"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём! » Биографии и личности » Документальный фильм об удивительной женщине – Ксении Куприной


Документальный фильм об удивительной женщине – Ксении Куприной

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://pravslovo.ru/goods/max/13265.jpg

Документальный фильм об удивительной женщине – Ксении Куприной, дочери великого русского писателя Александра Куприна. Вы удивитесь, но в эмиграции она была более знаменита, чем её отец! В 30-е годы во Франции многие воспринимали писателя исключительно как отца знаменитой дочери. Киса Куприна, - это был сценический псевдоним Ксении, - сначала была самой красивой манекенщицей популярнейшего парижского дома мод. А затем – восходящей звездой французского кинематографа. И только возвращение в Россию всё поменяло, - её известность во Франции превратилась в нечто, в СССР она стала всего лишь дочерью знаменитого русского писателя, чьё возвращение в Россию льстило советскому руководству, но не более… Из фильма Вы узнаете, как тайно уезжали её родители в СССР в 1937-м году. И как для её больного отца этот отъезд был фактически стремлением умереть на Родине. Но каким чудом она тогда не уехала с ним и получила возможность вернуться уже после смерти Сталина в период хрущёвской оттепели?! И хотя этот поздний приезд, скорее всего, спас её от сталинских лагерей, но был не менее драматичным, чем возвращение её родителей. Фильм рассказывает о последних годах жизни Ксении Куприной, проведённых в СССР. Вы узнаете, как встретила её Родина: Жизнь сначала в гостинице, а потом в выбитой для неё хлопотами Симонова и Чуковского маленькой квартирке. Устройство на работу в театр, где ей фактически не давали ролей. Великолепный перевод французской пьесы, чья постановка стала одним из самых популярных спектаклей тех лет. Активная популяризация творчества Куприна, которой она максимально посвятила последние годы жизни. Очень узкий круг общения, - подруга, коллега по театру и потомок знаменитого княжеского рода, тогда неизвестный начинающий писатель Оболенский. С ним вместе они написали сценарий для фильма о жизни Куприна. А поставил фильм, тогда только начинающий режиссёр - Александр Прошкин. В этом фильме все они делятся своими воспоминаниями о Ксении Александровне. Вы услышите, каким удивительно одарённым, красивым, интеллигентным человеком была эта женщина. О её поразительных поступках, выдающих человека совсем иной эпохи, которые иногда кажутся чудачествами, но чаще всего - выражением необыкновенного человеческого достоинства. Удивительно, но прожив полжизни в состоянии эмиграции в чужой стране, она, вернувшись в СССР, словно во второй раз потеряла Родину, оказавшись в новой эмиграции, - на этот раз культурной! Её подлинная социальная, культурная среда осталась в свободной Франции, где она дружила с такими людьми как Пиаф. В СССР этой чудесной женщине было одиноко и неуютно. Слишком много в этом новом мире было глубоко чуждо ей, - например, давящее со всех сторон настоящее отборное советское хамство!

http://itemize.ru/upload/000/u1/3534/35ddddbc.jpg
Ксения Александровна Куприна,
дочь Александра Куприна

+1

2

0

3

0

4

0

5

Ксения Александровна Куприна, дочь замечательного писателя Александра Ивановича Куприна

http://kornetobolensky.ru/wp-content/uploads/2012/08/Ksenia-Kuprina3-300x224.png
http://i.ytimg.com/vi/aWBAXTHX1Nc/hqdefault.jpg
http://img.pixs.ru/storage/6/9/2/img1livein_5720527_10028692.jpg
http://www.proza.ru/pics/2014/04/27/788.jpg

http://st.kp.yandex.net/images/actor_iphone/iphone360_523431.jpg

http://www.kino-teatr.org/acter/album/271791/142084.jpg
Ксения Куприна - Кадр из фильма "Духи дамы в черном" (1931).

0

6

Ксения- дочь Куприна.

Однажды А.Куприн разговорился с водителем машины. Когда тот, заинтересовавшись русскоговорящим пассажиром, узнал, что это Куприн, он в восторге воскликнул: «Ваша дочь  Кисса Куприна?!» Куприн смеясь, рассказывал об этом эпизоде жене. «Благодаря дочери, я прославился».

Итак, будущая красавица  Ксения родилась  в 1908 года в Гатчине.
В 1919 году уехала Ксения с родителями в эмиграцию. Ей было  десять лет. То, что она помнила в десять лет, была не Россия, а кровавая бойня в Гатчине. Отступали белые, наступали красные. Отступали красные, наступали белые… Голод, грохот артиллерийской канонады. Умирающие от ран солдаты и офицеры. Ксении с детства запомнился поручик с оторванной ногой. Он застрелился так, словно это было обычное повседневное занятие.

Недолго семья жила в Хельсинке, потом переехали в Париж. Франция для Ксений стала второй родиной. Здесь закончилось ее детство. Она училась в католической монастырской школе-колледже. Скромная, но свободная жизнь. Небольшая квартира в Париже на улице Эдмонд Роже. Летом отец снимал дачу. В их  доме бывали эмигранты- писатели, артисты, художники, деятели кино, подруги по колледжу. Вскоре в Париж переехала часть труппы МХАТа и создала здесь театр. Многие бывали в этом доме. Семья жила  не богато, но детство  Ксении было безоблачно. Мечта Ксении - стать актрисой и добиться успеха и славы.

"Подросток  взрослеет, превращается в красивую молодую девушку. Становится ведущей манекенщицей в модном  доме мод.
Постепенно рождается актриса, приходит слава, большой успех. Ее приглашают в Голливуд. В это время она снимается с такими прекрасными французскими актерами, как Жан Габен, Жан Маре, Николь Курсель и другие. Ее трогательный роман юности с Жаном Маре заканчивается грустно… они расстаются.

Но тут увидевший Ксению в кино молодой англичанин-аристократ влюбляется в нее и просит ее руки. Англичанин оказывается лордом и банкиром. «Не судьба!», — рассказывала Володе потом Ксения. «Мне он не понравился с самого начала. Он был слишком чопорным. И плюс к этому — длинный нос! А я, конечно, была легкомысленной девчонкой, мне казалось тогда, что весь мир у моих ног! Но чтобы он утешился… я познакомила его с моей подругой из Брюсселя. Вскоре они поженились и уехали в Англию. После войны я узнала, что бедняжки оба погибли в его лондонском доме, во время бомбежки. Вот такая судьба».  Владимир Оболенский.

Родители гордятся дочерью. Куприн пишет ей шутливые записки:

«Моей Красавице.
Александр Куприн, ценитель изящного.

Ах! Нет другого мнения: всех краше в мире Ксения:
твердят кинематографы и разные фотографы,
а также господин Куприн».

Молодую актрису приглашают в  Голливуд.  Ксения  отказывается. Она начинает серьезно заниматься своей профессией. Работает в театрах, в том числе и в «Комеди Франсез», занимается в частной театральной студии, играет французскую классику. Она становится широко известна под именем Кисса Куприна - Kissa Kouprine - её имя  популярно.

Артистическая судьба ее пока удачна. Фильмы «Красная маска» и «Духи и дамы в черном» снова приносят ей успех. Пресса пишет: «Появилась новая ослепительная звезда»… «Какое было прекрасное время», — вспоминала позже Ксения. О парижской жизни ее можно написать целую книгу. Но судьба необыкновенной, высокоодаренной женщины, лишь  прелюдия к описанию ее жизни и смерти в России.

Итак, наступил тридцать седьмой год, А.И. Куприн уже вел переговоры о своем возвращении на родину с советским послом в Париже Потемкиным. Александр Иванович к тому времени был тяжело болен. Но надеялся, что воздух отчизны поможет ему, Куприн, никогда не разбиравшийся в политике, в чем он сам признавался в письмах, не понимал, что такое тридцать седьмой год для России. Зато все хорошо понимал посол Потемкин. Он не советовал Ксении покидать Францию. «Пока… не надо», — добавил посол.

Возможно, его совет спас Ксению от ареста и лагеря на родине, но навсегда разлучил с самыми дорогими людьми. Отец умер в России в 1938 году. От рака пищевода, мать — через пять лет в блокадном Ленинграде. В отчаянии и одиночестве. После войны Ксения узнала версию о самоубийстве матери из-за ложной информации, о якобы арестованной гестаповцами в Париже дочери.

А пока - тысяча девятьсот тридцать седьмой год, Северный вокзал. Среди провожающих: Ксения и жена писателя Саши Черного Мария Ивановна Черная. Ксения сдерживала слезы, отец волновался, он высунулся из вагона и, схватив руки дочери, целовал их и не выпускал, и все приговаривал: «Лапушки мои…». Так и продолжал он их держать уже на ходу поезда. «Я вдруг почувствовала в тот момент, что больше его никогда не увижу», — вспоминала Ксения.

Небольшая квартира на улице Эдмонд Роже, где они жили все вместе, теперь опустела. По ночам звонили голоса и угрожали.  Оставаться  здесь дольше стало невозможно. Ксения решает съехать с квартиры и, порвав все контакты с прежними знакомыми, начать новую жизнь.

С этого момента она как бы вступает в новую веху своей жизни. Происходит ее сближение с французской интеллигенцией. Она знакомится с четой Сент-Экзюпери. «Очень милый, застенчивый человек. Умница, добряк, мечтатель. И огромное мужество. Скоро он стал национальным героем Франции. Самолет вел он один. И место гибели его до сих пор не установлено. Какая трагическая судьба… и какие прекрасные книги. Хорошо, что они остались», — так запишет Ксения в своем дневнике.

Знакомство с Эдит Пиаф произошло в небольшом кабачке. С маленькой эстрады пела миниатюрная женщина. Голос ее был необычен. Она не просто пела, она словно рыдала. В этот день погиб ее друг и возлюбленный.  Эдит и Ксения стали подругами. Эту дружбу пронесли до самой смерти Эдит. Встречались сначала часто. Ксения всегда просила спеть для нее. Эдит «напела» пластинку специально для Ксении и посвятила ей.

В годы оккупации происходили и тяжелые и забавные истории. Например, непонятная защита одного немецкого генерала, его покровительство Ксении. Они жили в одном отеле. Конечно, генерал занимал весь бельэтаж, а Ксения каморку. Она вдруг получает письменное приглашение на обед к генералу. Он пишет в приглашении, что рад увидеть французскую кинозвезду Киссу Куприну. Ксения не пошла и со страхом ждала ареста. Но ареста не последовало. Более того, когда Ксенией заинтересовалось гестапо, зная, что ее отец вернулся в СССР, генерал через своего адъютанта предупредил Ксению, чтобы она срочно уехала из Парижа. Ксении помогли уехать на юг во французскую зону. Каково же было удивление Киссы Куприной, когда после освобождения Парижа она встретила в том же отеле «немецкого» генерала! Он оказался резидентом английской разведки.

В начале пятидесятых годов у Ксении возникает мысль о возвращении на родину. Если бы личная жизнь сложилась, может, она бы не задумывалась о возвращении в Россию. Сколько было коленопреклонённых мужчин, мечтавших о ней?!

Но не сложилось. Так бывает. А годы шли, она задумывалась о будущем. Здесь, во Франции -  одиночество.
Там в России - могилы родителей, переиздания крупными тиражами книг отца, фильмы по его произведениям. А это значит, наследница получает деньги. Возникло  огромное желание создать музей Куприна.

К этому времени Ксения вполне обеспеченная женщина, есть у неё квартира в престижном районе  на Елисейских полях, драгоценности, архив и библиотека отца. Всё, кроме архива и библиотеки она продаёт, и навсегда прощается с Францией.

В 1959 году через двадцать лет после смерти отца приезжает Ксения в Россию. Равнодушно встречает её Россия, равнодушно относятся к ней власти.
В стране  разгар хрущевских реформ. Долго живет Ксения за свой счет в «Метрополе», платя бешеные деньги. Устройство на работу в театр тоже затягивается. Ксения ждет и надеется. Участие в ее судьбе принимает Корней Чуковский. Пока она еще не разочарована…

Когда у нее кончаются деньги, она обращается к советскому правительству с законной просьбой выплатить ей проценты за издания сочинений   А.И. Куприна. Во всех странах Европы уже принят об этом закон. Единственной страной, не желающей выполнять его, является СССР. ( Сейчас Россия присоединилась к конвенции, по которой наследникам выплачиваются гонорары за переиздания и использование произведений авторов до 70 лет после смерти автора.)

Ксения не получает ни копейки. В это тяжелое время она много пишет: о Куприне, о русской литературе, литературоведческие исследования, воспоминания. Позже в 1968 году Ксения Александровна начинает работать над книгой "Куприн — мой отец".  Работает и  становится основательницей дома-музея Куприна у него на родине - в городе Наровчат Пензенской области. Передаёт в музей ценные реликвии.

Эта работа продолжается долгие годы, но  Ксения Куприна из свободного человека превратилась в зависимого советского просителя. Правительство знало, что Куприн давным-давно умер. А тут еще какая-то дочка!

Но  хлопоты, наконец-то, завершаются успехом, тогдашнее руководство Союза писателей и его секретарь К. Воронков с трудом выбивает для нее жилье и работу. Ксения получает небольшую однокомнатную квартирку на Фрунзенской набережной, в Москве, в доме № 38/1. Чуть позже ее принимают в Московский театр им. Пушкина. В жизни ее начинается новая полоса надежд и планов.

Мечта сыграть интересные роли… Теперь уже в русском театре, на русском языке, для русских зрителей. «Какое счастье!» — думает Ксения и… не понимает, что к несчастью своему попала в театр, который похоронит ее как актрису.

Здесь погибнет ее уникальный талант актрисы европейского класса, звезды французского кино и театра. В Московском театре им. Пушкина, который по уровню своему был явно не европейским, ей не дадут сыграть ни одной мало-мальски стоящей роли. Ее начнут использовать как статистку.

Ксения будет возмущаться, недоумевать, бороться, переживать. Лишь в спектакле "Последние дни" в сцене "на балу у Императора" ей был отведён длинный проход по авансцене, и она на прекрасном французском языке произносила небольшой монолог.

Вот  в это время  я могла бы не раз встретиться  с Ксенией Александровной. В доме, где она жила, находилась сберкасса, куда регулярно я заходила, чтоб оплачивать коммунальные платежи. Кто знает, может, не раз я видела эту женщину, на которую нельзя было не обратить внимания.

Вспоминаю в связи с этим   Якова Костюковского. "Когда меня спрашивают, что бы я изменил в своей жизни (часто задают такой вопрос), говорю, что многое изменил бы, потому что с годами выяснилось, что не всегда дружил с теми, кто достоин был, и, может, не всегда был благороден по отношению к людям,...

А чем бы могла я помочь Ксении Александровне? Совсем малым - вниманием обычного человека, которое ей было так необходимо. Могла бы приглашать её на встречи в ЦДРИ. Я жалею, что не смогла этого сделать.

И в театре им. Пушкина мы с маленькой дочерью бывали на детских спектаклях.

Куприна в них играла в массовках. Помню забавный эпизод на «Белоснежке». Моя тихоня, не открывающая рта при посторонних, вдруг заорала во весь голос: "Яблоко отравленное!". Со всех  концов театра её поддержали сотни детей, кричащие, вопящие, предупреждающие  Белоснежку об опасности. Мы сидели недалеко от сцены, я хорошо видела, как артисты реагировали. Слёзы радости были на их лицах.

Но только такая работа для европейской актрисы - унизительна. Её соседка по дому, ставшая подругой, рассказывала, что Ксения поделилась с сослуживицей  неудовлетворенностью режиссером театра ( Равенских Борис Иванович), театральными правилами. Сослуживица немедленно доложила режиссёру. Отношения между ней и режиссёром  полностью испортились.

Поэтому Ксения Александровна решилась обратиться к Фурцевой, поговорить с ней о своей актерской судьбе, предложить новые реформы в театрах. Во Франции можно попасть к министру культуры. Но - то во Франции! Фурцева её не приняла.

Ксения Александровна тяжело переживала свое положение в театре. Кроме морального унижения прибавлялось еще и материальное. Ста рублей — зарплаты в театре не хватало на жизнь.

Начались новые хлопоты  о пенсии за отца. Ждать пришлось долго. Наконец, какой-то чиновник сообщил о решении выплачивать ей пожизненно 100 рублей за отца. Величайшая милость воровского правительства Брежнева прозвучала как пощечина. Смысл этой пощечины заключался в том, что если взять и подсчитать все беспошлинные доходы государства за издания и переиздания А. Куприна в СССР, плюс фильмы, спектакли, детские книги, то полагающихся наследникам процентов с лихвой хватило бы Ксении Александровне Куприной на всю оставшуюся жизнь. И не пришлось бы с протянутой рукой просить правительство то, что ей полагалось по закону.

Может, Ксения не понимала этого? Понимала. Но она видела и чувствовала всю гнусность и опасность тоталитарной полицейской системы. И она боялась ее. Впервые стала задумываться о правильности своего поступка — возвращения. Она была так же одинока и никому не нужна. Даже хуже, чем в Париже… Там друзья… тут знакомые

Встреча с Владимиром Оболенским  потомком знаменитого княжеского рода, тогда неизвестного начинающего писателя  произошла в декабре 1965 г.

«Декабрь выдался снежный и морозный. В ее маленькой квартирке было тепло и уютно. Горела большая настольная лампа. На стенах висели картины. Вот набережная Сены. Портрет Ксении. Ей двадцать лет. Удивительно красивая девушка. Глаза живые… Взгляд умный. Тонкие, хотя и крупные черты лица. На маленьком сундучке-кофре сидел рыжий персидский красавец кот, пушистый и царственно спокойный. Его звали Пус, он знал, что он любимец. Две изящные рыжие кошечки той же масти ушли на кухню: мать и дочь. Похоже, Ксения Александровна унаследовала любовь отца к животным». Вл. Оболенский.

Они долго говорили в этот вечер. Ксения рассказывала об отце, о матери, о себе, о Париже, идея Володи снять художественный фильм о А.И. Куприне ее обрадовала, она оживилась. Володя предложил ей играть в фильме саму себя и стать соавтором. Эта встреча явилась началом их дружбы. А фильм вышел спустя несколько лет.

В тысяча девятьсот шестьдесят восьмом году Ксения Александровна продолжает работать над книгой: «Куприн — мой отец». Книга имела огромный успех. Она получила тысячи писем.

Люди благодарили и радовались. По случаю рождения книги Ксения устроила небольшой прием у себя дома. Тут были советские и зарубежные журналисты, некоторые актеры из театра им. Пушкина. Среди них ее подруга — прекрасная актриса Е.А. Головина.  Книга стала библиографической редкостью.

Жизнь продолжалась. Очень узкий круг общения, - подруга, коллега по театру и начинающий писатель Владимир Оболенский. С ним вместе они написали сценарий для фильма о жизни Куприна. А поставил фильм, тогда только начинающий режиссёр - Александр Прошкин.
В  фильме все они делятся своими воспоминаниями о Ксении Александровне. Фильм – встреча с  удивительно одарённым, красивым, интеллигентным человеком, каким  была эта женщина. О её поразительных поступках, выдающих человека совсем иной эпохи, которые иногда кажутся чудачествами, но чаще всего - выражением необыкновенного человеческого достоинства.

Удивительно, но прожив полжизни в состоянии эмиграции в чужой стране, она, вернувшись в СССР, словно во второй раз потеряла Родину, оказавшись в новой эмиграции, - на этот раз культурной! Её подлинная социальная, культурная среда осталась в свободной Франции.

В СССР этой чудесной женщине было одиноко и неуютно. Слишком много в этом новом мире было глубоко чуждо ей, - например, давящее со всех сторон настоящее отборное советское хамство!

Знакомясь с фильмом, я поняла, что была еще одна очень важная встреча с Ксенией Александровной.

Долгие годы я поддерживаю дружеские отношения с дочерьми А.Т. Твардовского. Старшая дочь Валентина Александровна – историк, научный работник. Младшая – Ольга Александровна, с которой мы часто встречались – театральный художник - декоратор. Однажды, это было в 1978 году, она пригласила меня на премьеру в Малый театр.

Спектакль «Мамуре» был поставлен режиссёром Б. Львовым-Анохиным для ведущей актрисы театра Елены Гоголевой к её 60-летнему сезону.

Французскую пьесу Жана Сармана нашла и перевела на русский язык дочь писателя Куприна Ксения. Она  искала пьесы и переводила их. Эту пьесу она перевела для Раневской, но актрисе роль не подошла.

Кстати, у Гоголевой, в плане игры в театре, была очень схожая ситуация, и пьеса «Мамуре» стала для нее не только триумфом, но и спасением. И после этого Гоголева играла 20 лет столетнюю главу рода Муре, не вставая с кресла.

Работая над образом,  актриса познакомилась со стооднолетней француженкой, (проживавшей тогда в Москве, и, как сама признавалась, многому у нее научилась.)

В центре событий пьесы 106 –летняя Селина Муре. Сохранив молодость души и веру в искренние чувства,  встаёт на защиту любви своей правнучки. Французская лёгкость и в то же время глубокое внутреннее содержание очаровало артистов уже во время знакомства с пьесой и репетиций.

В тонком, изящном спектакле принимали участие ведущие артисты театра (Виталий Соломин, Евгения Глушенко, Евгений Весник)

Великолепное оформление спектакля в стиле «пейзан», стиле провинциального городка.
Грандиозный успех ожидал артистов, режиссера, всех участников. Их, включая художников, костюмеров, гримёров без конца вызывали  поднявшиеся с кресел зрители. Автор перевода была в зале. Она так ждала. Но о ней забыли. А я была в зале, кто знает, может, мы были рядом?

Последние годы своей жизни Ксения Александровна жила особенно замкнуто, в полном одиночестве. У нее почти никто не бывал. Болезнь уже начала подтачивать организм. Бывали приступы невыносимой боли. Врачи скрывали от нее подлинный диагноз. А сама Ксения очень не любила, чтобы ее видели в таком состоянии. Даже её малочисленные друзья не могли придти. Владимир Оболенский хотел ей помочь в последние  дни жизни, она не разрешила.

Она стеснялась и не хотела никому быть в тягость.

Вскоре ее увезли в онкологический институт. Там в первых числах декабря 1981 года она скончалась. Владимир Оболенский  простился с ней у гроба на отпевании в церкви. Уже после ее смерти узнал, что в последние дни болезни прилепилась к ней какая-то авантюристка, простая грубая корыстная баба. И вся библиотека и архив А. Куприна попали в ее руки,  судьба их неизвестна.

На отпевании из театра никого не было. Кроме ее подруги и соседки Е. Головиной.

Похоронена она рядом с родителями – на Волковом ( иногда его называют Волковским)
кладбище, что тоже далось совсем не просто.
Так грустно и трагично закончилась жизнь Ксении Куприной в советской России.

0

7

Киса, дочь Куприна

В конце шестидесятых в доме на Фрунзенской набережной поселилась одинокая женщина. Ее звали Ксения Александровна Куприна.
Дочь великого писателя до 1956 года жила в Париже, где ее знали, как Кису Куприну, кинозвезду и бывшую манекенщицу Дома Поля Пуаре.

http://mishanya.com/fm/G6/G6zw5VJ.jpg
Ксения Александровна Куприна

0

8

Киса, дочь Куприна

Февральская революция застала великого писателя Куприна в Гельсингфорсе. Он тут же приехал в Петроград. К дому Романовых Алексадр Иванович относился с антипатией, о свержении Николая II не жалел, и в событиях первых революционных дней увидел подтверждение своей мечты о будущей свободной и сильной России. Но голод и разруха, наступившие вслед за революцией, привели его в замешательство. Началась борьба за выживание. Октябрьская революция тоже не принесла народу избавления ни от голода, ни от холода, ни от болезней. Все это коснулось и семьи Куприна. И революцию он не принял. В петроградских газетах постоянно печатались его фельетоны, в которых он крайне жестко оценивал «новую» послеоктябрьскую действительность.

http://mishanya.com/fm/xL/xL0wc3e.jpg
Ксения с родителями

Писал он много, но на гонорары, получаемые за публикации, не прокормишься, и Александр Иванович организовал «огородную» артель, члены которой стали сообща выращивать овощи. В одном из рассказов он писал, что у него был участок земли размером 260 кв. саженей. Он сам его вскапывал, удобрял собранным на дорогах навозом и выращивал картофель, лук, чеснок. Огород и «мешочники», менявшие продукты на одежду, обувь и другие промышленные изделия, помогли, как он говорил, им выжить.

Осенью 1919 года войска генерала Юденича заняли Гатчину. Александр Иванович был мобилизован и назначен редактором газеты Северо-Западной армии «Принсвский край». В октябре того же года в обозе армии он с семьей покинул Россию.

Куда ехать? Где преклонить голову? До истечения срока действия паспортов Куприны жили в Гельсингфорсе. Потом была Эстония. Куда дальше? Выбор ему помог сделать проживавший в Париже его друг и коллега И.А. Бунин: он снял для Куприных квартиру на одной с ним лестничной площадке в доме на Пасси, облюбованной русскими эмигрантами. 4 июля 1920 года Куприны прибыли в Париж.

Бытует мнение, что Куприн, оказавшись в эмиграции, не смог писать и плохо разбирался в политике. Но его статьи, которые он писал ещё в 1919 году, находясь в Финляндии (опубликованные позднее в книге «Мы, русские беженцы в Финляндии»), а потом — во Франции, в газете «Общее дело» и других органах русской эмиграции вплоть до 1935 года, говорят об обратном. О ком бы и о чем бы он ни писал, о Врангеле, Ленине, Троцком, Каменеве, Красине, Горьком, Гумилеве, Набокове, Ходасевиче, Малявине, Л.Толстом, И. Шмелеве, Б. Шоу, Савинкове, Плевицкой, Гончаровой, о Русской армии, о положении в России, о французской деревне, о многих и многом другом, показывают, что это был человек со сложившимися симпатиями и антипатиями. Но в его работах, часто резких, обличительных, нет, как у других писателей-эмигрантов, злобы, безразличия, отделенное™ от России. Он остается русским. Он хочет, он надеется туда вернуться.

Но правда и то, что, живя за границей, Куприн лишился сюжетов, вдохновения, читателя и элементарных условий для работы. Александр Иванович не умел, как другие, писать но памята. «Ничего, никогда не выдумывал, — говорил он о себе. — Жил я с теми, о ком писал, впитывал их в себя, барахтался страстно в жизни. Потом все постепенно отстаивалось, и нужно было только сесть за стол и взять в руки перо. А теперь что? Скука зеленая».

0

9

Киса, дочь Куприна

В Париже Куприны сразу же столкнулись с материальными трудностями. Двенадцатилетнюю Кису, так Ксению звали родные и близкие, отдали учиться в интернат монастыря «Дамы Провидения» — женское католическое учебное заведение с монастырскими правилами. Девочка страдала от невозможное™ постоянно видеть родителей, от монастырского быта, католической обрядности и чужого языка. Не меньше страдали от жизни на чужбине и ее родители. И не только от нужды, а главное — от сознания, что их дочь не сможет получить образование, которое обеспечило бы ей стабильный заработок и положение в обществе. Мало помогала и работа Елизаветы Морицовны, организовавшей переплетную мастерскую и открывшей библиотеку.

Но бывает, что жизнь делает человеку неожиданные подарки. И Ксения получила его в шестнадцать лет. Тогда сказали: «Повезло девушке!» Может, и так. Но это «повезло» было в ней самой, в ее природных данных: молодость и красота, стеснительность и детская непосредственность. И, конечно, случай! Ее взяли в знаменитый в то время Дом моделей Поля Пуаре. Медленно ходить «по языку» (подиум), поворачиваться и в считаные секунды переодеваться научилась быстро. Гораздо труднее, из-за молодости и смешливого характера, было научиться «делать лицо».

Повезло раз, повезло и второй. На одном из званых вечеров, одетая в эффектное платье от Пуаре, Ксения произвела большое впечатление на присутствующих и, главное, познакомилась с известным кинорежиссёром Марселем Лербье. И восемнадцатилетняя Киса, не имевшая ни опыта, ни образования, заключила с ним контракт и снялась в пяти его фильмах, имевших большой успех. Работ ала опа и у русских режиссеров. В фильме «С дьяволом в сердце» Ксения Александровна успешно сыграла главную роль. Иван Алексеевич Бунин вспоминал, что 3 ноября 1933 года он «с особенным удовольствием смотрел фильм под названием „Бэби“… там играла хорошенькая Киса Куприна».

http://mishanya.com/fm/Ii/IigeUYc.jpg
Ксения Куприна

Ксения стала известной актрисой.

«Дьявол в сердце», «Тайна желтой комнаты», «Духи дамы в черном» - так назывались ее фильмы. За ней заезжали веселые люди на дорогих машинах, а дома в это время отключали газ и электричество за неуплату. Киса стала знаменитой, но однажды, ожидая авто с очередным любовником своим, увидела беспомощного, худенького, почти слепого отца, который, обращаясь в пустоту, просил помочь ему перейти дорогу. Какие-то девушки, рассказывала Киса, смеялись: «Смотри, какой старичок боится перейти дорогу!» Папа плохо видел. И кроме того, был подшофе. Мне было неловко подойти к нему сразу, и я подождала, пока девушки уйдут»... Другим, стыдясь, рассказывала, что все-таки так не подошла к отцу, оставила его у перекрестка. В Россию с родителями Ксения не поехала. У нее был контракт с Голливудом. «Учтите, мне не было еще и тридцати, - оправдывалась потом. - Будущее казалось лучезарным! А теперь я вижу, что все те годы прожила бесплодно»...

http://mishanya.com/fm/hb/hbd3N3w.jpg
Фильм «Жемчужина» —
сюрреалистичная картина о жемчужине и о женщине,
которую играет дочь Александра Куприна — прекрасная Киса.

0

10

Киса, дочь Куприна

Казалось, с ее успехами в кино должны были поправиться и материальные дела семьи, но не тут-то было: почти все её гонорары уходили на туалеты. Молодость эгоистична. Да и «положение обязывало». А в квартире в это время за неуплату отключали то газ, то электричество.

Однажды шофер такси, русский эмигрант, везший Куприна и одного редактора, услышал в разговоре знакомую фамилию и спросил у Александра Ивановича:

- Вы не отец ли знаменитой Кисы Куприной?

Дома Куприн горько сказал жене: "До чего дожил... Стал всего лишь отцом "знаменитой дочери".

Успехи дочери в кино, с одной стороны, радовали Куприна, а с другой — печалили и огорчали: Киса, которая раньше первой читала все, что писал отец, теперь перестала интересоваться его работой. В ее отношении к родителям стали проявляться снисходительность и превосходство. Но скоро с кино у Ксении было покончено. Русские студии, не выдержав конкуренции, закрывались одна за другой, а французские — перестали снимать артистов-иммигрантов. Ксения осталась без работы.

http://mishanya.com/fm/H2/H2d7xDb.jpg
Угнетало Александра Ивановича и то, что он не вписался в эмигрантскую среду, не мог разобраться в том, что происходило в русском зарубежье. Нс понимал грызни многочисленных партий: монархисты, кадеты, эсеры, различные фракции социал-демократов и пр.

От неустроенности, неудовлетворенности Александр Иванович стал выпивать, что привело к болезням. Писатель Куприн угасал на глазах. Это видели и Ксения, и её мать. Видели и окружающие.

Жизнь редко баловала русских писателей-эмигрантов. Все они бедствовали. И нужда их была порой настолько велика, что мешала не только творчеству, но и была опасной для здоровья. Это был «вопрос физического выживания». Нс было денег на питание, на врача, на лекарства.

Встречаясь со мной, работая с делегациями, Ксения Александровна никогда не жаловалась на жизнь, на судьбу, говорила о своих жизненных перипетиях как-то весело, с юмором.

Она рассказывала, что уроки, полученные ею в Доме моделей, не пропали даром. Уйдя оттуда, она окончила курсы модельеров. С детства развитый вкус, упорство, творческая фантазия и стремление к знаниям дали свои результаты. Она стала одним из лучших театральных костюмеров. Но и тут черная зависть, высокомерное и пренебрежительное отношение к иммигрантке сделали свое дело: она снова осталась без работы. Тогда она вспомнила, что она актриса. Приобретенные опыт и навыки в кино помогли ей устроиться и успешно окончить курсы театрального искусства, а затем — поступить в театр. Однако скоро ей пришлось уйти и оттуда: коллеги-француженки не хотели делить с иностранкой первые роли, а она не хотела всю жизнь быть на вторых.

К счастью, на смену черной полосе в жизни Ксении пришла радость: она влюбилась. Влюбилась без ума в красавца француза, отважного летчика. Любовь была взаимной, они уже думали о венчании. И тут — неожиданный поворот судьбы: родителям сообщили, что их прошение о предоставлении советского гражданства удовлетворено, и они вместе с дочерью могут выехать на постоянное жительство в СССР в любое удобное для них время. Отец решил с отъездом не откладывать.

Для Ксении Александровны не было секретом желание родителей уехать в Россию. Отец всегда говорил, что его мечта — умереть на Родине, и что в Москву он готов «идти пешком по шпалам». Она знала также, что ее мать переписывалась по поводу их отъезда в СССР с художником И.Я. Билибиным, вернувшимся из эмиграции в 1936 году, писателем А.Н. Толстым. Однако сообщение о скором отъезде показалось ей «громом среди ясного неба».

«Я растерялась, — рассказывала Ксения Александровна. — Я не могла и не хотела бросить любимого человека и боялась остаться в чужой стране без родителей. Очень беспокоилась и о них. Как они будут жить одни? Кто позаботится о них? Никого из родственников в России уже не осталось, здоровье отца ухудшалось. Было морс слез и упреков со стороны родителей, но после тяжелых раздумий я твердо заявила, что остаюсь с любимым».

Родители уехали в 1937 году. Перед отъездом А.И. Куприн посетил на дому генерала А.И. Деникина и рассказал ему о своем скором отъезде домой. А вечером пошел в кабаре «Шахерезада» и попросил Наташу Кедрову, известную русскую певицу, спеть его любимую песню «В далекий путь, моряк, плыви…». Слушал, как рассказывают очевидцы, и плакал. Вспоминал, видно, пройденный путь, а, может чувствовал свой близкий конец.

Сборы и отъезд родителей в Москву проходили в строгой тайне. Надо было оплатить долги, продать библиотеку. Знакомым было сказано, что Куприны переезжают на юг Франции: там жизнь дешевле и климат для здоровья Александра Ивановича благоприятнее. На вокзале Куприных провожали только Ксения и жена Саши Черного — Мария Ивановна. Билеты и паспорта с необходимыми визами были вручены Куприным работником советского полпредства на вокзале.

0

11

Киса, дочь Куприна

Но рано или поздно все тайное становится явным. Русские парижане узнали, что Куприны находятся в Москве. Здравомыслящие люди не осудили Александра Ивановича за «измену эмиграции». Знали, что в Россию уехал больной, беспомощный старик. И понимали, что эта поездка Куприна соответствовала его сокровенным желаниям.

Но были и другие соотечественники, ненависть которых Ксения в полной мере испытала на себе. «Многие от меня отвернулись, — рассказывала она. — Эмигрантские газеты писали, что я продала родителей большевикам, и спрашивали, сколько на этом заработала. И до сих пор среди эмигрантов идет разговор о том, что это я уговорила отца уехать в Россию, а сама не поехала. Особенно усердствовала в распространении слухов и клеветы об отъезде Куприна на Родину Зинаида Гиппиус».

Вернувшись на Родину, Александр Иванович был в Москве, Ленинграде и летом 1938 года посетил Гатчину. Остановились они в доме но соседству с их бывшим домом: ни у него, ни у его супруги войти в «свой» дом сил не хватило. Новые хозяева «зеленого домика» угостили их клубникой «Виктория» с кустов, посаженных ещё самим Куприным.

Беда, как известно, не ходит одна. Вскоре в автомобильной катастрофе погиб жених Ксении.

Ее отец вернулся в СССР в 1937 году и через год скончался.

Мать осталась одна. Дочь ничем не могла ей помочь. А тут — Вторая мировая война. О выезде на Родину уже не могло быть и речи.

В 1942 году в блокадном Ленинграде покончила с собой мать, получившая ложное известие о том, что дочь арестована гестапо.

А Киса оставалась во Франции, где фильмы с ее участием пользовались невероятным успехом, у нее был короткий роман с Жаном Маре, она дружила с Эдит Пиаф.

Знакомство с Эдит Пиаф произошло в небольшом кабачке. С маленькой эстрады пела миниатюрная женщина. Голос ее был необычен. Она не просто пела, она словно рыдала. В этот день погиб ее друг и возлюбленный. Он тоже был летчик. Эдит и Ксения стали подругами. Эту дружбу пронесли до самой смерти Эдит. Встречались сначала часто. Ксения всегда просила спеть для нее. Эдит «напела» пластинку специально для Ксении и посвятила ей.

Рассказывали, что именно во время просмотра ленты с ее участием Иван Бунин получил известие о присуждении ему Нобелевской премии.

Ксении второй раз в жизни пригодилась специальность костюмера. Работала в разных театрах. Иногда там же получала небольшие роли. А потом, совместно с певицей Людмилой Лопато, открыли ресторан, но вскоре прогорели. Хорошо еще, что с помощью добрых людей удалось по хорошей цене продать оборудование и выйти из этой авантюры без больших потерь. И снова жизнь на случайные заработки.

http://mishanya.com/fm/BN/BNpTuUJ.jpg
Ксения Александровна оказалась не только хорошей переводчицей, но и помощницей, и заступницей наших делегатов. Помню, как много она помогала нашим фигуристам, участвовавшим в чемпионате Европы. Дни и ночи она была с ними. После выступлений и репетиций показывала им Париж, водила по магазинам, выбирая те, где товары хорошие, но дешевле.

В беседах с Ксенией Александровной неоднократно возникал разговор о ее возвращении на Родину. Она честно признавалась, что хочет этого и боится. Боится столкнуться с новыми трудностями в совершенно незнакомой ей обстановке. А больше всего боится оказаться «эмигранткой на Родине». Я не торопил её с принятием решения. Хотел, чтобы она сама, без давления с моей стороны, приняла его.

И тут в Париже один за другим побывали писатели Василий Ажаев и Лев Никулин. С каждым из них Ксения работала по 10 дней. Так же как и мне, она рассказала им о своей неустроенной жизни. Писатели были очарованы Ксенией и, вернувшись в Москву, убедили руководство Союза писателей СССР войти в ЦК КПСС с ходатайством о ее приглашении на постоянное жительство в СССР, конкретно — в Москву. При этом они делали упор на то, что в случае положительного решения Куприна приедет не с пустыми руками: она привезет отцовский архив. В нем — его рукописи, письма, заново отредактированные произведения, публицистические статьи, очерки. Все это было крайне важно для изучения творческого наследия А.И. Куприна.

Вскоре из Москвы пришло сообщение, что вопрос о возвращении Ксении Куприной на Родину может быть решен положительно, если от псе будет получено прошение о предоставлении ей советского гражданства. Я сообщил об этом Ксении Александровне. Она обрадовалась, но сказать «да» не торопилась.

Не прошло и двух месяцев, как Ксения Александровна Куприна стала гражданкой СССР. Союз писателей сообщил, что ей будет предоставлена квартира в Москве, на Фрунзенской набережной, деньги на обустройство и ведутся переговоры о зачислении её в труппу Камерного театра. Кроме того, в письме было сказано, что Литературный фонд Союза писателей готов купить архив А.И. Куприна. Услышав все это, Ксения Александровна расплакалась.

Несколько дней спустя она получила в консульском отделе посольства «серпастый-молоткастый» и стала готовиться к отъезду на Родину. Она уже не боялась ДСТ и продолжала работать с делегациями. Времени при этом даром не теряла: дотошно расспрашивала всех, что в Москве есть и что почем, чего нет, что нужно купить и взять с собой.

К счастью, у Ксении Александровны все сложилось хорошо. Она нашла Родину. Была обеспечена работой, квартирой на Фрунзенской набережной. Написала книгу «Мой отец — И.А. Куприн», создала музей знаменитого отца.

http://mishanya.com/fm/ms/ms0stQu.jpg

0


Вы здесь » "КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём! » Биографии и личности » Документальный фильм об удивительной женщине – Ксении Куприной