"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Пушкин, Александр Сергеевич

Сообщений 41 страница 60 из 434

1

http://sd.uploads.ru/t/m9DjL.png
А.С. Пушкин

О.А. Кипренский. "Портрет Пушкина". 1827 г.
Холст, масло.

О поразительном сходстве портрета с Пушкиным говорили его современники.
Так, например, Н.А. Муханов сказал: "С Пушкина списал Кипренский портрет необычайно похожий."

http://s017.radikal.ru/i440/1111/14/697fcf87480d.png

Алекса́ндр Серге́евич Пу́шкин (1799 - 1837) -
великий русский поэт и прозаик, родоначальник новой русской литературы,
создатель современного русского литературного языка.

Александр Сергеевич Пушкин https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/4/45/Pushkin_Signature.svg/225px-Pushkin_Signature.svg.png

родился 26 мая 1799 г. в Москве, на Немецкой улице в доме Скворцова;
умер 29 января 1837 г. в Петербурге в доме на Фонтанке, 12,
прожив всего 37 лет...

+1

41

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg
Александр Пушкин
«Баратынскому из Бессарабии»

Сия пустынная страна
Священна для души поэта:
Она Державиным воспета
И славой русскою полна.
Еще доныне тень Назона
Дунайских ищет берегов;
Она летит на сладкий зов
Питомцев Муз и Аполлона,
И с нею часто при луне
Брожу вдоль берега крутого:
Но, друг, обнять милее мне
В тебе Овидия живого.

Дата написания: 1822 год

http://horosheekino.ru/images/line.gif

Стихотворение написано под впечатлением поездки в декабре 1821 г. в Аккерман и в Измаил и адресовано известному русскому поэту первой половины XIX века Евгению Баратынскому.

0

42

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg

Александр Пушкин
«Ex ungue leonem»

Недавно я стихами как-то свистнул
И выдал их без подписи моей;
Журнальный шут о них статейку тиснул,
Без подписи ж пустив ее, злодей.
Но что ж? Ни мне, ни площадному шуту
Не удалось прикрыть своих проказ:
Он по когтям узнал меня в минуту,
Я по ушам узнал его как раз.

Дата написания: 1825 год

http://horosheekino.ru/images/line.gif

1 По когтям льва (узнают) (лат.).

0

43

http://modernlib.ru/template/img/book.gifЧИТАЕМ ПУШКИНА


Станционный смотритель

Коллежский регистратор,
     Почтовой станции диктатор.

     Князь Вяземский.

Кто не проклинал станционных смотрителей, кто  с  ними  не  бранивался?
Кто, в минуту гнева, не требовал от них роковой книги, дабы вписать  в  оную
свою бесполезную жалобу на притеснение, грубость  и  неисправность?  Кто  не
почитает их извергами человеческого рода, равными покойным подьячим  или  по
крайней мере муромским разбойникам? Будем, однако, справедливы,  постараемся
войти  в  их  положение  и,  может  быть,  станем  судить  о   них   гораздо
снисходительнее.   Что   такое   станционный   смотритель?   Сущий   мученик
четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо  от  побоев,  и  то  не
всегда  (ссылаюсь  на  совесть  моих  читателей).  Какова   должность   сего
диктатора, как  называет  его  шутливо  князь  Вяземский?  Не  настоящая  ли
каторга? Покою ни днем, ни ночью. Всю досаду, накопленную во  время  скучной
езды,  путешественник  вымещает  на  смотрителе.  Погода  несносная,  дорога
скверная, ямщик упрямый, лошади не везут - а  виноват  смотритель.  Входя  в
бедное его жилище, проезжающий смотрит на него как на  врага;  хорошо,  если
удастся ему скоро избавиться от  непрошеного  гостя;  но  если  не  случится
лошадей?.. боже! какие ругательства, какие угрозы посыплются на его  голову!
В дождь и слякоть принужден он бегать по дворам; в бурю, в крещенский  мороз
уходит он в сени, чтоб  только  на  минуту  отдохнуть  от  крика  и  толчков
раздраженного постояльца. Приезжает генерал; дрожащий смотритель отдает  ему
две последние тройки, в том числе курьерскую. Генерал едет,  не  сказав  ему
спасибо. Чрез пять минут - колокольчик!.. и фельдъегерь бросает ему на  стол
свою подорожную!.. Вникнем во  все  это  хорошенько,  и  вместо  негодования
сердце наше исполнится искренним состраданием. Еще несколько слов: в течение
двадцати лет сряду  изъездил  я  Россию  по  всем  направлениям;  почти  все
почтовые тракты мне  известны;  несколько  поколений  ямщиков  мне  знакомы;
редкого смотрителя не знаю я в лицо, с редким не  имел  я  дела;  любопытный
запас путевых моих наблюдений надеюсь издать  в  непродолжительном  времени;
покамест скажу только, что  сословие  станционных  смотрителей  представлено
общему мнению в самом ложном виде. Сии столь оклеветанные смотрители  вообще
суть люди мирные, от природы услужливые, склонные к  общежитию,  скромные  в
притязаниях на почести и не слишком сребролюбивые. Из их  разговоров  (коими
некстати  пренебрегают   господа   проезжающие)   можно   почерпнуть   много
любопытного  и  поучительного.  Что  касается  до  меня,  то,  признаюсь,  я
предпочитаю их беседу речам какого-нибудь чиновника 6-го класса,  следующего
по казенной надобности.
     Легко можно догадаться, что есть у меня приятели из почтенного сословия
смотрителей.  В  самом  деле,  память  одного   из   них   мне   драгоценна.
Обстоятельства  некогда  сблизили  нас,  и  об  нем-то  намерен   я   теперь
побеседовать с любезными читателями.
     В 1816 году, в  мае  месяце,  случилось  мне  проезжать  через  ***скую
губернию, по тракту, ныне уничтоженному. Находился я в мелком чине, ехал  на
перекладных и платил прогоны за две лошади. Вследствие  сего  смотрители  со
мною не церемонились, и часто бирал  я  с  бою  то,  что,  во  мнении  моем,
следовало мне по праву. Будучи молод и вспыльчив, я негодовал на  низость  и
малодушие смотрителя, когда сей последний отдавал приготовленную мне  тройку
под коляску чиновного барина. Столь же долго не мог я привыкнуть и  к  тому,
чтоб разборчивый холоп обносил меня блюдом на губернаторском обеде. Ныне  то
и другое кажется мне в порядке вещей. В самом деле, что было бы с нами, если
бы вместо общеудобного правила: чин чина  почитай,  ввелось  в  употребление
другое, например: ум ума почитай? Какие возникли бы споры! и слуги с кого бы
начинали кушанье подавать? Но обращаюсь к моей повести.
     День был жаркий. В трех верстах  от  станции***  стало  накрапывать,  и
через минуту проливной дождь вымочил меня до последней нитки. По приезде  на
станцию, первая забота была поскорее переодеться, вторая спросить себе  чаю.
"Эй, Дуня! - закричал смотритель, - поставь самовар да сходи  за  сливками".
При сих словах вышла из-за перегородки девочка лет четырнадцати и побежала в
сени. Красота ее меня поразила. "Это твоя дочка?" -  спросил  я  смотрителя.
"Дочка-с, - отвечал он с видом довольного самолюбия, -  да  такая  разумная,
такая проворная, вся в покойницу мать". Тут  он  принялся  переписывать  мою
подорожную, а я занялся рассмотрением картинок, украшавших его смиренную, но
опрятную обитель. Они изображали историю блудного сына: в  первой  почтенный
старик в колпаке и шлафорке отпускает беспокойного юношу,  который  поспешно
принимает его благословение и мешок с  деньгами.  В  другой  яркими  чертами
изображено развратное поведение  молодого  человека:  он  сидит  за  столом,
окруженный ложными друзьями и бесстыдными  женщинами.  Далее,  промотавшийся
юноша, в рубище и в треугольной шляпе,  пасет  свиней  и  разделяет  с  ними
трапезу;  в  его  лице  изображены  глубокая  печаль  и  раскаяние.  Наконец
представлено возвращение его к отцу;  добрый  старик  в  том  же  колпаке  и
шлафорке выбегает  к  нему  навстречу:  блудный  сын  стоит  на  коленах;  в
перспективе повар убивает упитанного тельца, и старший брат вопрошает слуг о
причине таковой радости. Под каждой картинкой прочел  я  приличные  немецкие
стихи. Все это доныне сохранилось в  моей  памяти,  также  как  и  горшки  с
бальзамином, и кровать с пестрой занавескою, и прочие предметы,  меня  в  то
время окружавшие. Вижу, как теперь, самого хозяина, человека лет пятидесяти,
свежего и бодрого,  и  его  длинный  зеленый  сертук  с  тремя  медалями  на
полинялых лентах.

Не успел я расплатиться со старым моим ямщиком, как Дуня возвратилась с
самоваром.  Маленькая  кокетка  со  второго  взгляда  заметила  впечатление,
произведенное ею на меня; она потупила большие голубые глаза; я стал  с  нею
разговаривать, она отвечала мне безо всякой робости, как  девушка,  видевшая
свет. Я предложил отцу ее стакан пуншу; Дуне подал я чашку чаю, и мы  втроем
начали беседовать, как будто век были знакомы.
     Лошади  были  давно  готовы,  а  мне  все  не  хотелось  расстаться   с
смотрителем и его дочкой. Наконец я  с  ними  простился;  отец  пожелал  мне
доброго пути, а дочь проводила до телеги. В сенях я остановился и  просил  у
ней позволения ее поцеловать; Дуня согласилась...  Много  могу  я  насчитать
поцелуев, С тех пор, как этим занимаюсь,
     но  ни  один  не  оставил  во  мне  столь  долгого,   столь   приятного
воспоминания.
     Прошло несколько лет, и обстоятельства привели меня на тот самый тракт,
в те самые места. Я вспомнил  дочь  старого  смотрителя  и  обрадовался  при
мысли, что увижу ее снова. Но, подумал я, старый смотритель, может быть, уже
сменен; вероятно, Дуня уже замужем. Мысль о смерти того  или  другого  также
мелькнула  в  моем  уме,  и  я  приближался  к  станции  ***   с   печальным
предчувствием.
     Лошади стали у почтового  домика.  Вошед  в  комнату,  я  тотчас  узнал
картинки, изображающие историю блудного  сына;  стол  и  кровать  стояли  на
прежних местах; но на окнах уже не было  цветов,  и  все  кругом  показывало
ветхость и небрежение. Смотритель спал под тулупом; мой приезд разбудил его;
он привстал... Это был точно Самсон Вырин;  но  как  он  постарел!  Покамест
собирался он переписать мою подорожную, я смотрел на его седину, на глубокие
морщины давно небритого лица, на сгорбленную спину - и  не  мог  надивиться,
как три или четыре года могли превратить бодрого мужчину в  хилого  старика.
"Узнал ли ты меня? - спросил я его, - мы с тобою старые знакомые". -  "Может
статься, - отвечал он угрюмо, - здесь дорога большая; много проезжих у  меня
перебывало". - "Здорова ли твоя Дуня?" - продолжал я. Старик нахмурился.  "А
бог ее знает", - отвечал он. "Так, видно, она замужем?" - сказал  я.  Старик
притворился, будто бы не слыхал моего вопроса, и продолжал  пошептом  читать
мою  подорожную.  Я  прекратил  свои  вопросы  и  велел  поставить   чайник.
Любопытство начинало меня беспокоить, и я надеялся, что пунш  разрешит  язык
моего старого знакомца.
     Я не ошибся: старик не отказался от предлагаемого стакана.  Я  заметил,
что ром прояснил его угрюмость. На втором стакане сделался  он  разговорчив;
вспомнил или показал вид, будто бы вспомнил меня, и я узнал от него повесть,
которая в то время сильно меня заняла и тронула.
     "Так вы знали мою Дуню? - начал он. - Кто же и не знал  ее?  Ах,  Дуня,
Дуня! Что за девка-то была! Бывало, кто ни проедет, всякий  похвалит,  никто
не осудит. Барыни дарили ее, та платочком, та  сережками.  Господа  проезжие
нарочно останавливались, будто бы пообедать, аль отужинать, а в  самом  деле
только чтоб на нее подолее поглядеть. Бывало, барин, какой  бы  сердитый  ни
был, при ней утихает и милостиво со мною разговаривает. Поверите ль, сударь:
курьеры, фельдъегеря с нею по получасу заговаривались. Ею дом держался:  что
прибрать, что приготовить, за  всем  успевала.  А  я-то,  старый  дурак,  не
нагляжусь, бывало, не нарадуюсь; уж я ли не любил моей Дуни, я ль не  лелеял
моего дитяти; уж ей ли не было житье? Да нет, от  беды  не  отбожишься;  что
суждено, тому не миновать". Тут он стал подробно рассказывать мне свое горе.
Три года тому назад, однажды, в зимний вечер, когда смотритель  разлиновывал
новую книгу, а дочь его за перегородкой шила себе платье, тройка  подъехала,
и проезжий в черкесской шапке, в военной шинели, окутанный  шалью,  вошел  в
комнату, требуя лошадей.  Лошади  все  были  в  разгоне.  При  сем  известии
путешественник возвысил было голос и нагайку; но Дуня, привыкшая  к  таковым
сценам, выбежала из-за  перегородки  и  ласково  обратилась  к  проезжему  с
вопросом: не угодно  ли  будет  ему  чего-нибудь  покушать?  Появление  Дуни
произвело обыкновенное свое действие. Гнев проезжего прошел;  он  согласился
ждать лошадей и заказал себе ужин. Сняв мокрую, косматую шапку, отпутав шаль
и сдернув шинель,  проезжий  явился  молодым,  стройным  гусаром  с  черными
усиками. Он расположился у смотрителя, начал весело разговаривать с ним и  с
его дочерью. Подали ужинать. Между тем лошади пришли, и смотритель приказал,
чтоб тотчас, не кормя, запрягали их в  кибитку  проезжего;  но,  возвратясь,
нашел он молодого человека почти без памяти лежащего на лавке: ему сделалось
дурно, голова разболелась, невозможно было  ехать...  Как  быть!  смотритель
уступил ему свою кровать, и положено было, если больному не будет легче,  на
другой день утром послать в С *** за лекарем.
     На другой день гусару стало хуже. Человек его поехал верхом в город  за
лекарем. Дуня обвязала ему голову платком,  намоченным  уксусом,  и  села  с
своим шитьем у его кровати. Больной при смотрителе охал и не  говорил  почти
ни слова, однако ж выпил две чашки кофе и, охая, заказал себе обед. Дуня  от
него не отходила. Он поминутно просил пить, и Дуня подносила ему  кружку  ею
заготовленного лимонада. Больной обмакивал  губы  и  всякий  раз,  возвращая
кружку, в знак благодарности слабою своей рукою пожимал  Дунюшкину  руку.  К
обеду приехал лекарь. Он пощупал пульс больного, поговорил с ним  по-немецки
и по-русски объявил, что ему нужно одно спокойствие и что дни через два  ему
можно будет отправиться в дорогу. Гусар вручил ему двадцать пять  рублей  за
визит, пригласил  его  отобедать;  лекарь  согласился;  оба  ели  с  большим
аппетитом, выпили бутылку вина и расстались очень довольны друг другом.
     Прошел еще день, и гусар совсем оправился. Он  был  чрезвычайно  весел,
без  умолку  шутил  то  с  Дунею,  то  с  смотрителем;  насвистывал   песни,
разговаривал с проезжими, вписывал их подорожные в  почтовую  книгу,  и  так
полюбился доброму смотрителю, что на третье утро жаль было ему расстаться  с
любезным своим постояльцем. День был воскресный; Дуня собиралась  к  обедне.
Гусару подали кибитку. Он простился с смотрителем,  щедро  наградив  его  за
постой и угощение; простился и с Дунею и  вызвался  довезти  ее  до  церкви,
которая находилась на краю деревни. Дуня стояла в недоумении... "Чего же  ты
боишься? - сказал ей отец, - ведь его высокоблагородие не  волк  и  тебя  не
съест: прокатись-ка до церкви". Дуня села  в  кибитку  подле  гусара,  слуга
вскочил на облучок, ямщик свистнул, и лошади поскакали.
     Бедный смотритель не понимал, каким образом мог он сам позволить  своей
Дуне ехать вместе с гусаром, как нашло на него ослепление, и что тогда  было
с его разумом. Не прошло и получаса, как сердце его  начало  ныть,  ныть,  и
беспокойство овладело им до такой степени, что он не утерпел и пошел  сам  к
обедне. Подходя к церкви, увидел он, что народ уже расходился,  но  Дуни  не
было ни в ограде, ни на паперти. Он  поспешно  вошел  в  церковь:  священник
выходил из алтаря; дьячок гасил свечи, две старушки молились еще в углу;  но
Дуни в церкви не было. Бедный отец насилу решился спросить у дьячка, была ли
она у обедни. Дьячок отвечал, что не бывала. Смотритель пошел домой  ни  жив
ни мертв. Одна оставалась  ему  надежда:  Дуня  по  ветрености  молодых  лет
вздумала, может быть, прокатиться до следующей станции, где жила ее крестная
мать. В мучительном волнении ожидал он возвращения  тройки,  на  которой  он
отпустил ее. Ямщик не возвращался.  Наконец  к  вечеру  приехал  он  один  и
хмелен, с убийственным известием: "Дуня с той станции  отправилась  далее  с
гусаром".
     Старик не снес своего несчастья; он тут же слег в ту самую постель, где
накануне  лежал  молодой  обманщик.   Теперь   смотритель,   соображая   все
обстоятельства, догадывался, что болезнь  была  притворная.  Бедняк  занемог
сильной горячкою; его свезли в С *** и на  его  место  определили  на  время
другого. Тот же лекарь, который приезжал к гусару, лечил и  его.  Он  уверил
смотрителя,  что  молодой  человек  был  совсем  здоров  и  что  тогда   еще
догадывался он о его злобном намерении, но  молчал,  опасаясь  его  нагайки.
Правду ли говорил немец, или только желал похвастаться  дальновидностию,  но
он нимало  тем  не  утешил  бедного  больного.  Едва  оправясь  от  болезни,
смотритель выпросил у С*** почтмейстера отпуск на два месяца  и,  не  сказав
никому ни слова о своем намерении, пешком отправился за  своею  дочерью.  Из
подорожной знал он, что ротмистр Минский  ехал  из  Смоленска  в  Петербург.
Ямщик, который вез  его,  сказывал,  что  всю  дорогу  Дуня  плакала,  хотя,
казалось, ехала по своей охоте. "Авось, -  думал  смотритель,  -  приведу  я
домой  заблудшую  овечку  мою".  С  этой  мыслию  прибыл  он  в   Петербург,
остановился в Измайловском полку, в доме  отставного  унтер-офицера,  своего
старого сослуживца, и начал свои  поиски.  Вскоре  узнал  он,  что  ротмистр
Минский в Петербурге и живет в Демутовом трактире. Смотритель решился к нему
явиться.
     Рано  утром  пришел  он  в  его  переднюю   и   просил   доложить   его
высокоблагородию, что старый солдат просит с ним увидеться.  Военный  лакей,
чистя сапог на колодке, объявил, что барин почивает и что прежде одиннадцати
часов не принимает никого.  Смотритель  ушел  и  возвратился  в  назначенное
время. Минский вышел сам к нему в халате, в красной скуфье. "Что, брат, тебе
надобно?" - спросил он его. Сердце старика закипело,  слезы  навернулись  на
глазах, и он дрожащим голосом  произнес  только:  "Ваше  высокоблагородие!..
сделайте  такую  божескую  милость!.."  Минский  взглянул  на  него  быстро,
вспыхнул, взял его за руку, повел в кабинет и запер за  собою  дверь.  "Ваше
высокоблагородие! - продолжал старик,  -  что  с  возу  упало,  то  пропало;
отдайте мне по крайней мере бедную мою  Дуню.  Ведь  вы  натешились  ею;  не
погубите ж ее понапрасну". -  "Что  сделано,  того  не  воротишь,  -  сказал
молодой человек в крайнем  замешательстве,  -  виноват  перед  тобою  и  рад
просить у тебя прощения; но не думай, чтоб я Дуню мог  покинуть:  она  будет
счастлива, даю тебе честное слово.  Зачем  тебе  ее?  Она  меня  любит;  она
отвыкла от прежнего своего состояния. Ни ты, ни она - вы не  забудете  того,
что случилось". Потом, сунув ему  что-то  за  рукав,  он  отворил  дверь,  и
смотритель, сам не помня как, очутился на улице.
     Долго стоял он неподвижно, наконец увидел  за  обшлагом  своего  рукава
сверток бумаг; он вынул их и  развернул  несколько  пяти-  и  десятирублевых
смятых ассигнаций. Слезы опять навернулись на глазах его, слезы негодования!
Он сжал бумажки в комок, бросил их наземь,  притоптал  каблуком  и  пошел...
Отошед  несколько  шагов,  он  остановился,  подумал...  и  воротился...  но
ассигнаций уже не было. Хорошо одетый молодой человек, увидя его, подбежал к
извозчику,  сел  поспешно  и  закричал:  "Пошел!.."  Смотритель  за  ним  не
погнался. Он решился отправиться домой на свою станцию, но прежде хотел хоть
раз еще увидеть бедную свою Дуню. Для сего дни  через  два  воротился  он  к
Минскому; но военный лакей сказал ему сурово, что барин никого не принимает,
грудью вытеснил его из передней и хлопнул  двери  ему  под  нос.  Смотритель
постоял, постоял - да и пошел.
     В этот самый день, вечером, шел он по Литейной, отслужив молебен у Всех
Скорбящих. Вдруг промчались перед ним щегольские дрожки, и смотритель  узнал
Минского. Дрожки остановились перед трехэтажным домом, у самого подъезда,  и
гусар вбежал на крыльцо. Счастливая мысль мелькнула в голове смотрителя.  Он
воротился и, поравнявшись с кучером: "Чья, брат, лошадь? - спросил он, -  не
Минского ли?" - "Точно так, - отвечал кучер, - а что тебе?" - "Да  вот  что:
барин твой приказал мне отнести к его Дуне записочку, а я  и  позабудь,  где
Дуня-то его живет".- "Да вот здесь, во втором этаже.  Опоздал  ты,  брат,  с
твоей запиской; теперь уж он сам у нее". - "Нужды нет, - возразил смотритель
с неизъяснимым движением сердца, - спасибо, что  надоумил,  а  я  свое  дело
сделаю". И с этим словом пошел он по лестнице.
     Двери были заперты; он позвонил, прошло несколько  секунд  в  тягостном
для него  ожидании.  Ключ  загремел,  ему  отворили.  "Здесь  стоит  Авдотья
Самсоновна?" - спросил он. "Здесь, - отвечала молодая служанка, - зачем тебе
ее надобно?" Смотритель, не  отвечая,  вошел  в  залу.  "Нельзя,  нельзя!  -
закричала вслед ему служанка, - у Авдотьи Самсоновны гости". Но  смотритель,
не слушая, шел далее. Две первые комнаты были темны, в третьей был огонь. Он
подошел к растворенной двери и остановился. В комнате,  прекрасно  убранной,
Минский сидел в задумчивости. Дуня, одетая со всею роскошью моды, сидела  на
ручке его кресел, как наездница на своем английском седле. Она  с  нежностью
смотрела на Минского, наматывая черные его кудри на свои сверкающие  пальцы.
Бедный смотритель! Никогда дочь его не казалась  ему  столь  прекрасною;  он
поневоле ею любовался. "Кто там?" - спросила она, не подымая головы. Он  все
молчал. Не получая ответа, Дуня подняла голову... и с криком упала на ковер.
Испуганный Минский кинулся ее подымать  и,  вдруг  увидя  в  дверях  старого
смотрителя, оставил Дуню и подошел  к  нему,  дрожа  от  гнева.  "Чего  тебе
надобно? - сказал он ему, стиснув зубы, - что ты за  мною  всюду  крадешься,
как разбойник? или хочешь меня зарезать? Пошел  вон!"  -  и,  сильной  рукою
схватив старика за ворот, вытолкнул его на лестницу.
     Старик  пришел  к  себе  на  квартиру.  Приятель  его   советовал   ему
жаловаться; но смотритель подумал, махнул рукой и решился отступиться. Через
два дни отправился он из Петербурга обратно на свою станцию и опять принялся
за свою должность. "Вот уже третий год, - заключил он, - как живу я без Дуни
и как об ней нет ни слуху, ни духу. Жива ли, нет ли, бог  ее  ведает.  Всяко
случается. Не ее первую, не ее  последнюю  сманил  проезжий  повеса,  а  там
подержал, да и бросил. Много их в Петербурге,  молоденьких  дур,  сегодня  в
атласе да бархате, а завтра, поглядишь, метут улицу вместе с голью кабацкою.
Как подумаешь порою, что и Дуня, может быть, тут же пропадает, так  поневоле
согрешишь да пожелаешь ей могилы..."
     Таков  был  рассказ  приятеля  моего,  старого   смотрителя,   рассказ,
неоднократно прерываемый слезами, которые живописно отирал он  своею  полою,
как усердный Терентьич в прекрасной балладе  Дмитриева.  Слезы  сии  отчасти
возбуждаемы были пуншем, коего вытянул он пять стаканов в продолжении своего
повествования; но как бы то ни было они сильно тронули  мое  сердце.  С  ним
расставшись, долго не мог я забыть  старого  смотрителя,  долго  думал  я  о
бедной Дуне...
     Недавно еще, проезжая через местечко ***, вспомнил я о моем приятеле; я
узнал, что станция, над которой он начальствовал, уже уничтожена. На  вопрос
мой: "Жив ли старый смотритель?" - никто не мог дать мне удовлетворительного
ответа. Я решился посетить знакомую сторону, взял вольных лошадей и пустился
в село Н.
     Это случилось осенью. Серенькие тучи покрывали небо; холодный ветер дул
с пожатых полей, унося красные и желтые  листья  со  встречных  деревьев.  Я
приехал в село при закате солнца и остановился у почтового  домика.  В  сени
(где некогда поцеловала меня бедная Дуня) вышла толстая баба  и  на  вопросы
мои отвечала, что старый  смотритель  с  год  как  помер,  что  в  доме  его
поселился пивовар, а что она жена пивоварова. Мне стало жаль моей  напрасной
поездки и семи рублей, издержанных даром. "Отчего ж он умер?"  -  спросил  я
пивоварову жену. "Спился, батюшка", - отвечала она. "А где его  похоронили?"
- "За околицей, подле покойной хозяйки его". - "Нельзя ли  довести  меня  до
его могилы?" - "Почему же нельзя. Эй, Ванька! полно тебе с кошкою  возиться.
Проводи-ка барина на кладбище да укажи ему смотрителеву могилу".
     При сих словах оборванный мальчик, рыжий и кривой,  выбежал  ко  мне  и
тотчас повел меня за околицу.
     - Знал ты покойника? - спросил я его дорогой.
     - Как не знать! Он выучил меня дудочки вырезывать. Бывало (царство  ему
небесное!), идет из кабака, а мы-то за ним: "Дедушка, дедушка! орешков!" - а
он нас орешками и наделяет. Все, бывало, с нами возится.
     - А проезжие вспоминают ли его?
     - Да ноне мало проезжих; разве  заседатель  завернет,  да  тому  не  до
мертвых. Вот летом проезжала барыня, так та спрашивала о старом смотрителе и
ходила к нему на могилу.
     - Какая барыня? - спросил я с любопытством.
     - Прекрасная барыня, - отвечал мальчишка; - ехала она в карете в  шесть
лошадей, с тремя маленькими барчатами и с кормилицей, и с черной моською;  и
как ей сказали, что старый смотритель умер,  так  она  заплакала  и  сказала
детям: "Сидите смирно, а я схожу на кладбище". А я было вызвался довести ее.
А барыня сказала: "Я сама дорогу знаю". И дала мне пятак  серебром  -  такая
добрая барыня!..
     Мы пришли на кладбище, голое  место,  ничем  не  огражденное,  усеянное
деревянными крестами, не осененными ни единым деревцом. Отроду  не  видал  я
такого печального кладбища.
     - Вот могила старого смотрителя, - сказал  мне  мальчик,  вспрыгнув  на
груду песку, в которую врыт был черный крест с медным образом.
     - И барыня приходила сюда? - спросил я.
     - Приходила, - отвечал Ванька, - я смотрел на  нее  издали.  Она  легла
здесь и лежала долго. А там барыня пошла в село и призвала  попа,  дала  ему
денег и поехала, а мне дала пятак серебром - славная барыня!
     И я дал мальчишке пятачок и не жалел  уже  ни  о  поездке,  ни  о  семи
рублях, мною истраченных.

http://horosheekino.ru/images/line.gif

http://www.beesona.ru/upload/383/98d5cdb366fd39ab46f76ad14ab0cd1f.jpg

Повесть Александра Сергеевича Пушкина из цикла «Повестей покойного Ивана Петровича Белкина»,
оконченная 14 сентября 1830 года и изданная в 1831 году.

0

44

http://fs00.infourok.ru/images/doc/226/34754/3/img11.jpg

Первый вопрос, который возникает перед учащимися при изучении повести Пушкина, - кто такой станционный смотритель? Это должность мелкого чиновника одного из последних рангов - четырнадцатого класса. В прошлом существовал закон о порядке государственной службы, изданный Петром 1 в 1722 году, назывался он "Табель о рангах". Все, получившие 8 первых рангов, причислялись потомственно к лучшему старшему дворянству, "хотя бы и низкой породы были". Издание табели о рангах оказало огромное влияние на исторические судьбы дворянского сословия.

ТАБЕЛЬ О РАНГАХ.

Чины гражданские.
1.Канцлер.
2.Действительный тайный советник.
3.Тайный советник.
4.Действительный статский советник.

5.Статский советник.
6.Коллежский советник. Военный советник.
7.Надворный советник.
8.Коллежский ассесор.
9.Титулярный советник.
10.Коллежский секретарь.
11.Корабельный секретарь.
12.Губернский секретарь.
13.Провинциальный секретарь.
Сенатский регистратор.
Синодский регистратор.
Кабинетский регистратор.
14. Коллежский регистратор.

http://horosheekino.ru/images/line.gif

Мы видим, что герой повести А.С.Пушкина станционный смотритель Самсон Вырин занимал низшую должность табели о рангах, чиновника четырнадцатого класса - коллежского регистратора. Теперь понятна ирония Пушкина, высказанная в эпиграфе к повести: "Коллежский регистратор - почтовой станции диктатор. Князь Вяземский".

http://horosheekino.ru/images/line.gif

Что такое станционный смотритель?

На этот вопрос отвечает сам Пушкин: "Сущий мученик четырнадцатого класса".

На тему горькой судьбы "маленького человека" в дворянском обществе, впервые в литературе открытую Пушкиным, откликнулись Н.В.Гоголь повестью "Шинель", Ф.М.Достоевский романом "Бедные люди".

0

45

Музей литературного героя

Музей «Дом станционного смотрителя»

http://www.lugacity.ru/uploads/posts/2012-11/thumbs/1352114973_0.jpg http://www.lugacity.ru/uploads/posts/2012-11/thumbs/1352114630_1.jpg
Музей «Дом станционного смотрителя» был основан 15 октября 1972 года
при поддержке Центрального музея связи имени А.С. Попова.

Музей «Дом станционного смотрителя» стал первым в нашей стране музеем литературного героя. Он расположен в здании бывшей почтовой станции Выра, где в ХVIII-ХIХ веках проезжавшие мимо путешественники меняли лошадей. При въезде на станцию воссоздана деревенская придорожная часовня.

http://www.lugacity.ru/uploads/posts/2012-11/thumbs/1352114933_2.jpg http://www.lugacity.ru/uploads/posts/2012-11/thumbs/1352114858_3.jpg  http://www.lugacity.ru/uploads/posts/2012-11/thumbs/1352114968_4.jpg

http://horosheekino.ru/images/line.gif

Домик станционного смотрителя – один из необычных музеев России

Этот музей находится недалеко от Петербурга, в деревне Выра. Создатели его были вдохновлены знаменитой повестью А. С. Пушкина «Станционный смотритель». Некоторые литературоведы утверждают, что именно здесь, в небольшой деревушке Гатчинского района, разыгрались события, которые впоследствии русский гений положил в основу своей повести.

http://www.ipetersburg.ru/media/wysiwyg/m_e92b62651312da97.jpg

Не вспомнить всех стихов Пушкина, которые навеяны ему длинными Российскими дорогами. Великому русскому поэту пришлось немало попутешествовать по доброй и недоброй воле. Известно например, что Александру Сергеевичу приходилось останавливаться на станции - "Выра", что бы поменять лошадей. Во времена Пушкина, здесь пролегал Большой Почтовый Тракт, который шёл от города Санкт-Петербург до самых западных российских губерний.

Музей открыли в здании почтовой станции. Выра по счёту была станцией номер три, тут путешественники могли поменять своих уставших лошадей. Бытует предположение, что имя придуманное А.Пушкиным своему главному герою повести - Самсону Вырину, было дано этой почтовой станции, в древнейшем русском селении - Выра, (в Новгородской писцовой книге упомянута в 15 веке). Ведь не случайно именно об этом месте сложены легенды. Одна из них гласит, что именно в этом месте жил и работал Пушкинский герой, отсюда же заезжий гусар увёз красавицу Дуняшу, и здесь же в селе возле церкви на холме, был захоронен Самсон Вырин.

Возле ворот станции всех путников встречает - маленькая деревянная дорожная часовенка, которая была построена и освященна в честь святых Косьмы и Дамиана, и верстовой столб на котором начертано: "от Санкт- Петербурга 69 верст, до Пскова 239 верст".

Выра была типичнейшей почтовой станцией того времени. В 1824г. она имела в своём хозяйстве, для нужд проезжающих - пятьдесят пять лошадей, и в числе их пять быстрых курьерских троек. Её оба корпуса, были сложены из кирпича, оштукатурены и затем покрашены розоватым цветом. Фасадные части домов смотрели на проезжий тракт и были соединены все оградой из кирпича, посредине оградной стены стояли въездные ворота. Сквозь них, на широченный, мощёный булыжниками двор, заезжали на станцию проходящие мимо: кареты, коляски, повозки и брички путешествующих. Во дворе станции находились: конюшенные и амбарные помещения, противопожарная каланча, коновязь, колодец с водой. От бывшей станции дошли до нас лишь остатки строений, и среди них, чудом сохранившийся северный корпус станции, служившей одновременно и жильём для семьи смотрителя. Почему за этим зданием и закрепилось название - "Домик станционного смотрителя". Это здание теперь восстановлено, и состоит оно из сеней, "чистой половины" для проезжих людей, половины для ямщиков и смотрительской.

"Дом станционного смотрителя", стал единственным в России музеем, посвящённым конкретным героям из литературных книг, одновременно раскрывающим страницы родной истории, драгоценным памятником ушедшего дорожного быта России. Посетители вошедшие в музей, попадают на почтовую станцию первой трети ХIХ века. Основная часть комплекса - «чистая половина для приезжающих». При входе в эту часть дома висят правила и предписания для постояльцев.

Присутствие старины ощущается во всём, начиная с маленьких сеней, освещённых тусклым фонарём. Из сеней направо - "чистая половина" для проезжающих, она восстановлена по документам из архива и из повести Пушкина "Станционный смотритель". В «чистой половине» центральное место отведено «красному углу». Там стоит стол хозяина двора - станционного смотрителя, залавки, стулья и диваны для проезжающих, их сундуки и чемоданы, дорожные шкатулки, даже кровать с пёстрой занавеской, форменная шляпа смотрителя, его книга для записей "подорожная", рядом же с ней "подорожная " самого Пушкина. На столе всё необходимое для каждодневной работы распорядителя: чернильница, гусиное перо, книга для записи посетителей, бронзовый подсвечник, весы для взвешивания посланий (в те времена отправить послание с почтовой станции стоило целое состояние и позволить себе отправить весточку, мог только очень состоятельный человек), так как послать послание стоило 9 коп., в то время как хорошо пообедать можно было всего за одну копейку.

Почтовое отделение станции

http://doroga47.ru/foto/lenobl/viira/obshhij_vid_pochty.jpg
http://doroga47.ru/foto/lenobl/viira/komnata_pochty.jpg
http://doroga47.ru/foto/lenobl/viira/divan_dlja_gostej.jpg

У голландской печи поближе к теплу - стол для проезжающих, на столе - тульский самовар, чайная посуда и обычная снедь путешественников - яйца, хлеб, соль, молоко, баранки.

Ожидать свежих лошадок путникам приходилось подолгу. На окошках стоят горшочки с бальзамином и цветами, которые выращивала героиня повести Дуня. На стенах лубочные картинки: "Как мыши кота хоронили" и "Спор мороза с красным носом", а так же несущая в повести Пушкина особое смысловое задание, сюита лубков "История блудного сына". Эти потешные картинки широко потовали в то время, а в красном углу старинные иконы и портрет тогда бывшего на троне императора, полагавшийся в такого рода присутственных местах. Рядом находится аккуратно застеленная кровать, на которой спал Самсон Вырин.

Из "чистой половины" вход в небольшую комнату - смотрительскую. Это та самая комната за перегородкой, где по Пушкину жила героиня повести, в музее она естественно названа "комнатой Дуни". Это помещение в основном занято литературной экспозицией, однако Дуне в ней отведён особый уголок. В комнате «за перегородкой» - всё самое ценное для девушки, здесь стоит столик для рукоделия, лежит приданое в старинном комоде, рядом со скромным зеркальцем лежат пяльцы, небольшая шкатулка, вязание, образцы изящного рукоделия. Над комодом голубоглазая, русокосая красавица - портрет Дуни, написанный в наивной лубочной манере, художницей Надеждой Берлович. "Ах, Дуня, Дуня, что за девка то была..." - говорится о ней в повести, все кто не проедет - похвалит, никто не смел плохих слов о ней сказать, на ней весь дом держался. Убрать, приготовить - всё успевала. В экспозиции представлены фотокопии рукописей поэта, одна из первых публикаций повести. Иллюстрации выполненные художником Добужинским, а так же можно увидеть вид почтовой станции Выра, какой её можно вообразить в Пушкинское время. Представлены здесь и материалы путешествий Пушкина по России: карта путешествий и стихи посвящённые дорогам.

Из «чистой половины» можно пройти в ямщицкую. Как бы живой иллюстрацией к этому разделу экспозиции, может служить ямщицкая половина дома "Станционного смотрителя", куда затем переходит посетитель. В ямщицкой полностью воссоздано её нехитрое убранство, на стенах развешаны старинные хомуты, дуги, сбруи со знаменитыми валдайскими колокольчиками и бубенцами. Здесь можно увидеть шапочку ямщика, армяк, полушубок, лапти, глиняную и деревянную посуду, берестяной кисет для табака, который был у всех ямщиков, вёдра и кадки из дерева, умывальник из меди, фонари из дерева, которые были нужны, что бы выходить к лошадям. Основное место в интерьере "ямщицкой" занимает старинная русская печка, полати, лавки, простой с соскоблённой столешницей стол, старинные иконы в "красном углу", на которых изображены: Фрол, Лавр и Власий, покровители лошадей, святые которым молились ямщики. Эта половина рассказывает не только о быте ямщиков, но и о дорожном быте прошлого, о путешествиях Пушкина по России.

Дороги изъезженные поэтом исчисляются более 34 000 км. В "Станционном смотрителе" А.С.Пушкин рассказывает от имени своего героя: "Около двадцати лет, ездил я по России во всех направлениях, практически на всех почтовых трактах я останавливался, некоторых из поколений ямщиков я очень хорошо знаю, почти всех знаю я в лицо, почти со всеми имел дела".

Карта путешествий Пушкина
http://doroga47.ru/_bl/0/s87731211.jpg

Дом "Станционного смотрителя", расскажет много нового о героях Пушкина, навеет лёгкую грусть по ушедшим лихим тройкам почтарей, поможет трепетнее ощутить строки великого поэта: "Что-то слышится родное в долгих песнях ямщика, то разгулье удалое, то сердечная тоска...".

Создателям музея удалось передать дух пушкинской повести. В домике станционного смотрителя всё напоминает о бессмертном произведении.

Интерес туристов к этому сокровенному уголку не угасает. Чаще всего в Выру приезжают те, для кого Пушкин – святое имя. А на память о том, что вы были в Домике станционного смотрителя, в "чистой половине для приезжающих", можно на специальных бланках с символом станции (два почтовых рожочка и стрелы, которые направленны в две стороны), гусиным пером написать послание из прошлого, поставить печать из сургуча, и за символическую плату отправить самому себе.

http://doroga47.ru/_bl/0/s92975392.jpg  http://doroga47.ru/_bl/0/s18927758.jpg http://doroga47.ru/_bl/0/s08352887.jpg

Адрес музея:

Лен. обл., Гатчинский р-он, деревня Выра, Большой пр-кт, дом 32А

Добраться до Выры можно:

    А) Электричкой - отправление с "Балтийского вокзала", ехать до железнодорожной станции "Сиверкая". На станции нужно сесть в любой автобус - №500, №502, №121, и доехать до Выры.

    Б)Из города Гатчины можно доехать на автобусе под №531, который отправляется с Варшавского вокзала.

    В)На машине - ехать по трассе М20 (Е95), остановка "деревня Выра", 72-ой км. на Киевском шоссе.

Цена на вход в музей:
Корректные данные можете взять на официальном действующем сайте «Музеи Ленинградской области» http://lenoblmus.ru/museum/dom_stantsio … otritelya/
Позвонить и узнать ответы на интересующие вас вопросы, можно по телефону: 8 (81371) 62-338 или по адресу @: musey_vyra@mail.ru.

0

46

http://images.myshared.ru/4/126414/slide_1.jpg

http://horosheekino.ru/images/line.gif

Повесть "Станционный смотритель" была написана Пушкиным во время "заточения" осенью 1830 года в новгородской деревне Болдино. Болдинская осень известна как период творческого подъема поэта. В повести нет ни названия станции, ни названия села. Пушкин проехал по дорогам России более 35 тысяч верст. Ему довелось посетить сотни почтовых станций, он был знаком со многими смотрителями. Отчего же для своего смотрителя Пушкин выбрал несуществующую фамилию Вырин? Возможно потому, что деревня Выра, от названия которой он произвел имя своего героя, связана с родиной его предков, его юности, лучших дней его жизни. Документально подтверждено, что Пушкин побывал на вырской станции не менее 13 раз. Тем, кто хорошо знаком с творчеством Пушкина, известно, что поэт был точен в названиях мест и использовал реальные имена.

Смотритель почтовой станции в Выре был давним знакомым Пушкина, возможно, они много раз беседовали за чашкой чая. Неслучайно, что Пушкин дал имя своему герою по названию старинного селения. Но остается неясным, был ли конкретный станционный смотритель прототипом пушкинского Семена Вырина, или под этим образом Пушкин объединил несколько тысяч "сущих мучеников четырнадцатого класса", обслуживающих почтовые тракты России.

0

47

http://mypresentation.ru/documents/92e90ab0e5721b456dc7da609e24ca41/img1.jpg

0

48

http://libdocs.ru/tw_files2/urls_1327/11/d-10813/img22.jpg

http://images.myshared.ru/10/1004947/slide_1.jpg

http://rpp.nashaucheba.ru/pars_docs/refs/23/22014/img17.jpg

0

49

http://www.pics-zone.ru/img.php?url=http://dvd-hits.ru/data/big/dvd025/d2296b.jpg
Кадры из фильма

=Spoiler написал(а):

http://www.ugadajfilm.com/images/201407/27/big_9s06d3ejmjz5.jpg
http://kinobank.org/movies_images/39413_640x464.jpg
http://film.arjlover.net/ap/stantsionnyi.smotritel.avi/stantsionnyi.smotritel.avi.image4.jpg
http://kutuzov.ua/products_pictures/s/st/stancyonnyjsmotriteldvd0.jpg
http://img.mgshare.com/userfiles/files/mediaget/ru/12022014/72e556b597b959ad8adc2e01936350702fdf0940/screenshots/screenshot5.jpg
http://www.kino-teatr.net/acter/album/18511/223742.jpg

0

50

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg

Александр Пушкин
«Есть в России город Луга»

Есть в России город Луга
Петербургского округа;
Хуже не было б сего
Городишки на примете,
Если б не было на свете
Новоржева моего.

Дата написания: 1817 год

http://horosheekino.ru/images/line.gif

Луга и Новоржев лежат на пути из Петербурга в село Михайловское, куда А. С. Пушкин поехал впервые, вместе с родными, летом 1817 г. после окончания лицея.

0

51

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg

Александр Пушкин
«Если ехать вам случится»

Если ехать вам случится
От **** на *,
Там, где Л. струится
Меж отлогих берегов, —
От большой дороги справа,
Между полем и селом,
Вам представится дубрава,
Слева сад и барский дом.

Летом, в час, как за холмами
Утопает солнца шар,
Дом облит его лучами,
Окна блещут как пожар,
И, ездой скучая мимо
. . . . . . . развлечен,
Путник смотрит невидимо
На семейство, на балкон.

Дата написания: 1833-1835 годы

0

52

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg

Александр Пушкин
«Еще дуют холодные ветры»

Еще дуют холодные ветры
И наносят утренни морозы,
Только что на проталинах весенних
Показались ранние цветочки;
Как из чудного царства воскового,
Из душистой келейки медовой
Вылетела первая пчелка,
Полетела по ранним цветочкам
О красной весне поразведать,
Скоро ль будет гостья дорогая,
Скоро ли луга позеленеют,
Скоро ль у кудрявой у березы
Распустятся клейкие листочки,
Зацветет черемуха душиста.

Дата написания: 1828 год

0

53

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg

Александр Пушкин
«Акафист»

Земли достигнув наконец,
От бурь спасенный провиденьем.
Святой владычице пловец
Свой дар несет с благоговеньем.
Так посвящаю с умиленьем
Простой, увядший мой венец
Тебе, высокое светило
В эфирной тишине небес,
Тебе, сияющей так мило
Для наших набожных очес.

Дата написания: 1827 год

http://horosheekino.ru/images/line.gif

Стихотворение посвящено Карамзиной Екатерине Николаевне - дочери знаменитого историка Н. М. Карамзина.

0

54

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg
Александр Пушкин
«Аквилон»

Зачем ты, грозный аквилон,
Тростник прибрежный долу клонишь?
Зачем на дальний небосклон
Ты облачко столь гневно гонишь?

Недавно черных туч грядой
Свод неба глухо облекался,
Недавно дуб над высотой
В красе надменной величался...

Но ты поднялся, ты взыграл,
Ты прошумел грозой и славой -
И бурны тучи разогнал,
И дуб низвергнул величавый.

Пускай же солнца ясный лик
Отныне радостью блистает,
И облачком зефир играет,
И тихо зыблется тростник.

Дата написания: 1824 год

http://horosheekino.ru/images/line.gif

А. С. Пушкин датировал стихотворение в единственном сохранившемся автографе (в 1830 г.) и в печати (в 1837 г.) 1824 годом. Однако нет сомнения в том, что за образами природы в «Аквилоне», подобно тому как это было в стихотворении «Арион», стоят современные события и едва ли стихотворение могло быть написано до восстания 14 декабря 1825 г.

0

55

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg

Александр Пушкин
«Алексееву»

Мой милый, как несправедливы
Твои ревнивые мечты:
Я позабыл любви призывы
И плен опасной красоты:
Свободы друг миролюбивый,
В толпе красавиц молодых,
Я, равнодушный и ленивый,
Своих богов не вижу в них.
Их томный взор, приветный лепет
Уже не властны надо мной.
Забыло сердце нежный трепет
И пламя юности живой.
Теперь уж мне влюбиться трудно,
Вздыхать неловко и смешно,
Надежде верить безрассудно,
Мужей обманывать грешно.
Прошел веселый жизни праздник.
Как мой задумчивый проказник,
Как Баратынский, я твержу:
"Нельзя ль найти подруги нежной?
Нельзя ль найти любви надежной?"
И ничего не нахожу.
Оставя счастья призрак ложный,
Без упоительных страстей.
Я стал наперсник осторожный
Моих неопытных друзей.
Когда любовник исступленный.
Тоскуя, плачет предо мной
И для красавицы надменной
Клянется жертвовать собой;
Когда в жару своих желании
С восторгом изъясняет он
Неясных, темных ожиданий
Обманчивый, но сладкий сон
И, крепко руку сжав у друга,
Клянет ревнивого супруга,
Или докучливую мать, -
Его безумным увереньям
И поминутным повтореньям
Люблю с участием внимать:
Я льщу слепой его надежде,
Я молод юностью чужой
И говорю: так было прежде
Во время оно и со мной.

Дата написания: 1821 год

http://horosheekino.ru/images/line.gif
Стихотворение обращено к участнику Отечественнйо войны 1812 года (в том числе Бородинской битвы), знакомому А. С. Пушкина по Кишиневу - Н. С. Алексееву.

0

56

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg

Александр Пушкин
«Альфонс садится на коня»

Альфонс садится на коня;
Ему хозяин держит стремя.
"Сеньор, послушайтесь меня:
Пускаться в путь теперь не время.
В горах опасно, ночь близка,
Другая вента далека.
Останьтесь здесь: готов вам ужин;
В камине разложен огонь;
Постеля есть - покой вам нужен,
А к стойлу тянется ваш конь".
- "Мне путешествие привычно
И днем и ночью - был бы путь, -
Тот отвечает, - неприлично
Бояться мне чего-нибудь.
Я дворянин, - ни чорт, ни воры
Не могут удержать меня,
Когда спешу на службу я".
И дон Альфонс коню дал шпоры,
И едет рысью. Перед ним
Одна идет дорога в горы
Ущельем тесным и глухим.
Вот выезжает он в долину;
Какую ж видит он картину?
Кругом пустыня, дичь и голь,
А в стороне торчит глаголь,
И на глаголе том два тела
Висят. Закаркав, отлетела
Ватага черная ворон,
Лишь только к ним подъехал он.
То были трупы двух гитанов,
Двух славных братьев-атаманов,
Давно повешенных и там
Оставленных в пример ворам.
Дождями небо их мочило,
А солнце знойное сушило,
Пустынный ветер их качал,
Клевать их ворон прилетал.
И шла молва в простом народе,
Что, обрываясь по ночам,
Они до утра на свободе
Гуляли, мстя своим врагам.

Альфонсов конь всхрапел и боком
Прошел их мимо, и потом
Понесся резво, легким скоком,
С своим бесстрашным седоком.

Дата написания: 1836 год

http://horosheekino.ru/images/line.gif
Вольное переложение одного из эпизодов французского романа графа Яна Потоцкого. Месть повешенных разбойников объясняется в романе тем, что повешенные были несправедливо осуждены. Альфонс оказывается жертвой этих мстителей, однако храбрость его побеждает их демонские козни. Вяземский свидетельствовал, что «Пушкин высоко ценил этот роман, в котором яркими и верными красками выдаются своеобразные вымыслы арабской поэзии и не менее своенравные нравы и быт испанские».

0

57

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg

Александр Пушкин
«Амур и Гименей»

Сказка

Сегодня, добрые мужья,
Повеселю вас новой сказкой.
Знавали ль вы, мои друзья,
Слепого мальчика с повязкой?
Слепого?... вот помилуй. Феб!
Амур совсем, друзья, не слеп,
Но шалости - его забавы:
Ему хотелось - о лукавый! -
Чтоб, людям на смех и на зло,
Его Дурачество вело.
Дурачество ведет Амура;
Но скоро богу моему
Наскучила богиня дура,
Не знаю верно почему.
Задумал новую затею:
Повязку с милых сняв очей,
Идет проказник к Гименею...
А что такое Гименей?
Он из Кипридиных детей,
Бедняжка, дряхлый и ленивый,
Холодный, грустный, молчаливый,
Ворчит и дремлет целый век,
И впрочем - добрый человек,
Да нрав имеет он ревнивый. -
От ревности печальный бог
Спокойно и заснуть не мог;
Всё трусил маленького брата,
За ним подсматривал тайком
И караулил сопостата,
Шатаясь вечно с фонарем.
Вот мальчик мой к нему подходит
И речь коварную заводит:
"Помилуй, братец Гименей!
Что это? Я стыжусь, любезный,
И нашей ссоры бесполезной,
И вечной трусости твоей:
Ну, помиримся, будь умней;
Забудем наш раздор постылый,
Но только навсегда - смотри!
Возьми ж повязку в память, милый,
А мне фонарь свой подари".
И что ж? Поверил бог унылый;
Амур от радости прыгнул,
И на глаза со всей он силы
Обнову брату затянул.
С тех пор таинственные взоры
Не страшны больше красотам,
Не страшны грустные дозоры,
Ни пробужденья по ночам.
Спокоен он, но брат коварный,
Шутя над честью и над ним,
Войну ведет, неблагодарный,
С своим союзником слепым.
Лишь сон на смертных налетает,
Амур в молчании ночном
Фонарь любовнику вручает,
И сам счастливца провождает
К уснувшему супругу в дом;
Сам от беспечного Гимена
Он охраняет тайну дверь...
Пожалуйста, мой друг Елена,
Премудрой повести поверь!

Дата написания: 1816 год

0

58

http://i.flamber.ru/files/st8/1329288171/1329377945_g.jpg
Пушкин Александр Сергеевич
(неизв. художник, 1831)

Неизвестный художник. "Портрет Пушкина". 1831? г. Это апокрифический портрет поэта, не имеющий в чертах лица никакого сходства с Пушкиным. Покрой одежды и манера письма дают основание датировать портрет 1860-ми годами. Поэтому дату "13 июля 1813 года" можно считать неточной.

0

59

http://pushkin.niv.ru/images/pushkin/pushkin_10_h100.jpg
Автопортрет на листе,
вклеенном в альбом Е.Н. Ушаковой.
1829г.

Александр Пушкин
«Зимнее утро»

Мороз и солнце; день чудесный!
Еще ты дремлешь, друг прелестный —
Пора, красавица, проснись:
Открой сомкнуты негой взоры
Навстречу северной Авроры,
Звездою севера явись!

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,
На мутном небе мгла носилась;
Луна, как бледное пятно,
Сквозь тучи мрачные желтела,
И ты печальная сидела —
А нынче... погляди в окно:

Под голубыми небесами
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит;
Прозрачный лес один чернеет,
И ель сквозь иней зеленеет,
И речка подо льдом блестит.

Вся комната янтарным блеском
Озарена. Веселым треском
Трещит затопленная печь.
Приятно думать у лежанки.
Но знаешь: не велеть ли в санки
Кобылку бурую запречь?

Скользя по утреннему снегу,
Друг милый, предадимся бегу
Нетерпеливого коня
И навестим поля пустые,
Леса, недавно столь густые,
И берег, милый для меня.

Дата написания: 1829 год

http://horosheekino.ru/images/line.gif

В первоначальном черновике последний стих 4-й строфы читался: «Коня черкасского запречь». Он был заменен окончательным вариантом — «Кобылку бурую запречь», — что характеризует работу Пушкина по созданию реалистического стиля.

http://horosheekino.ru/images/line.gif

Александр Пушкин. Зимнее утро

=Spoiler написал(а):

0

60

http://www.stihi-xix-xx-vekov.ru/11pus.jpg
Александр Пушкин
«Ангел»

В дверях эдема ангел нежный
Главой поникшею сиял,
А демон мрачный и мятежный
Над адской бездною летал.

Дух отрицанья, дух сомненья
На духа чистого взирал
И жар невольный умиленья
Впервые смутно познавал.

"Прости, он рек, тебя я видел,
И ты недаром мне сиял:
Не всё я в небе ненавидел,
Не всё я в мире презирал".

Дата написания: 1827 год

http://horosheekino.ru/images/line.gif
Данное произведение связано со стихотворением «Демон» (1823): образу заключительных стихов раннего стихотворения противопоставляется новый обогащенный образ демона.

0