"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Стихи

Сообщений 621 страница 640 из 827

1

Стихи

http://alexey-savrasov.ru/img/vin.png

http://s1.uploads.ru/t/2BmlI.jpg

Любопытно, что рифма как таковая, появилась лишь в 12 веке.
А до этого существовал лишь размер. Античная поэзия рифмы не знала.
http://alexey-savrasov.ru/img/vin.png
В 2000-м году, решением 30-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО 21 марта объявлен Всемирным днём поэзии.
Первый Всемирный день поэзии прошёл в Париже, где находится штаб-квартира ЮНЕСКО.

+1

621

    «Любить иных – тяжелый крест» Борис Пастернак

    Любить иных — тяжелый крест,
    А ты прекрасна без извилин,
    И прелести твоей секрет
    Разгадке жизни равносилен.

    Весною слышен шорох снов
    И шелест новостей и истин.
    Ты из семьи таких основ.
    Твой смысл, как воздух, бескорыстен.

    Легко проснуться и прозреть,
    Словесный сор из сердца вытрясть
    И жить, не засоряясь впредь,
    Все это — не большая хитрость.

Анализ стихотворения Пастернака «Любить иных – тяжелый крест»

Личная жизнь Бориса Пастернака была полна мимолетных романов и увлечений. Однако лишь три женщины смогли оставить в душе поэта неизгладимый след и вызвать чувство, которое принято именовать настоящей любовью. Женился Борис Пастренак довольно поздно, в 33 года, и его первой супругой стала молодая художница Евгения Лурье. Несмотря на то, что супруги были без ума друг от друга, между ними постоянно вспыхивали ссоры. Избранница поэта оказалась дамой весьма вспыльчивой и своенравной. Плюс ко всему, она считала ниже своего достоинства заниматься обустройством быта в то время, как на мольберте ее ждала очередная незаконченная картина. Поэтому все домашние хлопоты вынужден был взять на себя глава семейства, который за несколько лет семейной жизни научился прекрасно готовить, стирать и делать уборку.

Конечно, у Бориса Пастернака и Евгении Лурье было много общего, однако поэт мечтал о семейном уюте и о том, чтобы рядом с ним всегда был обычный человек, лишенный творческих амбиций. Поэтому когда в 1929 году он был представлен супруге своего друга пианиста Генриха Нейгауза, то буквально с первых мгновений влюбился в эту скромную и милую женщину. Во время одного из визитов к другу Борис Пастернак прочел Зинаиде Нейгауз несколько своих стихов, однако она честно призналась, что ничего в них не поняла. Тогда поэт пообещал, что специально для нее будет писать более простым и доступным языком. Тогда же родились первые строчки стихотворения «Любить иных – тяжелый крест», которые были адресованы законной супруге. Развивая эту тему и обращаясь к Зинаиде Нейгауз, Пастернак отметил: «А ты прекрасна без извилин». Поэт намекал на то, что предмет его увлечений не отличается высоким интеллектом. И именно это больше всего прельщало автора в этой женщине, которая была образцовой хозяйкой и кормила поэта превосходными обедами. В итоге случилось то, что должно было произойти: Пастернак попросту отбил Зинаиду у законного супруга, развелся с собственной женой и вновь женился на той, которая на долгие годы стала его подлинной музой.

В этой женщине поэта восхищала ее простота и безыскусность. Поэтому в своем стихотворении он отметил, что «прелести твоей секрет разгадке жизни равносилен». Этой фразой автор хотел подчеркнуть, что женщину красит отнюдь не ум или же природная привлекательность. Ее сила – в умении жить по законам природы и в гармонии с окружающим миром. А для этого, по мнению Пастернака, совсем необязательно быть эрудированной особой, которая способна поддержать разговор на философские или же литературные темы. Достаточно лишь быть искренней, уметь любить и жертвовать собой ради близкого человека. Обращаясь к Зинаиде Нейгауз, поэт пишет: «Твой смысл, как воздух, бескорыстен». Эта простая фраза полна восхищения и преклонения перед женщиной, которая не умеет притворяться, кокетничать и вести светские беседы, зато чиста помыслами и поступками. Пастернак отмечает, что для нее не составляет труда проснуться поутру и «словесный сор из сердца вытрясть», чтобы начать день с чистого листа, радостно и свободно, «жить, не засоряясь впредь». Именно этому удивительному качеству поэт хотел научиться у своей избранницы, и именно такой душевной чистотой, уравновешенностью и рассудительностью восхищался.

При этом автор отмечал, что любить такую женщину совсем не сложно, так как она словно бы создана для семьи. Зинаида Нейгауз стала для него идеалом жены и матери, которая покорила его сердце бескорыстной заботой о близких и стремлением всегда придти на помощь в трудную минуту.

Впрочем, трогательная привязанность к супруге не помешала Борису Пастернаку в 1946 году вновь испытать любовные муки и завести роман с сотрудницей журнала «Новый мир» Ольгой Иванской. Но даже известие о том, что его избранница ожидает ребенка, не повлияло на решение поэта сохранить собственную семью, в которой он был по-настоящему счастлив.

0

622

«Плачущий сад» Борис Пастернак

    Ужасный!- Капнет и вслушается,
    Всё он ли один на свете
    Мнет ветку в окне, как кружевце,
    Или есть свидетель.

    Но давится внятно от тягости
    Отеков — земля ноздревая,
    И слышно: далеко, как в августе,
    Полуночь в полях назревает.

    Ни звука. И нет соглядатаев.
    В пустынности удостоверясь,
    Берется за старое — скатывается
    По кровле, за желоб и через.

    К губам поднесу и прислушаюсь,
    Всё я ли один на свете,-
    Готовый навзрыд при случае,-
    Или есть свидетель.

    Но тишь. И листок не шелохнется.
    Ни признака зги, кроме жутких
    Глотков и плескания в шлепанцах
    И вздохов и слез в промежутке.

Анализ стихотворения Пастернака «Плачущий сад»

В подростковом возрасте Борис Пастернак влюбился в Иду Высоцкую, дочь состоятельного московского торговца. Прошло почти 5 лет с момента знакомства, прежде чем начинающий поэт рискнул сделать своей избраннице предложение и – получил отказ. Воспоминания о неудачном сватовстве долго мучили Пастернака, который продолжал испытывать к Иде Высоцкой очень нежные чувства. Он старался не упоминать об этом в своих стихах, однако время от времени на свет появлялись произведения, в которых безошибочно угадываются боль, тоска и разочарование поэта.

В 1917 году, отдыхая на даче, Пастернак делает черновой набросок стихотворения «Плачущий сад», которое впоследствии будет опубликовано с незначительными правками. Сам автор спустя много лет признается, что этом произведение было написано на одном дыхании под влиянием сиюминутного порыва. Причем, поэт поначалу и не думал проводить параллель между обычным летним дождем и собственным душевным состоянием. Это получилось как-то спонтанно и даже неожиданно для самого автора, но именно душевную боль почувствовал пастернак, когда наблюдал из своего окна за ночным садом – автору показалось, что природа в этот мамонт испытывает точно такое же чувство одиночества и тоски.

В своей особенной манере Пастернак передает звуки, шорохи и даже запахи ночного сада, очеловечивая его и наделяя чертами одинокого мужчины. Герой его произведения постоянно вслушивается, «все он ли один на свете», и при этом тайно мечтает привлечь к себе внимание. Сад плачет теплым летним дождем, и капли влаги то замирают, то скатываются «по кровле, за желоб и через».

Сам поэт тоже «готовый навзрыд при случае», но оглядывается по сторонам, ища невольных свидетелей своего горя. Подсознательно ему хочется рассказать хоть кому-нибудь о том, что наболело, поделиться своими мыслями чувствами и переживаниями. Однако автор точно так же одинок, как и ночной летний сад, и ему неоткуда ждать слов сочувствия либо утешения. «Ни признака зги, кроме жутких глотков и плескания в шлепанцах и вздохов и слез в промежутке», — отмечает автор, втайне сожалея, что в этот момент рядом с ним нет по-настоящему близкого человека. Пастернак еще не догадывается о том, что сама жизнь готовит для него лекарство от неразделенной любви, и очень скоро он сможет обрести пусть кратковременное, но все же счастье рядом с другой женщиной — художницей Евгенией Лурье.

0

623

    «Быть знаменитым некрасиво» Борис Пастернак

    Быть знаменитым некрасиво.
    Не это подымает ввысь.
    Не надо заводить архива,
    Над рукописями трястись.

    Цель творчества — самоотдача,
    А не шумиха, не успех.
    Позорно, ничего не знача,
    Быть притчей на устах у всех.

    Но надо жить без самозванства,
    Так жить, чтобы в конце концов
    Привлечь к себе любовь пространства,
    Услышать будущего зов.

    И надо оставлять пробелы
    В судьбе, а не среди бумаг,
    Места и главы жизни целой
    Отчеркивая на полях.

    И окунаться в неизвестность,
    И прятать в ней свои шаги,
    Как прячется в тумане местность,
    Когда в ней не видать ни зги.

    Другие по живому следу
    Пройдут твой путь за пядью пядь,
    Но пораженья от победы
    Ты сам не должен отличать.

    И должен ни единой долькой
    Не отступаться от лица,
    Но быть живым, живым и только,
    Живым и только до конца.

Анализ стихотворения Пастернака «Быть знаменитым некрасиво»

Творческий путь Бориса Пастернака был весьма непростым и неординарным. Сегодня его по праву считают одним из ярчайших русских поэтов 20 века. Однако свои самые знаменитые произведения, включая роман «Доктор Живаго», который принес автору Нобелевскую премию, пастернак написал в эпоху становления и развития СССР. Естественно, для того, чтобы стать известным литератором в стране с тоталитарным режимом, необходимо было обладать не только ярким и самобытным талантом, но и уметь скрывать свои истинные чувства как на публике, так и в произведениях. Этому пастернак так и не сумел научиться, поэтому периодически подвергался опале со стороны правящей элиты. Тем не менее, он был популярен, а его стихи, романы и пьесы, периодически исчезавшие из продажи и браковавшиеся цензурой, печатались за рубежом и переписывались от руки. Автор был действительно знаменит, но стеснялся того, что его узнают на улице и всячески пытался принизить собственный вклад в литературу. Впрочем, так себя вели далеко не все советские литераторы. Многие из них, не имея и сотой доли таланта Пастернака, считали себя настоящими гениями и всячески это подчеркивали. Тем более, что в те времена ценился не столько литературный дар, сколько лояльное отношение к политике партии.

Среди творческой интеллигенции у Пастернака при всей его известности было немного друзей. Сам поэт объяснял это тем, что не в состоянии поддерживать теплые и доверительные отношения с лицемерами и карьеристами. Те, кто был обласкан властью, могли позволить себе жить в роскоши, хотя со страниц газет призывали народ к равенству и братству. Поэтому в 1956 году пастернак написал свое знаменитое стихотворение «Быть знаменитым некрасиво», которое адресовал коллегам по литературному цеху. После публикации этого произведения, которое вошло в сборник «Когда разгуляется», многие известные поэты и писатели попросту перестали здороваться с Пастернаком, посчитав, что свое рифмованное послание он адресовал лично им. На самом же деле автор создал своеобразный кодекс чести литератора, рассказав о том, каким он видит настоящего поэта или же писателя. По его мнению, современным литераторам не следует заботиться о своем творческом наследии, создавать архивы и «над рукописями трястись». Пройдут годы, и если эти люди были по-настоящему талантливы, то будущие поколения читателей это оценят. Если же нет, то тщательно собранные и рассортированные бумаги будут вечно пылиться в музейных и библиотечных запасниках, так никем и невостребованные. Поэт убежден, что «цель творчества самоотдача, а не шумиха, не успех». Он призывает своих коллег «жить без самозванства», т.е. не присваивать себе чужие заслуги и не пытаться выглядеть лучше в глазах окружающих. По мнению пастернака, жизнь все равно все расставит по своим местам, и для потомков будет гораздо важнее знать, что человек, произведениями которого они восхищаются, не был подлецом. Поэтому автор убежден, что жить надо так, чтобы «привлечь к себе любовь пространства, услышать будущего зов». Кроме этого, поэт призывает собратьев по перу «окунаться в неизвестность и прятать в ней свои шаги», а не упиваться властью, деньгами и благосостоянием, которые предопределяют судьбу и лишают человека той искры в творчестве, которая именуется талантом.

Пастернак знает о том, что история создается людьми и трактуется ими в угоду собственных интересов. Поэтому он убежден, что в этом мире все относительно, и не стоит упиваться своими достижениями, которые могут спустя много лет восприниматься совсем по-иному. Автор считает, что настоящий поэт не должен отличать «пораженья от побед», потому что время все равно всех рассудит по-своему. И единственной ценностью, которая является для Пастернака абсолютной величиной, является возможность «быть живым» до конца, т.е. уметь искренне любить, презирать и ненавидеть, а не изображать эти чувства в угоду кому-то в своих произведениях.

0

624

http://www.c-cafe.ru/days/bio/38/pic/bunin01.jpg
Иван Алексеевич Бунин
(1870-1953)

Детство

Чем жарче день, тем сладостней в бору
Дышать сухим смолистым ароматом,
И весело мне было поутру
Бродить по этим солнечным палатам!

Повсюду блеск, повсюду яркий свет,
Песок - как шелк... Прильну к сосне корявой
И чувствую: мне только десять лет,
А ствол - гигант, тяжелый, величавый.

Кора груба, морщиниста, красна,
Но как тепла, как солнцем вся прогрета!
И кажется, что пахнет не сосна,
А зной и сухость солнечного лета.

И.А.Бунин. Стихотворения и переводы.
Москва: Современник, 1985.

0

625

http://www.c-cafe.ru/days/bio/38/pic/bunin01.jpg
Иван Алексеевич Бунин
(1870-1953)

В открытом море

В открытом море — только небо,
Вода да ветер. Тяжело
Идет волна, и низко кренит
Фелюка серое крыло.

В открытом море ветер гонит
То свет, то тень — и в облака
Сквозит лазурь… А ты забыта,
Ты бесконечно далека!

Но волны, пенясь и качаясь
Идут, бегут навстречу мне —
И кто-то синими глазами
Глядит в мелькающей волне.

И что-то вольное, живое
Как эта синяя вода,
Опять, опять напоминает
То, что забыто навсегда!

написано: 1903-1905

0

626

К ПОРТРЕТУ БУНИНА...
Светлана Груздева

http://new.stihi.ru/pics/2015/10/22/4358.jpg

Портрет… и – бунинские руки…
Одна – поверх.  Конечно, правая…
Когда тянулись дни  разлуки
С его Россией, то не плавными
Казались  годы, а – горбатыми.
Чужая Ницца. Сад – приветливый.
Но  все  восторги – безответные,
Коль  русскими  дано рождаться нам…
Нельзя сказать, что в неизвестности
Он пребывал: случались  гости.
И – квартиранты, что словесности
Умели цену знать… о злости?
О желчи?.. вы хотели б?! Надо ли,
Коль  сердце  болью  изувечено:
Над  золотыми  листопадами
России милой,  да над речками,
Над всеми тёмными аллеями,
В полях орловских – с Варей Паниной,
Да испокон веков – жалеями,
Тоскою  своевольной  раненный…
Над сенокосом и над кручами,
Над бабьей и мужицкой долею
Остался он, душой измученный…
Один – не менее, не более…

*Сегодня, 22 октября 2015-го,
145-я годовщина с Д.Р. Поэта,
Лауреата Нобелевской премии
(по другим подсчётам, 23-го по н.ст.)

© Светлана Груздева, 2015

0

627

С. Маршак

Зеленые рукава

Старинный романс

        Твоим зеленым рукавам
        Я жизнь без ропота отдам.
        Я ваш, пока душа жива,
        Зеленые рукава!

За что, за что, моя любовь,
За что меня сгубила ты?
Неужто не припомнишь вновь
Того, кого забыла ты?

        Твоим зеленым рукавам...

Я для тебя дышал и жил,
Тебе по капле отдал кровь,
Свою я душу заложил,
Чтоб заслужить твою любовь.

        Твоим зеленым рукавам...

Я наряжал тебя в атлас
От головы до ног твоих,
Купил сверкающий алмаз
Для каждой из серег твоих.

        Твоим зеленым рукавам...

Купил я красные чулки,
Расшитые узорами,
Купил тебе я башмачки
Нарядные, с подборами.

Купил гранатовую брошь,
Браслета два для рук твоих.
Таких браслетов не найдешь
Ты на руках подруг твоих.

Из серебра купил ножи,
Позолотил их заново.
У самой знатной госпожи
Такого нет приданого.

Тебе прислал я слуг своих
В твоем дому прислуживать.
В зеленый шелк одел я их,
И в галуны, и в кружево,

Чтоб на руках тебя несли
Они порой ненастною,
Чтоб не коснулась ты земли
Подошвою атласною.

Весь день твой услаждают слух
И музыка и пение.
Но ты меня, мой милый друг,
Отвергла тем не менее.

Одну надежду я таю,
Что, как ты жестока ни будь,
Любовь несчастную мою
Вознаградишь когда-нибудь!

Пусть ты глуха к моим мольбам,
Мучительница милая,
Твоим зеленым рукавам
Послушен до могилы я.

        Твоим зеленым рукавам
        Я жизнь безропотно отдам.
        Зеленые, словно весною трава,
        Зеленые рукава!

                                      http://poesias.ru/image/line.png

Впервые в сб. "Избранные переводы", 1946.

Перевод популярнейшей английской песни, известной еще в эпоху Шекспира. Она дважды упоминается в комедии Шекспира "Виндзорские проказницы". В основных своих вариантах песня "Зеленые рукава" - печально-лирического характера. Маршак выбрал для перевода иной вариант: герой песни несчастлив в любви, но не теряет надежды добиться взаимности.

В черновом автографе имеется ряд строф, пропущенных в публикации:

На платье новогоднее
Купил я шелку чистого,
На юбочки исподние
Купил тебе батисту я.

Купил я шелковый наряд
И рукава зеленые.
Такие девушкам навряд
Приносят в дар влюбленные.

Прислал я лучшего коня
Тебе из всей конюшни я.
Но с каждым часом на меня
Ты смотришь равнодушнее.

Легка была твоя еда -
Цыплята или кролики,
Чтоб ты не знала никогда,
Что значит боль и колики.

А сколько выпито вина
И бархату изношено!
За все, за все платил сполна
Твой друг, тобою брошенный.

Печатается по тексту первой публикации.

0

628

Георгий Иванов - стихи

Мелодия становится цветком,
Он распускается и осыпается,
Он делается ветром и песком,
Летящим на огонь весенним мотыльком,
Ветвями ивы в воду опускается...

Проходит тысяча мгновенных лет
И перевоплощается мелодия
В тяжелый взгляд, в сиянье эполет,
В рейтузы, в ментик, в "Ваше благородие"
В корнета гвардии - о, почему бы нет?..

Туман... Тамань... Пустыня внемлет Богу.
- Как далеко до завтрашнего дня!..

И Лермонтов один выходит на дорогу,
Серебряными шпорами звеня.

0

629

Толстой Алексей Константинович (1817-1875)

о Лете

Толстой А.К.
***

Клонит к лени полдень жгучий,
Замер в листьях каждый звук,
В розе пышной и пахучей,
Нежась, спит блестящий жук;
А из камней вытекая,
Однозвучен и гремуч,
Говорит, не умолкая,
И поёт нагорный ключ.

Толстой А.К.
***

Где гнутся над омутом лозы,
Где летнее солнце печёт,
Летают и пляшут стрекозы,
Весёлый ведут хоровод.

«Дитя, подойди к нам поближе,
Тебя мы научим летать,
Дитя, подойди, подойди же,
Пока не проснулася мать!

Под нами трепещут былинки,
Нам так хорошо и тепло,
У нас бирюзовые спинки,
А крылышки точно стекло!

Мы песенок знаем так много,
Мы так тебя любим давно!
Смотри, какой берег отлогий,
Какое песчаное дно!..»

Толстой А.К.
***

Край ты мой, родимый край,
Конский бег на воле,
В небе крик орлиных стай,
Волчий голос в поле!
Гой ты, родина моя!
Гой ты, бор дремучий!
Свист полночный соловья,
Ветер, степь да тучи!

1856

0

630

НАДЕЖДА

Надежда бывает, если веришь в то, что
Земля не сон, а живое тело,
И не лгут осязанье, слух и зренье.
И все мне знакомые вещи - точно
Сад, и у входа стоишь в восхищенье.

Войти нельзя. Но он есть достоверно.
Если б мы лучше, мудрее смотрели,
Новый цветок или звезду наверно
Мы в саду мира тогда б разглядели.

Есть те, кто считают, что мир нам сдается
И нет ничего, все - мираж, считают,
Те - без надежды, их путь безотраден.
Думают - лишь человек отвернется,
Весь мир позади него исчезает,
Будто руками злодеев украден.

«Чеслав Милош. Избранное»

Чеслав Милош
Польский поэт, переводчик, эссеист.
Лауреат Нобелевской премии по литературе 1980 года,
праведник мира.

0

631

ВЕРА

Вера есть тогда, когда кто-то, видя
Лист на воде или каплю росинки,
Знает: они нужны, как и иные
Вещи. О чем бы нам в снах не мечталось,
Будет на свете лишь то, что случалось,
А лист вдаль унесут лишь воды речные.

Вера есть также, если кто-то ранит
Ногу о камень и знает, что камни
Служат порою причиной страданья.
Гляньте на дерева длинные тени,
Тень у всего есть, а то, что без тени,
Сил не имеет для существованья.

Чеслав Милош «Чеслав Милош. Избранное»
http://horosheekino.ru/images/line.gif
Чеслав Милош
Польский поэт, переводчик, эссеист.
Лауреат Нобелевской премии по литературе 1980 года,
праведник мира.

0

632

Если душа родилась крылатой —
Что ей хоромы — и что ей хаты!
Что Чингис-Хан ей и о — Орда!
Два на миру у меня врага,
Два близнеца, неразрывно-слитых:
Голод голодных — и сытость сытых!

5 августа 1918
Марина Цветаева.

0

633

Фазиль Искандер

Первый арбуз

Над степью висит раскаленное солнце.

Сидят под навесом три волгодонца.

На степь глядят из-под навеса.

Едят с повышенным интересом.

Еще бы! Ребята устали за день.

Рубашки к телу прилипли сзади.

А под столом в холодном ведре

Арбуз прохлаждается в свежей воде.

Фабричным клеймом на кожуре

Кто-то старательно выскреб «В. Д.».

Его на стол кладут осторожно,

С минуту любуясь, не режут нарочно.

Но вот в него нож вонзился, шурша,

И брызнули косточки, скользки и липки.

С треском выпрыгивая из-под ножа,

Как будто живые черные рыбки.

Арбуз просахарен от жары

До звонкой и тонкой своей кожуры.

Прохлада ознобом проходит по коже,

А ломкие ломти на соты похожи.

Влажной землей арбуз пропах.

Он, как снег под ногами, хрустит на зубах,

И сочная мякоть его красновата.

Как снег, окропленный февральским закатом.

Еще степи пахнут паленой травой.

Еще на рубашке пот трудовой.

Но с первой бахчи друзья принесли

Первый арбуз — благодарность земли.

0

634

Георгий Иванов - стихи

Хорошо, что нет Царя.
Хорошо, что нет России.
Хорошо, что Бога нет.

Только желтая заря,
Только звезды ледяные,
Только миллионы лет.

Хорошо - что никого,
Хорошо - что ничего,
Так черно и так мертво,

Что мертвее быть не может
И чернее не бывать,
Что никто нам не поможет
И не надо помогать.

0

635

Георгий Иванов - стихи

Если бы жить... Только бы жить...
Хоть на литейном заводе служить.

Хоть углекопом с тяжелой киркой,
Хоть бурлаком над Великой рекой.

"Ухнем, дубинушка..."
                          Все это сны.
Руки твои ни на что не нужны.

Этим плечам ничего не поднять.
Нечего, значит, на Бога пенять.

Трубочка есть. Водочка есть,
Всем в кабаке одинакова честь!

0

636

АВГУСТ

Ты так умеешь ласково смотреть, тепло дарить
и солнцем улыбаться.
Лицо и душу лучиками греть и в тоже время
навсегда прощаться.
Ты смотришь ночью тысячами звезд. ласкаешь
тело бархатной прохладой.
ты так коварен, тихий мягкий мост
и между осенью и летом ты отрада.
Сезону бархатному, добрый, милый друг
последняя из лета электричка,
Не выпускала бы тебя из своих рук,
но ты уйдешь, встречая листопады.

Людмила Щерблюк

0

637

http://img6.vkrugudruzei.ru/images/43/3c/433c493772344bc48f7eb09ffb71753b_big.jpg

Август - астры,
Август - звезды,
Август - грозди
Винограда и рябины
Ржавой - август!

Полновесным, благосклонным
Яблоком своим имперским,
Как дитя, играешь, август.
Как ладонью, гладишь сердце
Именем своим имперским:
Август! - Сердце!

Месяц поздних поцелуев,
Поздних роз и молний поздних!
Ливней звездных -
Август! - Месяц
Ливней звездных!

Марина Цветаева

0

638

Георгий Иванов - стихи

Зима идёт своим порядком -
Опять снежок. Еще должок.
И гадко в этом мире гадком
Жевать вчерашний пирожок.

И в этом мире слишком узком,
Где все потеря и урон
Считать себя, с чего-то, русским,
Читать стихи, считать ворон.

Разнежась, радоваться маю,
Когда растаяла зима...
О, Господи, не понимаю,
Как все мы, не сойдя с ума,

Встаем-ложимся, щеки бреем,
Гуляем или пьем-едим,
О прошлом-будущем жалеем,
А душу все не продадим.

Вот эту вянущую душку -
За гривенник, копейку, грош.
Дороговато?- За полушку.
Бери бесплатно!- Не берешь?

0

639

Георгий Иванов - стихи

   
Антология русской поэзии

Над розовым морем вставала луна
Во льду зеленела бутылка вина

И томно кружились влюбленные пары
Под жалобный рокот гавайской гитары.

- Послушай. О как это было давно,
Такое же море и то же вино.

Мне кажется будто и музыка та же
Послушай, послушай,- мне кажется даже.

- Нет, вы ошибаетесь, друг дорогой.
Мы жили тогда на планете другой

И слишком устали и слишком стары
Для этого вальса и этой гитары.

0

640

Фазиль Искандер

Абхазская осень

Дай бог такой вам осени, друзья!

Початки кукурузные грызя.

Мы у огня сидим.

Ленивый дым.

Закручиваясь, лезет в дымоход,

И, глядя на огонь, колдует кот.

Дрова трещат, и сыплются у ног.

Как с наковальни, яростные брызги.

Замызганный, широкобокий, низкий,

К огню придвинут черный чугунок.

Мы слушаем, как в чугунке торопко.

Уютно хлюпает пахучая похлебка.

Золотозубая горою кукуруза

Навалена почти до потолка,

И наша кухня светится от груза

Початков, бронзовеющих слегка.

А тыквы уродились — черт-те что!

Таких, наверно, не видал никто:

Как будто сгрудились кабаньи туши.

Сюда на кухню забредя от стужи.

Они лежат вповалку на полу.

Глядишь — вот-вот захрюкают в углу

И прежде чем варить их над огнем,

Те тыквы разрубают колуном.

Нанизанные на сырой шпагат.

На гвоздике у закопченной дверцы.

Как ленты пулеметные, висят

Три связки перца.

Вот, до поры всю силу свою пряча.

Блестит в графине розовая чача.

А только рюмку опрокинешь в рот —

Ударит в грудь. Дыханье оборвет.

И на секунду горла поперек

Стоит, как раскаленный уголек.

Над медленным огнем сидим. Глядим.

Желтеет пламя. Голубеет дым.

Мы не спешим. Мы пьем за чаркой чарку,

Как мед густую, сладкую мачарку.

Вдруг — настежь дверь. И прямо из тумана

Им хоть по снегу бегать босиком —

Ребята входят. Ведрами каштаны

Несут с собой. И следом — ветер в дом.

Сейчас в лесу во всей осенней мощи

Багряные каштановые рощи.

…Огонь поленья лижет, языкат,

А в кухне запахам от запахов тесно.

Вином попахивает поздний виноград,

И виноградом — раннее вино.

0