"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Семён Альтов

Сообщений 1 страница 20 из 55

1

http://www.nearyou.ru/0humor/altov/altov.jpg
Семён Альтов

Семён А́льтов (настоящее имя Семён Теодо́рович Альтшуллер; род. 17 января 1945, Свердловск) — советский и российский писатель-сатирик. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации.

День рождения: 17 января 1945 (72 года)
Место рождения:  Екатеринбург (г. Свердловск, СССР)

Вес: 82 кг
Рост: 165 см
Знак Зодиака: Козерог
Восточный гороскоп: Петух
Деятельность: писатель-сатирик, сценарист, артист эстрады

Детство Семена Альтова Семён Альтов родился в Свердловске. Именно в этот город на Урале были эвакуированы во время Великой отечественной войны его родители. Там же Семен, настоящая фамилия которого Альтшулер, и провёл первые полгода жизни до окончания войны. После окончания войны родители, Любовь Наумовна и Теодор Семенович, вернулись в Ленинград уже с маленьким Семёном. В послевоенном Ленинграде отец будущего писателя-сатирика читал в институте кораблестроения курс электротехники, а мать трудилась на поприще архитектуры.

Химия

В день своего восьмилетия Семён получил в подарок набор «Юный химик». По признанию сатирика, этот подарок оказался «роковым» и в значительной мере повлиял на выбор профессии.

http://www.uznayvse.ru/images/stories/uzn_1375116966.jpg
Семен Альтов удивляет и смешит своими монологами
Отличительной исполнительской манерой Семена Альтова на эстраде является монотонное чтение монологов с листа низким, немного в нос и с гнусавинкой, голосом.

Семён Альтов окончил химический техникум, в 1968 году – Ленинградский технологический институт им. Ленсовета по специальности химик-лакокрасочник. После окончания института Семён Теодорович трудился по специальности в Государственном институте минеральных пигментов и на заводе им. Шаумяна.

Писательская деятельность Семена Альтова

Свои пробы пера автор стал делать в достаточно зрелом возрасте — 25-26 лет. Хотя в нескольких интервью Семён Теодорович упоминает о том, что до того, как начать писать сатирические и юмористические произведения, сочинял стихи.

Выступать в печати Альтов начинал в 1971 году, в малом жанре — «фраз». Первая публикация произошла в Литературной газете, в разделе «Клуб 12 стульев», в котором была рубрика «Фразы». За сочинение афоризмов сатирик и получил свой первый гонорар — «38 рублей 00 копеек».

Сейчас Семён Альтов – автор 4-х книг: «Шанс», «Собачьи радости», «Набрать высоту», «224 избранных страницы». Перу сатирика принадлежит множество монологов, которые исполнялись и исполняются на эстраде такими известными артистами, как: Ефим Шифрин, Клара Новикова, Геннадий Хазанов и другие.

Кроме того, Альтов стал сценаристом для множества телевизионных и эстрадных юмористических программ, спектаклей, фильмов. В 1987 году на сцене московского Театра эстрады, что на Берсеневской набережной, состоялась премьера последней сценической работы Аркадия Райкина – спектакля «Мир дому твоему», автором интермедий в котором был Семён Альтов.

Эстрада

Два года спустя после первой публикации, в 1973 году, Альтов получил ставку в Ленконцерте. По выражению самого Семена Теодоровича, «вскарабкался на сцену, где и торчу» до сих пор. Отличительной исполнительской манерой Семена Альтова на эстраде является монотонное чтение монологов с листа низким, немного в нос и с гнусавинкой, голосом. Эта характерность стала настолько узнаваемой, что Альтов не единожды становился героем пародий. Сам автор высказывается об этой своей манере, конечно, с юмором: «мой голос мужчин успокаивает, а женщин возбуждает. Хорошо, что не наоборот». Зрители же утверждают, что такой стиль им напоминает то, как читаются криминальные хроники.

ШОУ-01

В восьмидесятых Семен Альтов стал одним из создателей, авторов и исполнителей эстрадной юмористической программы «ШОУ-01», которая активно концертировала по всему Советскому Союзу и стала точкой отсчета популярности для многих артистов оригинального жанра. Соавторами и исполнителями в «ШОУ-01» вместе с Семеном Альтовым были такие известные люди, как Виктор Биллевич, Ян Арлазоров, Валерий Николенко, Михаил Городинский, Вячеслав Полунин, Леонид Якубович, театр «Лицедеи». Программа включала в себя огромное количество розыгрышей, привлечение зрителей к участию в представлении, множество намеков и подтекстов на советскую власть, промахам которой, достаточно смело, уделяли внимание сатирики в своём шоу.


«Недотёпы»

Семен Альтов инициировал создание и стал автором юмористического телевизионного сериала «Недотёпы», который вышел на канале НТВ в 1997 году. Что интересно, над созданием сериала в качестве режиссера трудился также сын юмориста – Павел Семенович. «Недотепы» — небольшие комедии положений, исполненные в театральной манере игры, практически без слов. В общей сложности, вышло 24 выпуска сериала.

Награды, звания Семена Альтова 

На международном фестивале юмора и сатиры «Золотой Остап» в 1994 году Семен Альтов стал лауреатом. Он был награжден позолоченной статуэткой фестиваля вслед за Сергеем Довлатовым и Михаилом Жванецким. В 2005 году писателю было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РФ. Кроме того, Альтов является почетным профессором Санкт-Петербургского технологического института, почетным химиком.

0

2

Семён Альтов
Муха

Старая муха самоотверженно билась башкой о стекло. Наверно, часа полтора. Отлетала назад, разворачивалась и, свирепо жужжа, бесстрашно шла на таран.
По другую сторону окна, там сидела молодая, зеленая еще муха и полтора часа, затаив дыхание, глядела на то, что делает старая. Правда, молодая никак не могла взять в толк, зачем пробивать головой стекло, когда рядом открыто окно настежь.
Два часа героически сражалась старая муха. Уже стекло вроде дрогнуло, но и муха упала без сил. По пластунски добралась до открытого окна, перевалилась на карниз, где и раскинулась, дергая лапками.

Молодая муха подбежала и робко спросила:
- Простите, что отрываю, если не секрет, зачем биться головой о стекло, когда рядом открыто?

Старая муха ответила, еле двигая челюстями:
- Глупая ты. Оттого что молодая. В открытое окно любой дурак вылететь может. Ну а радости-то? Влетел, вылетел, влетел, вылетел. Разве живем ради этого? А вот ты поработай своей головой, пока не распухнет, пока пол с потолком не сольется! И когда жужжать уже нечем, вот тут и ползешь туда, где открыто. Если б ты знала, как мне сейчас хорошо!
Молодая муха старалась не смотреть на распухшую голову старой, а та продолжала:
- Мой папа всю жизнь бился головой о стекло. Мама покойная билась. И мне завещали: только преодолевая трудности, почувствуешь себя человеком! Поняла?

Вон окно, начинай!

0

3

Семён Альтов
Живой уголок

Началось зто семнадцатого числа. Год и месяц не помню, но то, что двадцать третьего сентября, - это точно.
Меня выдвинули тогда от предприятия прыгать с парашютом на точность приземления. Приземлился я точнее всех, поскольку остальных участников не удалось вытолкать из самолета.
За это на собрании вручили мне грамоту и здоровый кактус. Отказаться я не смог, притащил урода домой. Поставил на окно и забыл о нем. Тем более, что мне поручили ориентироваться на местности за честь коллектива.

И вот однажды, год и месяц не помню, но число врезалось десятого мая 1969 года - я проснулся в холодном поту. Вы не поверите - на кактусе полыхал огромный бутон красного цвета!
Цветок так на меня подействовал, что впервые за долгие годы безупречной службы я опоздал на три минуты, за что с меня и срезали тринадцатую зарплату, чтобы другим было неповадно.

Через несколько дней цветок сморщился и отвалился от кактуса. В комнате стало темно и грустно. Вот тогда я начал собирать кактусы.

Через два года у меня было пятьдесят штук! Ознакомившись со специальной литературой, для чего пришлось выучить мексиканский язык, я сумел создать у себя дома для кактусов прекрасные условия, не уступающие естественным. Но оказалось, что человек в них выживает с трудом. Поэтому я долго не мог приспособиться к тем условиям, которые создал для кактусов. Зато, каждый день на одном из кактусов горел красный бутон!

Я завязал переписку с кактусистами разных стран и народов, обменивался с ними семенами.
И тут как-то, не помню в каком месяце, но помню, что двадцать пятого числа 1971 года, какой-то идиот из Бразилии прислал рыжие зернышки. Я сдуру посадил. Росло это безобразие очень быстро. Но когда я понял, что это такое, — было поздно! Здоровенный баобабище пустил корни в пол, вылез ветками из окна и облепил стекла соседей сверху.

Они подали в товарищеский суд. Мне присудили штраф в размере двадцати пяти рублей и обязали ежемесячно подрезать ветки у соседей сверху и обрубать корни соседям снизу.

Каких только семян не присылали! Скоро у меня появились лимоны, бананы и ананасы. Кто-то написал на работу, что ему не понятно, как я на свою зарплату могу позволить себе такой стол.
Меня пригласили в местком, поручили собрать деньги на подарок Васильеву и проведать его:"Как-никак человек болен. Уже два месяца не ходит на работу. Может быть, он хочет пить".

Наверно, я путаю хронологию, но осенью, после обеда, ко мне пришел человек с портфелем. Попили чаю с банановым вареньем, поболтали, а перед уходом он сказал:
"Извините, я чувствую, вы любите растительный мир вообще и животный, в частности. Я уезжаю на месяц в плавание, пусть это время Лешка побудет у вас".

Он вынул Лешку из портфеля. Это был питон. Того человека я больше не видел, а с Лешкой до сих пор живем бок о бок. Ему очень нравятся диетические яйца, пельмени и соседка по площадке, Клавдия Петровна.

Вскоре ко мне стали приходить журналисты. Они фотографировали, брали интервью и ананасы.
Боюсь ошибиться в хронологии, но в том году, когда я собрал небывалый для наших широт урожай кокосов, юннаты из зоопарка принесли маленького тигренка Цезаря. В том же урожайном году моряки теплохода "Крым" передали мне в дар двух львят - Степана и Машку.

Я никогда не думал, что можно так жрать! Вся зарплата и ананасы, не съеденные журналистами, шли в обмен на мясо. И еще приходилось халтурить. Но я кормил не зря. Через год я имел в доме двух приличных львов и одного тигра. Или двух тигров и одного льва? Хотя какое это имеет значение?

Когда Цезарь сошелся с Машкой, я думал, что сойду с ума! Степан устраивал мне дикие сцены. И с горя загрыз страуса Ипполита. Зато у меня освободилась постель, потому что гнездо, которое в ней устроил Ипполит, я выкинул за ненадобностью.

Как-то утром, принимая ванну, я почувствовал, что принимаю ее не один. И точно. Какие-то хулиганы подбросили крокодила!

Через полгода крокодил принес потомство, хотя я до сих пор не пойму, откуда он его принес, поскольку был один. В газетах писали, что это "редкий случай, потому что крокодилы в неволе размножаются с трудом". А чего ему не размножаться? Я приходил с работы и в этой неволе чувствовал себя как дома!

Один только раз я смалодушничал и, как посоветовали, оставил на ночь дверь Oткрытой. Сказали, может, кто-то уйдет.
Результаты превзошли все ожидания. Мало того, что никто не ушел, утром я обнаружил у себя еще трех кошек, одну дворнягу и соседа, от которого ушла жена.
Наутро к нам попросилась женщина из сорок второй, к которой вернулся супруг, и пенсионер, который сильно страдал одиночеством.
А как прикажете выставить пару с годовалым ребенком? Сказали: "Больше жить с тещей не можем. Что хотите, то и делайте. Выделил им местечко около баобаба.

И потянулся народ. Через месяц наше племя насчитывало вместе с животными пятнадцать человек. Живем дружно. Вечерами собираемся у костра, одни поют, другие подвывают тихонько, но мелодию держат все!

Не так давно была экскурсия. Люди из другого города приехали поглядеть на наш живой уголок. Остались все, кроме экскурсовода. Она поехала за следующей группой.

Да, однажды анонимка была. "Почему столько непрописанной живности проживает незаконно на площади тридцать три квадратных метра, а я с супругом ютюсь вдвоем на площади тридцать два квадратных метра? Чем мы хуже ихней скотины?"

Мы знаем, кто писал. Это из тридцать четвертой Тонька Тяжелая Рука. Собачатся с мужем, бьются до синяков, а после говорят, что, мол, звери распоясались, к незнакомым женщинам пристают!
Эх, спустить бы на них Цезаря со Степаном! Да ладно. Что ж, выходит, если с волками жить, так всем по-волчьи выть, что ли?

Но что ж они делают, а? Яд на лестнице сыплют, капканы ставят. Сиволапов с рогатиной ломился в дверь, кричал:"Пусти на медведя один на один, а то накипело"
Ну, дикари!
А у нас тихо, мирно: ты подвинешься, я сяду, я встану, ты ляжешь.

Да, если кому-нибудь нужны семена баобаба или просто детеныши крокодила, заходите. На обмен приносите... ну, я не знаю... бусы красивые, зеркальце, топоры. И такие палочки, знаете... тоненькие... Потереть о коробочку - огонь получается.
Честное слово!

0

4

Семён Альтов
Длина цепи

Лохматый пес неопределенной национальности шагал не спеша. От зеленого забора до синего. От синего до зеленого. Лениво брякала железная цепь, на которой сидел пес.
Неподалеку остановились две вкусно пахнущие женщины. Одна держала на поводке собачку, каких пес в жизни не видел. Откуда ему, серому, было знать, что голубая изящная овечка называется "бедлингтон"?!
Скосив на барбоса черные с поволокой глаза, бедлингтон сказал:
- Хеллоу! Эй, псина! Как тебя там?!
- Тузик, сэр!
- О, Тьюзик! А меня Лорд! Ну что, всю жизнь так и сидим на цепи, май фрэнд?!
Пес, однако, за словом в карман не полез:
- А вы все за хозяйкой на поводке бегаете, френд... май... июнь!
Бедлингтон переступил с ноги на ногу:
- Знал бы ты, куда я бегаю! На приемы, на выставки, вот видишь, медаль золотая! За экстерьер получил!
- Это за форму морды, что ли?
- Да, за овал лица! Знал бы ты, где мы бываем! А что едим! Тебе и не снилось!
Я лично предпочитаю жульены с грибами. Это о'кей!
- Врать не буду, окея не ел, - сказал пес. - Но хорошая кость - это полный бульён с мясом!
- А я тут в сауне побывал! - гордо сказал бедлингтон.
- Это что такое?
- Собираются приличные люди и часами потеют!
- А кроме как в сауне, у нас уже и попотеть негде? - удивился пес. - Ну дела!
- Видео тут смотрели у знакомых! Фильмы ужасов! Вот это да! Три ночи потом лаял во сне! - Бедлингтона передернуло.
- Видео не видал, - признался пес. - Но тут вчера сосед возвращался...
Полчаса ключом забор открывал! Вот это было кино!
- А меня на той неделе везут в Москву в свадебное путешествие. Причем девочка специально приезжает из Швеции! Нас в мире всего семь осталось! Нам с кем попало нельзя! Представляешь, девочку везут из Швеции ко мне замуж!
- Постой! - изумился пес. - Постой! Так ты только, если твоя приезжает из Швеции!? Ну, дела! А я любую могу! Какая тут пробежала, какую к забору прижал,- моя! Бывает, по две в день! Кстати, могу познакомить!
- Да нет, нельзя мне! - вздохнул бедлингтон. - Породу надо беречь. Будь она проклята! Зато, потомки мои идут по тысяче долларов, а за твоих коктейль-терьеров и рубля не дадут!
- Да, мои не продаются и не покупаются! А сколько их по белу свету бегают безвозмездно!
- Вот тут "мерси", - обиделся бедлингтон. - Но я, зато, гуляю по миру! На той неделе у нас круиз вокруг Европы! А ты сидишь тут, зато, на цепи! Извини, искьюз ми!
- Нет, это вы меня искьюз, - ответил пес. - Вы же на поводке! Веселенький круиз! Вокруг целой Европы на поводке тащат.
- А ты-то, ты-то?! - завизжал бедлингтон. - Что ты тут видишь? Круиз от зеленого забора до синего! Годами сидишь на цепи!
- Кто вам сказал, что я сижу на цепи? Искьюз меня! Могу встать на цепи! Могу лечь на цепи! Что хочу, то и делаю! Меня никто не дергает! Сам себе хозяин!
- Подумаешь! - бедлингтон попробовал лечь, но повис на поводке, захрипел.
- Се ля ви, - сказал пес, - что в переводе значит: свобода определяется длиной цепи.

0

5

Семён Альтов
Орёл

Всем известно: кукушке подложить яйцо в чужое гнездо - раз плюнуть. Однажды взяла и снесла яйцо в гнездо воробья. Вернулся воробей вечером домой - и что же он видит? Все яйца как яйца, а одно здоровенное, ну прямо орлиное!

- Так, - сказал воробей. - А ну, воробьиха, поди сюда! В глаза смотри! Выходит, это правда?
- Что правда? - спросила воробьиха и покраснела.
- А то, что тебя видели с орлом. А иначе откуда у нас в доме орлиное яйцо? А?
- Побойся бога! - закричала воробьиха. - Я не то что на орла, на слонов не гляжу! Как ты мог такое подумать?

И воробьиха заплакала.
Воробей еще покричал-покричал, а потом решил:

- А может, она и не врет?.. Вдруг это действительно от меня? А что? Вырастет с орла ростом, а глаза и клюв - мои. И все будут говорить:"Ай да воробей! Орел!"

0

6

Семён Альтов
С блохой и без

Не гляди, что уши висят, лапы короткие! Да, из дворняг. Но английской королеве лапу давала! Вот эту, которой сейчас тебе по шее дам. Так что ты, рыжий, держи дистанцию, понял? Отодвиньсь!.. Еще!.. Сидеть!

А была у меня тогда блоха. Ну, доложу тебе, кусачка! Вот такусенькая, кусать нечем, а жрала так - за ушами трещало! Как начнет меня вприкуску - я вприсядку и к потолку! Не то что шею, горы могла свернуть.
В таком приподнятом состоянии как-то через высоченный забор перемахнула аллюром. Один мужик это дело увидел, обомлел, в дом пригласил. Накормил, напоил, на соревнование выставил.

Ну, мы с блохой там шороху дали! Слышишь, рыжий, мы там врезали прикурить! Этим вычесанным, чистопородным, чуть ли не от английского короля произошедшим, рядом с нами делать нечего было! Шансов - минус ноль! Они еще на старте землю скребли, а мы с блохой финишную ленту в клочья рвали и дальше неслись! Медаль бы на грудь повесили, да не смогли на мотоциклах догнать.

На какие только соревнования не выезжала! Чью не защищала честь! Само собой, приемы сплошь на высоком уровне вплоть до курятины. Как говорится, из грязи в князи! Шутка ли, единственная в природе скоростная дворняга!
Ученые на меня набросились. Целым институтом вцепились. Задумали новую породу вывести - дворняга-экспресс. Слушай, с кем только не скрещивали! Борзые, овчарки, бульдоги, причем не какие-нибудь - все из хороших семей. Ну нарожала я им, а толку-то?!
Во-первых, ради науки, а значит, без любви. Во-вторых, не меня с бульдогом скрещивайте, а блоху с бульдогом - и тигр получится!

Единственное, за что меня ругали в печати, - "нет стабильности результатов". Какая стабильность? Когда блоха не кусала, какого лешего я побегу, верно, рыжий? Да хоть бы там мозговая косточка засияла!
Материальные стимулы - ерунда по сравнению с моральными. А блоха грызет тебя, как совесть. Цель в жизни появляется, и несет тебя через преграды прямиком в светлую даль.
Я тебе вот что скажу: порода, кровь голубая - ничто, пока эту кровь пить не начнут. А так, живешь бесцельно, что хочешь, то и делаешь, а значит, не делаешь ничего. Лучшие годы псу под хвост. Без блохи сто раз подумаешь: \"Стоит ли заводиться, а зачем, а куда?\" С блохой думать некогда, и, естественно, результат. Вот такие дела, рыжий!

Но в одно прекрасное утро пропала блошечка. Проснулась в холодном поту, оттого что меня не кусали. Дикое ощущение! Не знаешь, куда себя деть. То ли выкрали блоху, то ли переманили. А без блохи я, сам видишь, никто, как и ты. Уши висят, лапы короткие. Барахло! Ну и выгнали в шею! Но на меня, скажу тебе откровенно, посадить хорошую блоху, я бы знаешь где сейчас была?.. Сегодня четверг?.. В Лондоне на бегах брала б главный приз. Вот так-то вот! А без блохи сам ни в жизнь не почешешься. Правильно сказала одна болонка французская: \"Шерше ля блох\" - ищите блох!

0

7

Семён Альтов
Комплект

По случаю взял своей косметичку английскую. Коробочка аппетитная - щелк, а там дивности всякие: кисточки, красочки, чем чего красить - не ясно, но очень хочется! Моя на шею бросилась, обняла, в ухо шепчет:

-Спасибочки, дорогой! Но из чего, по-твоему, эту прелесть вынимать?

Что скажешь? Права! Из ее кошелки потертой такую вещицу на людях не вытащишь. Решат - своровала!
Достал сумочку из ненашей кожи. Мягкая, как новорожденный крокодил. Моя в ладошки захлопала и говорит:

- Ты считаешь возможным ходить с такой сумочкой и косметичкой в этих лохмотьях? - И остатки платья на себе в слезах рвет.

Что скажешь? Стерва права. Ради жены чего только не прошибешь лбом. Приволок платье французское, все из лунного серебра. Нырнула она в него, а вынырнула незнакомая женщина. Я встал, место ей уступил.
И вот она вся в этом платье, достает из кожаной сумочки косметичку и заявляет:

-Пардон, месье считает, что это гармонирует с драными шлепанцами? Тебе же будет стыдно ходить рядом со мной! Я тебя опозорю!

Что говорить? С француженкой не поспоришь! Пошел туда, не знаю куда, принес то, не знаю что. Надела - ей в самый раз! Ножка в туфельке - не узнать! Будто ноги купила новые! Платье надела, личико перекрасила.

-Ну как?

А у меня язык отнялся и прочие органы. Неужели мне, простому смертному, довелось все эти годы жить с королевой?
Она тушью реснички свои навострила, из-под них синим глазом стрельнула. Щечки в краску вогнала, губки алые обвела, встала рядом у зеркала, и понял я, что один из нас лишний! Короче, в этих туфлях, платье, с косметичкой в сумочке, тут же ее у меня увели.

Мужики, послушайте пострадавшего! Если вы свою любите, - ничего ей не покупайте! В том, что есть, она никому, кроме вас, не нужна. Если хотите избавиться - другой разговор!

0

8

0

9

0

10

Семён Альтов
Очки

У меня семь пар очков. На каждый день недели.

В понедельник надеваю с черными стеклами, чтобы после вчерашнего меня никто не видел. Целый день меня никто не видит. Правда, и я ни черта не вижу.

Во вторник, обалдев от вчерашнего мрака, так хочется чего-то чистого, яркого - синего неба хочется! Надеваю синие очки. И в любую погоду - синее небо! Все синее. Трава синяя. Огурцы свежие синющие! Не ели синие огурцы? Бр-р! Гадость!

Естественно, в среду хочется настоящих зеленых огурцов с весенним запахом и без очереди! Зеленые очки! И все такое зеленое, молодое, что скулы сводит! Какие огурцы, когда вокруг зелененькие женщины и, честное слово, каждой семнадцать лет! "Простите, вас как зовут, зеленоволосая?" И они не краснеют, а зеленеют, причем не от злости - от радости. Еще бы! В этих очках сам зеленоглазый, кудрявый и кажется, все зубы во рту свои, а морщины чужие или это оправа бросает ненужную тень. Можешь перевернуть весь мир позеленевший.

В ночь с зеленого на четверг жутко чешутся руки. Утром бегу, не позавтракав, цепляя очки с дальнозоркими стеклами, чтобы определить фронт работ!.. Через увеличительные стекла видишь всю линию фронта! Волосы встают дыбом, руки перестают чесаться. Оказывается, многое сделано до тебя и ты видишь - как...
Но почему никак не увидеть все таким, как хочется?!

Чтобы совпало, надеваю розовые очки. Надеваю в пятницу. Пятница - жизнь в розовом цвете. Ах, эта розовая действительность! Надеваю носки с розовой дырочкой. Жена орет, а глаза у самой добрые, розовые. Лезу в карман, а там розовые, как червонцы, рубли! Вечером на симпатичных розовых обоях давишь розовых тараканов и плывешь в розовый сон на розовых новеньких простынях.

И суббота! Летишь по лестнице в очках с простыми стеклами, надеясь, что дело вовсе не в стеклах! И спотыкаешься обо все нерозовое, столько его кругом! Одна небритая рожа в зеркале чего стоит! Глаза жены накрашены - точь-в-точь тараканы. В углу тараканы затаились, как глаза жены.

Зажмурившись, жду воскресного вечера. Надеваю выходную оправу без стекол, чтобы не выбили. Иду в ресторан. Там смело мешаю цвета, и вроде все приобретает желанный цвет, правда, затрудняюсь сказать, какой именно... Кто дал по голове, не разглядел. Хорошо, что в оправе не было стекол. Опять повезло...

В понедельник надеваю очки с черными стеклами, чтобы после вчерашнего меня никто не видел. Мрак полный.

Но я знаю: дома лежат синие очки!

0

11

Семён Альтов
Сметана

Нервы ни к черту. Как у всех. Чуть что не так, а не так все - хочется убить.
Но когда телевизором запустил в машину соседа - он ночью бибикнул - понял: допрыгаюсь!
Лег к другу в больницу. Уколы, таблетки, массаж - и, знаете, размяк.
Клубок нервов размотали, маслом смазали, ни на что не реагируют.
Сосед по палате час в носу ковыряет - мне хоть бы что!
Вернулся домой - другой человек.
Дети сначала по углам жались, потом подошли.
Жена и та, наконец, рискнула одним одеялом накрыться.
Но у меня-то нервы смазаны, а у других нет.

Нелеченная жена три дня держалась. А в субботу утром из магазина принес хлеба, булки, сметану. И вдруг жену прорвало:
"Когда ремонт будем делать, скоро потолок рухнет?! Мужик ты или не мужик?!"
Я говорю: "Оленька, это мелочи жизни. Посмотри, на деревьях почки набухли!"
Она снова: "Когда Николай долг отдаст? Второй месяц пошел! Мужик ты или не мужик?!"
Я зубы стиснул и говорю: "Оленька! Повторяю! На деревьях почки набухли!"
Жена орет: "Сосед третью машину меняет, а у тебя самоката никогда не будет! Ты не мужик!"
Чувствую, нервы натягиваются, как струны гитары, а жена колки крутит, крутит. Слышу, зазвенело внутри.
Кричу: "Оля, скройся с глаз долой! Убью - пожалеешь!"
Ни в какую!
- Посмотри, в чем хожу десять лет! Стыдуха! Ты не мужик!
- Ах не мужик?! - И банку сметаны об пол хрясь! Как граната рванула. Обои в сметане, пол в осколках. Жена контужена, глаза круглые, рот настежь. И тишина.

С утра в магазин. Вернулся, банку сметаны в руках держу:
- Доброе утро, дорогая!
Только она рот открыла, я банку сметаны об пол хрясь!
И тишина.
Каждое утро приношу по банке сметаны. Об пол - и тишина.

Так что у кого с нервами нелады, лучшее средство - сметанка. Баночку натощак об пол. И тишина.

0

12

Семён Альтов
Птичка

Жила в клетке птичка. Бывало, с утречка, как солнце глянет, до того весело тренькает, - спросонья так и тянет ее придушить! Кеныреечка чертова! Нет, поет изумительно, но спозаранку надо совесть иметь! Не в филармонии живем все-таки!

Хозяева со сна начинали крыть нецензурными выражениями, которые ложились на птичий свист, и складывался, как говорят музыканты, редкостный, едрена корень, речитативчик.
И тогда хозяева, кеныровладельцы, как посоветовали, накрыли клетку темной тряпочкой. И произошло чудо. Кеныреечка заткнулась. Свет в клетку не проникает, откуда ей знать, что там рассвело? Она и помалкивает в тряпочку. То есть птичка получилась со всеми удобствами. Тряпочку снимут, - поет, накинут, - молчит.
Согласитесь, такую кенырейку держать дома одно удовольствие.

Как-то позабыли снять тряпочку, - птичка сутки ни звука. Второй день - не пикнет! Хозяева нарадоваться не могли. И птичка есть, и тишина в доме.
А кеныреечка в темноте растерялась: не поймешь, где день, где ночь, еще чирикнешь не во время. Чтобы не попасть в дурацкое положение, птичка вообще перестала петь.

Однажды кеныреечка в темноте лущит себе семечки и вдруг ни с того, ни с сего тряпка свалилась. Солнце в глаза ка-ак брызнет! Кеныреечка задохнулась, зажмурилась, потом прослезилась, прокашлялась и давай свистать позабытую песню.
Стрункой вытянулась, глазки выпучила, тельцем всем содрогается, кайф ловит. Ух она выдала! Пела о свободе, о небе, словом, обо всем том, о чем тянет петь за решеткой. И вдруг видит, - [cedilla] мо[cedilla]! Дверца клетки открыта!
Свобода! Кеныреечка о ней пела, а она - вот она тут! Выпорхнула из клетки и давай по комнате кренделями! Села, счастливая, на подоконник перевести дух - ... мама родная! Открыта форточка! Там свобода, свободнее не бывает! Вставлен в форточку кусочек синего неба, и в нем карнизом выше голубь сидит. Свободный!
Сизый! Толстый! Ему бы ворковать о свободе, а он спит, дурак старый! Интересно, почему о свободе поют только те, у кого ее нет?
Кенырейка подпрыгнула, и что ж она с ужасом видит?! За стеклом на карнизе сидит рыжий котяра и, как истинный любитель птичьего пения, в предвкушении облизывается.
Кенырейкино сердце шмыг в пятки и там "ду-ду-ду"... Еще немного и свободно попала бы коту в пасть. На черта такая свобода, - быть съеденным?
Тьфу-тьфу-тьфу!

Кенырейка пулей назад к себе в клеточку, лапкой дверцу прикрыла, клювиком щеколду задвинула. Фу! В клетке спокойней! Решеточка крепкая! Птичке не вылететь, но и коту не попасть! Кенырейка на радостях зачирикала. Свобода слова при отсутствии свободы передвижения не такая плохая штука, если кто понимает! И кеныреечка запела коту в лицо все, что думала! И хоть кот ее сквозь стекла не видел, но слышал, гад, через форточку все. Потому что слезы на глазах навернулись. Значит, дошло!
Когда нет возможности съесть, остается восхищаться искусством.

Кеныреечка, скажу я вам, пела как никогда! Потому что близость кошки рождала вдохновение, решетка гарантировала свободу творчества. А это два необходимых условия для раскрытия творческой личности.

0

13

Семён Альтов
Стреляный воробей

Старый воробей, прислонясь к рваной калоше, обратился к собравшимся на помойке молодым воробьям:
- Ну, птенцы желторотые, что клювы разинули? Да, я тот самый знаменитый стреляный воробей Чирик Сорви-голова! Кое-кто норовит унести свой богатый опыт в могилу. А я жизнь прожил, можно сказать, стоя одной ногой в могиле, потому делюсь опытом, пока второй ногой с вами тут, а не обоими там.

Если нет ко мне вопросов - отвечу на них подробно. Первый вывод, который сделал на собственной шкуре: "с волками жить - не все коту масленица!"

Летел как-то, знаете, с приятелями за город, на банкет. Свалка открылась на сорок персон. Вдруг с высоты птичьего полета видим: на полянке быки отношения выясняют. Два здоровенных бугая сшибаются лбами: мозг в мозг! Воробьи врассыпную, а я быков разнимать бросился... Цирк!.. Растащил я их... Потому что очнулся, - быков никаких не вижу. Вообще ничего не вижу. Темнота.

Вот так приполз к выводу: одна голова хорошо, а две лучше, если ты не между ними! С тех пор меня зовут: "Сорви-голова!" Цирк!

Вы, конечно, хотите спросить: почему это у меня левый глаз дергается не так, как правый? Хороший вопрос. Отвечаю. Что нужно для соколиной охоты? Правильно. Сокол.
А я тогда еще соколом был. Устроили, понимаешь, охоту на медведя. Уже думали все, уйдет косолапый! Тут я соколом на медведя р-раз! И в это время один охотник (сволочь) из двух стволов как даст крупной дробью!.. Медведь-то ушел. Я его грудью прикрыл. Три дробины принял на себя. Лежат дома в почетном углу, рядом с шашкой, которой меня рубанули казаки... Цирк!

Какой вывод выведем на чистую воду? Помогая ближнему, держись от него подальше!

Остановлюсь подробнее на эпизоде с военными учениями. Точка. Тире... Точка...
Тире... Тире... Точка... Нет, я не заговариваюсь! Просто блеснул знанием азбуки Морзе. Кстати, был у меня товарищ. Знал эту азбуку, как никто. Никто не знал, а он знал! И уважали все! Потому что никто не знал, а он знал! Как никто!.. Цирк!
О чем это я? При чем тут Морзе?.. Заморозки... Ага! О военных учениях!
Меня пригласили в качестве наблюдателя. Вернее, никто не приглашал, но я участвовал. Ну, самолеты, танки и еще кое-что, чего разглашать не имею права, потому что не помню ни черта, а то бы с удовольствием разгласил! Я тогда, как сейчас помню, очутился на стороне синих! Они еще в желтом были для маскировки... Когда мы в атаку пошли на зеленых, те засандалили ракету "земля - воздух". А я как раз в воздухе был... Цирк!..

Как говорится, грубо говоря, смелого пуля боится, а ракета, оказывается, не очень! Другими словами, в жизни всегда есть место подвигу, хочешь ты того или нет! У каждого должна быть голова на плечах или в любом другом удобном для нее месте...

Хотя лично мне кажется, что сегодня январь... Цирк! После прямого попадания в ракету у меня шок случился. Шокнутый немного, хотя в глаза не бросается. Да плюс, вернее, минус, несмыкание клюва. Не смыкается клюв, зараза! Хочу чирикнуть, - не могу! Вместо чирка - "цирк" получается! Говоришь одно, а понимают другое. Я ж говорю "цирк"!
Отойдите подальше, счас буду при вас делать выводы. Что же это: случайность эпизодности? Или идиотизм закономерности?

Формулирую формулировку формулы: "Не плюй в колодец, если клюв не смыкается!"

Есть вопросы? Нет?! Не слышу! Уж год ни черта не слышу! Полный Бетховен! Зато на ошибках мы что делаем?

Учимся, желторотики! Ученье, товарищи, свет, потому что ошибок тьма!..

Но я ни об чем не жалею. Жил по полной программе. Есть что вспомнить. Жаль нечем. Остается на старости лет одно: щедро делиться опытом с молодежью. Чем я занимаюсь по месту жительства, поскольку вчера угодил ногой в мышеловку! Слава богу, не в первый раз. Дай бог, не в последний! То есть, нашел свое место в жизни, будь оно проклято!.. Чего и вам желаю.

0

14

Семён Альтов
Завтрак на траве

На окраине немецкого города Дюссельдорфа лагерь для прибывших из России эмигрантов. Это комфортабельные вагончики, отдельная квартирка на колесах со всеми удобствами, только не едет.
Тут наши немцы из Казахстана, евреи из разных мест, но, в основном, люди прочих национальностей, которые правдами и неправдами выправили документы, что они якобы чистокровные немцы или евреи, и рванули в Германию в надежде на лучшую жизнь, наивно думая, что счастье понятие географическое.
Время такое: одни уезжают из России, другие остаются, причем те, кто уехал, считают себя умнее тех, кто остался. И наоборот. Дай Бог, чтобы все оказались умнее.

Раньше сюда приезжали из России богатые, за все платили, а теперь наоборот: приехал, за что тебе же доплачивают пособие. Чем плохо? Курорт. Баден-Баден. Единственный минус - надо учить немецкий язык.

Вчера новая партия из России приехала. Решили это дело отметить, как у нас принято.

Трое армян из Казахстана, с документами, что они чистокровные немцы, выставили ящик армянского коньяка. Причем настоящего! Не на продажу, а для себя. Вкус райский, тянет грецким орехом, мягонький и чем больше пьешь, тем умнее делаешься. Протрезвел - все как рукой, дурак дураком, а пока в тебе коньяк бродит - заслушаешься.

Цыгане из Махачкалы, естественно, немцы, где-то умыкнули барана, а может, протащили через таможню с собой. Чеченец - по документам приобский баварец - тут же пырнул барана ножом, содрал шкуру. Узбеки из Ташкента, косящие под евреев, тушу барана разрезали, чего-то заскворчало, запахло пловом до невозможности. Грузин с немецкой фамилией Енукидзер шашлык замариновал. В итоге над лагерем такой запах сгустился, перелетные птицы от головокружения кувыркались, юг с пловом путая.

Люди слюной истекли. Наконец, в восемь вечера все было готово. Расположились рядом в лесу, то ли в парке, у немцем же не поймешь: порядок как на плацу, все деревца в линеечку, кусты стрижены под полубокс, травка равнение на юг держит, о мусоре можно только мечтать. Красиво, но уж чересчур чисто, не по-людски!
Ясное дело, костерок развели, баранину на шампуры насадили, над углем вертят, поливают вином, уксусом, лук, помидоры, зелень... Все перечислить - слюны не хватит.
И, наконец, коньяк по бумажным стаканчикам выплеснули. Ну, с богом! Чокнулись! Выпили! Ах! Закусили! М-м-м-м... Хороша страна Германия, не хуже России.

Кто ж знал, что там в этой Германии каждый кустик чей-то и без разрешения бесплатно не везде ступить можно. А ломать ветки, костры жечь в зеленой зоне - уголовное преступление, хуже чем изнасилование. Или лучше.

И тут, как говорится, откуда ни возьмись, полицейский патруль собственной персоной. Они как этот "завтрак на траве" увидели, чуть не гробанулись в кювет.
Чтобы такой дебош в наглую на виду у всех?! Не иначе пьяные наркоманы в последней стадии, когда мозги заволокло окончательно.
Полицейские автоматы навскидку, окружили банду, орут: "Хенде хох!", в смысле, "руки вверх - пристрелим к чертовой матери!" Наши товарищи в недоумении:
"Что собственно произошло? Какие претензии? Мы кого-нибудь из местного населения обижаем? Или высказались неуважительно в адрес вашего бундестага? Сидим, никого не трогаем, присоединяйтесь к нашему шалашу".
И одна дама из Одессы, кровь с молоком, причем, того и другого много, отодвигается, приглашая немцев присесть, а земля под ней теплая-теплая.
Один где стоял, там и сел рядом с дамой, два других трясут автоматами, но от злобы пальцы свело, на крючок не нажать!

Армяне обиделись. Что же получается? Зовут к себе узников совести, страдающих от режима! Мы пошли им навстречу, приехали, и такой вот прием? Мы и обратно можем уехать! Хотите выпить, так и скажите! И подносят полицейским по коньячку.
Те автоматы наизготовку, но пригубили чуть-чуть, для анализа. А коньячище настоящий, без дураков, грецким орехом тянет, мягонький, и чем больше пьешь, тем умнее делаешься. Полицейские чувствуют, дело серьезное. Оружие отложили, рядом с одесситкой присели. Еще по стаканчику. А вот позвольте предложить улики: плова и шашлычку.

Полицейские помягчели. Во-первых, все вкусно, люди знали, что делали. Во-вторых, бесплатно. А у них все считают, пфенинг к пфенингу, на шесть гостей - пять бутербродов, а вот так, да еще на халяву - не каждый год. Поэтому вкусно вдвойне. Уже выпили за канцлера Коля! Ура! С одесситкой на брудершафт в очередь, за товарища Ельцина! Раскраснелись, говорят громко, перебивают друг друга, потому что от коньяка ум расширяется.

Часа через два выпили за товарища Вильгельма Телля и постреляли из автоматов по яблочку, стоящему на фуражке полицейского. Но никто не попал даже в полицейского. Все пули ушли в молоко, точнее в цистерну, которая молоко везла. Как в сказке: молочные реки, шашлычные берега!

Сели снова к огню, и веселая немка Оксана Ивановна из ямало-ненецкого округа на чудном украинском языке запела "Дивлюсь я на небо". Полицейские подхватили "тай думку гадаю", и дальше все национальности хором "чому я ни сокил, чому ни литаю".
Такого в Германии еще не было. К утру народ подтянулся. И местные жители, и наши войска, которые свернули на огонек по дороге на родину.

Короче, что я вам скажу. Там где кончается коньяк и плов, начинается межнациональная рознь. А когда всем хватает плова и коньяка - там межнациональная близь. Поэтому позвольте тост.
За плов во всем мире!

0

15

Семён Альтов
Магдалина

А теперь, товарищи, давайте получим удовольствие от этой картины. Встаньте пошире, чтобы всем было видно. Тебе сколько лет, мальчик? Пятнадцать? Отвернись, тебе еще рано смотреть такие вещи. Внимание! Я начинаю!

http://www.nearyou.ru/0humor/altov/magd.jpg
Кающаяся Мария Магдалина

Центральное место в творчестве так рано ушедшего от нас Эль Греко по праву занимает полотно площадью полтора квадратных метра - \"Кающаяся Мария Магдалина\". На холсте Магдалина изображена в необычном ракурсе, на берегу моря. Невольно возникает вопрос: что она здесь делает в такое позднее время? Она здесь откровенно кается.

Художники с давних пор обращались к образу прекрасной грешницы. Но все их Магдалины каялись как-то неубедительно. Без огонька. Совсем в другой, оригинальной манере кается Мария Магдалина у Эль Греко. Сразу видно, что она глубоко раскаивается в содеянном. \"И как это меня угораздило?\" - как бы говорит Мария. И ей как бы веришь.

В правом верхнем углу мы видим ветку с листьями. Листьев ровно пятнадцать. Желающие могут меня проверить. Ну? Тринадцать? Вот народ! Вчера еще было пятнадцать. Так. А теперь перенесемся в левый верхний угол. Перенеслись? Там сразу в глаза бросаются три птички. Кое-кто на Западе полагает, что это колибри, но наши ученые опознали в них диких уток.

И наконец, в центре кульминационное пятно картины - сама Магдалина. Эль Греко умышленно расположил Марию смотрящей в сторону. Она не может смотреть людям в глаза. Ей стыдно. Поэтому она вынуждена смотреть влево. И если зайти слева, то можно встретиться с Магдалиной глазами, и тогда ей становится так стыдно, что ее лицо краснеет.

Распущенные как попало волосы говорят нам о распущенности Марии в прошлом. Но правая рука уже полностью прикрывает трепетную грудь. Значит, в Магдалине заговорила-таки совесть.

Известно, что Эль Греко рисовал в ужасные времена господства испанской инквизиции. В те годы на кострах горело немало способной молодежи. Поэтому никто не смел открыто думать, рисовать, лепить. И большие художники вынуждены были прибегать к аллегориям. Прибежал к ним и Эль Греко. Магдалина не просто крупная женщина с хорошей фигурой, как это может показаться неискушенному зрителю. Нет! Каждая черточка на картине незаметно для себя бросает вызов испанской инквизиции

Даже пейзаж за спиной Магдалины написан не только ради того, чтобы как-то заполнить свободное от Марии место, - эти промозгло-серые, опостылевшие коричневые тона кричат об ужасных условиях, в которых жили простые, никому не нужные испанцы. На всех картинах художнику удавались глаза. Особенно хорош у Магдалины правый глаз. Ниже, под глазом, хорошо виден рот, из которого доносится немой вопрос.

Давайте дружно вглядимся в нежное тело, написанное в теплых тонах. Да, Мария - девушка не из рабочей семьи! На руках ни одной царапины, тем более мозоли. Трудно придется Магдалине в дальнейшей жизни.

На коленях у Марии лежит книжка и чей-то череп. Сейчас трудно сказать, кто позировал художнику. Над этим придется поломать голову нашим искусствоведам. Слева от черепа мерцает графин с какой-то жидкостью. Что это? Вода, вино или другой яд? Неизвестно! Но вкус приятный.

В целом картина поражает своей чистотой. Белоснежные кружева, покрывало поверх Магдалины все это говорит нам о тяжком труде испанских прачек, день и ночь стирающих белье испанской знати, погрязшей в роскоши, вине и женщинах.

Таким образом, можно рассматривать "Кающуюся Марию Магдалину" как суровый документ той далекой эпохи.
Документ, подписанный рукой Эль Греко, замечательного художника, умершего в 1614 году, не дожившего до правильного понимания своей картины более трехсот шестидесяти лет.

0

16

Семён Альтов
Вобла

Стали печататъ разную ахинею, пусть и мою пропечатают!
Товарищи! Что делается? Лично у меня волосы дыбом по всему туловищу. Выходит, вышли наконец на мировой уровень!
Ура! Есть свои рокеры, шпанки, простите... утки, наркоманье!
Ура! В смысле, караул! Но что нравится до коликов в животе -- дискуссии: чем их отвлечь, куда привлечь! Да чем эту, простите, отвлечь, когда она в ночную смену больше главного инженера получает валютой! А чем тюлюлюкаться? Дядька мой говорит: "При Бате, Иосифе Виссарионовиче, в 24 часа!". И рокеры на мотоциклах гоняют по тундре оленей! Проститутки в тайге с медведями бесплатно живут! Наркоманы нюхают руду на Кольском полуострове! И нет вопросов!

До чего дошло: никто ничего не боится! Что хотят, то и думают! Что думают, то и пишут!
Все известно: БАМ -- наша гордость! Всесоюзная, ударная! А в газете пишут: мол, непонятно, что же по этому БАМу собирались перевозить!
Чье это собачье дело? Построили -- пусть стоит, как памятник нашему веку! Чего лезут с лишней информацией? Раньше все газеты -- одно, в пять минут пролистал и свободен, а теперь народ газеты скупает и на полдня выпадает из общественно-полезного труда!
Оказывается, не то строили, не тех сажали, не так руководили, не тому деток в школах учили!
Отстаньте! Может, учили и плохо, зато хорошему! Наше -- самое в мире! И нет вопросов!
Едешь бывало в самом бесплатном в мире автобусе, набитом самыми лучшими в мире женщинами, глядишь сквозь них на краешек самого чистого в мире неба, -- и в душе покой. Ни о чем не думаешь!
Раньше спали крепко, головой не мучались, и вобла была! Теперь газету с валидолом, телевизор с нитроглицерином!
Раньше покажут футбол, про любовь тракториста, в программе "Время" все перецелуются, ордена раздадут, на сладкое в прогнозе нашей погоды покажут, как у них там рухнуло, вспыхнуло, бахнуло, -- после такой колыбельной, естественно, сладко спишь!

А теперь? До полуночи и после бабы поют, одежи меньше чем на голой! А вдруг дети увидят, из чего тетка состоит? Какие после этого уроки?
Про СПИД -- вслух! Как им заразиться советуют! Я с женой тут же прервал отношения на всякий случай! И думаю, не я один! Зачем это сообщать, семьи наши крепкие рушить?
Все стояло нерушимо, вдруг -- бац! Рушится, переворачивается, горит и тонет одновременно! Зачем на ночь? Все равно нас не запугать! Страна большая, -- всю не затопить, воды не хватит!
А воблы нет!

Но мне интересно, с какой целью все эго на ночь глядя вываливают? Раньше, перед сном, наоборот, успокаивали, чтоб свои беды забыли, про их проституцию, наркоманию, мафию. И начинаешь гордиться этими нашими достижениями! Не зря боролись, -- раз у них дела плохи!
И вдруг -- бац! У нас, мол! Выходит, не хуже их стали жить, так что ли? Думать надо, о чем народ информировать! Где забота о человеке?

Взять Чернобыль. Раструбили по всему миру! Зачем? Раньше рвануло бы и никто ничего не знает, оставшиеся крепко спят! А тут панику по стране обьявили!Фрукты на рентген нюхают! Втихаря ушло бы в землю с концами. Страна большая, на всю рентген не напасешься!
А воблы нет!

Статистику новую выдумали! Раньше просто было: сколько нефти, чугуна и стали на душу населения! И на душе у населения спокойствие. А сейчас?
Складывают нас, делят, сравнивают с тем, как могли бы жить, -- ну такая дрянь получается! Все посчитали! Сколько урожая сгнило до еды, сколько после! Сколько незамужних на одного незаконнорожденного на один квадратный метр жилплощади! Сколько изобретателей с их патентами превратили в импотентов и какую валюту за это пришлось заплатить!
Кому это интересно знать, кроме наших врагов! И без этих изобретательств лампочки горят! Поезда ездют!
А воблы из-за них нет!

Да, выпивали. Само собой. По праздникам. А поскольку ежедневно на работу шли как на праздник, то набегало... А чтобы яснее видеть светлое будущее. И многие уже начинали его видеть, между прочим! Сам два раза... Никогда не забуду... А как весело было в стране... Вдруг статистики эти протрезвели, -- шарах!

Столько-то детей чокнутых из-за выпивания, столько-то убытку в миллионах, столько-то травм в костях! Сложили все столбиком и ... Кто разрешил?! Зачем эти данные? Страна большая, -- народу полно! А то, что миллионы в трубу, это об чем говорит? Об нашей мощи! Сколько в трубу, а держава сильнейшая, между прочим! Нас и так побаиваются!
Хотя воблы нет.

А что творится на собраниях? Мать честная! Раньше в полчаса! Заранее раскидают президиум, кто что зачитает, резолюция. Руки вверх -- и ты свободен!
Единогласность была! А сейчас! Три часа глотки дерут! У каждого свое мнение! У некоторых по два! "Начальство и станки устарели!", "Зарплаты и гарнира не хватает!". Мы так дооремся!
Воблы уже нет!

Слыхали, что предлагают? Выборы, мол. Нет, из одного я как-нибудь, пораскинув мозгами, выберу, не впервой! А если их два, три, и, не дай бог, все разные! Свихнешься! Слыхали: "Зависит от каждого!", "Решай сам!". Формулировочки, да? А для чего начальство, правительство? Пусть они думают! А мы выполняли исторические решения всю жизнь и ничего, до сих пор существуем!
Хотя воблы нет!

И еще вопрос. Если вы такие смелые, напечатайте, я погляжу. Мы за что боролись, случайно не помните? Чтобы не было богатых!
А что выдумали, читали? Кооперативы, хозрасчет, участочки. Мол, вкалывай лучше, получишь больше! Хитро! Конечно, все вкалывать начнут, раз получат больше! И, выходит, опять?! Кто вкалывал -- богаче тех, кто не вкалывал! За что боролись, на то и напоролись, так?

Я так вам скажу. Чем больше хочешь, тем больше проблем! Ничего не хочешь, никаких проблем! Мой дядька так говорил: "Ничего не хоти -- умрешь веселым!" Надо радоваться тому, что есть, а не мучиться из-за того, чего нет! Для этого надо ничего не знать! "Знание -- сила!" Вранье! Знание -- беда! Пока не знали, как можно жить, -- так и жили нормально! Страх -- в нем сила! Когда боязно -- всему веришь! А без веры куда?

Ведь что делают, антихристы, -- покойников в гробах тормошить начали! Зачем людей беспокоить? Ну, было что-то там, было. Дядька говорил: кого-то лет на двадцать, кого-то насовсем. Ну, вышла ошибочка. Может быть. Но не всех же! Войну выиграли, а не проиграли! Страна большая, людей на все хватит!

Дайте покой людям! Сам знать ничего не хочу и детям не дам! Пусть растут здоровые, ясноглазые, их что не спроси, -- ничего не знают, орлы!
А если где-то что-то не так, -- всех посадить можно. Только тихо. Без крику. Без паники. Страна большая, места всем хватит.
Тогда и вобла, наконец, появится...

0

17

Семён Альтов
Взятка

Тридцать восемь лет Леня Козлович со своим семейством честно прожил в коммунальной квартире на двадцать пять человек.
Леня привык к соседям, которых не было только в постели, к удобствам, которых не было, и к своей комнатке площадью двадцать два не очень?то квадратных метра, такая она была вытянутая коридорчиком.
Шанс на расселение был один: если дом треснет. Жильцы дебоширили, как могли, раскачивая здание.
И вот, слава Богу, дом треснул и пошел под капитальный ремонт. Людей расселяли в отдельные совершенно квартиры.
В понедельник Леня, радостный, как предпраздничный день, вошел в отдел распределения жилплощади.
Принимал инспектор Чудоев Максим Петрович. Максим Петрович был чудовищно хорош в черном костюме, зеленой рубашке и синем галстуке. Небольшие карие глазки его косили так, что встретиться с Максимом Петровичем глазами было практически невозможно! То есть посетитель видел Чудоева, а вот видел ли Чудоев посетителя, поручиться было нельзя.
Леня наклонился к уху Чудоева и прошептал:
— Знаю, что нельзя, но смерть как охота трехкомнатную!
Максим Петрович развел глаза в стороны и сказал:
— Если бы вы были матерью?героиней или хотя бы идиотом со справкой... А если вы нормальный человек, увы, ничем помочь не могу.
И тут Леня выплеснул из себя фразу, бессмысленную до гениальности:
— Максим Петрович! Размеры моей благодарности будут безграничны... в пределах разумного!
Максим Петрович оглянулся и прошелестел одними губами:
— Тс?с! Зайдите в четверг после трех. И не забудьте размеры границ!
Дома, сидя за столом и тряся над борщом перечницу, Леня сказал жене:
— Люсь, падай в обморок! Я, кажется, выбил трехкомнатную!
Люся, как при команде «воздух!», рухнула на пол.
— Леньчик! Миленький! Положена двухкомнатная, будем жить! Раз ты что-то задумал — и однокомнатную не дадут! У тебя, как на грех, легкая рука! Из ничего — бац! И беда!
— Цыц! Сначала послушай, а потом убивайся! Тут все чисто! Ну, придется немного дать!
— А что ты пообещал?
Леня наморщил лоб, вспоминая неповторимую фразу:
— Я сказал так... Размеры моей благодарности будут безграничны. В пределах разумного.
— Переведи с идиотского на русский! Сколько это в рублях?!
— А я откуда знаю. Сколько у нас в заначке?
— Осталось сто пять рублей тридцать пять копеек!
— Значит, столько и получит!
Люся заплакала:
— Леньчик! Тебя посадят! Ты не умеешь давать! Тебя возьмут еще в лифте, в автобусе! А за дачу взятки от трех до восьми лет. Значит, тебе дадут десять!
Леньчик, на кого ж ты нас бросаешь! Ты никогда в жизни не мог ни дать, ни взять! Вспомни дубленку, которую ты достал мне по дешевке за двести пятьдесят рублей! Этот кошмарный простреленный милицейский тулуп, который еле продали через год за сто рублей вместе со шкафом!
А сметана, которую Коля вынес нам с молокозавода! Ты ее тут же разлил в проходной под ноги народному контролю! Тебя чуть не посадили, списав на тебя все, что с молокозавода вынесли трудящиеся!
Леня сидел как оплеванный, выкладывая в тарелке вермишелью нецензурное слово.
— Ну а что делать? Посоветуй, если ты такая умная!
— А что, если... — Люся медленно поднялась с пола. — Все в конвертах дают? Так вот, сунь туда вместо денег сложенную газету, заклей и отдай конверт только после того, как получишь ордер! И беги! У тебя был второй разряд по лыжам? Вот и беги! Не станет он орать, что взятку ему недодали!
— Молодец, Людка! Соображаешь, когда не ревешь. Номер экстра-класса! За трехкомнатную — газета «Советский спорт»!
За ночь Люся на всякий случай подготовила три конверта с газетами, сложенными под взятку.
Назавтра Леня, покрывшись красными пятнами, вошел в кабинет.
— Поздравляю! Вопрос решен положительно! — сказал Максим Петрович. — Осталось подписать у Новожилова и все!
— Максим Петрович, так вы бы уж подписали... И тогда размер моих границ... не имел бы никакой благодарности!
Чудоев вернулся через пять минут и помахал перед носом у Лени подписанным вкусно пахнущим ордером. Там было написано: «трехкомнатная»!
Леню потянуло за ордером, но Максим Петрович изумленно глянул в ящик стола, потом на Леню, как бы прикидывая: войдет Леня в ящик или не войдет?
Выхватив ордер, Леня бросил в ящик пухлый конверт и, пятясь к дверям, бормотал:
— Большое спасибочко! Заходите еще!
И тут, как из-под земли, выросли двое и хором сказали:
— ОБХСС! Ни с места!
Старший из них ласково поманил людей из очереди, очевидно, чтобы они разделили его радость:
— Будете понятыми. Подтвердите дачу взятки.
Младший оперативник открыл ящик и достал оттуда конверт.
— Ваш?
Леня кивнул.
Старший жестом профессионального фокусника закатал рукава, дабы все убедились, что в рукавах ничего нет, и, ловко вскрыв конверт, бережно достал аккуратно сложенный «Советский спорт».
Подмигнув понятым, давая понять, что сам фокус еще впереди, он начал нежно разворачивать газетный лист.
Понятые, распахнув рты, с огоньком лютой справедливости в глазах, ждали финала. Ничто не делает нас такими честными, как чужое преступление.
Наконец газета была развернута в два полных печатных листа. Работник ОБХСС, не сняв улыбки, тупо оглядел газету с обеих сторон. Ударил бумагу ладонью. И начал трясти, надеясь, что посыпятся денежки.
Увы, фокус не удался!
— Синицин, чтоб я сгорел, по-моему, это «Советский спорт»! — сделал он тогда смелый вывод.
Максим Петрович, для которого этот вывод был еще более неожиданным, чем для остальных, недоверчиво потрогал газету рукой, ущипнул себя, работника ОБХСС. И к нему вернулся дар речи:
— Естественно, «Советский спорт»! А что, по-вашему, должно было быть еще? Я с детства мечтал его прочитать! А товарищ любезно принес, как мы с ним и договорились!
Младший работник ОБХСС, с лицом человека, похоронившего за день всех родственников, машинально сложил газету, сунул в конверт и бросил в ящик стола. В глазах его стояли слезы.
А Максим Петрович бросился к Лене и долго тряс его руку:
— Спасибо за газету! Даже не знаю, как вас благодарить! Просто не представляю, как бы я жил без этой газеты!
Леня сказал:
— У меня журнал «Огонек» есть. Могу принести. — Нет, нет! За это статья, правда, товарищи? И заберите свой конверт! А то подумают: я с посетителей конверты беру!
Максим Петрович сунул конверт из ящика обратно Лене в карман.
— Ну вы жук! — Старший погрозил Чудоеву пальцем. — Все свободны. Хотя, конечно, жаль!
Дома Леня, не раздеваясь, схватил жену в охапку и закружил по комнате.
— Люська! Трехкомнатная! Держи!
Прочитав текст, Люся заплакала:
— Любименький! Такая удача и ты на свободе! Садись кушать, радость моя!
Леня уплетал обжигающий борщ и, давясь, рассказывал, как все было.
— Представляешь, жучина, говорит: «Чтобы ничего не подумали, я возвращаю вам конверт!»
Леня бросил на стол мятый конверт. Люся подняла его. И вдруг оттуда посыпались песочного цвета ассигнации. Сторублевки. Десять штук.
— Ленечка, это тысяча рублей! Ты кого-то нечаянно убил?
Люся приготовилась плакать.
Леня медленно лил борщ на брюки, не отрываясь глядя на невиданные деньги.
— Может, это инспектор тебе взятку дал за то, что ты его спас?!
— Погоди, Люсь, погоди! Вот, значит, как оно как! У него в ящике лежала чья-то взятка в таком же конверте. Он побоялся, что станут искать, и сунул конверт мне в карман. Сволочь! Не отдам. Это нам на новоселье от ОБХСС!
— Ленчик! — Люся привычно опустилась на колени. — Узнают, что ты трехкомнатную получил и за это взятку взял! В законе еще статьи для тебя не придумали!
— Не отдам. — Леня смотрел на жену исподлобья. — В кои-то веки мне дали взятку. Когда я еще получу? Не все взятки давать нечестным людям, пора и честным давать!
— Ой, Ленчик, не гонись за длинным рублем, дороже выйдет!
Они бранились целый день и даже ночью. К утру Леня сдался.
В конце рабочего дня он вошел в кабинет Чудоева и, вздохнув, сказал:
— Подавитесь своим конвертом!
Максим Петрович, воровато закосив глаза за спину, протянул руку. И в тот же миг в кабинет откуда-то сверху впрыгнули два человека, дышавших так тяжело, будто они сутки гнались друг за другом. Это были все те же работники ОБХСС.
Старший прохрипел:
— Попрошу конвертик, дорогие мои товарищи!
Младший дрожащими руками открыл конверт, затряс им в воздухе. Максим Петрович рухнул в кресло. Леня зажмурился. Тяжкий стон заставил его открыть глаза.
Из конверта выпадал... «Советский спорт».
У работников ОБХСС было такое выражение лица... выражение даже не лица, а черт знает чего! Максим Петрович окосел окончательно. Его глаза смотрели уже не наискось, а вовнутрь.
И тут Леня начал смеяться. Он-то понял, в чем дело!
По рассеянности он взял вместо конверта с деньгами тот запасной конверт с газетой, который Люся приготовила в прошлый раз.
Леня смеялся как ненормальный.
Выходит, конверт с тысячей, который лежал рядом, он по ошибке бросил утром в мусоропровод!
Вот повезло, так повезло!
Я же все время говорил Люське: «Со мной не пропадешь!»

0

18

Семён Альтов
Разбудить зверя

Муравей сладко спал, когда слон нечаянно наступил ему на заднюю лапку. Муравей от боли как завопит:

— Под ноги смотреть надо! Идиот!

От неожиданности слон попятился и раздавил весь муравейник. Тут муравей окончательно глаза продрал, видит, над ним слон, муравейника нет. От ужаса голову потерял, кричит сам не знает что:

— Куда прешь?! Глаза ушами завесил! Пошел отсюдова вон!

Слон таких отчаянных муравьев в жизни не видал. «Не иначе он каратэ занимается. Вон рожа какая бандитская!» Повернулся слон — и бежать.

Муравей сначала глазам не поверил, а потом от радости ошалел:

— Да, никак, он меня испугался, а?! Струсил, толстозадый! Решил, лучше со мной не связываться. Догнать! Пару раз в ухо съездить! Когда еще такой случай представится? — и помчался муравей в погоню.

Слон бежит, деревья валит, земля дрожит. За ним муравей с веточки на сучок переваливается, орет:

— Держи толстого, держи жирного! Ух, бивни повыбиваю!

Но слон быстро бегает, не каждый муравей его догонит, особенно по пересеченной местности. Отстал муравей.

На поляне тигр завтракает. Шум услышал — антилопа поперек горла встала: «Что случилось? Слон со всех ног бежит. От кого? Если уж слоны побежали...»

Тут муравей выскакивает, весь в мыле:

— Фу! Слышь, старый, слон такой толстый не пробегал?

— Пробегал. А вы с ним в пятнашки играете?

Ну, муравью кровь в голову бросилась, ничего не соображает.

— Цыц! Матрац полосатый! Погоди, со слоном покончу, тобой займусь! Не буди во мне зверя — укушу! — и за слоном вдогонку побежал.

«Так, — подумал тигр. — Надо сматываться. Пока не загрыз».

Скоро все узнали, какой жуткий муравей в лесу объявился: за слонами да за тиграми гоняется. А сам никого не боится. Чуть что, как пискнет страшным голосом — у всех мурашки по коже.

Медведя из берлоги выгнал, живет там с молодой львицей, которую у старого льва отбил.

В лесу что?то страшное творится. По всяким спорным вопросам извольте явиться к нему, к мудрейшему. И еще, представляете, требует, чтобы перед ним на колени вставали. Нет, на колени?то каждый встать может, было видно перед кем! А в траве как его разглядишь, кровопийцу рыжего? А вы спрашиваете, почему у нас звери в очках...

Тьфу! Вот зверюга свалился на нашу голову, не приведи Господь...

0

19

Семён Альтов
Вечер встречи

Когда-то они дурачились вместе на площадке молодняка. Прошли годы. Жизнь раскидала кого куда, и вдруг приглашение на вечер встречи.

Собрались на опушке леса. Заяц с зайчихой, лев со львицей, волк с волчицей, лисица с бобром.

Выпили, разговорились.

Зайца от выпитого развезло, льва по плечу хлопает:

— Лева, я тебя вот таким помню. Давай поцелуемся, не пожалеешь! Как ты вырос, Лева! А я что ни ем, все такой же! Как говорится, не в коня корм! Да и корм то есть, то ни хрена нету!

— Как это «ни хрена нету»? — удивился лев. — Я проверял: с кормом все в порядке.

— Какой там порядок, Лева! Морковка не уродилась!

— Оленина зато уродилась! Что за манера: есть то, чего нет! Оттого и не растешь, заяц!

Волчица метала в пасть куски мяса, косясь на лисицу:

— Слушай, рыжая, что у тебя со шкурой? Оно не заразное?

Лисица дернула плечиками:

— До чего ж ты, серая! На мне крокодилова кожа!

— Крокодилова? — Волчица перекрестилась. — У нас в лесу крокодилы отродясь не водились!

— "У нас в лесу!" Дальше своего леса ничего не видите! А я за границу от нашего леса выезжала! Муж, бобер, ты знаешь, работает соболем. Они на экспорт идут. Я их сопровождаю.

— Кого? Мужей, что ли?

— Пушнину! Кстати, скажи зайчихе: заячьи шубы давно не носят. Дурной тон. Неужели заяц не может достать чего?то приличного!

Заяц вскинулся:

— А на какие, позвольте спросить, шиши?!

— Не понял! — Лев сплюнул косточку. — У нас каждый получает такие шиши, какие ему положены. Вот ты сколько, заяц?

— Да ни шиша!

— Значит, тебе столько и положено! Я лев, побольше тебя, поэтому тысячу!..

— Ой, ну ты прямо королева! — Лисица подсела ко львице. — Страшно рада за тебя, просто страшно! Слушай, а твой на сторону не бегает?

— Бегает. Но говорит: «Задержался, исполняя служебные обязанности».

— И ты веришь?

— Что я, дура? Конечно, верю. А он спрашивает меня: «Мордастая, говорят, тебя видели с тигром. Это правда?» Я говорю: «Ложь!» И он мне верит. Закон джунглей: все держится на доверии. А не поверишь, — разорвет. Кстати, твой старик исполняет супружеские обязанности?

— Бобруша мой? — Лисица порозовела. — Как умалишенный! Все хатки строит, хатки. На лето сдает. Приличная сумма набегает. Знаешь, в этом браке я по-настоящему счастлива! Тьфу, тьфу, тьфу!..

Заяц долго кашлял на ухо задремавшему льву:

— Лев, а правду говорят, ты козлика задрал? С нашей площадки, серенького, помнишь?

Льва передернуло:

— Что за народ! Козел пригласил на день рождения. Ну выпили. А закусывать нечем! Я же не алкоголик. «Задрал!» Надо же, так исказить факты! Кстати, заяц, зашел бы с зайчихой по старой дружбе! Фигура у нее какая стала! Прелесть!

— Да ты что, ты что, Лева! Вглядись: кожа да кости!

— А я говорю: фигура хорошая! Ничего в зайчатине не понимаешь, даром что заяц!

Волк совсем нализался, еле языком ворочает, но заводится:

— Я санитар леса! Отец был санитаром леса! Кто была моя мать? Санитарка леса! Кто зверей кругами гоняет, чтоб не зажирели!

— Ты, ты! — зарыдала волчица. — Гомеопат ты наш единственный!..

Заяц дрожащими лапками поднял бокал:

— Хочу произнести тост за нашу площадку молодняка, которая сдружила навеки! За вас, друзья!

Лев, чокаясь, подмигнул зайчихе:

— Завтра в десять утра. Устроим завтрак на траве. Только ты да я. Не пожалеешь!

Вечер прошел в теплой и дружественной обстановке.

0

20

Семён Альтов
Хор

Последний раз Ниночка видела у директрисы такое лицо в апреле, когда стало известно, что Васильев, Никонов и Цузин после третьего урока отправились искать золото на Аляску и неделю их не могли найти ни здесь, ни там.

Директриса закрыла за Ниночкой дверь, задернула занавески и при свете настольной лампы шепнула учительнице пения на ухо:

— Завтра вы будете выступать в австрийском посольстве!

— Слава богу! Я уж подумала, что-то серьезное!

— Нина Васильевна! Не понимаю, чему вы радуетесь?! — Елена Александровна навела на нее двустволку близко посаженных глаз. — Можно подумать, ваш хор по вечерам распевает в посольствах! Вы понимаете, какая это ответственность?!

— Так, может, не выступать? — упавшим голосом сказала Ниночка.

— Сказали «надо выступать»! И предупредили, в случае чего... понятно? Соберите хор после урока. Я буду говорить.

Когда Елена Александровна вошла в класс, крики чуть поутихли, а когда директриса трагическим голосом произнесла: «Товарищи!» — наступила гробовая тишина.

— Товарищи! Завтра у вас ответственнейшее мероприятие! Вам предстоит выступать в австрийском посольстве! Надеюсь, не надо объяснять, какая это честь и чем она может для вас кончиться! Я повторяю, Сигаев, не в грузинском посольстве, а в австрийском! Это не одно и то же. Другими словами, вы как бы отправляетесь за границу. Заграница — это местность, где проявляются лучшие качества человека. Как в разведке! Ни на минуту не забывайте, что у вас самое счастливое детство из всех детств! Обувь почистить, уши вымыть! В туалет сходить заблаговременно. Дома. Сигаеву подстричься, как нравится мне, а не твоему папе. Челка — полтора пальца моих, а не его! Австрийцы говорят по-немецки, у вас — английский! Что бы ни предлагали, отвечать «данке шен», то есть «спасибо»! У наших австрийских друзей ничего не брать! Они должны понять, что у вас все есть! Вы поняли? — повторила директриса. — У вас все есть! Сигаев, и у тебя тоже! Руки в карманах не держать, матерям зашить! Будут задавать вопросы — пойте! Будут угощать — не ешьте! И вообще держитесь как можно раскованней. Прочитайте газеты, выясните, где эта Австрия, кто глава государства, чем занимается население... Кто сказал «земледелием и бандитизмом»? Сигаев, не путай со своими родителями!

Директриса пошла к дверям, улыбаясь и так приветливо помахивая рукой, что всем стало жутко. Расходились молча, по-одному.

Всю ночь родители гладили, подшивали, мыли, стригли. Утром хористы появились в школе чистенькие, страшненькие, как приведения на выпускном балу.

Ровно в десять к школе подкатил иностранный автобус с темными стеклами. Елена Александровна по такому поводу в парадном кожаном пиджаке и юбке, надетой на левую сторону, — проверила у всех ногти, уши, обняла крепко Ниночку, и траурная цепочка исчезла в автобусе.

Минут через сорок подъехали к трехэтажному особняку. Ворота с чугунными кружевами распахнулись, и автобус мягко въехал во двор, другими словами, за границу.

Навстречу вышла загорелая женщина в голубом платье и непонятно с какой стати заговорила по-русски. Наверно, приглашая идти за собой...

Иностранная территория угнетала неестественной чистотой и подозрительно пахло чем-то вкусным, очевидно международным скандалом. У Потемкина оборвалась пуговица, которую он нервно тискал свободной от Кирилловой руки. Он хотел бросить пуговицу в урну, но, подумав, решил не рисковать, а просто сунуть пуговицу в карман. Карманы оказались зашитыми! Тогда Потемкин принял единственно верное решение: незаметно для себя сунул пуговицу в рот и языком пристроил ее к щеке.

В зальчике, где предстояло петь, около небольшой эстрады в креслах сидели пять взрослых и человек десять иностранных детей, одетых так аккуратно, будто они тоже должны были петь. Хористы парами стали взбираться на сцену, отчего возникла заминка, поскольку мальчики, как учили, пропускали девочек вперед, при этом продолжая крепко держать каждую за руку. Блеснуть хорошими манерами в таком положении оказалось непростым делом.

Наконец хор выстроился. Ниночка вышла вперед и, с трудом подбирая русские слова, увязая в прилипшем к гортани «данке шен», выговорила, что они рады присутствовать в этом зале у своих австрийских друзей. «Мы любим и знаем вашу страну, — бормотала Ниночка, — особенно любим красавицу Вену, подарившую миру короля вальсов Штрауса и канцлера Крайского!»

Переводчица с трудом перевела и, как бы поправляя прическу, наклонившись к Ниночке, шепнула: «Это не австрийское посольство, а венгерское!»

Ниночка качнулась от ужаса, лихорадочно соображая: что хуже: австрийское или венгерское? И еще: международный это скандал или пока нет?!

Зрители ждали. Надо было что-то петь.

Ниночка отчаянно всплеснула руками, и хор, стиснув зубы, запел «День рожденья только раз в году». Ребята пели, стоя плечом к плечу, мужественно вскинув головы, не мигая глядя в зал. Не знающему русский язык могло показаться, что это осужденные на казнь поют последнюю песню.

Согласно утвержденному репертуару, вторым шел «Светит месяц». Солировать с третьего такта должна была Чистякова, но когда Ниночка сквозь взмах руки глянула на Иру, то поняла, что соло не будет! Чистякова стояла, закатив глаза, уронив набок голову, и не падала лишь потому, что с двух сторон ее подперли плечами Сигаев и Фокин. Ниночку обожгло: «Вот он, международный скандал!» Она продолжала машинально размахивать руками, и вдруг на двенадцатом такте песню повела Муханова, староста хора. В другой тональности, не тем голосом, но кто тут считает!

«Господи, миленькая моя!» — подумала Ниночка, непроизвольно загоняя темп.

Еще три песни, и, слава Богу, концерт кончился!

Раздались аплодисменты. На сцену поднялся австро-венгерский посол, вручил Ниночке вымпел и тяжелый альбом, на котором было написано «Будапешт».

«Выходит, все-таки Швеция!» — мелькнуло у Ниночки в голове. Она с ужасом смотрела, как дети спускаются со сцены, и, значит, вот-вот рухнет потерявшая сознание Чистякова. Но со сцены спустились все! Сигаев и Фокин, зажав неживую Чистякову плечами, бодро снесли ее вниз и зашагали дальше с таким видом, будто с детства так и ходили втроем плечом к плечу.

— Фу! Обошлось! — имея в виду международный скандал, вздохнула Ниночка. Но оказалось, самое страшное — впереди! Гостей завели в зал, где был накрыт стол. Но какой! Разноцветные бутылки с кока-колой, вазочки с пирожными, конфетами, жвачками! И все пахло так вкусно, что сводило челюсти! Посол сделал широкий жест рукой, мол, угощайтесь. Провокатор!

Ребят потянуло к столу, но они устояли на месте! Так как смотреть на стол не было сил, все завели глаза к потолку и, сглатывая слюну, принялись разглядывать роспись потолка, где упитанные амуры целились из луков в полуголых бессовестных женщин.

Посол в это время, рассказывая что-то смешное, налил Ниночке шампанского и предложил сигарету. Учительница пения не курила, но ухватилась за сигарету и начала торопливо ее посасывать, тревожно обегая глазами маленьких сограждан, при этом улыбаясь послу и непринужденно стряхивая пепел в карман его светлого пиджака.

В это время Сигаев, ох этот Сигаев, что значит неблагополучная семья! Он схватил бокал с лимонадом и опрокинул в рот. Это оказалось Ниночкино шампанское. Наступила жуткая пауза. Все ждали последствий. И они последовали буквально через две минуты. Алкоголь быстро впитался в кору детского головного мозга, и пьяный Сигаев устроил дебош! Он развязно взял из вазы пирожное и съел его! Потом взял второе и съел! Третье — съел! Сунул в рот четыре конфеты разом! Под влиянием алкоголя, очевидно забыв, что у него все это есть, Сигаев выпил два фужера шипящей кока-колы и, потянув посла за рукав, спросил: «А где игрушки? Витька говорит, у вас игрушки здоровские!»

Посол улыбнулся и распахнул дверь в соседнюю комнату. Да, игрушки были действительно здоровские! Полкомнаты занимала настоящая железная дорога! Поезда, вагончики, светофоры! Кто-то что-то включил, и красный паровозик, присвистнув, припустил по узким рельсам. При виде этого чуда Сигаев чуть не протрезвел.

А в это время иностранные девочки показывали нарядных, словно живых кукол. Женская половина хора замерла в восхищении, и только староста Муханова, не растерявшись, очень к месту сказала: «А по запасам железной руды мы превосходим всю Европу, вместе взятую!» А вот Кравцова не выдержала. Пойдя на поводу у материнского инстинкта, она взяла куколку и сжала так, что та пискнула что-то похожее на «мама»! Судя по вытаращенным глазам австро-венгров, до этого дня кукла молчала!

Сигаев выхватил из груды игрушек почти настоящий пистолет и с аппетитом прицелился в Муханову. Черноглазый мальчик знаками объяснил, что пистолет можно забрать насовсем. Муханова, презрительно усмехнувшись, сказала: «Вот уж незачем. У нас в стране у всех есть пистолеты!»

— А железная дорога у вас есть? — спросил черноглазый через переводчицу.

— Железная дорога? — Муханова на секунду задумалась и, словно отвечая по английскому текст «Моя семья», протарахтела: — У меня есть железная дорога. У меня есть брат и сестра. Мы живем в пятикомнатной квартире с лужайкой. Имеем гараж и машину. По воскресеньям имеем традиционный пудинг со взбитыми сливками. И на машине отправляемся за город, где имеем уик?энд!

— А у тебя есть железная дорога? — спросил назойливый черноглазый у Носова.

Носов чуть не проболтался, что у него есть настоящая железная дорога под окном и все время кажется, что паровоз вот-вот влетит в дверь! Но, взяв себя в руки, он четко повторил все, что говорила Муханова. Только вместо «взбитые» сливки он сказал «избитые», а упомянув про традиционный пудинг, поморщился, вспомнив, как отец в воскресенье, приняв «традиционный пудинг», гонялся за матерью с утюгом...

Оказалось, что еще у четверых опрошенных есть железная дорога, пятикомнатная квартира, воскресный пудинг, машина, брат, сестра и уик-энд.

Этот черноглазый, «зануда такая», еще спросил: «У вас на всех один отец?»

— Отцы у нас разные, жизнь одинаковая! — гордо сказала Муханова.

— Ну, нам, наверно, пора! — сказала Ниночка, переступая с ноги на ногу, чуя близкое окончание визита. — Нам сегодня еще в башкирское посольство!

— А я останусь! — сказал Сигаев, радостно целясь в товарищей из пистолета.

— Как «останусь»?! — воскликнула Ниночка, представляя лицо директрисы, когда та узнает, что Сигаев остался за границей.

— А что такого? — сказал Сигаев. — Поиграю и приду!

— Смотри, доиграешься! — сказала Муханова. — Мы бы все с удовольствием остались, но нам надо подстригать лужайки у дома, пока не поздно! Сереженька, дай пистолетик!

Муханова схватила кисть сигаевской руки и стала ее выкручивать. Сигаев рванул пистолет на себя, и грянул выстрел.

Резиновая пулька с присоской ударила в люстру, срезала белоснежный плафон, и тот лихо напялился на голову посла, который уже падишахом опустился на пол.

«Нарочно люстру над Сигаевым повесили, специально!» — бормотала Ниночка, разорвав блузку и силой пытаясь перевязать посла, а тот отбивался со словами: «Не стоит беспокоиться! Вот зараза!»

Кое-как посла из плафона вынули, голову перебинтовали, пол подмели, потом долго жали друг другу руки и, наконец, выбрались из помещения вон. Ребята быстренько влезли в автобус и оттуда с ужасом смотрели на посла с перевязанной головой. Он помахивал рукой и, морщась, приглашал приезжать еще.

И вот автобус выехал с территории посольства на родину. Ехали молча, только всхлипывала пришедшая в себя Чистякова, да чем?то вызывающе хрустел Сигаев. И вдруг, словно по взмаху руки невидимого дирижера, весь хор разом рванул песню «Ой, мороз, мороз!». Дети пели таким чистым, таким наполненным слаженным звуком, которого Ниночка от них добиться никогда не могла! Особенной красотой и лихостью выделялся голос Потемкина. Как потом выяснилось в больнице, он на радостях проглотил пуговицу.

0