"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пушкин, Александр Сергеевич

Сообщений 421 страница 434 из 434

1

http://sd.uploads.ru/t/m9DjL.png
А.С. Пушкин

О.А. Кипренский. "Портрет Пушкина". 1827 г.
Холст, масло.

О поразительном сходстве портрета с Пушкиным говорили его современники.
Так, например, Н.А. Муханов сказал: "С Пушкина списал Кипренский портрет необычайно похожий."

http://s017.radikal.ru/i440/1111/14/697fcf87480d.png

Алекса́ндр Серге́евич Пу́шкин (1799 - 1837) -
великий русский поэт и прозаик, родоначальник новой русской литературы,
создатель современного русского литературного языка.

Александр Сергеевич Пушкин https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/4/45/Pushkin_Signature.svg/225px-Pushkin_Signature.svg.png

родился 26 мая 1799 г. в Москве, на Немецкой улице в доме Скворцова;
умер 29 января 1837 г. в Петербурге в доме на Фонтанке, 12,
прожив всего 37 лет...

+1

421

Александр Пушкин
Деревня

Приветствую тебя, пустынный уголок,
Приют спокойствия, трудов и вдохновенья,
Где льется дней моих невидимый поток
На лоне счастья и забвенья.
Я твой: я променял порочный двор цирцей,
Роскошные пиры, забавы, заблужденья
На мирный шум дубров, на тишину полей,
На праздность вольную, подругу размышленья.

Я твой: люблю сей темный сад
С его прохладой и цветами,
Сей луг, уставленный душистыми скирдами,
Где светлые ручьи в кустарниках шумят.
Везде передо мной подвижные картины:
Здесь вижу двух озер лазурные равнины,
Где парус рыбаря белеет иногда,
За ними ряд холмов и нивы полосаты,
Вдали рассыпанные хаты,
На влажных берегах бродящие стада,
Овины дымные и мельницы крилаты;
Везде следы довольства и труда…

Я здесь, от суетных оков освобожденный,
Учуся в истине блаженство находить,
Свободною душой закон боготворить,
Роптанью не внимать толпы непросвещенной,
Участьем отвечать застенчивой мольбе
И не завидывать судьбе
Злодея иль глупца — в величии неправом.

Оракулы веков, здесь вопрошаю вас!
В уединенье величавом
Слышнее ваш отрадный глас.
Он гонит лени сон угрюмый,
К трудам рождает жар во мне,
И ваши творческие думы
В душевной зреют глубине.

Но мысль ужасная здесь душу омрачает:
Среди цветущих нив и гор
Друг человечества печально замечает
Везде невежества убийственный позор.
Не видя слез, не внемля стона,
На пагубу людей избранное судьбой,
Здесь барство дикое, без чувства, без закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.
Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,
Здесь рабство тощее влачится по браздам
Неумолимого владельца.
Здесь тягостный ярем до гроба все влекут,
Надежд и склонностей в душе питать не смея,
Здесь девы юные цветут
Для прихоти бесчувственной злодея.
Опора милая стареющих отцов,
Младые сыновья, товарищи трудов,
Из хижины родной идут собой умножить
Дворовые толпы измученных рабов.
О, если б голос мой умел сердца тревожить!
Почто в груди моей горит бесплодный жар
И не дан мне судьбой витийства грозный дар?
Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный
И рабство, падшее по манию царя,
И над отечеством свободы просвещенной
Взойдет ли наконец прекрасная заря?

1819 г.

+1

422

Произведение «Дорожные жалобы» Александра Сергеевича Пушкина задумывалось поэтом для цикла «Стихов, сочиненных во время путешествия».

Долго ль мне гулять на свете
То в коляске, то верхом,
То в кибитке, то в карете,
То в телеге, то пешком?

Не в наследственной берлоге,
Не средь отеческих могил,
На большой мне, знать, дороге
Умереть господь судил,

На каменьях под копытом,
На горе под колесом,
Иль во рву, водой размытом,
Под разобранным мостом.

Иль чума меня подцепит,
Иль мороз окостенит,
Иль мне в лоб шлагбаум влепит
Непроворный инвалид.

Иль в лесу под нож злодею
Попадуся в стороне,
Иль со скуки околею
Где-нибудь в карантине.

Долго ль мне в тоске голодной
Пост невольный соблюдать
И телятиной холодной
Трюфли Яра поминать?

То ли дело быть на месте,
По Мясницкой разъезжать,
О деревне, о невесте
На досуге помышлять!

То ли дело рюмка рома,
Ночью сон, поутру чай;
То ли дело, братцы, дома!..
Ну, пошел же, погоняй!..

https://i.pinimg.com/474x/db/cd/53/dbcd53c4d31d5d4111f3fcd815d7e8e8.jpg

Касательно этого стихотворения

+1

423

Александр Пушкин — 19 октября

http://rasfokus.ru/images/photos/medium/9f4ea50a274465537691fc634964a768.jpg
Царское Село, Лицейский сад

Роняет лес багряный свой убор,
Сребрит мороз увянувшее поле,
Проглянет день как будто поневоле
И скроется за край окружных гор.
Пылай, камин, в моей пустынной келье;
А ты, вино, осенней стужи друг,
Пролей мне в грудь отрадное похмелье,
Минутное забвенье горьких мук.

Печален я: со мною друга нет,
С кем долгую запил бы я разлуку,
Кому бы мог пожать от сердца руку
И пожелать веселых много лет.
Я пью один; вотще воображенье
Вокруг меня товарищей зовет;
Знакомое не слышно приближенье,
И милого душа моя не ждет.

Я пью один, и на брегах Невы
Меня друзья сегодня именуют…
Но многие ль и там из вас пируют?
Еще кого не досчитались вы?
Кто изменил пленительной привычке?
Кого от вас увлек холодный свет?
Чей глас умолк на братской перекличке?
Кто не пришел? Кого меж вами нет?

Он не пришел, кудрявый наш певец,
С огнем в очах, с гитарой сладкогласной:
Под миртами Италии прекрасной
Он тихо спит, и дружеский резец
Не начертал над русскою могилой
Слов несколько на языке родном,
Чтоб некогда нашел привет унылый
Сын севера, бродя в краю чужом.

Сидишь ли ты в кругу своих друзей,
Чужих небес любовник беспокойный?
Иль снова ты проходишь тропик знойный
И вечный лед полунощных морей?
Счастливый путь!.. С лицейского порога
Ты на корабль перешагнул шутя,
И с той поры в морях твоя дорога,
О волн и бурь любимое дитя!

Ты сохранил в блуждающей судьбе
Прекрасных лет первоначальны нравы:
Лицейский шум, лицейские забавы
Средь бурных волн мечталися тебе;
Ты простирал из-за моря нам руку,
Ты нас одних в младой душе носил
И повторял: «На долгую разлуку
Нас тайный рок, быть может, осудил!»

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он как душа неразделим и вечен —
Неколебим, свободен и беспечен
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Все те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

Из края в край преследуем грозой,
Запутанный в сетях судьбы суровой,
Я с трепетом на лоно дружбы новой,
Устав, приник ласкающей главой…
С мольбой моей печальной и мятежной,
С доверчивой надеждой первых лет,
Друзьям иным душой предался нежной;
Но горек был небратский их привет.

И ныне здесь, в забытой сей глуши,
В обители пустынных вьюг и хлада,
Мне сладкая готовилась отрада:
Троих из вас, друзей моей души,
Здесь обнял я. Поэта дом опальный,
О Пущин мой, ты первый посетил;
Ты усладил изгнанья день печальный,
Ты в день его лицея превратил.

Ты, Горчаков, счастливец с первых дней,
Хвала тебе — фортуны блеск холодный
Не изменил души твоей свободной:
Все тот же ты для чести и друзей.
Нам разный путь судьбой назначен строгой;
Ступая в жизнь, мы быстро разошлись:
Но невзначай проселочной дорогой
Мы встретились и братски обнялись.

Когда постиг меня судьбины гнев,
Для всех чужой, как сирота бездомный,
Под бурею главой поник я томной
И ждал тебя, вещун пермесских дев,
И ты пришел, сын лени вдохновенный,
О Дельвиг мой: твой голос пробудил
Сердечный жар, так долго усыпленный,
И бодро я судьбу благословил.

С младенчества дух песен в нас горел,
И дивное волненье мы познали;
С младенчества две музы к нам летали,
И сладок был их лаской наш удел:
Но я любил уже рукоплесканья,
Ты, гордый, пел для муз и для души;
Свой дар как жизнь я тратил без вниманья,
Ты гений свой воспитывал в тиши.

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво:
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты…
Опомнимся — но поздно! и уныло
Глядим назад, следов не видя там.
Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было,
Мой брат родной по музе, по судьбам?

Пора, пора! душевных наших мук
Не стоит мир; оставим заблужденья!
Сокроем жизнь под сень уединенья!
Я жду тебя, мой запоздалый друг —
Приди; огнем волшебного рассказа
Сердечные преданья оживи;
Поговорим о бурных днях Кавказа,
О Шиллере, о славе, о любви.

Пора и мне… пируйте, о друзья!
Предчувствую отрадное свиданье;
Запомните ж поэта предсказанье:
Промчится год, и с вами снова я,
Исполнится завет моих мечтаний;
Промчится год, и я явлюся к вам!
О сколько слез и сколько восклицаний,
И сколько чаш, подъятых к небесам!

И первую полней, друзья, полней!
И всю до дна в честь нашего союза!
Благослови, ликующая муза,
Благослови: да здравствует лицей!
Наставникам, хранившим юность нашу,
Всем честию, и мертвым и живым,
К устам подъяв признательную чашу,
Не помня зла, за благо воздадим.

Полней, полней! и, сердцем возгоря,
Опять до дна, до капли выпивайте!
Но за кого? о други, угадайте…
Ура, наш царь! так! выпьем за царя.
Он человек! им властвует мгновенье.
Он раб молвы, сомнений и страстей;
Простим ему неправое гоненье:
Он взял Париж, он основал лицей.

Пируйте же, пока еще мы тут!
Увы, наш круг час от часу редеет;
Кто в гробе спит, кто, дальный, сиротеет;
Судьба глядит, мы вянем; дни бегут;
Невидимо склоняясь и хладея,
Мы близимся к началу своему…
Кому ж из нас под старость день лицея
Торжествовать придется одному?

Несчастный друг! средь новых поколений
Докучный гость и лишний, и чужой,
Он вспомнит нас и дни соединений,
Закрыв глаза дрожащею рукой…
Пускай же он с отрадой хоть печальной
Тогда сей день за чашей проведет,
Как ныне я, затворник ваш опальный,
Его провел без горя и забот.

Анализ стихотворения 19 октября 1825 г. Пушкина

+1

424

https://i.pinimg.com/474x/ce/b7/47/ceb747837b5ba0405be535050845c7dc.jpg

Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень
С печальным шумом обнажалась,
Ложился на поля туман,
Гусей крикливых караван
Тянулся к югу: приближалась
Довольно скучная пора;
Стоял ноябрь уж у двора.

Отрывок из поэмы Евгений Онегин.

+1

425

У Александра Сергеевича Пушкина есть стихотворение о том, о чем мечтают люди в преклонном возрасте.
Поэт пишет:

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь,
И может быть — на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной.

+1

426

«Су́йда» — музей-усадьба в посёлке Суйда Гатчинского района Ленинградской области, филиал ленинградского областного государственного учреждения культуры «Музейное агентство».

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/1/18/%D0%97%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BC%D1%83%D0%B7%D0%B5%D1%8F_%28_%D0%B4%D0%BE%D0%BC_%D1%83%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D1%8F%D1%8E%D1%89%D0%B5%D0%B3%D0%BE%29.jpg/411px-%D0%97%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%BC%D1%83%D0%B7%D0%B5%D1%8F_%28_%D0%B4%D0%BE%D0%BC_%D1%83%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D1%8F%D1%8E%D1%89%D0%B5%D0%B3%D0%BE%29.jpg
В музее представлены подлинные вещи самого А. П. Ганнибала: книги из его библиотеки, бронзовый подсвечник, шкатулка, табакерка, серебряная чайная ложечка. Почти все экспонаты были переданы в дар музею потомками А. П. Ганнибала, пушкинистами, старожилами Суйды. Всего содержится около 1000 единиц хранения. В 1991 году правнуком А. С. Пушкина музею было подарено старинное полотенце с кружевами и монограммой «А. С.», которое по преданию принадлежало А. С. Пушкину.

С 1986 года в музее ежегодно проводятся пушкинские праздники. С 2006 года выпускается ежегодный краеведческий альманах
«Лукоморье».

Абрам Петрович Ганнибал
Российский военный деятель
https://rvb.ru/pushkin/05img/07-208-209vkl.jpg
Российский военный инженер, генерал-аншеф, прадед А. С. Пушкина.
Являлся сыном чернокожего африканского князя - вассала турецкого султана. В 1703 году был захвачен в плен и отправлен в султанский дворец в Константинополе. В 1704 году русский посол Савва Рагузинский привёз Ганнибала в Москву, где через год тот был крещён. Поскольку крёстным отцом был Пётр I, в православии Ганнибал получил отчество Петрович. С 1756 года - главный военный инженер русской армии, в 1759 году получил звание генерал-аншефа. В 1762 году вышел в отставку. Во втором браке у Ганнибала родился сын Осип Ганнибал - дед А. С. Пушкина по материнской линии. Своему прадеду Пушкин посвятил неоконченный роман «Арап Петра Великого».

    Родился: 1696 г., * Логон, Эфиопская империя или * Логон-Бирни, княжество Логон (совр. Камерун)
    Умер: 1781 г. (85 лет), Суйда
    В браке с: Христина-Регина фон Шеберг, Евдокия Андреевна Диопер
    Дети: Елизавета Абрамовна Ганнибал, Анна Абрамовна Ганнибал, Исаак Абрамович Ганнибал, Софья Абрамовна Ганнибал, Пётр Абрамович Ганнибал, Осип Абрамович Ганнибал, Иван Абрамович Ганнибал

«Арап Петра Великого» — второе прозаическое произведение Пушкина, к созданию которого он приступил в 1827 году и продолжил работу до осени 1836 года. Роман так и не был завершен и авторского названия не получил. Два избранных отрывка произведения, объединенных названием «Арап Петра Великого», были напечатаны в 1837 году в журнале «Современник».

+1

427

https://walkday.ru/upload/iblock/bdd/bdd63dfc23154f88da211b69ae6f7800.jpg
Музей "Дом станционного Смотрителя". Верстовой столб перед входом во двор музея.

В деревне Выра Гатчинского района есть один удивительный музей. Удивителен он потому, что посвящен не реальному событию или человеку, а литературному герою.

Кто помнит из школьной программы повесть А.С. Пушкина "Станционный смотритель"? Музей являет собой образ дома главного героя произведения Самсона Вырина.

В бытность Пушкина здесь проходил Белорусский почтовый тракт, и Выра была типичной почтовой станцией тех времен. Считается, что именно это место связано с описанной Пушкиным историей про старика-смотрителя и его дочь Дуню, увезенную коварным красавцем-гусаром.

Неоспоримых доказательств этой связи, в общем-то, нет. Нигде не зафиксировано подтверждений ни от самого поэта, ни от его современников.

Но то, что связь существует — очевидно.

Долго стоял он неподвижно, наконец увидел за обшлагом своего рукава сверток бумаг; он вынул их и развернул несколько пяти и десятирублевых смятых ассигнаций. Слезы опять навернулись на глазах его, слезы негодования! Он сжал бумажки в комок, бросил их на земь, притоптал каблуком, и пошел... Отошед несколько шагов, он остановился, подумал... и воротился... но ассигнаций уже не было. Хорошо одетый молодой человек, увидя его, подбежал к извозчику, сел поспешно и закричал: "пошел!.."

Пушкин. Станционный смотритель

+1

428

https://fs01.infourok.ru/images/doc/55/68682/img3.jpg

+1

429

Александр Сергеевич Пушкин
АРАП ПЕТРА ВЕЛИКОГО
   
   
В ту же ночь он отправился в Россию.
   Путешествие не показалось ему столь ужасно, как он того ожидал. Воображение его восторжествовало над существенностию. Чем более удалялся он от Парижа, тем живее, тем ближе представлял он себе предметы, им покидаемые навек.
   Нечувствительным образом очутился он на русской границе. Осень уже наступала. Но ямщики, несмотря на дурную дорогу, везли его с быстротою ветра, и в семнадцатый день своего путешествия прибыл он утром в Красное Село, чрез которое шла тогдашняя большая дорога.
   Оставалось двадцать восемь верст до Петербурга. Пока закладывали лошадей, Ибрагим вошел в ямскую избу. В углу человек высокого росту, в зеленом кафтане, с глиняною трубкою во рту, облокотясь на стол, читал гамбургские газеты. Услышав, что кто-то вошел, он поднял голову. "Ба! Ибрагим? -- закричал он, вставая с лавки. -- Здорово, крестник!" Ибрагим, узнав Петра, в радости к нему было бросился, но почтительно остановился. Государь приближился, обнял его и поцеловал в голову. "Я был предуведомлен о твоем приезде, -- сказал Петр, -- и поехал тебе навстречу. Жду тебя здесь со вчерашнего дня". Ибрагим не находил слов для изъявления своей благодарности. "Вели же, -- продолжал государь, -- твою повозку везти за нами; а сам садись со мною и поедем ко мне". Подали государеву коляску. Он сел с Ибрагимом, и они поскакали. Чрез полтора часа они приехали в Петербург. Ибрагим с любопытством смотрел на новорожденную столицу, которая подымалась из болота по манию самодержавия. Обнаженные плотины, каналы без набережной, деревянные мосты повсюду являли недавнюю победу человеческой воли над супротивлением стихий. Дома казались наскоро построены. Во всем городе не было ничего великолепного, кроме Невы, не украшенной еще гранитною рамою, но уже покрытой военными и торговыми судами. Государева коляска остановилась у дворца так называемого Царицына сада. На крыльце встретила Петра женщина лет тридцати пяти, прекрасная собою, одетая по последней парижской моде. Петр поцеловал ее в губы и, взяв Ибрагима за руку, сказал: "Узнала ли ты, Катенька, моего крестника: прошу любить и жаловать его по-прежнему". Екатерина устремила на него черные, проницательные глаза и благосклонно протянула ему ручку. Две юные красавицы, высокие, стройные, свежие как розы стояли за нею и почтительно приближились к Петру. "Лиза, -- сказал он одной из них, -- помнишь ли ты маленького арапа, который для тебя крал у меня яблоки в Ораньенбауме? вот он: представляю тебе его". Великая княжна засмеялась и покраснела. Пошли в столовую. В ожидании государя стол был накрыт. Петр со всем семейством сел обедать, пригласив и Ибрагима. Во время обеда государь с ним разговаривал о разных предметах, расспрашивал его о Испанской воине, о внутренних делах Франции, о регенте, которого он любил, хотя и осуждал в нем многое. Ибрагим отличался умом точным и наблюдательным. Петр был очень доволен его ответами; он вспомнил некоторые черты Ибрагимова младенчества и рассказывал их с таким добродушием и веселостью, что никто в ласковом и гостеприимном хозяине не мог бы подозревать героя полтавского, могучего и грозного преобразователя России.
   После обеда государь, по русскому обыкновению, пошел отдохнуть. Ибрагим остался с императрицей и с великими княжнами. Он старался удовлетворить их любопытству, описывал образ парижской жизни, тамошние праздники и своенравные моды. Между тем некоторые из особ, приближенных к государю, собралися во дворец. Ибрагим узнал великолепного князя Меншикова, который, увидя арапа, разговаривающего c Екатериной, гордо на него покосился; князя Якова Долгорукого, крутого советника Петра; ученого Брюса, прослывшего в народе русским Фаустом; молодого Рагузинского, бывшего своего товарища, и других пришедших к государю с докладами и за приказаниями.
   Государь вышел часа через два. "Посмотрим, -- сказал он Ибрагиму, -- не позабыл ли ты своей старой должности. Возьми-ка аспидную доску да ступай за мною". Петр заперся в токарне и занялся государственными делами. Он по очереди работал с Брюсом, с князем Долгоруким, с генерал-полицмейстером Девиером и продиктовал Ибрагиму несколько указов и решений. Ибрагим не мог надивиться быстрому и твердому его разуму, силе и гибкости внимания и разнообразию деятельности. По окончанию трудов Петр вынул карманную книжку, дабы справиться, все ли им предполагаемое на сей день исполнено. Потом, выходя из токарни, сказал Ибрагиму: "Уж поздно; ты, я чай, устал: ночуй здесь, как бывало в старину. Завтра я тебя разбужу".
   Ибрагим, оставшись наедине, едва мог опомниться. Он находился в Петербурге, он видел вновь великого человека, близ которого, еще не зная ему цены, провел он свое младенчество. Почти с раскаянием признавался он в душе своей, что графиня D., в первый раз после разлуки, не была во весь день единственной его мыслию. Он увидел, что новый образ жизни, ожидающий его, деятельность и постоянные занятия могут оживить его душу, утомленную страстями, праздностию и тайным унынием. Мысль быть сподвижником великого человека и совокупно с ним действовать на судьбу великого народа возбудила в нем в первый раз благородное чувство честолюбия.

________________________________________

Источник текста: Собрание сочинений А.С. Пушкина в десяти томах. М.: ГИХЛ, 1960, том 5.

+1

430

https://cdn.photosight.ru/img/4/50a/6297071_large.jpg
Скульптора М. К. Аникушина и архитектора В. А. Петрова был установлен 19 июня 1957 года в Ленинграде на площади Искусств перед зданием Государственного Русского музея. Открытие памятника было приурочено к празднованию 250-летия со дня основания города.

Я памятник себе воздвиг нерукотворный...

Exegi monumentum.

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастет народная тропа,
Вознесся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.
Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживет и тленья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.
Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
Тунгус, и друг степей калмык.
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.
Веленью божию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приемли равнодушно,
И не оспоривай глупца.

    Автор: А. С. Пушкин

+1

431

https://cdn1.flamp.ru/09dc2e351d7e76396f05fd4a636d2d20.jpg
Музей-квартира Пушкина на Мойке находится недалеко от Зимнего дворца.
Это позволяло Александру Сергеевичу ежедневно являться на службу камер-юнкером.
Поэтому в сентябре 1896 года семья Пушкиных сняла квартиру в Санкт-Петербурге по адресу - Мойка 12.
В доме княгини С. Г. Волконской на набережной реки Мойки «у Конюшенного мосту» семья Александра Сергеевича Пушкина снимала квартиру с начала сентября 1836 года. После смерти поэта дом неоднократно перестраивался. Существенно изменился и архитектурный облик квартиры. Осенью 1924 года бывшая пушкинская квартира перешла в ведение пушкинского кружка общества «Старый Петербург», и начались работы по её реконструкции, продолженные в последующие годы. 29 января 1925 года в восстановленном кабинете поэта состоялось собрание, посвящённое годовщине смерти А. С. Пушкина. Первый музей был открыт в нескольких комнатах 31 января 1927 года (по старому стилю), затем существенно преобразован к 100-летию со дня смерти поэта — 29 января 1937 года (по старому стилю).

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/1/1d/Pushkin_Apartment_Museum_SPB_05.jpg/390px-Pushkin_Apartment_Museum_SPB_05.jpg
Санкт-Петербург, набережная реки Мойки, 12, двор здания
Мемориа́льный музе́й-кварти́ра А. С. Пушкина — музей, рассказывающий о последних месяцах жизни поэта. Входит в состав Всероссийского музея А. С. Пушкина.

https://4traveler.ru/sites/default/files/travel/catalog/pushkin_house_kat.jpg
https://regnum.ru/uploads/pictures/news/2017/06/01/regnum_picture_1496304034498156_normal.jpg
https://ic.pics.livejournal.com/miss_tramell/25587933/752385/752385_original.jpg
Пушкин умер на том самом диване, который стоит в петербургском музее
На доказательство этого факта у специалистов ушло около пяти лет

Большой проблемой было взять пробу высохшей крови, обагрившей диван. 26 попыток оказались «пустыми», а на 27-ую криминалистам повезло. Им удалось забрать частичку, которую можно было отправить на исследование.

Полученные данные окрылили специалистов, и они пошли дальше. Руководство музея позволило ученым использовать уникальный экспонат – жилетку, в которой Дантес застрелил поэта. Судмедэксперты начали сличать тонкую ниточку со следами крови с мебели.

– После идентификации комиссия пришла к твердому убеждению: диван обагрён именно пушкинской кровью. Было 100-процентное совпадение! – отметил директор Всероссийского музея А.С.Пушкина Сергей Некрасов.

Судмедэксперты не ограничились анализом крови. Они изготовили бумажную фигуру Пушкина и положили ее на диван. Манекен Александра Сергеевича морошки не просил, дыхание ему не теснило, но расположение пятен на диване полностью совпало с местом ранения поэта.

+1

432

https://ds04.infourok.ru/uploads/ex/0830/00129247-4a1ec1ff/hello_html_4b01f6b7.jpg

+1

433

https://www.timacad.ru/uploads/media/cache/full_image/uploads/images/20190607/1559919397_%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%8F.jpg
Пушкин.
Автопортрет

Еще Белинский справедливо писал о том, что Пушкин не был

«ни поэтом грусти, ни поэтом веселья, ни трагиком, ни комиком исключи­тельно: он всё…».

Отмеченная критиком черта составляет одну из существенных граней художественного универсализма Пушкина, который не раз декларировался самим поэтом.
https://blog.tutoronline.ru/media/87926/__________1_204x297.jpg
Белинский – известный литературный критик.
Ни одно значимое событие в русской литературе не могло ускользнуть от  его критического взгляда. Белинский благодаря своему таланту, мог увидеть и точно указать то особенное, что отличает одного писателя от другого. Особенно велики заслуги Белинского в осмыслении и разъяснении творчества Пушкина. С именем Пушкина Белинский соотносил все самые важные события и имена в русской литературе. Творчеству поэта посвящено одиннадцать статей. В них раскрывается новаторство историческое значение творчества Пушкина для русской литературы.

Белинский считал, что «писать о Пушкине – значит писать о целой русской литературе: ибо как прежние писатели русские объясняют Пушкина. Так Пушкин объясняет последовавших за ним писателей».

В шестой и седьмой статьях Белинский исследует  пушкинские поэмы, в восьмой  – девятой – «Евгения Онегина», в десятой – трагедию «Борис Годунов», одиннадцатая посвящена «маленьким трагедиям», сказкам и повестям. Критик видит историческую заслугу Пушкина в том, что поэт «расширил источники нашей поэзии, обратил её к национальным элементам жизни, показал бесчисленные новые формы…»

Роман «Евгений Онегин» Белинский считал центральным произведением Пушкина, в которм отразились личность. Взгляд на мир, идеалы поэта. Для критика «Евгений Онегин» – поэма историческая, в каждом из героев её выражена какая-то грань общественного бытия. Белинский первым назвал роман «энциклопедией русской жизни».

Анализируя образ Онегина, критик отмечал незаурядность личности героя: «…Бездеятельность и пошлость жизни душат его, он даже не знает, что ему не надо, что ему не хочется того, чем так довольна, так счастлива самолюбивая посредственность».

Большую заслугу Пушкина Белинский видел в том, что он  не только поэт-художник, но и представитель впервые пробудившегося общественного самосознания».

+1

434

Александр Пушкин
Клеветникам России

О чем шумите вы, народные витии?
Зачем анафемой грозите вы России?
Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.

Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях, иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.

Оставьте нас: вы не читали
Сии кровавые скрижали;
Вам непонятна, вам чужда
Сия семейная вражда;
Для вас безмолвны Кремль и Прага;
Бессмысленно прельщает вас
Борьбы отчаянной отвага —
И ненавидите вы нас…

За что ж? ответствуйте: за то ли,
Что на развалинах пылающей Москвы
Мы не признали наглой воли
Того, под кем дрожали вы?
За то ль, что в бездну повалили
Мы тяготеющий над царствами кумир
И нашей кровью искупили
Европы вольность, честь и мир?..

Вы грозны на словах — попробуйте на деле!
Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?
Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,
От финских хладных скал до пламенной Колхиды,
От потрясенного Кремля
До стен недвижного Китая,
Стальной щетиною сверкая,
Не встанет русская земля?..
Так высылайте ж к нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.

0