"КИНОДИВА" Кино, сериалы и мультфильмы. Всё обо всём!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Артур Конан Дойл

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

Артур Конан Дойл
https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/b/bb/Conan_doyle.jpg/315px-Conan_doyle.jpg

Сэр А́ртур Игне́йшус (в устаревшей передаче — Игна́тий)Ко́нан Дойл(Дойль)
(англ. Sir Arthur Ignatius Conan Doyle; 22 мая 1859, Эдинбург — 7 июля 1930, Кроуборо[en], Суссекс)
— английский писатель (по образованию врач), автор многочисленных приключенческих, исторических, публицистических, фантастических и юмористических произведений.

Создатель классических персонажей детективной, научно-фантастической и историко-приключенческой литературы — гениального сыщика Шерлока Холмса, эксцентричного профессора Челленджера, бравого кавалерийского офицера Жерара.

Со второй половины 1910-х годов и до конца жизни
— активный сторонник и пропагандист идей спиритуализма.

Находка 2004 года

16 марта 2004 года в Лондоне были обнаружены личные бумаги сэра Артура Конана Дойла. Более трёх тысяч листов были найдены в офисе одной юридической фирмы. Среди обнаруженных бумаг — личные письма, в том числе от Уинстона Черчилля, Оскара Уайлда, Бернарда Шоу и президента США Теодора Рузвельта, дневниковые записи, черновики и рукописи неизданных произведений создателя Шерлока Холмса. Предварительная стоимость находки составляет 2 млн фунтов стерлингов.

0

2

Биография

Артур Конан Дойл родился в семье ирландских католиков, известной своими достижениями в искусстве и литературе. Имя Конан ему дали в честь дяди отца, художника и литератора Майкла Конана (англ. Michael Conan). Отец — Чарльз Олтемонт Дойл, архитектор и художник, в возрасте 23 лет женился на 17-летней Мэри Фоули, страстно любившей книги и обладавшей большим талантом рассказчицы. От неё Артур унаследовал свой интерес к рыцарским традициям, подвигам и приключениям. «Настоящая любовь к литературе, склонность к сочинительству идёт у меня, я считаю, от матери», — писал Конан Дойл в автобиографии. — «Яркие образы историй, которые рассказывала она мне в раннем детстве, полностью заменили в моей памяти воспоминания о конкретных событиях в моей жизни тех лет".

Семья будущего писателя испытывала серьёзные финансовые трудности — исключительно из-за странностей в поведении отца, который не только страдал алкоголизмом, но и обладал крайне неуравновешенной психикой. Школьная жизнь Артура прошла в подготовительной школе Годдера. Когда мальчику исполнилось 9 лет, богатые родственники предложили оплачивать его обучение и направили на следующие семь лет в иезуитский закрытый колледж Стонихерст (графство Ланкашир), откуда будущий писатель вынес ненависть к религиозным и классовым предрассудкам, а также к физическому наказанию. Немногочисленные счастливые моменты тех лет для него были связаны с письмами к матери: с привычкой подробно описывать ей текущие события своей жизни он не расставался всю дальнейшую жизнь. Кроме того, в интернате Дойл с удовольствием занимался спортом, в основном крикетом, а также открыл в себе талант рассказчика, собирая вокруг себя сверстников, которые часами слушали на ходу придумывавшиеся истории

0

3

Биография

В 1876 году Артур закончил колледж и вернулся домой: первым делом ему пришлось переписать на своё имя бумаги отца, который к тому времени почти совершенно лишился рассудка. О драматических обстоятельствах заключения Дойла-старшего в психиатрическую лечебницу писатель впоследствии поведал в рассказе «Хирург с Гастеровских болот» (англ. The Surgeon of Gaster Fell, 1880)[5]. Занятиям искусством (к которым предрасполагала его семейная традиция) Дойл предпочёл карьеру медика — во многом под влиянием Брайана Ч. Уоллера, молодого врача, которому мать сдавала комнату в доме. Доктор Уоллер получил образование в Эдинбургском университете: туда и направился Артур Дойл для получения дальнейшего образования. В числе будущих писателей, с которыми он здесь познакомился, были Джеймс Барри и Роберт Льюис Стивенсон.

Будучи студентом-третьекурсником, Дойл решился попробовать свои силы на литературном поприще. Его первый рассказ «Тайна Сэсасской долины» (англ. The Mystery of Sasassa Valley), созданный под влиянием Эдгара Аллана По и Брета Гарта (его любимых на тот момент авторов), был опубликован университетским Chamber’s Journal, где появились первые работы Томаса Харди. В том же году второй рассказ Дойла «Американская история» (англ. The American Tale) появился в журнале London Society

0

4

Биография

С февраля по сентябрь 1880 года Дойл в качестве корабельного врача семь месяцев провёл в арктических водах на борту китобойного судна «Хоуп» (англ. Hope — «Надежда»), получив за работу в общей сложности 50 фунтов. «Я взошёл на борт этого корабля большим неуклюжим юношей, а сошёл по трапу сильным взрослым мужчиной», — писал он позже в автобиографии. Впечатления от арктического путешествия легли в основу рассказа «Капитан „Полярной звезды“» (англ. Captain of the Pole-Star). Два года спустя он проделал аналогичный вояж к Западному побережью Африки на борту парохода «Маюмба» (англ. Mayumba), курсировавшего между Ливерпулем и западным побережьем Африки.

Получив в 1881 году университетский диплом и степень бакалавра медицины, Конан Дойл занялся врачебной практикой, сначала совместной (с крайне недобросовестным партнёром — этот опыт был описан в «Записках Старка Мунро»)[7], затем индивидуальной, в Портсмуте. Наконец, в 1891 году Дойл решил сделать литературу своей основной профессией. В январе 1884 года журнал Cornhill опубликовал рассказ «Сообщение Хебекука Джефсона». В те же дни он познакомился с будущей женой Луизой «Туей» Хокинс; свадьба состоялась 6 августа 1885 года.

В 1884 году Конан Дойл начал работу над социально-бытовым романом с криминально-детективным сюжетом «Торговый дом Гердлстон» о циничных и жестоких негоциантах-стяжателях. Роман, написанный под очевидным влиянием Диккенса, был опубликован в 1890 году.

В марте 1886 года Конан Дойл начал — и уже в апреле в основном завершил — работу над «Этюдом в багровых тонах» (первоначально предполагалось название A Tangled Skein, а двух главных героев звали Шеридан Хоуп и Ормонд Сэкер). Издательство «Уорд, Локк и Ко» купило права на роман за 25 фунтов стерлингов и напечатало его в рождественском выпуске Beeton’s Christmas Annual 1887 года, предложив отцу писателя Чарльзу Дойлу проиллюстрировать роман.

В 1889 году вышел третий (и, возможно, самый странный) роман Дойла «Тайна Клумбера» (англ. The Mystery of Cloomber). История «посмертной жизни» трёх мстительных буддистских монахов — первое литературное свидетельство интереса автора к паранормальным явлениям — впоследствии сделала его убеждённым последователем спиритуализма.

0

5

Исторический цикл

В феврале 1888 года А. Конан Дойл завершил работу над романом «Приключения Михея Кларка», повествовавшем о восстании Монмута (1685), целью которого было свержение короля Якова II. Роман увидел свет в ноябре и был тепло встречен критикой. Начиная с этого момента в творческой жизни Конан Дойла возник конфликт: с одной стороны, публика и издатели требовали новых произведений о Шерлоке Холмсе; с другой — сам писатель всё более стремился получить признание как автор серьёзных романов (прежде всего исторических), а также пьес и стихов.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/53/Arthur_Conan_Doyle_by_Herbert_Rose_Barraud_1893.jpg/330px-Arthur_Conan_Doyle_by_Herbert_Rose_Barraud_1893.jpg
Артур Конан Дойл. 1893

Первым серьёзным историческим произведением Конан Дойла считается роман «Белый отряд». В нём автор обратился к критическому этапу в истории феодальной Англии, взяв за основу реальный исторический эпизод 1366 года, когда в Столетней войне наступило затишье и стали возникать «белые отряды» добровольцев и наемников. Продолжая войну на территории Франции, они при этом сыграли решающую роль в борьбе претендентов за испанский престол. Конан Дойл использовал этот эпизод для своей художественной цели: он воскресил быт и нравы того времени, а главное, представил в героическом ореоле рыцарство, к тому времени уже находившееся в упадке. «Белый отряд» печатался в журнале Cornhill (издатель которого Джеймс Пенн объявил его «лучшим историческим романом после „Айвенго“»), а отдельной книгой вышел в 1891 году. Конан Дойл всегда говорил, что считает его одним из своих лучших произведений.

С некоторым допущением к разряду исторических можно отнести и роман «Родни Стоун» (1896): действие здесь происходит в начале XIX века, упоминаются Наполеон и Нельсон, драматург Шеридан. Первоначально это произведение задумывалось как пьеса с рабочим названием «Дом Темперлей» и писалось под известного в то время британского актера Генри Ирвинга. В ходе работы над романом писатель проштудировал массу научной и исторической литературы («История флота», «История бокса» и т. д.)[10].

Наполеоновским войнам, от Трафальгара до Ватерлоо, Конан Дойл посвятил «Подвиги» и «Приключения» бригадира Жерара. Рождение этого персонажа относится, по-видимому, к 1892 году, когда Джордж Мередит вручил Конан Дойлу трёхтомные «Мемуары» Марбо: последний и стал прототипом Жерара. Первый рассказ новой серии, «Медаль бригадира Жерара», писатель впервые прочел со сцены в 1894 году во время поездки по Соединенным Штатам. В декабре того же года рассказ напечатал Strand Magazine, после чего работу над продолжением автор продолжил в Давосе. С апреля по сентябрь 1895 года «Подвиги бригадира Жерара» печатались в Strand. Здесь же вышли впервые и «Приключения» (август 1902 — май 1903 года). При том, что сюжеты рассказов о Жераре фантастичны, историческая эпоха выписана с большой достоверностью. «Дух и ход этих рассказов замечательны, точность в соблюдении имен и названий сама по себе демонстрирует масштабы затраченного вами труда. Немногие смогли бы отыскать тут какие-либо ошибки. А я, обладая особым нюхом на всякие промахи, так и не нашел ничего за ничтожными исключениями», — писал Дойлу известный британский историк Арчибальд Форбс.

В 1892 году были закончены «франко-канадский» приключенческий роман «Изгнанники» и историческая пьеса «Ватерлоо», главную роль в которой сыграл известный в те годы актёр Генри Ирвинг (который приобрел у автора все права).

0

6

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/7/73/Paget_holmes.png
Доктор Ватсон и Шерлок Холмс.
Рисунок Сидни Пэджета

Шерлок Холмс

«Скандал в Богемии», первый рассказ из серии «Приключения Шерлока Холмса» был напечатан в журнале Strand в 1891 году. Прототипом главного героя, ставшего вскоре легендарным сыщиком-консультантом, был Джозеф Белл, профессор Эдинбургского университета, славившийся способностью по мельчайшим деталям угадывать характер и прошлое человека. В течение двух лет Дойль создавал рассказ за рассказом, и в конце концов начал тяготиться собственным персонажем. Его попытка «покончить» с Холмсом в схватке с профессором Мориарти («Последнее дело Холмса», 1893 год) оказалась неудачной: полюбившегося читающей публике героя пришлось «воскресить». Холмсовская эпопея увенчалась романом «Собака Баскервилей» (1900), который относят к классике детективного жанра.

Похождениям Шерлока Холмса посвящены четыре романа: «Этюд в багровых тонах» (1887), «Знак четырёх» (1890), «Собака Баскервилей», «Долина ужаса» — и пять сборников рассказов, самые известные из которых — «Приключения Шерлока Холмса» (1892), «Записки о Шерлоке Холмсе» (1894) и «Возвращение Шерлока Холмса» (1905). Современники писателя были склонны преуменьшать величие Холмса, усматривая в нём своего рода гибрид Дюпена (Эдгара Аллана По), Лекока (Эмиля Габорио) и Каффа (Уилки Коллинза). В ретроспективе стало ясно, насколько Холмс отличается от предшественников: сочетание необычных качеств подняло его над временем, сделало актуальным во все времена. Необычайная популярность Шерлока Холмса и его верного спутника и биографа доктора Ватсона (Уотсона) постепенно переросла в отрасль новой мифологии, центром которой по сей день остаётся квартира в Лондоне на Бейкер-стрит, 221B.

0

7

1900—1910

В 1900 году Конан Дойл вернулся к медицинской практике: в качестве хирурга военно-полевого госпиталя он отправился на англо-бурскую войну. Выпущенная им в 1902 году книга «Англо-Бурская война» встретила горячее одобрение консервативных кругов, сблизила писателя с правительственными сферами, после чего за ним утвердилось несколько ироническое прозвище «Патриот», которым сам он, впрочем, гордился. В начале века писатель получил дворянское и рыцарское звание и дважды в Эдинбурге принимал участие в местных выборах (оба раза он терпел поражение).

4 июля 1906 года от туберкулёза скончалась Луиза Дойл, от которой писатель имел двоих детей. В 1907 году он женился на Джин Лекки, в которую был тайно влюблен с момента знакомства в 1897 году.

По окончании пост-военных дебатов Конан Дойл развернул широкую публицистическую и (как бы сейчас сказали) правозащитную деятельность. Его внимание привлекло так называемое «дело Эдалджи», в центре которого оказался молодой парс, которого осудили по сфабрикованному обвинению (в причинении увечий лошадям). Конан Дойл, взяв на себя «роль» сыщика-консультанта, досконально разобрался в тонкостях дела и — всего лишь продолжительной серией публикаций в лондонской газете «Дэйли телеграф» (но с привлечением экспертов-криминалистов) доказал невиновность своего подопечного. Начиная с июня 1907 года в Палате Общин стали проходить слушания по делу Эдалджи, в ходе которых обнажилось несовершенство юридической системы, лишённой такого важного инструмента, как апелляционный суд. Последний был создан в Британии — во многом благодаря активности Конан Дойла.
Дом Конан Дойла в Южном Норвуде (Лондон)

В 1909 году в сферу общественных и политических интересов Конан Дойла вновь попали события в Африке. На этот раз он выступил с разоблачением жестокой колониальной политики Бельгии в Конго и подверг критике британскую позицию в этом вопросе. Письма Конан Дойла в The Times на эту тему произвели эффект разорвавшейся бомбы. Книга «Преступления в Конго» (1909) имела столь же мощный резонанс: многие политики именно благодаря ей вынуждены были заинтересоваться проблемой. Конан Дойла поддержали Джозеф Конрад и Марк Твен. Но недавний единомышленник Редьярд Киплинг встретил книгу сдержанно, заметив, что она, критикуя Бельгию, косвенно подрывает и британские позиции в колониях. В 1909 году Конан Дойл также занялся защитой еврея Оскара Слейтера, несправедливо осуждённого за убийство, и добился его освобождения, хоть и спустя 18 лет.

0

8

Отношения с собратьями по перу

В литературе для Конан Дойла было несколько несомненных авторитетов: в первую очередь — Вальтер Скотт, на книгах которого он вырос, а также Джордж Мередит, Майн Рид, Р. М. Баллантайн и Р. Л. Стивенсон. Встреча с уже престарелым Мередитом в Бокс-Хилле произвела на начинающего писателя гнетущее впечатление: он отметил для себя, что мэтр пренебрежительно отзывается о современниках и в восторге от себя самого. Со Стивенсоном Конан Дойл лишь переписывался, но смерть его воспринял тяжело, как личную утрату.

В начале 1890-х годов у Конан Дойла установились приятельские отношения с руководителями и сотрудниками журнала The Idler: Джеромом К. Джеромом, Робертом Барром и Джеймсом М. Барри. Последний, пробудив в писателе страсть к театру, привлёк его к (не слишком плодотворному в конечном итоге) сотрудничеству на драматургическом поприще.

В 1893 году сестра Дойла Констанция вышла замуж за Эрнста Уильяма Хорнунга. Сделавшись родственниками, писатели поддерживали приятельские отношения, хоть и не всегда сходились во взглядах. Главный герой Хорнунга, «благородный взломщик» Раффлз очень напоминал пародию на «благородного сыщика» Холмса.

А. Конан Дойл высоко оценивал и произведения Киплинга, в котором, кроме того, видел политического союзника (оба были яростными патриотами). В 1895 году он поддержал Киплинга в спорах с американскими оппонентами и был приглашён в Вермонт, где тот жил с женой-американкой. Позже, после критических публикаций Дойла о политике Англии в Африке, отношения между двумя писателями стали прохладнее.

Натянутыми были отношения Дойла с Бернардом Шоу, который однажды отозвался о Шерлоке Холмсе как о «наркомане, не имеющем ни единого приятного качества». Есть основания считать, что выпады первого в адрес малоизвестного сейчас автора Холла Кейна, злоупотреблявшего саморекламой, ирландский драматург принял на свой счёт. В 1912 году Конан Дойл и Шоу вступили в публичную перебранку на страницах газет: первый защищал команду «Титаника», второй порицал поведение офицеров затонувшего лайнера.

Конан Дойл был знаком с Гербертом Уэллсом и внешне поддерживал с ним хорошие отношения, однако внутренне считал его антиподом. Обострялся конфликт тем фактом, что если Уэллс входил в элиту «серьёзной» британской литературы, то Конан Дойла считали пусть и талантливым, но — производителем развлекательного чтения для подростков, с чем сам он был категорически не согласен. Конфронтация приобрела открытые формы в публичной дискуссии на страницах Daily Mail. В ответ на большую статью Уэллса по поводу рабочих волнений 20 июня 1912 года Конан Дойл выступил с аргументированным выпадом («Волнения рабочих. Ответ мистеру Уэллсу»), показав губительность любой революционной деятельности для Британии:

    Господин Уэллс производит впечатление человека, который во время прогулки по саду может заявить: «Мне не нравится это фруктовое дерево. Плодоносит не лучшим образом, не блещет совершенством форм. Давайте-ка его срубим и попробуем вырастить на этом месте другое дерево, получше». Того ли ждёт британский народ от своего гения? Куда естественнее было бы услышать от него: «Мне не нравится это дерево. Давайте попробуем улучшить его жизнеспособность, не нанеся повреждений стволу. Может быть, удастся заставить его расти и плодоносить так, как нам того бы хотелось. Но не будем уничтожать его, ведь тогда все прошлые труды пропадут даром, и неизвестно ещё, что мы получим в будущем».

    — Артур Конан Дойл, 1912

Конан Дойл в своей статье призвал народ выразить свой протест демократическим путем, в ходе выборов, замечая, что трудности испытывает не только пролетариат, но и интеллигенция со средним классом, к которым Уэллс не испытывает симпатии. Соглашаясь с Уэллсом в вопросах необходимости земельной реформы (и поддерживая даже создание ферм на местах заброшенных парков), Дойл отвергает его ненависть к правящему классу и заключает: «Наш рабочий знает: он, как и любой другой гражданин, живёт в соответствии с определёнными общественными законами, и не в его интересах подрывать благосостояние своего государства, подпиливая ветвь, на которой он сам сидит».

0

9

1910—1913

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/3/32/Conan_Doyle.jpg/300px-Conan_Doyle.jpg
Артур Конан Дойл. 1913

В 1912 году Конан Дойл опубликовал научно-фантастическую повесть «Затерянный мир» (впоследствии не раз экранизировавшуюся), за которой последовал «Отравленный пояс» (1913). Главным героем обоих произведений стал профессор Челленджер, учёный-фанатик, наделённый гротескными качествами, но при этом по-своему человечный и обаятельный. Тогда же появилась и последняя детективная повесть «Долина ужаса». Это произведение, которое многие критики склонны недооценивать, биограф Дойла Дж. Д. Карр считает одним из его сильнейших.

«Затерянный мир», хоть и имел шумный успех, не был воспринят современниками как серьёзное научно-фантастическое произведение, несмотря на то, что автор описал реальное место: горы Рикардо Франко-Хиллс, расположенные на границе Боливии и Бразилии. Визит сюда совершила экспедиция полковника Фоссетта: после встречи с ним у Конан Дойла и родился замысел повести. История, рассказанная в повести «Отравленный пояс», показалась всем ещё менее «научной». В основе её — известная гипотеза о том, что универсальной космической средой является эфир, пронизывающий пространство. Причём эта гипотеза уже была развенчана Эйнштейном в рамках общей теории относительности, однако впоследствии претерпела второе рождение в научной фантастике (например, А. Азимов, «Космические течения») и частично в науке — так, некоторые свойства многих объектов современных физических теорий (например, нейтрино, реликтового излучения как «эха Большого взрыва», теории струн и суперструн) чисто умозрительно описывались в гипотезах эфира конца XIX века.

Основными темами публицистики Конан Дойла в 1911—1913 годы были неудача Британии на Олимпийских играх 1912 года, автопробег принца Генри в Германии, строительство спортивных сооружений и подготовка к Олимпийским играм 1916 года в Берлине (так и не состоявшимся). Кроме того, чувствуя приближение войны, Конан Дойл в своих газетных выступлениях призывал возродить поселения йоменов, которые могли бы стать основной силой новых мотоциклетных войск (Daily Express, 1910: «Йомены будущего»). Занимала его также проблема срочной переподготовки британской кавалерии. В 1911—1913 годах писатель активно высказывался в пользу введения гомруля в Ирландии, в ходе дискуссии не раз формулируя своё «империалистическое» кредо

0

10

1914—1918

Начало Первой мировой войны полностью перевернуло жизнь Конан Дойла. Сначала он записался добровольцем на фронт, будучи уверенным, что его миссия состоит в том, чтобы подавать личный пример героизма и служения родине. После того как это предложение было отклонено, он посвятил себя публицистической деятельности.

Начиная с 8 августа 1914 года в лондонской The Times появляются письма Дойла на военную тему. Первым делом он предложил создать массовый боевой резерв и создание отрядов гражданского населения для несения «службы по охране железнодорожных станций и жизненно важных объектов, помогать в возведении фортификаций и выполнять многие другие боевые задачи». У себя в Кроуборо (графство Сассекс) Дойл собственноручно занялся организацией подобных отрядов и в первый же день поставил под ружьё 200 человек. Затем он расширил сферу своей практической деятельности до Истборна, Ротерфорда, Бакстеда. Писатель вошел в контакт с Ассоциацией по подготовке добровольческих подразделений (председатель — лорд Денсборо), пообещав создать гигантскую объединённую армию численностью в полмиллиона волонтёров. В числе предложенных им новшеств были установление на борту кораблей противоминных трезубцев (The Times, 8 сентября 1914), создание индивидуальных спасательных поясов для матросов (Daily Mail, 29 сентября 1914), использование индивидуальных бронированных защитных средств (The Times, 27 июля 1915). В серии статей «Германская политика: ставка на убийство», помещённых в Daily Chronicle), Дойл с присущей ему страстностью и силой убеждения обрисовал злодеяния германской армии в воздухе, на море и на оккупированных территориях Франции и Бельгии. Отвечая американскому оппоненту (некоему м-ру Беннету), Дойл писал в The New York Times от 6 февраля 1915 года: «Да, наши летчики бомбили Дюссельдорф (равно как и Фридрихсхафен), но каждый раз атаковали заранее намеченные стратегические цели (авиационные ангары), коим нанесли, как было признано, весомый урон. Даже враг в своих сводках не попытался обвинить нас в неразборчивом бомбометании. Между тем, приняв на вооружение германскую тактику, мы бы легко забросали бомбами многолюдные улицы Кёльна и Франкфурта, также открытые для ударов с воздуха».

Ещё более ожесточается Дойл, когда ему становится известно о пытках, которым английские военнопленные подвергались в Германии.

    …Трудно выработать линию поведения в отношении краснокожих индейцев европейского происхождения, которые подвергают пыткам военнопленных. Ясно, что сами мы не можем подобным же образом истязать немцев, находящихся в нашем распоряжении. С другой стороны, бессмысленны и призывы к добросердечию, ибо средний немец имеет то же понятие о благородстве, что корова — о математике… Он искренне неспособен понять, например, что заставляет нас с теплотой отзываться о фон Мюллере из Веддингена и других наших врагах, пытающихся хотя бы в какой-то мере сохранить человеческое лицо…

    — Артур Конан Дойл, The Times, 13 апреля 1915

Вскоре Дойл призывает к организации с территории восточной Франции «рейдов возмездия» и вступает в дискуссию с епископом Винчестерским (суть позиции которого состоит в том, что «осуждению подлежит не грешник, но грех его»): «Пусть грех ляжет на тех, кто вынуждает нас согрешить. Если мы будем вести эту войну, руководствуясь Христовыми заповедями, толку не будет. Подставь мы, следуя известной рекомендации, вырванной из контекста, „вторую щёку“, империя Гогенцоллернов уже распростёрлась бы по Европе, и вместо Христова учения здесь проповедовали бы ницшеанство», — писал он в The Times 31 декабря 1917 года.

В 1916 году Конан Дойл проехал по боевым позициям британских войск и посетил армии союзников. Результатом поездки явилась книга «На трёх фронтах» (1916). Понимая, что официальные сводки значительно приукрашивают реальное положение дел, он, тем не менее, воздерживался от всякой критики, считая своим долгом поддерживать боевой дух солдат. В 1916 году начала выходить его работа «История действий английских войск во Франции и Фландрии». К 1920 году были изданы все 6 её томов.

Брат, сын и два племянника Дойла ушли на фронт и там погибли. Это явилось сильнейшим потрясением для писателя и наложило тяжелую печать на всю его дальнейшую литературную, публицистическую и общественную деятельность.

0

11

1918—1930

На исходе войны, как принято считать, под воздействием потрясений, связанных с гибелью близких людей, Конан Дойл стал активным проповедником спиритуализма, которым интересовался ещё с 1880-х годов. В числе книг, сформировавших его новое мировоззрение, была «Человеческая личность и её дальнейшая жизнь после телесной смерти» Ф. У. Г. Майерса. Основными работами Конан Дойла на эту тему считаются «Новое Откровение» (1918), где он рассказал об истории эволюции своих взглядов на вопрос о посмертном существовании личности, и роман «Страна туманов» (англ. The Land of Mist, 1926). Итогом его многолетних исследований «психического» феномена явился фундаментальный труд «История спиритуализма» (англ. The History of Spiritualism, 1926).

Конан Дойл опровергал утверждения о том, что интерес к спиритуализму у него возник лишь на исходе войны:

    Многие люди не сталкивались со Спиритизмом и даже ничего не слышали о нём до 1914 года, когда во многие дома постучался ангел смерти. Противники Спиритизма полагают, что именно потрясшие наш мир социальные катаклизмы вызвали такой повышенный интерес к психическим исследованиям. Эти беспринципные оппоненты заявили, что отстаивание автором позиций Спиритизма и защита Учения его другом сэром Оливером Лоджем объясняются тем, что оба они потеряли сыновей, погибших на войне 1914 года. Из этого следовал вывод: горе помрачило их рассудок, и они поверили в то, во что никогда бы не поверили в мирное время. Автор много раз опровергал эту беспардонную ложь и подчёркивал тот факт, что его исследования начались в 1886 году, задолго до начала войны.

    — Артур Конан-Дойль. История спиритизма. Глава 23. Спиритизм и война

К числу наиболее спорных работ Конан Дойла начала 1920-х годов относится книга «Явление фей» (англ. The Coming of the Fairies, 1921), в которой он попытался доказать подлинность фотографий «фей из Коттингли» и выдвинул собственные теории относительно природы этого феномена.

В 1924 году вышла автобиографическая книга Конан Дойла «Воспоминания и приключения». Последним крупным произведением писателя стал научно-фантастический роман «Маракотова бездна» (1929).
Последние годы

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/5/5d/Doyle_Arthur_Conan_grave.jpg/225px-Doyle_Arthur_Conan_grave.jpg
Могила Артура Конан Дойла в Минстеде

Всю вторую половину 1920-х годов писатель провёл в путешествиях, побывав на всех континентах, не прекращая активной публицистической деятельности. Заехав в Англию лишь ненадолго в 1929 году, чтобы отпраздновать 70-летний юбилей, Дойл отправился в Скандинавию всё с той же целью — проповедовать «…возрождение религии и того непосредственного, практического спиритизма, который есть единственное противоядие от научного материализма". Эта последняя поездка подорвала его здоровье: весну следующего года он провёл в постели в окружении близких.

В какой-то момент наступило улучшение: писатель немедленно отправился в Лондон, чтобы в беседе с министром внутренних дел потребовать отмены законов, преследовавших медиумов. Это усилие оказалось последним: ранним утром 7 июля 1930 года в своём доме в Кроуборо[en] (Суссекс) Конан Дойл умер от сердечного приступа. Он был похоронен неподалеку от своего садового домика. На надгробной плите по просьбе вдовы выгравирован рыцарский девиз: Steel True, Blade Straight («Верен как сталь, прям как клинок»)

0

12

Семья

В 1885 году Конан Дойл женился на Луизе «Туе» Хокинс; она долгие годы страдала туберкулёзом и скончалась в 1906 году.

В 1907 году Дойл женился на Джин Лекки, в которую был тайно влюблён с момента знакомства в 1897 году. Жена разделяла его увлечение спиритизмом и даже считалась довольно сильным медиумом.

У Дойла было пятеро детей: двое от первой жены — Мэри и Кингсли, и трое от второй — Джин Лена Анетт, Денис Перси Стюарт (17 марта 1909 — 9 марта 1955; в 1936 году он стал мужем грузинской княгини Нины Мдивани) и Адриан (впоследствии также писатель, автор биографии отца и ряда произведений, дополняющих канонический цикл рассказов и повестей о Шерлоке Холмсе).

Родственником Конан Дойла в 1893 году стал известный писатель начала XX века Вилли Хорнунг: он женился на его сестре, Конни (Констанции) Дойл.

Адриан Конан Дойл — автор биографии своего отца «Истинный Конан Дойл» — писал: «Уже сама атмосфера дома дышала рыцарским духом. Конан Дойл научился разбираться в гербах много раньше, чем познакомился с латинским спряжением».

0

13

Гении и злодеи: Артур Конан Дойл

=Spoiler написал(а):

0

14

0

15

http://sa.uploads.ru/t/Q8nZw.jpg

Шерлок Холмс
(Сидни Пэджет, 1904)
Создатель: Артур Конан Дойль
Произведения: библиография Шерлока Холмса, шерлокиана
Первое упоминание: повесть «Этюд в багровых тонах» (1887)
Пол: мужской
Национальность: англичанин
Раса: европеоидная
Место жительства: Лондон, Бейкер-стрит, дом 221-б → Суссекс
Дата рождения: приблизительно 1855 год
Дата смерти: после 1923 года
Семья: Майкрофт Холмс (брат)
Род занятий: частный сыщик
Прототип: Джозеф Белл

Роль исполняет:
Василий Ливанов
Николай Волков
Альгимантас Масюлис
Бэйзил Рэтбоун
Джонатан Прайс
Джереми Бретт
Роберт Дауни (младший)
Бенедикт Камбербэтч
Мэтт Фрюэр
Руперт Эверетт
Кристофер Ли
Питер Кашинг
Майкл Кейн
Роджер Мур
Кристофер Пламмер
Джонни Ли Миллер
Ричард Роксбург
Игорь Петренко
Иэн Маккеллен


Ше́рлок Холмс (англ. Sherlock Holmes)

— литературный персонаж, созданный Артуром Конан Дойлем. Его произведения, посвящённые приключениям Шерлока Холмса, знаменитого лондонского частного сыщика, считаются классикой детективного жанра. Прототипом Холмса считается доктор Джозеф Белл (Dr. Joseph Bell), сослуживец Конан Дойла, работавший в Эдинбургском королевском госпитале и славившийся способностью по мельчайшим деталям угадывать характер и прошлое человека.

http://sb.uploads.ru/t/5YTud.png
Шерлок Холмс (справа) и доктор Ватсон

Серия рассказов и повестей Конан Дойла

В общей сложности Шерлок Холмс появляется в 56 рассказах и 4 повестях Артура Конан Дойля. В большинстве случаев повествование ведётся от имени лучшего друга и спутника Холмса — доктора Ватсона.

Первое произведение о знаменитом детективе, повесть «Этюд в багровых тонах», написано Артуром Конан Дойлем в 1887 году. Последний сборник, «Архив Шерлока Холмса», опубликован в 1927 году.

Сам Конан Дойль считал рассказы о Холмсе «лёгким чтивом» и не разделял восторга читателей. Более того, его раздражало то, что читатели предпочитают произведения о Холмсе всем остальным творениям писателя, тогда, как Конан Дойль считал себя, прежде всего, автором исторического романа. В конце концов, сэр Артур решил прекратить историю сыщика, устранив популярнейшего литературного персонажа в схватке с профессором Мориарти («крёстным отцом» английской мафии, как сказали бы сейчас) у Рейхенбахского водопада.

Однако поток писем возмущённых читателей, среди которых были члены королевской семьи (по легенде, сама королева Виктория), заставили писателя «оживить» знаменитого сыщика и продолжить описание его приключений.

0

16

ШЕРЛОК ХОЛМС. Биография

Сам Артур Конан Дойль в своих произведениях никогда не сообщал о дате рождения Шерлока Холмса. Предположительно год его рождения — 1854-й (по рассказу «Его прощальный поклон»). В печати также появлялась версия, что Холмс родился в 1850 году. Версия якобы базировалась на биографии врача Джозефа Белла, о котором сам Артур Конан Дойль не раз упоминал как о прототипе Шерлока Холмса, а, по рассказам писателя, Джозеф Белл был старше его на девять лет, то есть год его рождения — 1850-й (сам Артур Конан Дойль родился в 1859 году). Однако в реальности Джозеф Белл родился в 1837 году, что лишает эту версию оснований.

Тем не менее, при первой встрече Ватсона с Холмсом, описанной в повести «Этюд в багровых тонах», мы встречаемся с поверхностным описанием возраста Холмса со слов Ватсона.

    В этой высокой комнате на полках и где попало поблескивали бесчисленные бутыли и пузырьки. Всюду стояли низкие широкие столы, густо уставленные ретортами, пробирками и бунзеновскими горелками с трепещущими язычками синего пламени. Лаборатория пустовала, и лишь в дальнем углу, пригнувшись к столу, с чем-то сосредоточенно возился какой-то молодой человек. Услышав наши шаги, он оглянулся и вскочил с места.

    — «Этюд в багровых тонах»

Поклонниками творчества Конан Дойля предпринимались попытки установления более точной даты рождения Шерлока Холмса. В частности, высказывалось предположение о дате 6 января. Дата была рассчитана неким Натаном Л. Бенгисом на основании сопоставления отрывочной информации из произведений Конан Дойля и астрологических изысканий (!). Частично гипотеза основана на том, что в повести «Долина Ужаса» имеется косвенное указание на пьесу Шекспира «Двенадцатая ночь» с относительной временной привязкой ко дню рождения Холмса. Дата достаточно распространена среди поклонников великого детектива, хотя в целом объективно не подтверждается.

О семье и предках Шерлока Холмса мало что известно. В рассказе «Случай с переводчиком» Холмс рассказывает:
« Предки мои были захолустными помещиками и жили, наверное, точно такою жизнью, какая естественна для их сословия. »

Там же Холмс упоминает, что его бабушка была сестрой французского художника-баталиста Ораса Верне (1789—1863). В ряде произведений действует брат Шерлока Холмса, Майкрофт Холмс, который старше его на семь лет и работает в Министерстве иностранных дел. Также в «Подрядчике из Норвуда» упоминается молодой врач Вернер, дальний родственник Холмса, который купил докторскую практику Ватсона в Кенсингтоне. О других родственниках Холмса упоминаний нет. Бабушка — француженка, что говорит о частичном французском происхождении Холмса, хотя судить сложно, насколько оно преобладает.

Ключевые даты жизни Шерлока Холмса следующие:

Первое дело (рассказ о нем называется «Глория Скотт») Шерлок Холмс раскрыл примерно в 23 года — в рассказе говорится, что к этому времени он закончил колледж.
    В 1881 году Холмс знакомится с доктором Джоном Ватсоном (если принять датой рождения Холмса 1854 год, то на этот момент ему около 27 лет). Он, по всей видимости, не богат, так как ищет компаньона для совместного съема квартиры. Тогда же они с Ватсоном переезжают на Бейкер-стрит, дом 221-б (221b Baker Street), где совместно снимают квартиру у миссис Хадсон. В рассказе «Глория Скотт» мы узнаём кое-что о прошлом Холмса, о том, что сподвигло его стать детективом: отец однокурсника Холмса был восхищён его дедуктивными способностями.
    В 1888 году Ватсон женится и съезжает с квартиры на Бейкер-стрит. Холмс продолжает снимать квартиру у миссис Хадсон уже один.
    В 1891 году разворачивается действие рассказа «Последнее дело Холмса». После схватки с профессором Мориарти Холмс пропадает без вести. Ватсон (и вместе с ним практически вся английская общественность) уверен в гибели Холмса.
    В период с 1891 по 1894 годы Холмс находился в бегах. Выжив в единоборстве на краю водопада, пешком и без денег он преодолел альпийские горы и добрался до Флоренции, откуда связался со своим братом и получил от него денежные средства. После этого Холмс отправился на Тибет, по которому путешествовал два года, посетил Лхасу и провёл несколько дней у далай-ламы — видимо, Холмс опубликовал свои записки об этом путешествии под именем норвежца Сигерсона. Затем объехал всю Персию, заглянул в Мекку (очевидно, используя актёрские навыки, так как, согласно законам ислама, посещение Мекки и Медины иноверцами исключается) и побывал с визитом у калифа в Хартуме (о чём представил отчёт министру иностранных дел Великобритании). Вернувшись в Европу, Холмс провёл несколько месяцев на юге Франции, в Монпелье, где занимался исследованиями веществ, получаемых из каменноугольной смолы.
    В 1894 году Холмс неожиданно объявляется в Лондоне. После ликвидации остатков преступной группы Мориарти Холмс снова поселяется на Бейкер-стрит. Туда же переезжает овдовевший к тому времени доктор Ватсон.
    В 1904 году Холмс уходит от дел и уезжает из Лондона в Суссекс, где занимается разведением пчёл.
    К 1914 году относится последнее описанное дело Холмса (рассказ «Его прощальный поклон»). Холмсу здесь около 60 лет («Ему можно было дать лет шестьдесят»). О дальнейшей судьбе Шерлока Холмса Артур Конан Дойл упоминает несколько раз. Из рассказа «Дьяволова нога» следует, что доктор Ватсон получил от Холмса телеграмму с предложением написать о «Корнуэлльском ужасе» в 1917 году, следовательно, Первую Мировую оба друга перенесли благополучно, хотя и живут порознь. Далее в рассказе «Человек на четвереньках» Ватсон опять косвенно намекает на дату опубликования этого дела для широкой общественности и о судьбе Холмса:

« Мистер Шерлок Холмс всегда придерживался того мнения, что мне следует опубликовать поразительные факты, связанные с делом профессора Пресбери, для того хотя бы, чтобы раз и навсегда положить конец тёмным слухам, которые лет двадцать назад всколыхнули университет и до сих пор повторялись на все лады в лондонских научных кругах. По тем или иным причинам, однако, я был долго лишен такой возможности, и подлинная история этого любопытного происшествия так и оставалась погребенной на дне сейфа вместе с многими и многими записями о приключениях моего друга. И вот мы, наконец, получили разрешение предать гласности обстоятельства этого дела, одного из самых последних, которые расследовал Холмс перед тем, как оставить практику…. Как-то воскресным вечером, в начале сентября 1903 года… »

Ватсон говорит «мы получили», подразумевая, конечно, себя и Холмса; если действия героя рассказа, профессора Пресбери, волновали научные круги в 1903 году, и это было «лет двадцать назад», то нетрудно сделать вывод, что и Холмс, и Ватсон были живы и здоровы в 1923 году.

0

17

Личность Холмса

При первой встрече с Шерлоком Холмсом («Этюд в багровых тонах») доктор Ватсон описывает великого сыщика как высокого, худого молодого человека:
« Ростом он был больше шести футов,[6] но при своей необычайной худобе казался ещё выше. Взгляд у него был острый, пронизывающий, если не считать тех периодов оцепенения, о которых говорилось выше; тонкий орлиный нос придавал его лицу выражение живой энергии и решимости. Квадратный, чуть выступающий вперед подбородок тоже говорил о решительном характере. »

По образованию Шерлок Холмс, видимо, биохимик. На момент знакомства с Ватсоном работал лаборантом в одной из лондонских больниц — об этом говорится в начале «Этюда в багровых тонах». «Один малый, который работает в химической лаборатории при нашей больнице… По-моему, он отлично знает анатомию, и химик он первоклассный, но, кажется, медицину никогда не изучал систематически». Ни в одном из последующих произведений о работе Холмса в качестве фельдшера-лаборанта не упоминается. Равно, как и автор больше не говорит о какой бы то ни было иной, помимо частного сыска, работе своего главного героя.

Холмс — многогранная личность. Обладая разносторонними талантами, он посвятил свою жизнь карьере частного детектива. Расследуя дела, которыми снабжают его клиенты, он опирается не столько на букву закона, сколько на свои жизненные принципы, правила чести, которые в ряде случаев заменяют ему параграфы бюрократических норм. Неоднократно Холмс позволял людям, по его мнению, оправданно совершавшим преступление, избежать наказания. Холмс в принципе не меркантилен, его в первую очередь занимает работа. За свой труд по раскрытию преступлений Шерлок Холмс берёт справедливое вознаграждение, но если его очередной клиент беден, может взять плату символически или вообще отказаться от неё. Также, Холмс часто жалуется Ватсону, что преступники перевелись, и настоящих преступлений не осталось, и Холмс должен сидеть без работы.

Холмс — житель викторианской Англии, лондонец, великолепно знающий свой город. Его можно считать домоседом, и он выезжает за пределы города (страны) только в случае крайней необходимости. Многие дела Холмс разгадывает, не выходя из гостиной миссис Хадсон, называя их «делами на одну трубку».

В быту Холмс имеет устойчивые привычки. Он неприхотлив и практически безразличен к удобствам, совершенно равнодушен к роскоши. Его нельзя назвать рассеянным, но он несколько равнодушен к порядку в комнате и аккуратности в обращении с вещами. Например, проводит рискованные химические эксперименты в своей квартире, нередко наполняя её удушливыми или зловонными парами, или тренируется в стрельбе, выбивает выстрелами вензель королевы Виктории на стене комнаты.

Холмс — убеждённый холостяк, ни разу, по его словам, не испытавший ни к кому романтических чувств. Неоднократно заявляет, что вообще не любит женщин, хотя неизменно вежлив с ними и готов помочь. Только один раз в жизни Холмс, можно сказать, не то чтобы был влюблён, но проникся большим уважением к некой Ирэн Адлер, героине рассказа «Скандал в Богемии».

Холмс курит крепкий табак, и в ряде рассказов предстаёт, как одержимый и сильно зависимый от табака курильщик, более озабоченный получением дозы никотина, чем изысками в этой области. Иногда, особенно в случае высоких умственных нагрузок, Холмс курит, практически не останавливаясь:

    …я вошёл в комнату и перепугался: не пожар ли у нас? — из-за того, что через дым едва брезжил свет лампы…

    — «Собака Баскервилей»

Связь образа Шерлока Холмса с трубкой справедлива лишь отчасти. Трубочные табаки он, в первую очередь, ценил за крепость, невзирая на их дешевизну и грубость. То, что он курил сильно изогнутые трубки — позднейший миф, порождённый художниками-иллюстраторами[7]. В ряде произведений (например, «Конец Чарльза Огастеса Милвертона», «Последнее дело Холмса», «Пустой дом», «Пенсне в золотой оправе») Холмс охотно курит сигары и папиросы.

В повести «Этюд в багровых тонах» доктор Ватсон заявляет, что Холмс не употребляет наркотики, но в «Знаке четырёх» мы видим его употребляющим кокаин внутривенно. Шерлок Холмс употреблял наркотики лишь при полном отсутствии интересных преступлений:

    «Мой мозг бунтует против безделья. Дайте мне дело! Дайте мне сложнейшую проблему, неразрешимую задачу, запутаннейший случай — и я забуду про искусственные стимуляторы».

    — «Знак четырёх»

Причем к 1898 году (это как раз предполагаемое время действия «Ужаса над Лондоном» — рукописи из «Завещания Шерлока Холмса») Шерлок уже избавился от этой скверной привычки, о чём нам и поведал неутомимый доктор Ватсон в рассказе «Пропавший регбист».

Об отношениях Холмса с алкоголем сложно сказать что-то определённое, хотя строгим трезвенником он явно не является.

Холмс в принципе не тщеславен, и в большинстве случаев благодарность за раскрытое преступление его мало интересует:

    — Как несправедливо распределился выигрыш! […] Всё в этом деле сделано вами. Но жену получил я. А слава вся достанется Джонсу. Что же остаётся вам?
    — Мне? — сказал Холмс. — А мне — ампула с кокаином.

    — «Знак четырёх»

Хотя в ряде случаев Холмс выражает свою досаду по поводу такого положения вещей:

    — Но ведь, наверное, нельзя терять ни секунды, — встревожился я. — Пойти позвать кэб?
    — А я не уверен, поеду я или нет. Я же лентяй, каких свет не видел, то есть, конечно, когда на меня нападет лень, а вообще-то могу быть и проворным.
    — Вы же мечтали о таком случае!
    — Дорогой мой, да что мне за смысл? Предположим, я распутаю это дело — ведь всё равно Грегсон, Лестрейд и компания прикарманят всю славу. Такова участь лица неофициального.

    — «Этюд в багровых тонах»

Однако он довольно ревностно относится к сравнению своего таланта сыщика с другими европейскими детективами.

    — Считая вас вторым по величине европейским экспертом…
    — Вот как, сэр! Разрешите полюбопытствовать, кто имеет честь быть первым? — довольно резким тоном спросил Холмс.
    — Труды господина Бертильона внушают большое уважение людям с научным складом мышления.

    — «Собака Баскервилей»

Холмс предпочитает принимать клиентов у себя дома. В ряде рассказов можно видеть, что даже очень состоятельные клиенты, особы королевской крови и сам премьер-министр Англии приходят лично к нему на приём. Холмс — театрал, любит обедать в ресторане «Симпсонс» (престижнейшее место Лондона). Отлично разбирается в опере и, видимо, знает итальянский язык:

    — Ваш шифр несложен, сударыня. Вы нужны нам здесь. Я был уверен, что стоит мне подать знак Vieni (ит. «приходи») — и вы обязательно придёте.

    — «Алое кольцо»

Вероятно также, что Холмс на практическом уровне знаком и с другими европейскими языками:

    Большое «G» с маленьким «t»—это сокращение «Gesellschaft», что по-немецки означает «компания». Это обычное сокращение, как наше «К°». «Р», конечно, означает «Papier», бумага. <…> А человек, написавший записку, немец. Вы замечаете странное построение фразы: «Такой отзыв о вас мы со всех сторон получали»? Француз или русский не мог бы так написать. Только немцы так бесцеремонно обращаются со своими глаголами.

    — «Скандал в Богемии»

    Холмс пожал плечами: — Пожалуй, я действительно приношу кое-какую пользу. «L’homme c’est rien — I’oeuvre c’est tout», как выразился Гюстав Флобер в письме к Жорж Санд.

    — «Союз рыжих»

0

18

--

0

19

Холмс. Знания и навыки

Холмс утверждает, что в раскрытии преступлений ему помогает строгое соблюдение научных методов, особое внимание к логике, внимательности и дедукции. Также Холмс использует псевдонаучные методы: в рассказе «Голубой карбункул» он предполагает, что человек, который носит шляпу большого размера, прекрасно интеллектуально подкован.
« Холмс нахлобучил шляпу себе на голову. Шляпа закрыла его лоб и уперлась в переносицу.

— Видите, какой размер! — сказал он. — Не может же быть совершенно пустым такой большой череп.
»

В «Этюде в багровых тонах» он утверждает, что не знает о том, что Земля вращается вокруг Солнца, так как эти сведения не важны в его работе. Услышав этот факт от Ватсона, он старается поскорее его забыть. Холмс говорит, что человеческий мозг имеет ограниченную ёмкость для хранения информации, и обучение бесполезным вещам сократит его способность к изучению полезных. Доктор Ватсон впоследствии оценивает способности Холмса таким образом:

    Знания в области литературы — никаких.
    Философии — никаких.
    Астрономии — никаких.
    Политики — слабые.
    Ботаники — неравномерные. Знает свойства белладонны, опиума и ядов вообще. Не имеет понятия о садоводстве.
    Геологии — практические, но ограниченные. С первого взгляда определяет образцы различных почв. После прогулок показывает брызги грязи на брюках и по их цвету и консистенции определяет, из какой она части Лондона.
    Химии — глубокие.
    Анатомии — точные, но бессистемные.
    Уголовной хроники — огромные, знает, кажется, все подробности каждого преступления, совершенного в девятнадцатом веке.
    Хорошо играет на скрипке.
    Отлично фехтует на шпагах и эспадронах, прекрасный боксёр.
    Основательные практические знания английских законов.

Однако в конце повести «Этюд в багровых тонах» оказывается, что Холмс знает латынь и не нуждается в переводе эпиграммы в оригинале, хотя знание языка имеет сомнительную ценность в детективном деле, разве что традиционно связано с анатомией. Позже в рассказах Холмс полностью противоречит тому, что писал о нём Ватсон. Несмотря на его равнодушие к политике, в рассказе «Скандал в Богемии» он немедленно признает личность предполагаемого графа фон Крамма, а в рассказе «Второе пятно» мгновенно догадывается о том, какой именно монарх Европы написал опрометчивое письмо, исчезновение которого грозит крупными международными осложнениями; что касается несенсационной литературы, его речь изобилует ссылками на Библию, Шекспира, даже Гёте, он упоминает даже Хафиза.

Кроме того, в рассказе «Чертежи Брюса-Партингтона» Ватсон сообщает, что в ноябре 1895 года Холмс увлёкся монографией «Музыка средневековья», — самая эзотерическая область, которая должна была бы забить огромным количеством информации его изощрённый ум и которая не имела абсолютно никакого отношения к борьбе с преступностью, но его знания монографии были настолько велики, что это стало последней каплей при установлении его личности. Чуть позже Холмс заявляет, что не хочет знать ничего, если это не имеет отношения к его профессии, а во второй главе повести «Долина Ужаса» он заявляет, что «любые знания полезны для детектива», и ближе к концу рассказа «Львиная грива» описывает себя как «неразборчивого читателя с невероятно цепкой памятью на мелкие детали». В рассказе «Дьяволова нога» говорится об увлечении Холмса лингвистикой:
« Холмс заинтересовался также древним корнуэльским языком и, если мне не изменяет память, предполагал, что он сродни халдейскому и в значительной мере заимствован у финикийских купцов, приезжавших сюда за оловом. Он выписал кучу книг по филологии и засел было за развитие своей теории, как вдруг, к моему глубокому сожалению и его нескрываемому восторгу, мы оказались втянутыми в тайну... »

Холмс также отличный криптоаналитик. Он говорил Ватсону: «Я отлично знаком со всеми видами шифрования, также я написал статью, в которой проанализировал 160 шифров». Один из шифров он разгадывает с помощью частотного анализа в рассказе «Пляшущие человечки».

Исследует доказательства как с научной точки зрения, так и с предметной. Чтобы определить ход преступления, часто исследует отпечатки, следы, дорожки от шин («Этюд в багровых тонах», «Серебряный», «Случай в интернате», «Собака Баскервилей», «Тайна Боскомской долины»), окурки, остатки пепла («Постоянный пациент», «Собака Баскервилей», «Этюд в багровых тонах»), сравнение писем («Установление личности», «Рейгетские сквайры»), остатки пороха («Рейгетские сквайры»), а также упоминается в рассказе Стюарда Дэвиса <Шерлок Холмс и дело о папирусе>, распознавание пуль («Пустой дом») и даже отпечатки пальцев, оставленные много дней назад («Подрядчик из Норвуда»). Холмс также демонстрирует знание психологии («Скандал в Богемии»), заманивая Ирэн Адлер в ловушку и справедливо предполагая, что в случае пожара незамужняя бездетная женщина бросится спасать самое дорогое (в рассказе — фотографию), а замужняя женщина, мать семейства, бросится спасать прежде всего своего ребёнка.

Из-за передряг в жизни (или стремления оставить всё позади) Холмс удаляется в Суссекс, чтобы заняться пчеловодством («Второе пятно»), там же он пишет книгу «Практическое руководство по разведению пчёл» («Его прощальный поклон»). Как один из способов релаксации может также рассматриваться его любовь к музыке: к примеру, в рассказе «Союз рыжих» он берёт вечер, свободный от участия в деле, чтобы послушать, как Пабло де Сарасате играет на скрипке.

Также он очень любит вокальную музыку («Алое кольцо») и сам очень хорошо играет на скрипке:

    …Я знал, что он может исполнять скрипичные пьесы, и довольно трудные: не раз по моей просьбе он играл «Песни» Мендельсона и другие любимые мною вещи…

    — «Этюд в багровых тонах»

Хотя Холмс и предстает как образец стальной выдержки и ледяного спокойствия, ему отнюдь не чужды эмоции. Трудно складывающееся расследование или откровенная неудача снимают маску безразличия с его лица:

    …Холмс вскочил со стула. — Хватайте его сзади, Уотсон! Не выпускайте из комнаты! Сейчас, сэр, мы посмотрим содержимое вашей записной книжки…

    — «Конец Чарльза Огастеса Милвертона»

    …Вернулся мой друг поздно вечером, и его потемневшее, расстроенное лицо яснее всяких слов сказало мне, что от утренних его надежд не осталось и следа. С час он играл на скрипке, стараясь успокоиться…

    — «Подрядчик из Норвуда»

    …Да, стоило получить рану, и даже не одну, чтобы узнать глубину заботливости и любви, скрывавшейся за холодной маской моего друга. Ясный, жесткий взгляд его на мгновение затуманился, твердые губы задрожали. На один-единственный миг я ощутил, что это не только великий мозг, но и великое сердце…

    — «Три Гарридеба»

0

20

Метод Шерлока Холмса

http://sa.uploads.ru/t/rBDAR.jpg
Шерлок Холмс.
Иллюстрация художника Стила к изданию 1903 года

Дедуктивный метод Шерлока Холмса

    На основе всех фактов и улик строится полная картина преступления.
    Отталкиваясь от полученной картины преступления, разыскивается единственно соответствующий ей обвиняемый.

При составлении представления о картине преступления Холмс использует строгую логику, которая позволяет по разрозненным и мало значащим в отдельности деталям восстановить единую картину так, как если бы он видел происшествие своими глазами.

    По одной капле воды человек, умеющий мыслить логически, может сделать вывод о возможности существования Атлантического океана или Ниагарского водопада, даже если он не видал ни того, ни другого и никогда о них не слыхал. Всякая жизнь — это огромная цепь причин и следствий, и природу её мы можем познать по одному звену.

    — «Этюд в багровых тонах»

    Наблюдатель, основательно изучивший одно звено в серии событий, должен быть в состоянии точно установить все остальные звенья — и предшествующие, и последующие. Но чтобы довести искусство мышления до высшей точки — необходимо, чтобы мыслитель мог использовать все установленные факты, а для этого ему нужны самые обширные познания…

    — «Пять апельсиновых зёрнышек»

Ключевыми моментами метода являются наблюдательность и экспертные знания во многих практических и прикладных областях науки, зачастую относящихся к криминалистике. Здесь проявляется специфический подход Холмса к познанию мира — сугубо профессиональный и прагматичный, кажущийся более чем странным людям, малознакомым с личностью Холмса. Обладая глубочайшими познаниями в таких специфических для криминалистики областях, как почвоведение или типографское дело, Холмс не знает элементарных вещей. К примеру — Холмсу не известен тот факт, что Земля вращается вокруг Солнца, потому что эти сведения совершенно бесполезны в его работе.

    Мне представляется, что человеческий мозг похож на маленький пустой чердак, который вы можете обставить, как хотите. Дурак натащит туда всякой рухляди, какая попадется под руку, и полезные, нужные вещи уже некуда будет всунуть, или в лучшем случае до них среди всей этой завали и не докопаешься. А человек толковый тщательно отбирает то, что он поместит в свой мозговой чердак.

    — «Этюд в багровых тонах»

Далее, используя свой метод, который Холмс называет дедуктивным, он вычисляет преступника. Обычный ход его рассуждений таков:

    «Отбросьте все невозможное; то, что останется — и будет ответом, каким бы невероятным он ни казался.»

    — «Знак четырёх»

Например, при расследовании дела о пропаже сокровищ Агры Холмс сталкивается с ситуацией, когда преступник по приметам и оставленным уликам оказывается человеком невысокого роста с ногой, как у ребёнка. Отбросив все варианты, Холмс останавливается на единственном: это — малорослый дикарь с Андаманских островов, — каким бы парадоксальным ни выглядел этот вариант.

В названии метода термин дедукция использовался Конан Дойлем не строго. Он может пониматься как:

    отрицание или отбрасывание лишнего (англ. deduction — вычитание).[источник не указан 855 дней]
    логический метод, позволяющий от общего приходить к частному. Примеры:

    * На месте преступления обнаружена сигара. Холмс делает вывод, что подозреваемый Моран не мог её выкурить. Из общего правила («человек с пышными усами не может выкурить сигару до конца, не подпалив их») выводится частный случай («Полковник Моран не мог выкурить сигару до конца, потому что носил такие усы»). Гусев Д. А. Логика «Учебный курс»[источник не указан 855 дней]
    * «Рассмотренный способ доказательства <дедуктивный вывод по Modus tollendo ponens>, согласно свидетельству А. Конан-Дойля, служил основным методом Шерлока Холмса. На вопрос, в чём суть его дедуктивного метода, Шерлок Холмс отвечал: „Установите все возможности, относящиеся к исследуемому событию, затем исключите последовательно все их, кроме одной, тогда это последнее и будет служить ответом на интересующий вас вопрос!“

Тем не менее, как минимум часть метода основана на индукции — заключении от частного к общему. Некоторые исследователи видят в качестве основания метода Холмса абдукцию.

Необычная способность Холмса по мельчайшим признакам совершать поразительные догадки вызывает постоянное изумление Ватсона и читателей рассказов. Сыщик использует и тренирует эту способность не только в ходе следствия, но и в быту. Как правило — впоследствии Холмс досконально разъясняет ход своих мыслей, который постфактум кажется очевидным и элементарным.

0