, расправит плечи и пойдёт дорогой построения общества всеобщего блага, где будет властвовать одна лишь Божественная идеология ответственности перед Родом, построения государственности на высоких принципах социальной справедливости, истинной заботе о всех социальных слоях населения, бережного отношения к Родной Природе.

Навна

http://s9.uploads.ru/t/2OVeP.jpg

Соборная Душа России, её Народа. Это Она воплощена в девицах-красацавицах, всех матерях и жёнах. Это свет её любви согревает души людские. Это она хранит и бережёт народную культуру, её неповторимый фольклор, самобытность зодчества и народных ремёсел, вдохновляет музыкантов, поэтов, актёров, архитекторов и художников, всех одарённых творческих людей на создание их прекрасных произведений, несущих Миру радость красоты бытия.

Птица Счастья

http://s8.uploads.ru/t/TdnRs.jpg

Каждый из живущих на Земле, прежде всего, хочет быть по-настоящему счастливым, но само счастье как Небесная Птица Феникс, просто так не даётся в руки. Для этого нужно основательно потрудиться, и прежде всего - над собой, чтобы стать достойным Его. И тогда Господь, увидев свыше Свет Души и чистоту сердца, пошлёт Прекрасную Птицу Феникс, которая на своих лучезарных крыльях принесёт Его Божественную Благодать, даст здоровье и настоящую Радость Бытия. Ведь человек изначально находится в Пространстве Счастья, в Обители Божественного Мира. Состояние счастья, стало быть - это раскрытие Божественных возможностей человека через проявление его лучших качеств и добродетелей. Счастье делает человека крылатым, ибо воспаряет Его Дух на Крыльях Вдохновения, питаемого Божественной Благодатью.

0

110

ОБРЯД "ПЕРЕПЕКАНИЯ" РЕБЕНКА: на лопату и в печь.

Помните злую Бабу-Ягу, которая сажала Иванушку на лопату и отправляла в печь? На самом деле – это отголосок старинного обряда «перепекания ребенка», который, несмотря на свою древность, был очень живуч и в иных местах сохранялся вплоть до XX века, а то и дольше...

Итак, «перепекание ребенка» – древний обряд. В одних местах к нему прибегали в случае рождения недоношенного, хилого младенца, при наличии рахита («собачьей старости»), атрофии и прочих недугов. В других – отправляли в печь всех подряд новорожденных. Зачем? — Вот об этом и поговорим.

Считалось, что если ребенок появился на свет раньше времени, если он слаб или болен, то это значит, что «не дозрел» в материнском чреве. А раз так, то нужно довести его до «нужной кондиции» с тем, чтобы он не только выжил, но и обрел необходимые жизненные силы.

Печь, как уже упоминалось, в традиции древних славян представляла собой своего рода отражение вселенной как триединого мира: небесного, земного и загробного, равно как и место общения с предками. Поэтому к ее помощи обращались, чтобы спасти недужное дитя.

При этом уподобляли рождение ребенка выпечке хлеба, а потому в классическом варианте «перепекания» младенца предварительно обмазывали ржаным (и только ржаным) тестом, оставляя свободными от него только рот и ноздри.

Тесто, к слову сказать, тоже было не простое, а на воде, принесенной на рассвете из трех колодцев, желательно – бабкой-знахаркой.

Обмазанное тестом дитятко укладывали на хлебную лопату, привязывали к ней и трижды отправляли на короткое время в теплую (не горячую!) печь, в которой нет огня.

В одних местах это поручалось бабушке-повитухе, в других – самой матери, в третьих – самой старой женщине в селении.

Никогда перепекание не проводилось в одиночку и всегда сопровождалось особыми речами. Но если бабушке-повитухе (при которой состояла помощница, чтобы снять ребенка с лопаты), достаточно было побормотать что-нибудь вроде: «Припекись, припекись, собачья старость», то в других случаях предполагался обязательный диалог участниц процесса.

Смысл его заключался не только в произносимых словах-иносказаниях, но и поддерживал ритм, в котором надо было отправлять и возвращать из печи ребенка, чтобы он не задохнулся. Например, если по ритуалу полагалось действовать лопатой матери, то у дверей могла стоять свекровь.

Входя в дом, она спрашивала: «Что ты делаешь»? Невестка отвечала: «Хлеб пеку» — и с этими словами двигала лопату в печь.

Свекровь говорила: «Ну, пеки, пеки, да не перепеки» и выходила за дверь, а родительница доставала лопату из печи.

Аналогичный диалог мог происходить с женщиной, которая, трижды обойдя избу по ходу солнца, вставала под окно и проводила ту же беседу. Кстати, иногда под окном вставала мать, а у печки орудовала знахарка.

Существует детальное описание обряда «запекания» ребенка от сухотки, сделанное одним из дореволюционных бытописателей, которое завершается «продажей» ребенка, причем знахарка забирает его на ночь, а затем возвращает матери .

«В глухую полночь, когда печь простынет, одна из баб остается с ребенком в избе, а знахарка выходит во двор. Окно в хате должно быть открыто, а в комнате темно. – Кто у тебя, кума, в избе? спрашивает со двора знахарка – Я, кума – (называет себя по имени) – Более никого? продолжает спрашивать первая – Не одна, кумушка, ох не одна; а прицепилась ко мне горе-горькое, сухотка поганая – Так ты ее, кума, выкинь ко мне! советует знахарка – Рада бы бросить да не могу, слышится из избы – Да почему? – Если выкину ее поганую, то и дите-чадо прийдется выкинуть: она у нем сидит – Да ты его, дите-то, запеки в печь, она и выйдет из него, слышится совет кумы».

После этого ребенка кладут на лопату для выпечки хлеба и помещают в печь. Знахарка, бывшая во дворе, обегает вокруг дома и, заглянув в окно, спрашивает: « – А что ты, кума, делаешь? – Сухотку запекаю – А ты, кума, смотри, не запекла бы и Ваньку – А чтож? – отвечает баба, — и Ванькю не пожалею, лишь бы ее, лиходейку, изжить – Ее запекай, а Ваньку мне продай».

Затем знахарка передает в окно три копейки, а мать из хаты подает ей на лопате дитя. Это повторяется трижды, знахарка, обежав хату и каждый раз через окно возвращая ребенка матери, ссылается на то, что он «тяжеловат». «Ничего здорова, донесешь» – отвечает та и снова передает на лопате дитя. После этого знахарка уносит ребенка домой, где он и ночует, а утром возвращает его матери.

Этот древнейший обряд был широко распространен у многих народов Восточной Европы, как славянских, так и неславянских, бытовал у народов Поволжья — мордвы, чувашей. Сажание в печь ребёнка, как средство народной медицины, широко использовали многие европейские народы: поляки, словаки, румыны, венгры, литовцы, немцы

Дореволюционный этнограф и краевед В.К. Магницкий в своей работе «Материалы к объяснению старой чувашской веры» пишет:

«Вот как, например, лечили они детское худосочие. Больного ребенка клали на лопату, покрытую слоем теста, а затем закрывали его сверху тестом, оставляя лишь отверстие для рта. После этого знахарь три раза просовывал ребёнка в печь поверх горящих углей». Затем, со­гласно исследованию другого этнографа П.В. Денисова, ребенка «сбрасывали с лопаты сквозь хомут к порогу, где собака съедала покрывавшее ребёнка тесто».

Во время всей этой процедуры читала ряд наговоров.

Вариантов обряда перепекания было много. Иногда ребенка обмазывали тестом, лопату с ним проносили над тлеющими углями или сажали в остывшую печь. Но было у всех и общее: обязательно на хлебной лопате и в печь, как символ огня. Возможно, в этой языческой процедуре следует видеть отголоски одного из древнейших обрядов — очищение огнем.

А вообще, эта похоже на некую закалку (горячо-холодно), которая мобилизует организм на борьбу с болезнью. Согласно свидетельству старожилов, к методу «перепекания» прибегали в очень крайних случаях, после этого младенец должен был или умереть, или выздороветь.

Случалось, что ребёнок умирал, когда его еще не успевали отвязать от лопаты. При этом свекровь на плач снохи говорила:

«Знать, ему не жить, а кабы перенес, так стал бы, знаешь какой крепкий после этого»…

Следует отметить, что обряд «перепекания» возродился в советское время. По воспоминаниям жителя села Ольховки В.И. Валеева (1928 г.р.), «перепекали» и его младшего брата Николая. Произошло это летом 1942 года. Брат его был не только худосочен, но к тому же криклив и капризен. Врачей в селе не было.

Собравшийся «консилиум» из бабушек поставил диагноз: «На нем — сушец». Назначен был единодушно и курс лечения: «Перепекать». По словам Валеева, его мать посадила брата (ему шел шестой месяц) на широкую деревянную лопату и несколько раз «сажала» Николая в печь. Правда, печь уже основательно остыла. А в это время свекровь бегала кругом избы, заглядывала в окна, стучала в них и несколько раз спрашивала: «Баба, баба, что печешь?». На что сноха неизменно отвечала: «Сушец пеку».

По мнению Владимира Ионовича, его брата лечили от худосочия. До сих пор Николай здравствует, чувствует себя прекрасно, ему более 60 лет.

Давно замечено, что в тяжелые годы испытаний и лихолетья, когда у лю­дей постепенно теряется всякая надежда на выход из создавшегося поло­жения, когда нависает какая-нибудь страшная опасность, из глубины ве­ков вдруг начинают всплывать, казалось бы, давно забытые обряды и обы­чаи. Люди как бы внезапно вспоминают, как поступали их деды и праде­ды в аналогичных ситуациях.

Русских печек становится все меньше. Детская смертность, что ни говори, гораздо ниже, чем в стародавние времена, но больных детей рождается всё больше...

Младенцев в наши дни не перепекают (разве что кладут в инкубатор).

Зачем же вспоминать «старину седую»? А помните, как в сказке гуси-лебеди прекратили погоню за детьми только после того, как те забрались в печку?
Печка может быть условной… Ведь сам процесс перепекания был не только медицинской процедурой, но и в не меньшей степени – символической.

Таким образом, помещение ребенка в печь, помимо сжигания болез­ни, могло символизировать одновременно:

повторное «выпекание» ребенка, уподобленного хлебу, в печи, являющейся обычным местом выпечки хлеба и одновременно символизирующей женское чрево;

символическое «допекание» ребенка, «не долеченного» в материнской утробе;

временное возвращение ребенка в материнское чрево, символизируе­мое печью, и его второе рождение;

временную смерть ребенка, его пребывание в ином мире, символизи­руемом печью, и возвращение в этот мир.

… Вот так, добропорядочную знахарку Бабу-Ягу сказочники превратили в кровожадную злодейку, пекущую в печи детишек...

Валентина Пономарева

0

111

7 изобретений, которые Россия забыла запатентовать:

1) Автомобиль
В 1751 году Леонтий Шамшуренков, искусный механик из народа, изготовил по госзаказу «самобеглую коляску», двигавшуюся без какой-либо посторонней силы. Шамшуренкову в награду выдали пятьдесят рублей. Дальнейшая судьба коляски историкам неизвестна.
Спустя 18 лет, в 1769 году, француз Никола Куньо презентует всему миру подобный аппарат. Обидно, француза Куньо знает весь мир, а имя нашего конструктора забыто!

2) Паровоз
Первая в России двухцилиндровая вакуумная паровая машина, попросту говоря паровоз, была спроектирована механиком Иваном Ползуновым в 1763 году. На испытаниях машины, которые состоялись в Барнауле всего через год, присутствовал Джеймс Ватт. Идея ему очень приглянулась…
В апреле 1784 года в Лондоне ему удалось получить патент на паровую машину с универсальным двигателем. Член комиссии по приему изобретения Ползунова, Джеймс Ватт считается ее изобретателем.

3) Наркоз
Фраза «Очнулся — гипс» — отлично иллюстрирует врачебную практику Николая Пирогова. В 1850 году этот великий хирург впервые в истории медицины начал оперировать раненых с эфирным обезболиванием в полевых условиях. Всего Пирогов провел около 10 000 операций под эфирным наркозом. Он же первым в российской медицине начал использовать гипс для лечения переломов.

4) Велосипед
В 1801 году крепостной изобретатель Ефим Артамонов на Нижнетагильском заводе построил первый двухколесный цельнометаллический педальный самокат, который потом назовут велосипедом… Потом, в 1818 году, когда выдадут патент на это изобретение немецкому барону Карлу Дрейзу!

5) Робот
Великому русскому математику Пафнутий Чебышев в 1860 году удалось, как тогда казалось невероятное: просчитать и разработать «конструкцию прямолинейного хождения механизмов без колесных пар, по принципу шага». Аппарат был назван стопоходящая машина. Машину эту с полной уверенность можно считать бабушкой нынешних японских роботов!

6) Радиоприемник
Хроника российской истории радио выглядит так: 7 мая 1895 года Александр Попов впервые публично продемонстрировал прием и передачу радиосигналов на расстоянии. В 1896 — передал первую в мире радиотелеграмму. И уже 1897 — установил возможность радиолокации при помощи беспроволочного телеграфа.
Однако в Европе и Америке считается, что радио изобрел итальянец Гульельмо Маркони в том же 1895 году. И попробуй докажи обратное!

7) Лампа накаливания
Устройство, известное как «лампочка Эдисона» не что иное как усовершенствованное изобрение Александра Лодыгина. Член Русского технического общества еще в 1870 году предложил применять в лампах вольфрамовые нити и закручивать нить накаливания в форме спирали. Эдисон сделал это только в 1879 году, что не помешало ему получить патент на лампу накаливания.

0

112

http://s9.uploads.ru/t/q8TMr.jpg

Алекса́ндр III Алекса́ндрович (26 февраля [10 марта] 1845, Аничков дворец, Санкт-Петербург — 20 октября [1 ноября] 1894, Ливадийский дворец, Крым) — император всероссийский, царь Польский и великий князь Финляндский с 1 [13] марта 1881 года. Сын императора Александра II и внук Николая I; отец последнего российского монарха Николая II.

Придерживался консервативно-охранительных взглядов и проводил политику контрреформ, а также русификации национальных окраин. Заключил франко-русский союз. В официальной дореволюционной историографии именовался Миротворцем, поскольку в его правление впервые за долгое время Россия не вела больших войн.

0

113

ДРЕВНИЕ СВАДЕБНЫЕ ОБРЯДЫ.

Трудно представить, чтобы в наши дни невеста каждое утро с момента сватовства до самого дня замужества выходила из дому и причитала, рыдала, оплакивала свое девичество, красоту, молодость.

Впрочем, как и с трудом представляются возможными сейчас многие из тех обычаев и обрядов, которые были некогда неотъемлемой частью свадебного ритуала, а теперь либо забыты, либо утрачены, либо переосмыслены…

СВАТОВСТВО

Сватовство — это не только неожиданный приезд жениха в сопровождении родственников в дом невесты, чтобы в иносказательной форме посвататься (себя показать да товар посмотреть). Сватовство было той отправной точкой, с которой буквально начиналось перерождение главных участников свадебного обряда, жениха и невесты. С момента самого просватания на невесту (сговоренку) налагалось ограничение в передвижении, ее жизненное пространство резко сужалось до пределов родительского дома. Если девушка и выходила, то только в сопровождении подруг и, по сути, только для того, чтобы пригласить гостей на свадьбу. Невеста также отстранялась от всех домашних дел, становилась недееспособной. Так происходило постепенное “расчеловечивание”, необходимое для рождения нового человека, уже семейного.

СМОТРИНЫ

Через два-три дня после сватовства жених и его близкие родственники вновь приезжают в дом невесты, теперь на смотрины, во время которых девушка должна показать себя во всей красе и продемонстрировать все свои навыки и уменья, точно так же как и жених, который красуется перед всеми собравшимися. После этого мать жениха пристально рассматривает и оценивает приданое невесты. Все происходящее обязательно сопровождается песнями и причитаниями,- чаще всего в исполнении подруг невесты. Однако девушка могла отказаться от женитьбы, не выйдя к жениху.

РУКОБИТЬЕ

Незадолго до намеченного дня свадьбы происходило рукобитье или же запой, событие, которое окончательно закрепляло договоренность о свадьбе. После рукобитья отказ от свадьбы был невозможен. Жениха и невесту усаживали рядом за стол и величали в песнях, которые исполнялись подругами невесты.

А что же делают сами жених и невеста? Невеста не разговоривает, а причитает, а в некоторых домах и вовсе зовут выльницу, которая «воет», то есть исполняет причеты, а невеста охает и плачет. И, несмотря на видимую активность жениха, его постоянные перемещения (он приезжает в дом невесты практически каждый день после рукобитья на «побывашки», «поцелуи», «проведки»), все же он остается пассивным: за него говорят и делают всё сваты, родственники, дружки.

ДЕВИЧНИК

Неужели этот обряд тоже исчез? Дело в том, что девичник на Руси — это не только прощальные посиделки невесты с подругами накануне венчания, но и изготовление «красоты» («воли»), расплетание косы, мытье невесты в бане, уничтожение или передача «красоты» подруге или жениху. Девичья «красота» — последнее, что связывает невесту с ее девичеством. Это мог быть кудель, деревце, украшенное лентами и лоскутами, венок, платок. После изготовления «красоты» ее сжигали либо невеста раздавала ее близким подругам. Каким бы ни был предмет, символизирующий «красоту», он неизменно связан с головой, точнее волосами, а волосы – своего рода олицетворение девичьей красоты, воли. С уничтожением или раздачей «красоты» девушка аллегорически лишалась девичества.

Также невесте могли отрезать косу и передавали ее жениху. А ритуальное омовение в бане окончательно завершало процесс: невеста становилась: ”ни жива, ни мертва”, и в этом состоянии ее передавали жениху, устраивался торгом, а невеста и ее подруги изо всех сил сопротивлялись.

ПРИЧЕСКА МОЛОДУХИ

Сразу после венчания невесте делали прическу молодухи: заплетали две косы и покрывали голову платком или же сразу «окручивали по-бабьи»: заплетенные в две косы волосы закручивали на затылке в пучок, а поверх надевали головной убор замужней женщины (повойник, очток, наметка). С этого момента волосы невесты мог видеть только муж: показаться с непокрытой головой постороннему мужчине было равносильно измене, а сорвать с женщины головной убор — оскорбление. Перемена прически означает переход девушки во власть мужа, а также представляет собой формирование нового облика человека, его перерождение в новом статусе. Девушка начинает «оживать»: к ней возвращается способность самостоятельно передвигаться, а также способность все делать своими руками: невеста, войдя в дом, начинает активно осваивать его пространство, бросает рожь, кладет коровай, бросает пояс и др.

«РАСКРЫВАНИЕ НЕВЕСТЫ»

Особый обряд был посвящен «раскрыванию» невесты, когда молодые приезжали из-под венца в дом жениха. Этот обряд наделялся двойным смыслом: для невесты он означал возвращение зрения; невеста, продолжая оживать, смотрела теперь на все иными глазами, а для жениха это было своего рода узнаванием любимой, так как она теперь была иная. В некоторых деталях обряда прочитывается эротический смысл, когда невесту «вскрывают»: свекор или дружка приподымает подол кнутовищем, ухватом, пирогом или палкой. Или же на голову невесты клали пирог без начинки, символизирующий дитя, и заворачивали его в платок, клали его в чулан, где молодые отдельно от всех сначала ели, а затем проводили брачную ночь. В некоторых областях был обычай устраивать постель новобрачным в клети или хлеве, что связано с идеей плодородия, деторождения.

«ОТВОДИНЫ»

«Отводины» (совместное посещение молодыми родителей невесты) знаменует конец свадьбы как особого состояния для всех ее участников. Этот элемент свадебного обряда особенно важен для невесты, которая приезжает ненадолго и в качестве гостьи, что подчеркивает необратимость всех превращений, произошедших с ней во время свадьбы. Впрочем, встречаются и другие данные о связи невесты со своим домом. Например, в Воронежской губернии, молодица в течение первого года замужества жила у матери и занималась прядением для своих будущих нужд.

http://s9.uploads.ru/t/EKGJT.jpg

0

114

"ЕЛИСЕЕВСКИЙ"

Трудно найти человека, который не знал бы, не слышал бы о самом “вкусном” в стране магазине с ласкающим слух именем – “Елисеевский”. С детства, с начала 70-х, помню этот совершенно фантастический аромат кофе, шоколада, чего-то ещё очень вкусного…

И конечно, все знали, что именуется этот дворец (магазином его назвать язык не поворачивается) в честь бывшего хозяина – купца Елисеева, а официально он называется Гастроном №1. (Скажите, а почему бы не назвать Эрмитаж музеем №1?)

А знаете ли вы, что к моменту национализации (экспроприации) фирма “Братья Елисеевы” имела славную вековую историю?

Впрочем, и у Гастронома №1 была своя громкая история – его директора Юрия Соколова за хищения в особо крупных размерах, приговорили к высшей мере. Очень показательно – о, времена, о, нравы!

Но, вернёмся к истокам. Оказывается знаменитый на всю Россию “Елисеевский” магазин вполне мог бы называться иначе – “Касаткинский”, если бы не любовь сыновей к своему батюшке, который своим примером и наставлениями научил их трудолюбию и тем вывел в люди. В прославление не подлинной своей фамилии – Касаткины, а имени батюшки они назвали основанное ими дело по общему отчеству: “Товарищество братьев Елисеевых”. А внуки закрепили дедово имя в памяти России, передав через полвека это название двум магазинам, самым роскошным во всем государстве и похожим, как братья-близнецы, – в Санкт-Петербурге и Москве. И третьему – в Киеве…

Все началось с графа Шереметьева. Его крепостными были Касаткины, а глава семейства, Пётр Елисеевич Касаткин, работал у графа садовником. Согласно легенде, известный экстравагантными поступками граф Шереметьев, поражённый свежей земляникой, принесённой умелым садовником в зимнюю стужу, воскликнул: “Проси чего хочешь!”

Так Пётр Елисеевич Касаткин получил вольную, и начал удивительную, головокружительную карьеру, которую подхватили его родственники – брат Григорий, сыновья…

Торговля шла в гору, апельсины, заморские фрукты, табак, и Пётр Елисеевич, оставив Григория на хозяйстве, уезжает в далёкую Испанию, потом в Португалию, на остром Мадейра. Там он развивает кипучую деятельность, изучает технологию приготовления вина, открывает склады, и налаживает поставки самого лучшего вина прямо в Петербург.

Фирма процветает, и вдруг…умирает, не дожив до 50 лет в 1825 году.

Но дело развивается, и главенствующая роль переходит к его среднему сыну, Григорию Петровичу.

В 1873 году, когда во главе всех дел стоял Григорий Петрович (уже действительный статский советник и гласный городской Думы), он представил в Вене свою коллекцию вин и получил почетный диплом, в Лондоне – Золотую медаль.

А продолжателем славных дел уже становится сын Григория Петровича – Григорий Григорьевич Елисеев.

Именно при нём фирма достигла апогея в своём развитии, именно он открыл этот самый-самый знаменитый магазин на Тверской, и именно он стал последним владельцем знаменитой компании…

И вот наступил погожий летний день 1901 года, на который был назначен торжественный молебен в честь открытия “Магазина Елисеева и погреба русских и иностранных вин”. К утру разобрали деревянный ящик, и преисполненная любопытства публика ахнула, увидав великолепный фасад, а через огромные блистающие чистотой окна – роскошную внутреннюю отделку магазина: высокий, в два этажа, зал, свисающие с потолка великолепные хрустальные люстры, потолок и стены, отделанные сказочным декором. Магазин действительно словно бы явился из “1001 ночи”.

Среди тех, кто вошел в царство гурманов через устланный коврами Козицкий переулок, была вся московская знать во главе с военным генерал-губернатором (сыном императора Александра II) Великим князем Сергеем Александровичем с супругой, гласные городской Думы. Разнообразие винных, гастрономических, колониальных товаров не поддавалось описанию. Обо всем можно было узнать у галантных приказчиков, почтительно отвечавших на всевозможные вопросы покупателей.

Сортов кофе было так много, что москвичи терялись, какой кофе покупать – аравийский или абиссинский, вест-индский или мексиканский. Приказчики склонялись к тому, что ароматнее всего кофе из Южной Америки или, по крайней мере, из Центральной. Тогда в России кофе пили немногие. На одного жителя приходилось едва ли сто граммов в год, в Англии в ту пору пили в пять раз больше, но вот кто действительно тогда наслаждался ароматным напитком, так это голландцы – в 81 раз больше, чем россияне.

В России был популярен чай. И Елисеевский магазин предлагал богатейший выбор чаев из Китая, Японии, Индии, Цейлона. Тонкие знатоки предпочитали покупать у “Елисеева” чай с Явы.

Сложный букет ароматов Елисеевского магазина создавали пряности: в самом пахучем уголке его гнездились прекрасные склянки с ванилью, гвоздикой, кардамоном, шафраном, корицей, мускатным орехом…

Очень высоко ценили покупатели сырный отдел. В любое время года выбор разнообразных сыров казался безграничным. Твердые – швейцарский, честер, эментальский, эдамский и, конечно, итальянский “гранитный” пармезан. Еще более разнообразным представал прилавок мягкого сыра: на непромокаемом пергаменте лежали в соседстве “жидкий” бри, невшатель, лимбургский, эдамер, шахтель… (Кстати, его заметил Гиляровский, и именно его предпочитала вся богатая Москва)

Григорий Григорьевич Елисеев открыл москвичам “деревянное масло” (так тогда называлось оливковое). Оно из Прованса шло через Одессу и Таганрог.

В трех залах магазина было пять отделов: гастрономический, сверкавший всевозможными бутылками и хрусталем “баккара”, колониальных товаров, бакалея, кондитерский и самый обширный – фруктовый. На редкость аппетитны были кондитерские изделия – большие и малые торты или маленькие “дамские пирожные” (птифуры), которыми хорошо угостить спутницу, проезжая мимо Елисеевского. Этим незаметно завлекали в магазин будущую покупательницу: получив удовольствие от угощения, дама замечала и другие продукты, которые ей внезапно становились необходимыми к своему столу… Пирожные выпекались в собственной пекарне во дворе и словно хранили ее тепло. Их не коснулся холод ледника – он хорошо хранит, но вкуса не прибавляет. Десятки сортов колбас изготавливались в своей колбасной тоже во дворе, который когда-то расчистил Малкиель…

Москва оценила и новинку: грибы из Франции – трюфели. Они, конечно, стоили дорого, но очень годились для торжественного обеда. А анчоусы? Таким красивым словом называлась маленькая подкопченная, специального посола рыбка, бурая на спинке, с серебряным брюшком. Глядя на восторженных людей, по достоинству оценивших его вкус и размах, Григорий Григорьевич спокойно, но многозначительно улыбался, потому что готовился удивить публику чем-то еще более значительным.

У Григория Григорьевича Елисеева было пятеро сыновей, и он гордился ими. А ещё у него была любимица-дочка, и хранительница очага – мать его детей, жена, Мария Андреевна.

И вдруг в семье разразился скандал. О нем заговорили все, кто знал и не знал Елисеевых. Стряслось великое несчастье. Жена Григория Григорьевича, пятидесятилетняя Мария Андреевна, из рода известных купцов Дурдиных, внезапно покончила жизнь самоубийством – повесилась на собственной косе…

Это случилось 1 октября 1914 года. И все сразу узнали причину: миллионер Елисеев давно тайно любил Веру Федоровну Васильеву, замужнюю молодую даму (она была моложе Григория Григорьевича почти на двадцать лет). Кто-то донес сыновьям, слух дошел до их матери, и она не перенесла позора.

Выяснилось чудовищное для сыновей обстоятельство: 26 октября, всего через три недели после смерти жены, Григорий Григорьевич, только что отметивший свое пятидесятилетие, обвенчался в Бахмуте с виновницей семейной трагедии. На этом фоне высочайшее повеление внести в первую, самую почетную, часть Дворянской родословной книги новую жену – Веру Федоровну они восприняли как оскорбление покойной матери. Недавно еще дружная большая семья распалась. В доме отца осталась жить только младшая – дочь Машенька, которой шел пятнадцатый год. Братья поклялись отнять у отца Машу.

Григорий Григорьевич, зная твердый характер сыновей – у него самого был такой же, – нанял телохранителей. Они сопровождали девочку в гимназию, на прогулках с бонной, сидели в подъезде, прохаживались круглые сутки возле опустевшего роскошного дома.

В это время братья составили хитрый план похищения и выполнили его успешно. На повороте улицы, когда Машенька с надоевшими ей телохранителями возвращалась в экипаже из гимназии домой, произошло столкновение: какой-то лихач, словно слепой, наехал прямо на карету. Охранники только на минуту выскочили из экипажа, чтобы разобраться с наглецом, как тут же из подъезда дома выскочили нанятые молодцы, подхватили девочку и заперли за собой дверь. Войти в дом никто не имел права – частная собственность. Явилась полиция, а вскоре прибыл и сам Григорий Григорьевич, но и ему, теперь потомственному дворянину, главе всех санкт-петербургских купцов, бессменному гласному городской Думы, человеку со связями в высшем свете, богатому и могущественному, не удалось вернуть свою дочь.

И тут разразилась революция. В 1918 году у Григория Григорьевича отобрали все имущество и, конечно, любимые магазины в Москве, Петрограде, Киеве, шоколадную фабрику “Новая Бавария”… Григорий Григорьевич уехал во Францию. Он умер в 1949 году в почтенном возрасте – 84-х лет, пережив свою жену на три года. Они похоронены на кладбище Сент-Женевьев-де Буа..

По разному сложилась жизнь сыновей Григория Елисеева.

Старший, Григорий Григорьевич, стал хирургом. После революции он не покинул Россию, за что и поплатился жизнью: после истории с убийством Кирова его вместе с братом Петром Григорьевичем, также оставшимся в России, в 1934 году сослали в Уфу, где в декабре 1937-го арестовали и, осудив по статьям 58-10 и 58-11 (контрреволюционная деятельность и агитация), оперативно расстреляли.

Наиболее удачно сложилась жизнь Сергея Григорьевича. Уже к 1917 году он был известным ученым-японоведом, дипломатом и приват-доцентом Петроградского университета. В 1920 году ему удалось на лодке переплыть из Питера в Финляндию, откуда он перебрался сначала во Францию, а потом и в США.

А та самая Машенька Елисеева прожила долгую жизнь и скончалась в конце шестидесятых годов. Ее первый муж штабс-капитан Глеб Николаевич Андреев-Твердов был расстрелян большевиками как заложник во второй половине 1918 года.

Вот так закончилась знаменитая династия Елисеевых, и только имя их по прежнему звучит громко, потому что до сих пор люди, затаив дыхание, заходят в этот сказочный дворец-магазин!

0

115

БУКВА "ЯТЬ"

В последнее время многие пытаются стилизовать вывески и логотипы под дореволюционную орфографию, но не зная оной, делают, естественно, массу ошибок. О том, где писалась ять, а где Е, мы сейчас и поговорим. Начнём с того, то буква «Ъ» (ер), ныне называемая твёрдым знаком, это совсем не буква «Ѣ» (ять). Ъ, который в прежние времена назывался ером, ставился тогда в конце слов, заканчивающихся на согласную, а также после приставок перед корнем, начинающимся с гласной. Ѣ же обозначала звук [йэ], ныне обозначаемый только буквой «е». Всё дело в том, что почти до середины XVIII столетия буква «Е», называвшаяся тогда «есть», читалась и произносилась как [э], и ять существовала как раз для того, чтобы обозначать «е» - смягченный вариант «э». Впоследствии звук [э] почти исчез из русского языка, а для оставшихся слов, в основном заимствованных, с 1708 года стало применяться «Э оборотное». Однако ять из правописания не исчезла и была отменена лишь декретом Луначарского от 10 октября 1918 года.

Ять в русском языке применялась трояко: во-первых, в корнях некоторых исконно русских слов - всего 130 корней, во-вторых, в некоторых суффиксах и, в-третьих, в окончаниях дательного и предложного падежа существительных I склонения (водѣ, о книгѣ), а также дательной и предложной формы личных местоимений - мнѣ, тебѣ, о себѣ, а также в местоимении Онѣ, представлявшем собой форму местоимения они для женского рода.

Если с окончаниями всё сразу понятно, то корни и суффиксы представляют некоторую трудность. Начнём с суффиксов.
Ять писалась: в суффиксах сравнительной и превосходной степени прилагательных и наречий -ѣе (-ѣй), -ѣйшій: сильнѣе, сильнѣй, сильнѣйшій, сильнѣйше (но не в качестве конечной буквы: глубже, лучше, рѣзче, крѣпче, дешевле и т. п., за исключением стяженных форм болѣ, менѣ, долѣ, тяжелѣ); в суффиксах глаголов, неопределённая форма которых заканчивается на -ѣть (кроме трех исключений: (у)мереть, тереть, переть(ся)). Например, имѣть, хотѣть, смотрѣть, болѣть, краснѣть и т. п.; ѣ сохранялся при спряжении этих глаголов и преобразовании этих глаголов в причастия, деепричастия и отглагольного существительного: старѣть — старѣю — старѣлъ — старѣя — старѣющій — старѣвшій — старѣніе.

Теперь перейдём к корням.
Ять писалась в начале слова в двух корнях:
ѣда, ѣмъ, ѣсть (не путать с есть в значении существует). Отсюда обѣдъ, обѣдня, сыроѣжка, сыроѣга, медвѣдь, снѣдь...
ѣхать,ѣздить. Отсюда поѣздъ, поѣздка
в глаголах пишется ѣть (кроме трех исключений: (у)мереть, тереть, переть(ся), а также их возвратных и приставочных форм): имѣть, хотѣть, смотрѣть, болѣть, краснѣть и т. п.; ѣ сохраняется при спряжении и словообразовании: имѣть — имѣю — имѣлъ — имѣя — имѣющій — имѣвшій — имѣніе;

Бѣ- (5 корней)
— бѣг-ъ, у-бѣж-ище
— бѣд-а, бѣд-ный, по-бѣд-ить, у-бѣд-ить, у-бѣжд-еніе...
— бѣл-ый, бѣл-ье, бѣл-ка, бѣл-ь-мо, бѣл-уга... (но не белена)
— бѣс-ъ, бѣш-еный
— обѣт-ъ, обѣщ-ать

Вѣ- (17 корней)
— вѣ-ять, вѣ-еръ, вѣ-теръ
— вѣд-ать, вѣд-и (название буквы В), вѣс-ть, по-вѣс-ть [не путать с глаголами вести/веду, везти/везу и их производными], вѣдѣніе [но ведéніе, заведéніе — от вестú], не-вѣжд-а, вѣжд-ы (веки на глазах)
— вѣж-а (палатка, шатер)
— вѣк-ъ, вѣч-ный, у-вѣч-ить
— вѣк-о (на глазу)
— вѣн-окъ, вѣн-ецъ, вѣн-икъ, вѣ-твь, вѣ-ха
— вѣно (приданое)
— вѣр-а, вѣр-оятно , суе-вѣр-іе [не путать с основами на вер-, верг-, верб-: вернуть, верстать, вертѣть, вереница, верхъ, с-верг-нуть, от-верг-нуть, из-верж-еніе, верба]
— вѣс-ъ, вѣш-ать, по-вѣс-а [не путать с весна, веселье]
— звѣзд-а, во множественном числе - звѣзды. Кстати, о звёздах. Существовало общее правило, что если безударный звук е под ударением превращается в ё, то в этом слове ять не пишется. Однако для звёзд было исключение, и даже для словарей специально отлили ять с точками наверху.
— звѣр-ь
— невѣст-а
— от-вѣт-ъ, со-вѣт-ъ, при-вѣт-ъ, за-вѣт-ъ, вѣщ-ать [не путать с вещь], вѣч-е [не путать с вечеръ, ветхій, ветла, ветчина]
— свѣж-ій, свѣж-ѣть
— свѣт-ъ, свѣч-а, про-свѣщеніе, свѣт-ецъ, свѣт-ёлка, Свѣт-лана...
— цвѣт-ъ, цвѣт-ы, цвѣ-сти
— человѣк-ъ, человѣч-ескій

Дѣ- (5 корней)
— дѣ-ть, дѣ-вать, о-дѣ-ть, о-дѣ-вать, о-дѣ-яло (но: одежда), дѣ-ло, дѣ-лать, дѣ-йствіе, не-дѣ-ля, на-дѣ-яться (но: надежда)
— дѣв-а, дѣв-очка [не путать с девять, деверь]
— дѣд-ъ
— дѣло дѣл-ить, пре-дѣл-ъ
— дѣт-и (ед. ч. - дитя)

Зѣ- (3 корня)
— зѣ-вать, зѣ-въ, рото-зѣй
— зѣло (не путать с зелье, зелень, зелёный...]
— зѣн-ица (зрачок), зѣн-ки (глаза)

Лѣ- (24 корня)

— лѣв-ый, лѣв-ѣть [не путать с левъ/львы и именем Лёвъ, которое ныне ошибочно читается Лев]
— лѣз-ть, лѣс-тница
— лѣк-арь, лѣч-ить, лѣк-арство (от лѣк-ъ - зелье, трава)
— лѣн-ь, лѣн-ивый
— лѣп-ить, не-лѣп-ый, велико-лѣп-ный [не путать с лепетать, лепестокъ]
— лѣс-ъ, лѣс-ной, лѣш-ій (не путать с леса, леска]
— лѣт-о, лѣт-ній (не путать с корнем лет- в летать, летѣть]
— лѣх-á («борозда»; впрочем, часто это редкое слово писали и с «е»)
— блѣд-ны
— желѣз-о, желѣз-ный (но: железа́, желёзка]
— калѣк-а, калѣч-ить
— клѣт-ь, клѣт-ка (не путать с клещъ, клещи]
— колѣн-о, по-колѣн-іе
— лелѣ-ять
— млѣ-ть [не путать с млеко, млечный]
— плѣн-ъ, плѣн-никъ [не путать с плёнка]
— плѣсень [не путать с плести, плетеніе]
— плѣшь
— полѣно
— слѣд-ъ, по-слѣд-ствіе
— слѣп-ой
— телѣг-а, телѣж-ный
— хлѣб-ъ
— хлѣв-ъ

Мѣ- (11 корней)

— мѣд-ь, мѣд-ный [не путать с мёдъ, медвяный, медвѣдь и с медлить, медленный]
— мѣл-ъ (вещество) [не путать с мелкій, мелочь, мельница]
— мѣн-ять, из-мѣн-никъ, не-пре-мѣн-но [не путать с меньшій, менѣе]
— мѣр-а, на-мѣр-еніе, лице-мѣр-ъ [не путать с мертвый, смерть, а также с мерцаніе, мерцать]
— мѣс-яцъ
— мѣс-ить [не путать с местú], мѣш-ать, по-мѣх-а
— мѣст-о, мѣщ-анинъ, по-мѣщ-икъ [не путать с месть, мстить, а также между, межевой, межеваніе]
— мѣт-ить, за-мѣч-ать [не путать с мечтать, мечта], при-мѣч-аніе, с-мѣт-ить, с-мѣт-а [не путать с корнем мет-: мет-ать, пред-мет-ъ, опро-мет-чивый, мет-ель, мет-ла и т. д.]
— мѣх-ъ, мѣш-окъ
— змѣй, змѣя
— смѣ-ть, смѣ-лый, смѣ-яться, смѣхъ [не путать с смекать, смеканіе, сметливый]

Нѣ- (10 корней)

— нѣг-а, нѣж-ный, нѣж-ить [не путать с не-годовать и с существительным нéжить]
— нѣд-ра, в-нѣд-рить
— нѣм-ой, нѣм-ецъ [не путать с местоимениями (к) нему, (о) нёмъ]
— нѣтъ, от-нѣ-каться [тут ять возник из долгого, бывшего удвоенного «е» оборота наподобие «не е(сть) ту(т)»]
— гнѣв-ъ
— гнѣд-ой
— гнѣздо
— за-гнѣт-ка (в печи) [не путать с гнет-утъ, у-гнет-ать, гнётъ]
— снѣг-ъ, снѣж-ный
— мнѣ-ніе, со-мнѣ-ніе, со-мнѣ-ваться (производные от старого глагола мнѣти)

Пѣ- (7 корней)

— пѣ-ть, пѣ-сня (не путать со спесь), пѣ-тухъ (но: пéрепелъ)
— пѣг-ій [не путать с перо, перина, пернатый]
— пѣн-а
— пѣняз-ь (древняя монета, ср. c пфенниг, пенни); не путать с пеня, пенять...
— пѣст-овать (воспитывать), пѣст-унъ [не путать с о-пек-а, по-печ-еніе, а также с песокъ, пестъ, пестикъ, пёстрый, пёсъ]
— пѣх-ота, пѣш-ій, о-пѣш-ить [не путать с петля, печь, печать, печаль]
— спѣ-ть, спѣ-хъ, спѣ-шить, у-спѣ-хъ

Рѣ- (21 корень)

— рѣ-ять («парить в воздухе», «развеваться»; не путать с ремесло), рѣ-ка
— рѣч-ь, на-рѣч-іе (но в глагольных и причастных формах с «е»: из-реч-ь, из-рек-
— рѣд-кій
— рѣд-ька [не путать с редиска]
— рѣз-ать, рѣз-вый
— рѣп-а, рѣп-ица [но: репей, репейникъ]
— рѣсн-ица
— об-рѣт-ать, об-рѣс-ти, с-рѣт-еніе, вс-т-рѣч-ать [не путать с брести/бродить]
— про-рѣх-а, рѣш-ето, рѣш-ётка [но: решка (у монет)]
— рѣш-ать, рѣш-ить
— грѣх-ъ, грѣш-ный [не путать с греча, гречневый, а также с грести, гребень; грезить, грёза; гремѣть, гремучій]
— зрѣ-ть, со-зрѣ-ть, зрѣ-лый, зрѣ-ніе
— крѣп-кій, крѣпиться
— орѣх-ъ
— прѣ-ть, прѣ-лый, прѣ-ніе («гниение», но преніе «спор»)
— прѣс-ный
— свирѣп-ый
— свирѣл-ь [тут ять глагольного происхождения, от старинного слова свирѣти]
— стрѣл-а, стрѣл-ять
— стрѣх-а (кровля), за-стрѣха (нижний край кровли)
— хрѣн-ъ

Сѣ- (11 корней)

— сѣ-ять, сѣ-мя [но: семья, семейство]
— сѣвер-ъ [не путать с севрюга]
— сѣд-ло, сѣс-ть, бе-сѣд-а [но: село, селить, селеніе]
— сѣд-ой, сѣд-ѣть, со-сѣдъ [не путать с седьмой, семь]
— сѣк-у, сѣч-ь, сѣч-а, сѣч-еніе, про-сѣк-а, на-сѣк-омое [не путать с лат. секта, секретъ и т. д.]
— сѣн-ь, о-сѣн-ять, сѣн-и
— сѣн-о
— сѣр-ый, сѣр-а [не путать с сердце, сердить, серебро, серна, сернина]
— по-сѣт-ить, по-сѣщ-ать
— сѣт-овать
— сѣть, сѣтка

Тѣ- (6 корней)

— тѣл-о [не путать с тел-ёнокъ, тёл-ка]
— тѣн-ь, с-тѣн-а
— тѣст-о
— тѣс-ный [не путать с тесать, тесло, также тетива, тёща]
— за-тѣ-ять, за-тѣ-я [не путать с течь]
— у-тѣх-а, тѣш-ить

Цѣ- (7 корней)

— цѣв-ка, цѣв-ье
— цѣв-ница (дудка)
— цѣд-ить
— цѣл-ый, ис-цѣл-ять, цѣл-овать, по-цѣл-уй
— цѣл-ь, цѣлиться
— цѣн-а
— цѣп-ь, цѣп-лять, цѣп-ъ

Кроме того, ѣ писалась

в 7 личных именах:
— Алексѣй
— Елисѣй
— Еремѣй,
— Глѣбъ
— Матвѣй
— Рогнѣда
— Сергѣй

в некоторых географических названиях:
— Вѣна
— Днѣпръ
— Днѣстръ
— Нѣманъ
— Онѣга

в словах:
— Хѣръ
— Апрѣль
— нѣкто
— нѣчто
— нѣкій
— нѣсколько
— нѣкогда (в значении «неведомо когда», а не отрицательное некогда = «нет времени»)
— нѣкоторый

+1

116

ЖИЗНЬ РАБОЧЕГО ДО РЕВОЛЮЦИИ.

Существуют две противоположных точки зрения: приверженцы одной считают, что русский рабочий влачил жалкое существование, сторонники же другой доказывают, что русский рабочий жил гораздо лучше, чем российский. Какая же из этих версий верна, вам поможет разобраться этот материал

Откуда взялась первая версия догадаться нетрудно – о тяжкой судьбе русского рабочего без устали твердила вся марксистская историография. Однако и среди дореволюционной литературы немало той, которая поддерживала эту точку зрения. Наибольшую известность в этой связи получил труд Е.М. Дементьева «Фабрика, что она дает населению и что она у него берет». В интернете гуляет его второе издание, и на него часто ссылаются как блогеры, так и спорящие с ними комментаторы. Однако мало кто обращает внимание на то, что это самое второе издание вышло в свет в марте 1897 года, то есть, во-первых за несколько месяцев до принятия фабричного закон, устанавливающего 11,5-часовой день, во-вторых, в набор книга сдавалась несколькими месяцами раньше, то есть, до денежной реформы Витте, в ходе которой рубль был девальвирован в полтора раза и, следовательно, все зарплаты указаны в этой книге ещё в старых рублях. В-третьих же, и в главных, по признанию самого автора, «Изслѣдованiе было произведено въ 1884 — 85 годахъ», а следовательно, все его данные применимы лишь для середины 80-х годов позапрошлого века. Тем не менее, исследование это имеет для нас большое значение, позволяя сравнивать благосостояние рабочего того времени с уровнем жизни предреволюционного пролетариата, для оценки которого нами были использованы данные ежегодных статистических сборников, сводов отчетов фабричных инспекторов, а также труды Станистава Густавовича Струмилина и Сергея Николаевича Прокоповича. Первый из них, прославившийся как экономист и статистик ещё до революции, стал в 1931 году советским академиком и умер в 1974 году, не дожив трёх лет до своего столетнего юбилея. Второй же, начинавший как народник и социал-демократ, стал впоследствии видным масоном, женился на Екатерине Кусковой, а после Февральской революции был назначен министром продовольствия Временного правительства. Советскую власть Прокопович принял в штыки и в 1921 году был выслан из РСФСР. Умер он в Женеве в 1955 году.
Однако ни тот, ни другой не любили царский режим, и потому их нельзя заподозрить в приукрашивании современной им русской действительности. Благосостояние мы будем измерять по следующим критериям:

1. Заработок
2. Продолжительность рабочего дня
3. Питание
4. Жильё

Заработок русского рабочего до революции

Первые систематизированные данные относятся к концу 1870-х годов. Так, в 1879 году специальная комиссия, состоявшая при московском генерал-губернаторе, собрала сведения о 648 заведениях 11 групп производств, на которых было занято 53,4 тыс. рабочих. Согласно публикации Богданова в «Трудах Московского городского статистического отдела», годовой заработок рабочих
Первопрестольной в 1879 году равнялся 189 рублям. В месяц, следовательно, в среднем выходило по 15,75 р. В последующие годы из-за наплыва в города бывших крестьян и, соответственно, увеличения предложения на рынке труда заработки стали снижаться, и лишь с 1897 года начался их устойчивый рост. В Петербургской губернии в 1900 году средняя годовая зарплата рабочего составляла 252 руб. (21 р. в месяц), а в Европейской России – 204 руб. 74 коп. (17,061 руб. в месяц). В среднем же по Империи месячный заработок рабочего в 1900 году составил 16 руб. 17 с половиной коп. При этом верхняя граница заработка поднималась до 606 рублей (50,5 руб. в месяц), а нижняя опускалась до 88 руб. 54 коп. (7,38 руб. в месяц). Однако после революции 1905 года и последовавшей за ней некоторой стагнации с 1909 года заработки стали резко расти. У ткачей, например, заработная плата выросла на 74 %, а у красильщиков – на 133 %, но что скрывалось за этими процентами? Зарплата ткача в 1880 г. в месяц составляла всего 15 руб. 91 коп., а в 1913 г. – 27 руб. 70 коп. У красильщиков она выросла с 11 руб. 95 коп. – до 27 руб. 90 коп. Гораздо лучше обстояли дела у рабочих дефицитных профессий и металлистов. Машинисты и электрики стали зарабатывать в месяц по 97 руб. 40 коп., высшие мастеровые – 63 руб. 50 коп., кузнецы – 61 руб. 60 коп., слесари – 56 руб. 80 коп., токари – 49 руб. 40 коп.

Если вы хотите сравнить сравнить эти данные с современными зарплатами рабочих, то можете просто умножить эти цифры на 1046 – таково соотношение дореволюционного рубля к российскому рублю по состоянию на конец декабря 2010 года. Лишь с середины 1915 года в связи с войной стали происходить инфляционные процессы, но с ноября 1915 года рост заработка перекрывал рост инфляции, и лишь с июня 1917 года зарплата стала отставать от инфляции.

Продолжительность рабочего дня русского рабочего

Теперь перейдём продолжительности рабочего дня. 14 июня 1897 года был издан декрет, ограничивавший рабочий день индустриального пролетариата по всей стране законодательной нормой в 11,5 часа в сутки. К 1900 году средний рабочий день в обрабатывающей промышленности составлял в среднем 11,2 часа, а к 1904 не превышал уже 63 часов в неделю (без сверхурочных), или 10,5 часа в день. Таким образом, за 7 лет, начиная с 1897 г., 11,5-часовая норма декрета на деле превратилась уже в 10,5-часовую, причем с 1900 по 1904 г. эта норма ежегодно падала примерно на 1,5%.

А что же было в это время в других странах? Да примерно то же самое. В том же 1900 году рабочий день в Австралии равнялся 8 часам, Великобритании — 9, США и Дании — 9,75, Норвегии — 10, Швеции, Франции, Швейцарии — 10.5, Германии — 10.75, Бельгии, Италии и Австрии — 11 часам.
В январе 1917 средний рабочий день по Петроградской губернии составлял 10,1 часа, а в марте он снизился уже до 8,4, т. е. всего за два месяца на целых 17%.

Однако использование рабочего времени определяется не только продолжительностью рабочего дня, но и числом рабочих дней в году. В дореволюционное время было значительно больше праздников – число праздничных дней в году составляло 91, а в 2011 году число нерабочих праздников, включая новогодние каникулы, составит лишь 13 дней. Не компенсирует эту разницу даже наличие 52 суббот, которые стали нерабочими с 7 марта 1967 года.

Питание русского рабочего

Средний русский чернорабочий съедал в день полтора фунта черного хлеба, полфунта белого, полтора фунта картофеля, четверть фунта крупы, полфунта говядины, осьмушку сала и осьмушку сахара. Энергетическая ценность такого пайка составляла 3580 калорий. Средний же житель Империи поедал в день пищи на 3370 калорий. Такого количества калорий русские люди с тех пор больше почти никогда не получали. Этот показатель был превышен лишь в 1982 году. Максимум же пришёлся на 1987 год, когда дневное количество потребляемой пищи составило 3397 калорий. В РФ же пик потребления калорий пришёлся на 2007 год, когда потребление составило 2564 калории.

В 1914 году рабочий тратил на питание для себя и свой семьи 11 рублей 75 копеек в месяц (12 290 в нынешних деньгах). Это составляло 44% от заработка. Однако в тогдашней Европе процент зарплаты, затрачиваемый на питание был гораздо выше — 60-70%. Более того, во время мировой войны этот показатель в России ещё более улучшился, и расходы на питание в 1916 году, несмотря на рост цен, составили 25% от заработка.

Жильё русского рабочего

Теперь посмотрим, как же обстояло дело с жильём.
Как писала выходившая некогда в Петрограде «Красная газета» в своём номере от 18 мая 1919 года, по данным за 1908 год (взятым, скорее всего у того же Прокоповича), рабочие расходовали на жилище до 20% своего заработка. Если сравнить эти 20% с нынешним положением, то стоимость съёма квартиры в современном Питере должна была б составлять не 54 тысячи, а порядка 6 тысяч рублей, либо нынешний питерский рабочий должен получать не 29 624 рубля, а 270 тысяч. Сколько же это было тогда в деньгах?

Стоимость квартиры без отопления и освещения, по данным того же Прокоповича, составляла на одного зарабатывающего: в Петрограде — 3 р. 51 к., в Баку — 2 р. 24 к., а в захолустном городке Середе Костромской губернии — 1 р. 80 к., так что в среднем для всей России стоимость платных квартир оценивалась в 2 рубля в месяц. В переводе на современные российские деньги это составляет 2092 рубля. Здесь надо сказать, что это, конечно, не господские квартиры, съём которых стоил в Питере в среднем 27,75 р., в Москве – в 22,5 р., а в среднем по России в 18,9 р. В этих господских квартирах жили в основном чиновники чином до коллежского асессора и офицеры. Если в господских квартирах, на одного жильца приходилось 111 квадратных аршинов, то есть, 56,44 квадратных метров, то в рабочих по 16 кв. аршин – 8,093 кв.м. Однако стоимость аренды квадратного аршина была такой же, как и в господских квартирах – 20-25 копеек за квадратный аршин в месяц.

Однако уже с конца ХIХ столетия общей тенденцией становится строительство владельцами предприятий рабочих жилищ улучшенной планировки. Так, в Боровичах владельцы керамического завода кислотоупорных изделий инженеры братья Колянковские построили для своих рабочих в поселке Вельгия деревянные одноэтажные дома с отдельными выходами и приусадебными участками. Рабочий мог приобрести это жилье в кредит. Первоначальная сумма взноса составляла всего 10 рублей.
Таким образом, к 1913 году лишь 30,4% наших рабочих жили на съёмных квартирах. Остальные 69,6% имели бесплатное жилое помещение.

Кстати говоря, когда в послереволюционном Петрограде освободилось 400 тысяч господских квартир – кого расстреляли, кто сбежал, а кто умер с голоду – рабочий люд не спешил в эти квартиры вселяться даже бесплатно. Во-первых, располагались они далеко от завода, а во-вторых, протопить такую квартиру стоило больше, чем вся зарплата 1918 года.

0

117

Масленица — древнейший истинно народный праздник проводов зимы и встречи весны. Древний славянский праздник пришел к нам из языческой культуры и сохранился после принятия христианства. Церковь включила Масленицу в число своих праздников, назвав его Сырной седмицей, так как Масленица приходится на неделю, предшествующую Великому посту. В это время по уставу не разрешается употребление мяса, но разрешается употребление молочных продуктов (в том числе масла) и яиц.

Масленица относится к числу праздников, составляющих подвижную часть календаря. Срок ее проведения зависит от даты главного христианского праздника — Пасхи. По православным пасхалиям празднование Масленицы начинается за 56 дней до Пасхи, что соответствует второй половине февраля — началу марта.

К Масленице начинали готовиться еще с середины предыдущей недели. В это время хозяйки наводили чистоту во всех уголках дома — от чердака до погреба: подновляли побелку печей, скоблили столы, лавки и полы, готовили к использованию праздничную посуду, выметали мусор со двора и перед воротами. Закупали для праздника большое количество продуктов: муку разных сортов для блинов, пряженцов и пирогов, соленую рыбу, пряники, конфеты и орехи для детей, собирали молоко, сливки, сметану и коровье масло.
Суббота накануне масленой недели называлась "маленькой масленицей". В этот день принято было поминать умерших родителей. Для них пекли специальное угощение — блины — и клали его на божницу, слуховое окно или крышу, оставляли на могилах на кладбище, раздавали в церквях нищим и монашкам. В воскресенье на заговенье перед Великим постом последний раз ели мясо.

Праздновать Масленицу начинали с понедельника следующей недели.

Для всего русского населения семь масленичных дней были самым веселым и любимым временем в году. Народ ласково называл этот праздник "касаточка", "сахарные уста", "целовальница", "честная масленица", "веселая", "пеpепелочка", "объедуха".

Масленица на протяжении многих веков сохранила характер народного гулянья. Все традиции Масленицы направлены на то, чтобы прогнать зиму и разбудить природу ото сна. Масленицу встречали с величальными песнями на снежных горках. Символом Масленицы было чучело из соломы, обряженное в женские одежды, с ним вместе веселились, а затем хоронили или сжигали на костре вместе с блином, которое чучело держало в руке.
Неотъемлемой частью праздника были катания на лошадях, на которых надевали лучшую сбрую. Парни, собирающиеся жениться, специально к этому катанию покупали сани. В катанье непременно участвовали все молодые парочки. Также широко, как и праздничная езда на лошадях, распространено было катание молодежи с ледяных гор. Среди обычаев сельской молодежи на Масленицу были также прыжки через костер и взятие снежного городка.

В XVIII и XIX веках центральное место в празднестве занимала крестьянская масленичная комедия, в которой принимали участие персонажи из ряженых — "Масленица", "Воевода" и другие. Сюжетом для них служила сама Масленица, часто в представление включались какие-то реальные местные события.

Основным угощением и символом Масленицы являются блины. Их пекут каждый день с понедельника, но особенно много — с четверга по воскресенье. Традиция печь блины была на Руси еще со времен поклонения языческим богам. Ведь именно бога солнца Ярило призывали прогнать зиму, а круглый румяный блин очень похож на летнее солнце.

Каждая хозяйка по традиции имела свой особенный рецепт приготовления блинов, который передавался из поколения в поколение по женской линии. Пекли блины в основном из пшеничной, гречневой, овсяной, кукурузной муки, добавляя в них пшенную или манную кашу, картофель, тыкву, яблоки, сливки. Ели блины со сметаной, яйцами, икрой и другими вкусными приправами с утра до вечера, чередуя с другими блюдами.

Вся неделя на масленицу именовалась не иначе как "честная, широкая, веселая, боярыня-масленица, госпожа масленица". Каждый день недели имеет свое название, которое говорит о том, что в этот день нужно делать.
Понедельник — "встреча" праздника. В этот день устраивали и раскатывали ледяные горки. Дети делали утром соломенное чучело Масленицы, наряжали его и все вместе возили по улицам. Устраивались качели, столы со сладостями.

Вторник — "заигрыш". В этот день начинаются веселые игры. С утра девицы и молодцы катались на ледяных горах, ели блины. Парни искали невест, а девушки — женихов (причем свадьбы игрались только после Пасхи).

Среда — "лакомка". На первом месте в ряду угощений, конечно же, блины.

Четверг — "разгуляй". В этот день, чтобы помочь солнцу прогнать зиму, люди устраивают по традиции катание на лошадях "по солнышку" — то есть по часовой стрелке вокруг деревни. Главное для мужской половины в четверг — оборона или взятие снежного городка.

Пятница — "тещины вечера", когда зять едет "к теще на блины".

Суббота — "золовкины посиделки". В этот день ходят в гости ко всем родственникам и угощаются блинами.

Воскресенье — это заключительный "прощеный день", когда просят прощения у родных и знакомых за обиды и после этого, как правило, весело поют и пляшут, тем самым провожая широкую Масленицу.

В этот день на огромном костре сжигают соломенное чучело, олицетворяющее уходящую зиму. Его устанавливают в центре костровой площадки и прощаются с ним шутками, песнями, танцами. Ругают зиму за морозы и зимний голод и благодарят за веселые зимние забавы. После этого чучело поджигают под веселые возгласы и песни. Когда же зима сгорит, завершает праздник финальная забава: молодежь прыгает через костер. Этим состязанием в ловкости и завершается праздник Масленицы.

Прощание с Масленицей завершалось в первый день Великого поста — Чистый понедельник, который считали днем очищения от греха и скоромной пищи.

В Чистый понедельник обязательно мылись в бане, а женщины мыли посуду и "парили" молочную утварь, очищая ее от жира и остатков скоромного.

С днями Масленицы связано много шуток, прибауток, песен, пословиц и поговорок: "Без блина не масляна", "На горах покататься, в блинах поваляться", "Не житье, а масленица", "Масленица объедуха, деньги приберуха", "Хоть с себя все заложить, а масленицу проводить", "Не все коту масленица, а будет и Великий Пост", "Боится Масленица горькой редьки да пареной репы" (т.е. поста).

0

118

Правительственное сообщение о пребывании в Москве войск Наполеона:

Известие из Москвы от 17 октября.

Недолго был здесь неприятель. Один месяц и восемь дней. Но оставил по себе следы зверства и лютости, которые в бытописаниях народов покроют соотечественников и потомков его вечным стыдом и бесчестием. Смотря на богомерзкие дела его в Москве и слыша получаемые от всех мест, которыми он проходил, печальные известия, водворяется в сердце каждого некоторый доселе неизвестный степень гнусности и омерзения к злодеяниям человеческим. Добродетельная душа содрогается и отвращает взоры свои от сего срамного позорища; она желает изгладить оное из памяти, дабы не осквернять им чистоты своих мыслей.

Обозревая в совокупности все сии ужасы, мы не можем сказать, что ведем войну с неприятелем. Таковое выражение было бы весьма обыкновенное, далеко недостаточное к изъявлению тех неистовых дел, которые совершаются. Всякая война подвергает неисчетным бедствиям род смертных; но по крайней мере между просвещенными народами зло сие ограничивалось некоторыми правилами достоинства и человеколюбия. Гордость одной державы состязалась с гордостью другой; но и в самой пылкой брани с обеих сторон столько же пеклись о победе и о славе оружия, сколько о соблюдении чести и доброго имени народа своего. Меч покорял силу, честь побуждала щадить человечество и защищать слабость. За крайний стыд и преступление почиталось воину быть грабителем и разбойником. Завоеватель брал обороняющийся город, но, вступя в него, охранял собственность и безопасность каждого. Мирный поселянин лишался иногда части своих припасов, но поля его, дом, жена, дети оставались целы и здоровы.

В войнах со шведами Петр Великий при взятии Нарвы обагрил меч свой кровию своих подданных, дерзнувших обесчеститься грабительством. При Екатерине второй некоторому из частных начальников наших сделан был строжайший выговор за сожжение одной шведской деревни. Равным образом и шведы, захватя иногда пожитки частного человека, присылали их обратно к нам. В последнюю войну с Англиею неприятели всегда платили деньги за взятые ими у частных людей вещи, и в бытность свою у Наргина, увидя на сем острову пожар, послали тотчас с кораблей своих людей для потушения оного. Таков есть образ войны между державами, наблюдающими честь имени своего.

Даже и между дикими народами, похожими больше на зверей, нежели на человека, примечается только жадность к грабежу, а не жадность к разрушению всего. Они нападают на соседей своих, убивают их и грабят, но не истребляют того, чего взять с собою не могут. Мы в просвещенные нынешние времена от народа, славившегося некогда приятностию общежития и который всегда пользовался в земле нашей гостеприимством и дружбою, видим примеры лютости и злобы, каких в бытописаниях самых грубейших африканских и американских обитателей тщетно будем искать.

Одна Москва представит нам плачевный образ неслыханных злодеяний. Неприятель вошел в нее без всякого от войск наших сопротивления, без обороны от жителей, которые почти все заблаговременно выехали. Никакая текущая кровь его не подавала ему повода к ярости и мщению. Казалось бы, при таковых обстоятельствах одна честь имени народа своего долженствовала обязать его сохранить древнюю, веками украшенную столицу, ибо никто, кроме поврежденного умом, не пожелает искать славы Герострата . Но чтож оказалось? Едва он успел войти в нее, как неистовые солдаты его, офицеры и даже генералы пошли по домам грабить и все вещи, которых не могли забрать к себе, зеркала, хрусталь, фарфор, картины, мебели, посуду и проч., подобно бешеным, старались разбить, разломать, разрубить, раскидать по разным местам. Вино в бочках, которых ни выпить ни взять с собою не могли, разливали по улицам. Книги рвали, раздирали и бросали. Сего не довольно: нещастная Москва, жертва лютости, вдруг во многих местах воспылала. Многие великолепные здания превратились в пепел и те самые домы, где недавно пред сим соотчичи их, не взирая на военное время, мирно торговали. И сего еще мало: стены разграбленных и уцелевших от огня домов пушечными выстрелами усильно проламывать трудились.

Но и сим зверство их еще не насытилось. К расхищению и разрушению присовокупляли бесчеловечие и лютость. Набрав груду вещей, возлагали бремя сие на пойманного на улице старого и увечного человека, принуждая его нести оное в их стан и, когда сей под тяжестию изнемогал, то сзади обнаженными палашами убивали его до смерти. Некто из пожилых благородных людей, будучи в параличе, не мог выехать из Москвы и оставался в собственном своем доме. К нему вбежали несколько человек и в глазах у него разграбили и зажгли дом его. Он с трудом вышел на улицу, где другая шайка тотчас напала на него, содрала с него сюртук, все платье, сапоги, чулки и стала снимать последнюю рубашку; нещастный больной в знак просьбы прижал ее руками к телу, но, получа саблею удар по лицу, растянулся наг и окровавлен без чувств на земле. Во многих местах лежали обруганные, изувеченные и мертвые женщины. Инде могилы разрыты и гробы растворены для похищения корыстей с усопших тел.

Но и сих всех мерзостей и неистовств еще недовольно: двери у храмов божиих отбиты. Иконы обнажены от окладов, ризы разодраны, иконостасы поломаны и разбросаны по полу...

Но да закроются богомерзкие дела сии непроницаемою от очей наших завесою. Поругание святыни есть самый верх безумия и развращения человеческого. Посрамятся дела нечестивых, и путь их погибнет. Он уже и погибает.

Исполнилась мера злодеяния, воспаленные храмы и дымящаяся кровь подвигли на гнев долготерпение божие. Поражаемый со всех сторон враг наш уже не силами своими, прежде грозными, ныне же истощенными, гладными и умирающими, устрашает, но делами злобы и лютости. Низверженный в бездну отчаяния, видя погибель свою, изрыгает весь остаток ядовитой желчи своей, дабы еще единожды угрызть и погибнуть с шумом. Уже не покушается более обманывать народ наш лживыми возвещениями о безопасном под господством его пребывании в Москве, уже не хочет более скрывать срамоту дел своих бесстыдными уверениями, что не он, а сами русские жгут себя, грабят и терзают: уже все сии клеветы и обманы отлагает, но, претерпя на полях брани сильное от войск наших поражение и видя себя изгоняемого из Москвы, предается всей своей ярости и в последний раз силится излить оную подорванием Кремля и храмов божиих.

Кто после сего усумнится, чтоб он, если бы то в возможности его состояло, не подорвал всю Россию и может быть всю землю, не исключая и самой Франции? Таковым оказал себя глава и предводитель врагов наших! Но меньше ли оказались свирепыми исполнители и слуги его и своих собственных страстей?..

Вот с каким народом имеем мы дело. И посему должны рассуждать, может ли прекращена быть вражда между безбожием и благочестием, между пороком и добродетелью? Долго мы заблуждались, почитая народ сей достойным нашей приязни, содружества и даже подражания. Мы любовались и прижимали к груди нашей змею, которая, терзая собственную утробу свою, проливала к нам яд свой и наконец нас же за нашу к ней привязанность и любовь всезлобным жалом своим уязвляет. Не постыдимся признаться в нашей слабости... Очевидный, исполненный мерзостей, пожарами Москвы осиянный, кровию и ранами нашими запечатленный пример напоследок должен нам открыть глаза и уверить нас, что мы одно из двух непременно избрать долженствуем: или, продолжая питать склонность нашу к злочестивому народу, быть злочестивыми его рабами или, прервав с ним все нравственные связи, возвратиться к чистоте и непорочности наших нравов и быть именем и душою храбрыми и православными россиянами. Должно единожды решиться между злом и добром поставить стену, дабы зло не прикоснулось к нам. Тогда, искусясь кровию и бедами своими, восстанем мы, купим неложную себе славу, доставим спокойствие потомкам нашим и благодать божия пребудет с нами.

0

119

7 главных русских хлебов

Хлеб на Руси во все времена рассматривался как священная пища.
На столе он неизменно занимает центральное место, что не удивительно, ведь именно хлеб — всему голова.

1. Белый хлеб

Выпекать его стали еще с XII столетия. Много веков белый хлеб рассматривался как особая привилегия, доступная только зажиточным людям. Самым лучшим из всех его разновидностей считался «крупчатый» белый, его подавали только в богатых домах. Если вести речь об обычных сословиях населения, то в те времена ежедневно они могли позволить себе лишь ржаной хлеб, который за ужином разрезал исключительно глава семьи. Белый же хлеб был доступен им только по праздникам.

2. Черный (кислый) хлеб

Черный хлеб, прозванный «кислым», стали выпекать гораздо позднее белого. В истории существует показательный момент отношения к нему русского человека. В период русско-турецкой войны войско наших предков оказалось на вражеской территории, где не было условий (а именно ржаной муки) для производства излюбленного кислого хлеба. Поэтому были вынуждены выпекать хлеб из пшеничной муки. И тут же в войске начались болезни: настолько русский воин привык питаться черным хлебом.

3. Красносельский хлеб

Это один из сортов черного хлеба. Изначально его выпекали преимущественно в монастырях. Главным отличием такого хлеба, что, собственно, и прослеживается в названии, можно назвать его характерный цвет корочки, который в процессе выпекания становился преимущественно красным. Ну а сельским он стал, вероятно, потому, что первыми, после монахов, вкушать его могли сельские жители, собирающиеся по праздникам в храмах, расположенных на территориях монастырей. Сам такой хлеб, испеченный монахами, всегда выходил необыкновенно мягким, с тончайшей корочкой и непередаваемым ароматом, манящим за версту. К тому же он достаточно сытный, полезный, долго хранится.

4. Заварной хлеб

Этот хлеб также впервые стали готовить при монастырях. Главным его отличием называют присутствие кисло-сладкого вкуса, а также особенность достаточно долго не черстветь. Заварным его назвали только потому, что он изготавливается из заварки, состоящей из муки и солода. Подобный способ приготовления позволял хлебу гораздо дольше сохранять свою свежесть, а добавление пряностей лишь формировало ни с чем не сравнимый вкус и нежнейший аромат. В прошлые годы его было принято изготавливать двумя способами: безопарным и опарным. Именно благодаря последнему удавалось полностью раскрыть изумительный вкус заварного хлеба.

5. Бородинский хлеб

Существует как минимум три истории появления данного хлеба. Согласно первой, сначала подобный хлеб принялись выпекать монахи Спасо-Бородинского монастыря. Вторая версия гласит, что рецепт хлеба изобрели, когда в обоз с продуктами попал снаряд, в результате чего смешалась мука, тмин и кориандр. А третья рассказывает, что это старинный поминальный хлеб, рецепт которого был известен еще в XV столетии.

6. Московский боярский хлеб

Этот сорт хлеба всегда считался особенным. Поэтому к столу его принято было подавать исключительно по особым, крупным случаям. Например, к свадебному столу. Пекли подобный хлеб исключительно по специальному заказу. В его состав входили мука только особого помола, свежайшее масло, никогда не обходились без пряностей. Само собой разумеется, что хлеб был не из дешевых, поэтому его действительно могли себе позволить бояре и высшие сословия.

7. Стародубский хлеб

Подобный хлеб даже подают к чаю. Непосредственно перед выпечкой этим хлебам придается продолговатая форма, а сверху они смазываются пивом. Решающее значение этот хлеб сыграл в истории. Известно, что войско Кутузова, готовящееся к наступлению, остановилось в Тарутинском лагере. Чтобы поддержать армию, туда в первую очередь направлялся стародубский хлеб, поскольку именно в Стародубе на то время сберегалась значительная часть продовольствия, из которого, собственно, подобный хлеб и выпекался.

0

120

«Кукушка» — смертельная игра скучающих русских офицеров.

«Кукушка» — чрезвычайно рискованная игра офицеров Русской Императорской Армии, которая, тем не менее, была широко распространена во всех отдаленных гарнизонах, от Мерва до Петропавловска-Камчатского. На Дальнем Востоке ее, правда, называли «Тигра». Цитата:

«Теперь куда тише стало. Размах меньше — да и начальство препоны ставит. Прежде как стояли в городе: нет ни цирка, ни театра… Соберется публика у кого из холостых, а то в своей офицерской столовой, и как выпьют хорошенько — сейчас же в кукушку играть начнут. Любили страсть эту игру.

— Что это за кукушка, есаул? — снова спросил доктор. — Карточная игра какая—нибудь?

Есаул так и прыснул от смеха…

— Кукушка?.. — переспросил он через минуту, отбрасывая далеко от себя обглоданную кость. — Это, я вам доложу, преинтересная игра, у кого только нервы крепкие… Обыкновенно для этого выбирается какая—нибудь большая постройка. Сарай, что ли, либо конюшня пустая — и вот, человек десять забираются туда ночью, причем у каждого револьвер в руках, да патронов запас хороший… Погасят огонь и разбредутся по всему помещению… Ну, там каждый что найдет, бочку ли, ящик, а то и другую какую штуку, да за нее и схоронится… А один, по жребию, самую кукушку представлять должен… Рассядутся… И тихо, так тихо все станет, даже дыхания не слышно. А тут—то кукушка и крикнет: «Ку—ку»… Остальные на голос в кукушку и стреляют… Как хватят чуть не залпом… Тра—та—та, и защелкают пули по стенам… И опять снова тихо так, что сам слышишь, как сердце в груди колотится… А там опять: «Ку—ку». А в ответ: тра—та—та… Прямо—таки в азарт многие входили. Стреляешь, стреляешь… Прислушивается, и снова: «Ку—ку». Забываешь, что это свой же брат кукует, а только и думаешь: «Погоди, проклятая, вот уже следующий раз я тебя как следует срежу». Бывает, что по очереди кукуют, да с места на место перебегают… И как пойдут палить, так со стороны слушать — целое сражение… Весело так сделается.

— И что же, неужели такая игра кончалась благополучно всегда? — возмутился взволновавшийся доктор.

— Какое там благополучно, — успокоительным тоном ответил рассказчик. Всяко было… Раз, я помню, такая неудачная кукушка была, что хорунжего нашего разом ухлопали, десятка выстрелов не сделавши. Еще поручика подстрелили, фамилии его не помню, знаю, что стрелковый был… Так тогда чуть не всю ночь напролет палили, а только под утро, когда устали все, то слышим: «Ой». Зажгли огонь, смотрим — руку прострелили поручику… И ничего, зажила рука.

— Ну и нравы у вас тут были, — нервно рассмеялся доктор К… Вы как будто об этом с каким—то особым удовольствием вспоминаете. Просто страшно становится. Ведь таким образом ни за грош человека на тот свет отправить можно…

— Что ж, и это бывало, а только, я вам скажу, кажется — дикая игра, но она владеть собою приучала… Посмотришь, иной молодец во всем принимал участие: и в историях разных, и в кукушку играл, и на тигра ходил… И вырабатывался таким, что нервы как веревки. Первый человек потом на войне оказывался. Смейтесь себе, а я все же скажу, что и эта бесшабашная удаль послужила на пользу, воспитывая тот дух, которым отличались всегда туркестанские войска… Вот вы осуждаете кукушку… А ведь на ней самой воспиталось целое поколение туркестанских офицеров в сознании, что жизнь — копейка, и потому эти сорванцы потом и выказывали, когда нужно было, чудеса храбрости… Всему свое время…»

Д. Н. Логофет. На границах Средней Азии. Путевые очерки в 3—х книгах. Книга 2. Русско—афганская граница. — Спб., 1909.

http://s8.uploads.ru/t/zoDyn.jpg

0